microbik.ru
  1 2 3 ... 9 10



4. ЭСТЕТИЧЕСКАЯ КРИТИКА


В 40-е гг. В.Г.Белинский называл "эстетической критикой суждения о литературе с позиций "вечных" и "неизменных" законов искусства. Такой подход в значительной степени был присущ, например, статьям С.П.Шевырева о Пушкине и Лермонтове, а также отзывам К.С.Аксакова о "Мертвых душах" Гоголя и "Бедных людях" Достоевского. В первую половину 50-х гг. "эстетическая" критика, сформировавшись в целое течение, занимает господствующее положение в русской литературе и журналистике. Ее принципы даровито развивают П.В.Анненков, А.В.Дружинин, В.П.Боткин, а также С.С.Ду­шкин, Н.Д.Ахшарумов. В своих философских взглядах представители этой критики остаются объективными идеалистами. По политическим убеждениям они противники крепостнической системы, экономического и государственного (сословного) подавления личности, мечтающие о реформировании России по образцу западноевропейских стран, но выступающие против революционно-насильственных способов общественного прогресса. В русской литературе они опираются на наследие Пушкина, творчество Тургенева, Гончарова, Л.Толстого, поэзию Фета, Тютчева, Полонского, А.Майкова. Общественное значение " эстетической" критики в России 5060-х гг. можно правильно оценить лишь с конкретно-исторических позиций. В пору "мрачного семилетия" (18481855) она играла несомненно прогрессивную роль, отстаивая самоценность искусства и его нравственно совершенствующую человека и общество миссию, высокое призвание художника. Оставаясь вплоть до конца 60-х гг. пропагандистом и защитником литературы как искусства, "эстетическая" критика ограничивала рамки этой литературы произведениями близких ей по социально-эстетическим позициям писателей. В этом она объективно уступала "реальной" критике Чернышевского, Добролюбова, Салтыкова Щедрина, Некрасова. В то же время при анализе творчества Тургенева, Гончарова, Л.Толстого, Островского, Фета она не только уделяй больше внимания "сокровенному духу" (Белинский) этих художников, но нередко и глубже, чем "реальная" критика, проникала в нее. Пафос "эстетической" критики можно выразить положением: нет ничего дороже гармонии, и искусство  единствен­ный орган ее. Именно поэтому оно должно остаться "чистым" от те­кущих социально-политических страстей, забот, коллизий, наруша­ющих гармонический смысл искусства. Однако гармонию (в виде и художественности, и нравственности, и духовности) представители "эстетической" критики понимали весьма отвлеченно и асоциально, что, разумеется, было отражением вполне определенной социальной позиции  позиции реформаторов, противников революционных по­трясений. "Эстетическая" критика весьма односторонне восприняла на­следие Белинского. Из него была взята ею наиболее догматическая, недиалектическая часть. Напротив, учение о пафосе, в котором диа­лектически сливались непреходящая (эстетическая) и конкретно-ис­торическая (социальная) грани произведения искусства, "эстетиче­ской" критикой не было ни понято, ни продолжено.В конце 50-х гг.  перед лицом нового течения в литерату­ре, отмеченного всевозрастающей социализацией (социологизацией) и новыми формами художественности, "эстетическая" крити­ка становится объективно все более архаичной.
14. Анализ статьи Д.И. Писарева («Мотивы русской драмы”)

