microbik.ru
  1 2 3 ... 10 11

Система гласных фонем древнерусского языка (X-XI вв.)

Система гласных фонем древнерусского языка отличалась от системы гласных современного русского языка в количественном и качественном отношении. В развитии русского языка система гласных уменьшилась, а система согласных фонем увеличилась.

Если в современном русском языке насчитывается 6 гласных фонем (по Ленинградской фонологической школе), то в X-XI вв. в древнерусском языке было 10 гласных фонем: 5 переднего и 5 непереднего ряда. Кроме присущих в современном языке гласных звуков переднего ряда [е] и [и], а также непереднего ряда [ы], [у], [о], [а],

существовали гласные переднего ряда [м], [д] и редуцированный переднего ряда [ь], редуцированный непереднего ряда [ъ].

Для древнерусского языка была очень важна такая характеристика гласных, как передний и непередний ряд (по зоне образования), т. к. продолжал действовать закон слогового сингармонизма (в одном слоге могли сочетаться твердый согласный с гласным непереднего ряда, а мягкий согласный с гласным переднего ряда). Также в отличие от современного русского языка система гласных древнерусского языка характеризовалась противопоставленностью гласных полного и неполного образования (редуцированные гласные).

Звук [м] отличался в древнерусском и старославянском языках. Так, у восточных славян это был звук узкий, закрытый, средне-верхнего подъема, а в старославянском – широкий, открытый, средненижнего подъема. О судьбе звука [м], можно узнать 1) по рефлексам этого звука: позднее данный звук совпал в русском языке с [е] (нет

перехода е > ‘о в положении после мягкого согласного перед твердым под ударением в современном русском языке), а в украинском – с [и]; на территории современных болгарского и македонского языков перед твердым согласным на месте данного звука находим [‘a] (ср. русск. хлеб и болг. хляб); 2) по данным памятникам – по ошибкам, которые совершали писцы: в древнерусских письменных памятниках наблюдаем смешение буквы h ( “ять”) с буквой “е” или в более поздний период – с “и”, а в древней глаголической азбуке (старославянский язык) находим смешение с буквой “а ётованное”.

Редуцированные звуки утратились приблизительно во второй половине XII в.

Уже к середине X в. у восточных славян произошла утрата носовых гласных: в позиции перед согласным (*menta > мята, *zvonkъ > звукъ) или в конце слова (*vermen > время) дифтонгические сочетания монофтонгизировались, затем звук [о] совпал по звучанию с [у], т. е. *on > *[o] > [у], а [е] дал [д] (в современном языке [‘a]), т. е. *en > *[к] > [д] > [’а]. Таким образом, носовые звуки образовывались из сочетаний «гласный и носовой согласный» в положении перед согласным и на конце слова, т.е. в положении закрытого слога; в положении же перед гласным эти сочетания сохранялись без изменения, т.к. гласный из этого сочетания отходил к предшествующему, а согласный – к последующему слогу, в результате чего все слоги оставались открытыми (*zvo|nъ|kъ > звонокъ).

Доказательством тому, что носовые звуки были утрачены уже в X в. в восточнославянских языках, служит, например, сочинение византийского императора Константина Багрянородного “О народах”, в котором приведены некоторые восточнославянские названия днепровских порогов, записанные Багрянородным так, как он их слышал. В написании названий порогов Verutzi и Neasit нет передачи носовых звуков (ср. старослав. вьр щи ‘кипящий’ и не сыть ‘пеликан’). Смешение букв “юс большой” и “юс малый” с буквами “ук” и “а ётованное” уже в самых ранних письменных памятниках (ср. Остромирово евангелие) также свидетельствует об утрате носовых звуков в X в.

То, что носовые звуки были известны восточнославянским языкам, доказывается, во-первых, наличием чередований (древнерусск. пожимати – пожьму – пожати (в современном русском языке – пожимать – пожму – пожать); тугыи – тяга (в современном русском языке – тугой- тяга): их объяснение см. с.17-18 ), во-вторых, в очень ранних заимствованиях из древнерусского языка в финский язык, в котором никогда не было носовых, сохранились носовые гласные (в соответствующих словах в русском языке носовых гласных не наблюдаем: ср. финское слово kuontalo ‘пакля’ и русское кудель); в-третьих, с помощью соответствий с другими языками (др-р. роука, лит. ranka). В славянских языках носовые звуки сохранились лишь в польском язы-

ке и некоторых говорах Македонии.

