microbik.ru
  1 2 3 4

Таблица 1


Сравнительные данные о численности опрошенных, имевших опыт наркопотребления (по РФ, в т.ч. в Республике Татарстан, Елабужском муниципальном районе, в %)

По всероссийской выборке ИСИ РАН и ЦСП при Министерстве образования и науки



По республиканской выборке (данные мониторингов, проведенных в 2002-2005 гг. под руководством проф. Ю.Ю. Комлева)

По выборке Елабужского исследования, проведенного диссертантом)

апрель 2009 г.

ноябрь 2002

октябрь 2003

декабрь 2004

октябрь 2005

декабрь 2009 г.

27,2

25,4

18,6

19,5

20,6

14,2


Согласно приведенной информации, доля хотя бы один раз попробовавших наркотики по РФ и республике выше, чем по елабужской выборке. Вместе с тем выявленная низкая доля имеющих опыт наркопотребления в Елабужском муниципальном районе в диссертации не оценивается как меньший уровень наркотизации молодежи, что эмпирически подтверждается по другим данным (табл. 2):

Таблица 2

Распределение ответов на вопрос: «Когда вы в последний раз употребляли наркотик?» (Елабужский муниципальный район)




Число опрошенных

В % к числу опрошенных

Год тому назад или более

33

2,2

На протяжении года

15

1,0

В течение месяца

11

0,7

На протяжении недели

7

0,5

Вчера/сегодня

19

1,2

Никогда

1307

85,6

Затрудняюсь ответить

134

8,8

Итого:

1526

100,0



По данным исследования по всероссийской выборке 2009 года 9,2% респондентов употребляли наркотики («редко» - 7,4%, «часто» – 1,8%)31. Согласно вышеприведенным данным: 1) если суммировать варианты ответов «в течение месяца», «на протяжении недели», «вчера/сегодня», то получится, что число активных потребителей наркотиков в Елабужском районе около 2,5 %, а это - выше результатов общероссийского исследования (по ним - 1,8% опрошенных); 2) если же к полученным нами данным присовокупить ответы «затрудняюсь ответить» (8,8%), то результат уже будет совсем иной - 11,3% (такая процедура вполне допустима в социологической практике, так как под «затрудняюсь ответить» психологически часто скрывается уход от прямого ответа и даже нежелание «светиться», что для небольшого города или села вполне вероятно), тогда как по всероссийской выборке - лишь 9,2%; 3) если принять во внимание вариант ответов: «Никогда не потреблял наркотики» (85,6%), то значит, что 14,4% опрошенных в городе Елабуге и Елабужском районе все же хотя бы однажды пробовали наркотики, т.е. вновь данные по Елабужскому исследованию оказываются выше общероссийских.

Результаты Елабужского исследования в целом не расходятся с официальной критической оценкой наркоситуации в городе Елабуга и Елабужском районе, представленной в материалах антинаркотической комиссии Елабужского муниципального образования, что можно интерпретировать как: 1) достаточную достоверность полученных эмпирических данных; 2) информированность и объективность соответствующих структур муниципального образования, аналитический подход к оценке сложившейся наркологической ситуации в городе и районе; 3) готовность администрации муниципального образования к усилению контроля над ситуацией.

При комментировании прямых ответов респондентов о частоте употребления наркотиков (без учета вариантов: «затрудняюсь ответить», «никогда не пробовал наркотики») нельзя не принимать во внимание следующее: 1) в городе и районе слишком тесны социальные сети (фактически большинство опрошенных так или иначе могут быть знакомы друг с другом), 2) понятие «наркотик» по-разному трактуется на обыденном уровне, несет негативную смысловую нагрузку, к наркоманам отношение общественности непримиримо-негативное, и идентифицировать себя даже таким косвенным образом с ними многие респонденты не желают и выбирают либо нейтральную, либо отрицательную позицию, либо «уходят» в вариант «затрудняюсь ответить». Поэтому соискателем выдвигается предположение, что истинные масштабы наркотизации выше.

Приводятся эмпирические данные о структуре потребляемых елабужской молодежью наркотиков (на первом месте - курение «травки», на втором - лекарственные средства, используемые не в медицинских целях, на третьем месте – ингалянты).

При определении мотивации алкоголизации и наркотизации населения соискателем переработана и модернизирована методика проф. В.Ю. Завьялова, выделившего три группы «алкогольных мотивов поведения: социальные (приглашение друзей, обычаи и традиции гостеприимства, поводы для выпивки на работе), психологические (потребность в радости и удовольствии, желание повысить интерес к жизни, желание отвлечься) и патологические (сильная тяга к алкоголю, потребность опохмелиться, желание пить «назло себе и другим»)32. Согласно данным апробации методики в елабужском исследовании 2009 г.:

- у малопьющих, или умеющих пить «в меру» (люди «со здоровой психикой», жизнерадостные, коммуникабельные, явно не испытывающие социальную эксклюзию) сильна социальная мотивация;

- у «средних», достаточно активных потребителей алкоголя (повышенный уровень готовности выпить, используя любую открывшуюся возможность; они испытывают энергичную потребность общения в любой компании) - психологическая мотивация;

- у явно пьющих, уже перешедших из группы с психологической мотивацией (это – алкоголезависимые) - патологическая мотивация.

Таким образом, «нулевой километр» к алкоголезависимости начинается там, где сильны социальные факторы (приглашения друзей, влияние компании, обычаи, традиции). Середина маршрута – та часть пути, когда в попутчики можно брать не обязательно друзей, достаточно и просто знакомых, с которыми можно откровенно (под воздействием выпитого) поделиться своими проблемами и получить столь желаемое «понимание». На финише уже ждут разочарования, депрессия, агрессия.