В ст. :«Мотивы русской драмы”, опубл. в номере “Русского слова” за 1864 год Д.И. П. анализирует произведение Островского «Гроза». Он оценивал “Грозу” с иных позиций. В отличие от Добролюбова(Д), П. называет Катерину “полоумной мечтательницей” и “визионеркой”: “Вся жизнь Катерины состоит из постоянных внутренних противоречий; она ежеминутно кидается из одной крайности в другую; она сегодня раскаивается в том, что делала вчера, и между тем сама не знает, что будет делать завтра; она на каждом шагу путает и свою собственную жизнь и жизнь других людей; наконец, перепутавши все, что было у нее под руками, она разрубает затянувшиеся узлы самым глупым средством, самоубийством”. В своей статье «Мотивы рус драмы» П. решительно отверг вывод Д. о том, что Катерина – подлинная героиня нового исторического периода. Его анализ окарикатурил и «Грозу», и Д. По мнению П., Д. увлёкся симпатией к характеру К-ны и принял её за личность, за светлое явление. Ни одно светлое явление не может нивозникнуть, ни сформироваться в условиях «тёмного царства» патриархальной рус семьи, выведенной на сцену в драме Остр-го. Во всех поступках К-ны заметна, прежде всего, несоразмерность между причинами иследствиями. Каждое внешнее впечатление потрясает весь её организм. Самое ничтожное события, самый пустой разговор производят в её чувствах, мыслях и поступках целые перевороты. Кабаниха ворчит, Ка-на от этого изнывает, бледнеет, худеет и т. д. Борис Григорьевич бросает нежные взгляды, Кат. влюбляется. Варвара говорит несколько слов о Борисе, К-на заранее считает себя пропащей женщиной, хотя она до тех пор даже не разговаривала со своим будущем любовником. Вся жизнь Кат. состоит из внутренних противоречий, она ежеминутно кидается из одной крайности в другую. Например, в случае с Борисом. Сначала «поди прочь, окаянный человек», потом «погуляем…» Сегодня Кат. раскаивается в том, что делала вчера, и между тем сама не знает, что будет делать завтра. На каждом шагу она путается в своей жизни и путает других. Наконец, перепутавши всё, что было у неё под руками, она разрубает затянувшиеся узлы своим самоубийством. Такова Кат. с точки зрения П.П. совершенно глух к нравственным переживаниям героини, он считает их следствием неразумности К-ны: “Ка-на начинает терзаться угрызениями совести и доходит в этом направлении до сумасшествия”. Трудно согласиться с такими категоричными заявлениями, с высоты которых судит “мыслящий реалист” П. Однако статья воспринимается скорее как вызов добролюб-му пониманию пьесы, особенно в той ее части, где речь идет о револ-х возможностях народа, нежели как литературовед. анализ пьесы. Ведь П. писал свою статью в эпоху спада общ. движения и разочарования револ. демократии в возможностях народа. Поскольку стихийные крестьянские бунты не привели к революции, П. оценивает “стихийный” протест Катерины как глубокую “бессмыслицу”. Своеобразным “лучом света” он провозглашает другого лит. персонажа - Евгения Базарова. Разочаровавшись в револ. возможностях крестьянства, П. верит в естественные науки как револ. силу, способную просветить народ и привести его к мысли о преобразовании жизни на разумных началах.

П. излагает свои мысли ясно, просто, подкрепляя их разумными и понятными доводами. Он уважительно относится к оппоненту Добр-ву. Хотя он явно с ним не согласен, он не называет критика пустозвоном, а пишет, что Добб. ошибся. «М.р.д » написаны от первого лица. П. приступает к фактам, не ведя словесной перепалки с критиками.