Билет №6

Гласные в начале слова.

Отдельно нужно сказать о явлениях начала слова. Еще в праславянском языке, когда начал действовать закон открытого слога, перед целым рядом начальных гласных возникают протезы. Так, перед звуком [е] возникает [j] (ср. формы настоящего времени глагола быти – есмь, еси, есть, есмъ, есте). Как правило, нет русских по происхождению слов, начинающихся со звука [е]: местоимение это является новообразованием, а что касается междометий типа эх, то нужно помнить, что они могут содержать в своей фонетической оболочке такие звуки, которые отсутствуют в звуковой системе языка (междометия находятся на перефирии языка). Слова не могли начинаться с [ы] или редуцированного звука – уже в праславянском языке в таких случаях всегда возникал протетический согласный: перед редуцированным переднего ряда – [j], а перед редуцированным непереднего ряда и [ы] - [v] (ср. *udra и современное выдра; чередование в словах учить – наука – навык). Перед [а] возникал протетический согласный [j], за исключением тех слов, которые, как правило, употреблялись после паузы – союз а, междометия ах, ай, слово авось (в старославянском языке наблюдаем утрату [j] перед [а], причем утрачивается не только протеза, но и исконный [j]). Перед звуком [к] также развивается протетический звук, причем здесь мог быть и [j], и [v] (ср. этимологически родственные слова узы – вязать). Иногда протетический согласный возникал и перед [о], которое у восточных славян перешло в [у] (ср. ус – гусеница). Перед [i] также имеется протетический согласный [j], но он не обозначается на письме. В основном слова могли начинаться с гласных [о], [у], причем в древнерусском языке увеличилось количество слов с начальным звуком [у]. Нужно отметить, что при начальном звуке [o] при особой интонации тоже появлялся протетический согласный [v] (ср. отец – вотчина, восемь - осьмь). Уже после выделения из праславянского языка в восточнославянских языках происходит своего рода межслоговая диссимиляция: когда в последующем слоге был гласный переднего ряда [e] или [i], то на восточнославянской почве утрачивается начальный [j] , а гласный [e] из переднего ряда передвигается в задний ряд, т. е. [e] >[о] (ср. из общеслав. edin- древнерусск. одинъ). Это касалось и заимствованных имен (Евдокия – Овдотья, Елена – Олёна).

Закон открытого слога сыграл огромную роль в формировании фонетической системы славянских языков.

Закон слогового сингармонизма заключался в том, что в слоге могли сочетаться лишь звуки одной артикуляции: после мягкого согласного мог находиться только гласный переднего ряда, а после твердого согласного – непереднего ряда, и, наоборот, перед гласным переднего ряда должен был стоять мягкий согласный, а перед гласным непереднего ряда – твердый согласный. Так, действием закона слогового сингармонизма вызвано изменение заднеязычных согласных перед гласными переднего ряда в шипящие (по первой палатализации) и свистящие (по второй и третьей палатализациям) согласные.

Билет№7

Носовые гласные # @, их изменения я яз. вост. славян.

Носовые звуки развились в общеслав. языке в период действия ЗОС. Слав. нос.глас. произошли из первонач. сочетаний глас. с нос. со­гл.

Носовой звук Q возник из первонач. общеславянских сочетаний *on, *om, *an, *am, *ъn, *ъm. В кириллице для обо­значения носового Q использовались знаки @ Г@. Нос. звук ę обознач. в кириллице буквами # Г# , развился из общеслав. сочетаний *еn, *em, *ьn, *ьm, *in, *im. Перечисленные сочетания, представляли собой дифтонги, кот. в положении перед согл. или в конце слова образовали закр. слоги. Под воздействием ЗОС гласные о, е в этих условиях стали произноситься с нос. призвуком, и т. о. устранялся закр. слог. Сравните: обще слав. *ron-ka – rQka – Р@КА (произн. РОН-КА.) - рука, общеслав. *dъm-ti - dQ-ti – д@ти (произн. ДОМ-ТИ) - дути, общеслав. *zem-ti - zę-ti – Ж#ГИ (произн. ЖЕмТИ) - жати, жму; лат. semen, ст.ел. сhм#, др.рус. сhмя.