Мотивация потребления наркотиков/токсических средств в диссертации представлена следующим образом (рис.3):


Рис. 3. Мотивация практик потребления наркотиков или

токсических веществ (в % к числу опрошенных),

Елабужское исследование
При иерархизации мотивов приобщения опрошенных к наркотикам выделены пять наиболее значимых: 1) влияние среды ближайшего окружения, 2) интеллектуальная незаполненность свободного времени, 3) гедонистический мотив, 4) поиск путей ухода от стресса, депрессии, 5) стремление к самоидентификации со средой общения.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются общие выводы. Определены практические меры по профилактике и снижения темпов наркотизации и алкоголизации населения. В их числе:

На уровне федеральной и региональной политики:

1. Обеспечение за счет госбюджетных средств бесплатной наркологической (медицинской, психологической, психотерапевтической) помощи наркоманам и лицам, находящимся в группе риска.

2. Пересмотр региональной политики оборота алкогольной продукции с позиций строго контроля места и времени продаж спиртосодержащих лекарств.

3. Ужесточение в правоохранительной практике наказания за употребление алкогольной продукции (в том числе пива) в общественных местах.

4. Активная антиалкогольная и антинаркотическая пропаганда по каналам печатных СМИ, СМК, в учебных заведениях, трудовых коллективах, популярных среди молодежи местах проведения досуга.

5. Создание условий для рационального использования свободного времени городской и сельской молодежи (обеспечение доступности детских спортивных сооружений, секций, оборудование детских площадок, хоккейных коробок, теннисных кортов и др.).

6. Совершенствование федеральной и региональной социально-экономической стратегии в отношении сельского населения (создание рабочих мест, повышение качества медицинской помощи, государственное субсидирование обучения детей из малообеспеченных сельских семей в педагогическом, медицинском, сельскохозяйственном университетах с последующим их возвращением на работу в село.

На муниципальном уровне:

1. Активизация правоохранительных органов в борьбе с незаконным оборотом наркотиков (проведение рейдов по обнаружению лиц, потребляющих наркотические средства и психотропные вещества в местах отдыха молодежи, по выявлению фактов продажи алкогольной продукции несовершеннолетним в торговых точках).

2. Преобразование деятельности наркологических служб (повышение точности диагностики алкоголизма и наркомании, ориентированность на социальную и медико-психологическую реабилитацию наркопотребителей).

3. Повсеместное развитие сетей медицинской и социально-психологической поддержки лиц, прекративших употребление наркотиков.

4. Целенаправленная работа Центра труда и занятости населения по созданию вакансий для мужчин трудоспособного возраста, активное инвестирование за счет федерального и республиканского бюджетов в занятость сельского населения (поддержка программ создания личных подсобных хозяйств, самозанятости и т.п.).

5. Целесообразно проведение в постоянном режиме антинаркотических кампаний (тематические театрализованные представления, конкурсы, викторины и т.п.) с выездом в сельские муниципальные районы.
Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:

В ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Калашникова Г.В. Алкоголизация и наркомания – новый «старый» феномен /Г.В. Калашникова //Известия высших учебных заведений. Социология. Экономика Политика. - 2010. - № 2. - С. 60 (0,13 п.л.)

В других научных изданиях:

  1. Калашникова Г.В. Проблемы наркотизации молодежи /Г.В. Калашникова //Ученые записки института социальных и гуманитарных знаний /Науч. ред. К.Н. Пономарев. - Казань: Юниверсум, 2009. - С. 50-57 (0,47 п.л.)

  2. Калашникова Г. В. Алкоголизм и наркомания как причины смертности населения /Г.В. Калашникова //Молодой ученый. — 2011. - №10. Т.2. - С. 132-133 (0,09 п.л.)

  3. Калашникова Г.В. / Е.Е. Мерзон, Г.В. Калашникова. Интеграция усилий социальных институтов по работе с детьми «группы риска» – Елабуга: Изд-во ЕГПУ, 2010. – 68 с. (общий объем 3,93 п.л.; автора – 1,63 п.л.).

  4. Калашникова Г. В. Влияние социально-экономической дифференциации на уровень смертности / Г. В. Калашникова // Молодой ученый. - 2011. - №11. Т.2. - С. 74-76 (0,14 п.л.)

  5. Калашникова Г. В. Качественная характеристика количественных показателей смертности населения / Г. В. Калашникова // Молодой ученый. - 2011. - №11. - Т.2. - С. 76-77 (0,14 п.л.)

  6. Калашникова Г. В. Гендерные различия практик употребления наркотических веществ и алкогольных напитков / Г. В. Калашникова // Проблемы современной экономики: Материалы междунар. заоч. науч. конф. (Челябинск, 2011 г.)  - Челябинск: Два комсомольца, 2011 (0,36 п.л.)

  7. Калашникова Г. В. Смертность населения как социальное явление и демографическая категория / Г. В. Калашникова // Актуальные вопросы экономических наук: Материалы междунар. заоч. науч. конф. (Уфа, 2011 г.). - Уфа: Лето, 2011. – С. 118-121 (0,27 п.л.)

  8. Калашникова Г. В. Детерминация причин смертности практиками алкоголизации и наркотизации населения Республики Татарстан /Г. В. Калашникова //Проблемы и перспективы экономики и управления: материалы междунар. заоч. науч. конф. (Санкт-Петербург, апрель 2012 г.).  — СПб.: Реноме, 2012 (0,27 п.л.)

Общий объем публикаций - 3,5 п.л.




<< предыдущая страница   следующая страница >>