39. Эстетич.взгляды и критич.статьи Н.И.Надеждина

Стремление построить все здание литературной науки и крити­ки на прочном фундаменте исторических законов, открытых совре­менной философией, нашло выразителя в Николае Ивановиче Надеждине (1804  1856). Дебют Надеждина-критика: первая его критиче­ская статья "Литературные опасения за будущий год" удивление вызвала, однако, не только необычной формой кри­тического дебюта, Надеждин был глубоко неудовлетворен состоянием современной ему русской литературы, основную причину ее бедственного, по его мне­нию, положения критик связывал с господством в ней романтизма. Логика Надеждина становится понятной по ознакомлении с его философско-эстетической системой, сильные и слабые стороны которой имеют прямое отношение к конкрет­ным оценкам и суждениям Надеждина-критика. Она развита в знаменитой магистерской диссертации Надежди­на "О происхождении, природе и судьбах поэзии, называемой романтической". Написанная на латыни, она была защищена и издана в 1830 г. Почти одновременно автор опубликовал на русском языке два отрывка из нее: "О настоящем злоупотреблении и искажении ро­мантической поэзии" и "Различие между классическою и романтическою поэзиею, объясняемое из их происхождения". Именно здесь Надеждин поставил задачу подвести все многооб­разие явлений истории и искусства "под один всеобъемлющий пункт зрения". Таким началом критик, согласно философии объективного идеализма, считает Дух или Идею. Под коренными законами челове­ческого бытия Надеждин разумеет саморазвитие Идеи как диалекти­ческую смену ее основных фаз. В 1836 г. за публикацию "философического письма" П.Я.Чаадаева "Телескоп" был закрыт, и его издатель отошел от ли­тературно-критической деятельности. Понятие Надеждина о новом времени отразило в себе и обще­ственно-политическую позицию критика  убежденного сторонника монархии и противника революции. В рево­люционной деятельности человека Надеждин видит не что иное, как помеху самодвижению мира к гармоническому обществу, акт произвола, насилия личности по отношению к историческим законам. Итак, в основе нового времени и его искусства заложено, по Надеждину, стремление к гармонической целостности человека и об­щества. Из этого следует, что художник окажется в согласии с духом времени в том случае, если любые частные, в том числе и дисгармо­ничные, горькие, явления действительности будет воспроизводить в свете целого, которое всегда гармонично и прекрасно. Надеждин обогатил русскую критику идеей самодвижения искусства, естественной сменой его форм. Тем самым он объективно предугадал закономерность смены романтизма реализмом. И своей борьбой с ро­мантизмом способствовал становлению русской "поэзии действитель­ности".
12. Эстетические взгляды Н.Г. Чернышевского.

Н. Г. Чернышевский сыграл выдающуюся роль в истории русской общественной мысли и литературы. С его именем связан революционно-демократический этап в освободительном движении. Вся его многогранная деятельность была подчинена задаче революционного переустройства жизни во имя счастья трудового народа.