Нос. звуки в ДРЯ к сер. X века изменились в чистые гласные: q (@) носовое перешло в у; а ę (#) носовое - в `a (я) с сохр. мгк предшест­в. согл. (ср. ст.сл. Г@СЪ, ПAМ#ТЬ и др.рус. гоусь, память), хотя буквы @, # сохр. в рус. графике до реформы Петра I, до 1710 г.

Открытие нос. гласных принадлежит рус. ученому А.Х. Востокову. Он также определил произношение нос. зву­ков в СТСЛ яз.

Процесс развития нос. глас. имел место во всех слав. яз. на ранней стадии развития. Но лишь поль­ский яз. сохр. нос. гласные до наст. вр. (golQb - голубь, pamięc - память),

В СРЛЯ сохр. в некот. родственных словах чередования, восх. по происх. к нос. звукам, напр.: звук - звон (где у из @ ); память - помню - вспоминаю (где `а из # ); смятение - смута (древние корни – М#Т -, - М@Т ~).

Билет №8

Развитие I полногласия. Причины развития.

Полногласием называют сочетания оро, оло, ере, еле, нах. м/д согласными в пределах одной морфемы. В СТСЛ и совр. болг. яз. им соответ­ств. неполногласие, т.е. сочетания ра, ла, ре, ле. Напр, русским горохъ, голова, берегъ, шеломъ соотв. в СТСЛ грахъ, глава, брhго, шлhьъ, в совр. болг. яз. грах, бряг (и брег-), глава, мляко (и млеко-), шлем. Полногласие явл. хар-ной особенностью вост.-слав. языков. Развилось оно на основе общеслав. сочетаний r, *ol, *er, *el в усл-ях, когда эти сочетания нах. м/д согл. в слове в пределах одной морфемы. В таких случаях при стечении согласных возникали закр. слоги, например: *gor-dъ, *gol-va, *ber-gъ, *mel-ko. Пути устранения закр. слогов в слав. языках были различ­ными. В яз. вост. славян сочетания r, *ol, *er, *el (усл. их называют tort, tolt, tert, telt, где t любой согл. звук) изменились в оро, оло, ере, ело. По мнению академика А.А. Шахматова, устранение закр. слогов проходило через стадию образования слогообраз. плавных r, l: go-r-dъ, go-l-va, be-r-gъ, me-l-ko. Слогообраз. плавные r, 1 были долгими и полудолгими.

Слогообраз/ плавные в слав. языках постепенно теряли долготу. Потеря долготы восполнялась развитием после р, л кратких глас. ъ, ь – go-rъ-d , go-lъ-va, be- rъ-g , me- lъ-ko, кот. постепенно усилились и стали гласн. полного образования о, е: го-ро-дъ, го-ло-ва, бе-ре-гъ. В сочетании *telt в вост.-слав. яз. согласный l был лабиовелярным звуком, т.е. ТВ. и несколько лабиализо­ванным, Это вызвало лабиализацию глас. звука (е перешло в о) и сочет. *telt приобрело вид *tolt, совпав с- искон­ным *tolt. Поэтому в ДРЯ на основе общесла­в. *melko возникло слово молоко; *meltl - молоти. После исконно мгк шипящих общеслав. сочетание *telt изменилось в telot: *helmъ - др.русск. шеломъ,

Развитие полногласия относится ко времени, предшест­в. появлению письм-ти, примерно к 8-9 вв.

В ДРЯ широко б. представлены не только полногласные формы, но и неполногласные, старосла­в. по происх-ю, что объясняется близостью и вза­имодействием этих яз. в процессе формир-я рус. лит. яз.. В рез-те такого взаимодействия лексика рус. яз. обогатилась. В СРЛЯ много слов ст-слав. или со ст-­слав. корнями, напр., глава, страна, время, хладно­кровный, враг, плен. Многие из них разошлись в своих значе­ниях. Ср.: голова и глава, сторона и страна, горожанин (житель города) и гражданин, волость и власть.
. Изменение сочетаний типа *tъrt, *tъlt, *tьrt, *tьlt. Развитие II полногласия.

Явление II полногласия (2П). 2П – изменение редуц. в сочет. *tъrt, *tъlt, *tьrt, *tьlt. В сочет. редуц. + плавные r, l нах. м/д двумя согл. под действием ЗОС. r, l получают слоговость  тъ-р0-гъ, вь- р0-хъ. Общерус. тенденция – торг, верх. Однако в диалектах здесь могут происходить др. явления. Одна из т. зр. по этому вопросу принадлежит Потебне и Собалевскому, кот. считают, что у вост. славян еще в дописьм. период в этих сочет. развился доп. редуц.: тъ-р-ъ-гъ, вь-р-ь-хъ  отсюда такие формы как торогъ, верехъ, т.к. общерус. тенденция это прояснение редуц. при плавных согл.. Сам термин 2П ввел Потебня. Т.е. эта т. зр. основана на том, что слоговость плавного у вост. славян устранялась за счет развития ь, ъ после слоговых согл. Вторая т. зр. принадлежат Шахматову, кот. обосновывал это влиянием церк-слав. яз. (южн-слав): тръгъ, длъгъ, врьхъ. У вост. славян редуц. предшествовал плавному. А у юж. славян редуц. стоял после плавного. Т.е. Шахматов объясняет влиянием письм-ти:

търъгъ

прояснение редуц.

влияние СТСЛ яз.

Т.е. мы наблюдаем наслаивание двух процессов. Это явление получило широкое распространение. В рус. диалектах до сих пор можно встретить: мълони~ - молонья. Это явление названо 2П, т.к. оно возникло на другой базе и связано с падением редуц. Это явление обнаруживается в сев. диалектах. Как рез-т этого явления в лит. яз. мы имеем сохр. 2П. Вьровъ (община) – верёвка (2-ое полногласие), пълонъ – полон, дълогъ – долог. Это явление частично отражается и в укр. яз.: тьрнъ – т[э]р[э]н. Прояснение редуц. в сочет. с плавными согл. тормозило процесс падения редуц. (11 – сер. 13 вв.). Общерус. тенденция это прояснение редуц. в Е, О  и как следствие развитие 2П. [рус.: верх, долгий, волк – укр.: верх, довгий, вовк – белорус: верх, доуг, воук ]

Но в других слав. языках редуц. могли утратится и сохр. слоговые плавные: чешск. vroh (верх), trog (торг), болг. зърно, сербо-хор. зroно. В сочетании ъ+л у: сербо-хор. вълкъ – вук, желтъ – жут. Т.е. в слав. яз. утрата редуц. приводила к различным изменениям. В группе сочетаний *trъt, *tlъt, *trьt, *tlьt редуц. был слоговой. Поэтому сонорные в этих сочет. не были слоговыми. В этих сочет. происходили след. изменения: редуцированные звуки в сильных позициях проясняются, а в слабых исчезают: глътъка - глотка (в сильной позиции проясняется), но: глътати – глотати (и вот здесь уже Л становился плавным).Крьстъ - крест(ъ), но: крьстити - кростии. После утраты слабых редуц. Р, Л получают слоговость. Т.о. в этой группе в праслав. яз. не было слог. плавных, слог открывал следовавший за ним редуцированный. В слабой позиции после утраты редуц. Р, Л обрели слоговость. В ДРЯ как только появились новые слоговые Р, Л начался процесс утраты слоговости и сразу стремление к восстановлению гласной: трьвога – тревога. А в других слав. яз. вновь появились слоговые плавные: чеш. hlotati, sloza, а в сербском ъ+л  у: [суза]. Появившиеся слоговые плавные (тро(ь)вога, гло(ъ)тати) в зап. и юго-зап. диалектах (Украина, Беларусь) устранили слоговость другим путем, они развили Ы, И: укр. тривога -бел. трывога; укр. глитать – бел. глытац’ь. В рус. яз. «трудное произношение» упрощается: Пло(ь)сковъ – Псков, кро(ь)стити – кстити (Окстись! Перекрестись!)Когда редуц. встречается в начале слова р(ъ)жаный(ой), то с утратой редуц. сразу в диалектах возникает приставной звук: оржаной, аржаной, иржаной. Это диалектное явление живо и сейчас и в сев., и в юж. диалектах. А в лит. яз. это явление закреплено в название города: ръша Орша.
Билет №9


<< предыдущая страница   следующая страница >>