Эстетические взгляды Чернышевского были органической частью его идеологической деятельности как революционера-демократа. Вклад его в мировую эстетическую мысль определялся тем, что он подходил к решению многих актуальных проблем искусства с позиций материалистической философии. Основные положения эстетики Чернышевского наиболее полно отражены в его диссертации «Эстетические отношения искусства к действительности» (1855). Само название очень точно передает замысел автора и суть его работы. Как соотносятся искусство и действительность? Это важнейший вопрос эстетики, который решается по-разному в зависимости от того, кто на , него дает ответ: материалисты или идеалисты. Во времена Чернышевского в области эстетики господствовала идеалистическая теория, опирающаяся на учение философа-идеалиста Гегеля. Борьба, которую вел Чернышевский, была трудной, он сражался с сильным противником. Свое понимание прекрасного Чернышевский основывает на убеждении о первичности материи, реального мира. Эта действительность, этот мир прекрасны сами по себе, а вовсе не как отблеск какой-то идеи. Так возникает основополагающий тезис его диссертации: «Прекрасное есть жизнь». По убеждению Чернышевского-материалиста, действительность всегда выше искусства. В полном соответствии с материалистическим решением вопроса об отношении искусства к действительности Чернышевский четко формулирует цель и задачи искусства. Говорит, что искусство – это воспроизведение всего, что интересно для человека в жизни. Эстетические взгляды Чернышевского не были мертвой схемой, они уточнялись в его дальнейшей деятельности. Но от основных положений своей теории он никогда не отказывался. В современной эстетике творчески развиваются многие положения, впервые выдвинутые Чернышевским. Искусство необходимо как особый метод общественного воспитания человека, его эмоционального и интеллектуального развития. Литературная позиция Чернышевского прямо вытекала из его революционно-демократического мировоззрения. Ведущую закономерность развития русской литературы Чернышевский видел в сближении ее с действительностью, в углублении критического реализма и народности. С этой точки зрения он особенно высоко ценил историческое значение того направления в русской литературе, главою которого был Гоголь, а Белинский — гениальным теоретиком и истолкователем («Очерки гоголевского периода русской литературы»). Для Чернышевского Белинский был идеалом критика и общественного деятеля. Чернышевский был первым, кто не только напомнил о критических статьях Белинского, но указал на их принципиальное значение, сделал их краеугольным камнем своей историко-литературной концепции. Литературно-критические статьи Чернышевского являлись не просто иллюстрациями его эстетической теории. Практическая работа в области литературной критики способствовала в ряде случаев дальнейшему углублению и уточнению эстетических взглядов вождя революционно-демократического движения. У раннего Чернышевского порой проявлялось все же узкое понимание общественного назначения и функций искусства. Так, в начале своей деятельности он полагал, что передовые идеи эпохи могут быть наиболее полно выражены тогда, когда художник является их сознательным провозвестником, обладает теоретически оформленным революционным мировоззрением. Однако служение интересам современности проявляется в художественной литературе не всегда в прямой, непосредственной форме. Даже писатель, по своим субъективным устремлениям далекий от передовых идей своего времени, может объективно стать выразителем реально совершающихся исторических процессов. Такой взгляд на литературу отразился в наиболее глубоких и зрелых статьях Чернышевского.
18. Лит-крит деят-ть Н.К. Михайловского (М).Мих Ник Конст – выд-ся публицист, социолог и критик, идеолог народничества.Уже 18 лет от роду выступил на лит. поприще, в критическом отделе "Рассвета", Кремнина. Лит-ная дея-сть М. выражает собой тот созидающий период новейшей истории рус. передовой мысли, которым сменился боевой период "бури и натиска", ниспровержения старых устоев общественного миросозерцания. В этом смысле М. явился прямой реакцией против крайностей и ошибок Писарева, место которого он занял, как "первый критик" и "властитель дум" младшего поколения 60-х годов. Главная заслуга его в том, что он понял опасность, заключавшуюся в писаревской пропаганде утилитарного эгоизма, индивидуализма и "мыслящего реализма", которые в своем логическом развитии приводили к игнорированию общественных интересов. Как в своих теоретических работах по социологии, так еще больше в лит-кр-х статьях своих М. снова выдвинул на первый план идеал служения обществу и самопожертвования для блага общего, а своим учением о роли личности побуждал начинать это служение немедленно. Поколение 70-х годов, глубоко проникнутое идеями альтруизма, выросло на статьях М.-го и считало его в числе главных умственных вождей своих. - Значение, которое М. приобрел после первых же социолог-х статей в "Отечественных Записках", побудило редакцию передать ему роль "первого критика"; с самого начала 70-х годов он становится по преимуществу лит. обозревателем, лишь изредка давая этюды исключительно научного содержания. Обладая выдающейся эрудицией в науках филос. и общ.-х и вместе с тем большой лит-й проницательностью, хотя и не эстетического свойства, М. создал особый род критики, который трудно подвести под установившиеся ее типы. Это - отклик на все, что волновало рус. общество, как в сфере научной мысли, так и в сфере практической жизни и текущих лит-х явлений. Сам М., с уверенностью человека, к которому никто не приложит такого эпитета, охотнее всего называет себя "профаном"; важнейшая часть его лит-х заметок - "Записки Профана". Этим самоопределением он хотел отделить себя от цеховой учености, которой нет дела до жизни, и которая стремится только к формальной истине.В лит-й критике считается продолжателем Н. Г. Черныш и Н. А. Доброл.. В лит-крит. работах анализировал тв-во Л. Н. Толстого «Десница и шуйца Льва Толстого», Ф. М. Достоевского« Жестокий талант», М. Горького «Еще раз о г-не Максиме Горьком и его героях», Тургенева «О Тургеневе»,

Чехова «Кое-что о Чехове», Г. И. Успенского, В. М. Гаршина и др писат.
2. Эстетические и литературно-критические взгляды Н.М. Карамзина.

Карамзин не ограничивался чисто субъективной и эмоциональной оценкой произведений. Он пытался осознавать свои оценки теоретически, рассматривая критику и эстетику, по возможности, как строгую науку: «эстетика есть наука вкуса». Карамзин дальше Ломоносова и Тредиаковского продвинулся в разработке представлений о принципиальной связи между искусством и жизненным фактом. Искусство должно опираться на реальные впечатления. В то же время Карамзин считал, что изображение в искусстве имеет свои законы и не сводится к рабской верности факту. В статье «Что нужно автору?» Карамзин говорил о том, что позднее получило название пафоса творчества: «Слог, фигуры, метафоры, образы, выражения – все сие трогает и пленяет тогда, когда одушевляется чувством…». Талант сочетается с «тонким вкусом», «знанием света», владением «духом языка своего», терпением, упорством в преодолении трудностей, во многом «работа есть условие искусства». Талант – дар природы, но от обстоятельств зависит, разовьются или погибнут его задатки. Талант – вещь естественная, не нечто божественное, он нуждается в поощрении и выучке. Как бы ни был противоречив Карамзин и как бы ни декларировал он, что художник всегда пишет лишь «портрет души и сердца своего», во всем искал для творчества опору в реальности и требовал подлинной художественности изображений. Так, в романе Ричардсона «Кларисса Гарлоу», разбору которой критик посвятил специальную статью 1791 г., он ценил прежде всего «верность натуре». Эта статья стала зерном целой теории характеров. Термин «характер» обозначает здесь не просто душевный строй человека, а особенность сложной души, сотканной из противоречий. Он чувствовал, что проблема характера – центральная в сентиментализме и логически вытекает из принципов изображения чувствительности, индивидуальности. Он полно исследовал соотношение понятий «темперамент» и «характер». В «Письмах русского путешественника» писатель говорил, что «темперамент» - есть основание нравственного нашего существа, а характер – случайная его форма. Мы рождаемся с темпераментом, но без характера, который образуется мало-помалу от внешних впечатлений. Карамзин стремился постичь характеры в их связи с историческими обстоятельствами. Также его мысль углублялась в двух направлениях: он искал национальную определенность характеров и средства индивидуализации языка. Глубоко подходил он и к проблеме языка, связывая ее с проблемой характеров. Он строил свою стилистику, исходя из совсем других задач, нежели Ломоносов с его теорией «трех штилей». Для его эстетических задач, для языковой характеристики персонажей нужны были все стили русского литературного языка. Главным в их соотношении оказывалась передача полноты и сложности психологических переживаний, исторического и национального колорита. Карамзиным были провозглашены и подтверждены собственной литературной практикой принципы так называемого «нового слога». Суть его сводилась к упрощению письменной речи, освобождению её от «славянщизны», тяжеловесной книжности, схоластической высокопарности, свойственных произведениям классицизма. Карамзин стремился сблизить письменный язык с живой разговорной речью образованного общества. Но требуя «писать как говорят», Карамзин отмечал, что русский разговорный, в том числе «общественно- бытовой», язык еще надлежит создать. Развитие русского литературного языка Карамзин разделял на эпохи:1. Эпоха Кантемира.2. Эпоха Ломоносова.3. Эпоха сумароковско-елагинской школы.4. Карамзинская современность, когда «образуется приятность слога».Так К. положил начало периодизации русской литературы. Значение Карамзина для русской культуры исключительно. В своих произведениях он соединил простоту с лиризмом, создал жанр психологической повести, проложил дорогу Жуковскому, Батюшкову и Пушкину в поэзии. Сентиментальная повесть содействовала гуманизации общества, она вызвала неподдельный интерес к человеку. Любовь, вера в спасительность собственного чувства, холод и враждебность жизни, осуждение общества — со всем этим можно встретиться, если перелистать страницы произведений русской литературы, и не только XIX в., но и века двадцатого. Несмотря на то, что К.-критик был вдохновителем сентименталистского направления, он выдвигал и такие эстетические идеи, которые были шире его писательской практики, опережали свое время и служили будущему развитию русской литературы. Он сам осознавал, что его собственная деятельность является звеном в исторической цепи преемственных явлений.


<< предыдущая страница   следующая страница >>