microbik.ru
  1 2 3 ... 15 16
ГЛАВА 1. ЗНАКОМЬТЕСЬ - ВАШ НОВЫЙ ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАРТНЕР И СОВЕТНИК 21

выполнения программ CFTC и ее работы в целом, и Бюро по международным делам, являющееся центром глобальных усилий CFTC по координации регу­лирующей деятельности.

Аппарат Председателя отвечает также за отношения с общественностью, конгрессом и средствами массовой информации. Бюро по внешним связям (Office of External Affairs — OEA) обеспечивает контакты с национальными и зарубежными агентствами новостей, ассоциациями производителей и участников рынка, образовательными и научными сообществами и органи­зациями, а также широкой публикой. OEA предоставляет своевременную и полную информацию о регулирующих полномочиях комиссии, экономиче­ской роли фьючерсных рынков, новых рыночных инструментах, рыночном регулировании, действиях по исполнению законодательства, а также о про­блемах, инициативах и мерах по защите потребителей. OEA оказывает по­мощь журналистам и широкой публике в доступе к интернет-сайту CFTC (www.cftc.gov).

CFTC ведет тщательный мониторинг рынков и их участников как из своей штаб-квартиры в Вашингтоне, так и из офисов в тех городах, где находятся фьючерсные биржи, — в Нью-Йорке, Чикаго, Канзас-Сити и Миннеаполисе.

По закону трейдеры обязаны зарегистрироваться и отчитываться о сво­ей деятельности, и в соответствии с законом CFTC публикует отчеты, из которых вы научитесь узнавать о том, что ваши — в скором будущем — пар­тнеры делают в роли хеджеров. Далее мы выясним, что это те, кто откры­вает позиции на рынке в коммерческих целях в отличие от тех, кто исполь­зует рынок для спекуляции. Это по-настоящему крупные игроки на рынке. Действительно, если вы, или я, или группа так называемых крупных трей­деров могут обладать лишь определенным количеством биржевого товара, то хеджеры, или операторы (наши партнеры во всех этих делах), не имеют ограничений в количестве биржевого товара, которое они могут купить или продать.

Это означает, что когда операторы видят благоприятную возможность на рынке, они могут броситься в атаку и купить миллионы фунтов, бушелей или контрактов на товар. Это наиболее капитализированные участники игры. У них самые глубокие карманы и одна главная причина присутствия на рын-ках: они фактически используют или производят данный продукт. Их про­фессиональный бизнес — покупать и продавать; они знают рынок лучше, чем аутсайдеры вроде нас с вами. Вот аналогия. Я не очень силен в автомо­билях и так и не научился разбираться в технике вообще. Поэтому, когда собираюсь купить новую машину, читаю об автомобилях, затем беседую с продавцом, а порой даже совершаю пробную поездку (извините, на рынке пробных поездок нет), чтобы принять сколько-нибудь обоснованное ре­шение.

Либо, если я случайно лично знаком с Роем Стэнли, местным дилером Chevrolet, я могу сократить путь и просто спросить Роя, что мне подойдет

22 СЕКРЕТЫ ТОРГОВЛИ НА ФЬЮЧЕРСНОМ РЫНКЕ

лучше всего. Его бизнес—знать машины, покупать и продавать их. Он — ин­сайдер в этом мире, поэтому я очень ценю его советы.

Операторы имеют, как кажется, неограниченные ресурсы. Билл Михан (см. введение) говорил мне, что обычно они обеспечивают 60% объема на рынке. Поэтому стоит уважать их мнение, перенимать их мудрость и уделять внимание тому, что они делают. Для них рынки являются бизнесом, а не спекуляцией.

Первейшей финансовой задачей операторов является минимизация убытков в отличие от нас, спекулянтов, пытающихся заработать прибыль. Позвольте мне объяснить. У оператора есть наличный товар, либо ему нужен этот товар. Его торговая деятельность будет происходить вокруг товара — необходимости купить или продать его. Если оператор, занима­ющийся, скажем, сахаром, знает, что в следующем месяце его компании понадобится миллион фунтов сахара, и он полагает, что цены на сахар пойдут вверх, то он буквально вынужден выйти на рынок и купить сейчас, сегодня. Более того, даже если он думает, что сахар пойдет вниз — упадет в цене, — он все равно купит некоторое количество сахара, поскольку он нужен ему, чтобы делать «сахарную вату» или что-то еще. Но он не будет столь агрессивным в своих покупках, и это мы сможем обнаружить в еже­недельных отчетах CFTC.

Есть одна необычная вещь, которая озадачивает многих, кто наблюдает за операторами. В периоды длительных спадов они постоянно покупают, спускаясь вниз. Поэтому кажется, что они ведут себя глупо, покупая по вы­соким ценам. Я бы сказал: «Глупы, как лисы». Чем дешевле наш приятель сможет купить сахар, тем больше прибыли он получит от свой «сахарной ваты», поскольку себестоимость его продукции снизится благодаря более низким затратам на сахар.

Я считаю, что операторы не похожи на нас с вами. Они покупают для того, чтобы использовать продукт или защититься от внезапного изменения цен и, таким образом, зафиксировать свою прибыль в качестве производи­теля данного товара. У нас с вами, дорогой читатель, функция иная. Наша задача — купить подешевле и продать подороже, чтобы сделать деньги на колебаниях рынка, в то время как наши коммерческие наставники исполь­зуют рынки для того, чтобы зарабатывать деньги в своем бизнесе.

Мы можем чертовски удачно использовать этих парней, разрабатывая план своей игры, поскольку когда они сильно настроены по-бычьи или по-медвежьи, велика вероятность того, что на рынках будут происходить силь­ные подвижки, зачастую с возможностью заработать миллионы долларов. Я знаю — я делал именно это в компании с операторами, точь-в-точь как научил нас Билл Михан.

У нас с вами есть одно крупное преимущество перед операторами. Они должны работать на рынке каждый день. Для них это постоянный бизнес. День за днем они должны изо всех сил стараться защитить свои интересы. У нас все по-другому! Мы можем выходить на рынок и уходить с него по

ГЛАВА 1. ЗНАКОМЬТЕСЬ- ВАШ НОВЫЙ ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАРТНЕР И СОВЕТНИК 23

своему желанию. Мы можем позволить себе роскошь крайне терпеливо ждать идеального времени — времени, когда все операторы встанут на одну сто­рону и превратятся в крупных покупателей или продавцов в ожидании силь­ного движения рынка.

Позвольте мне добавить еще одно: мы живем в несовершенном мире. Временами операторы могут ошибаться, или, по крайней мере, в кратко­срочном плане может показаться, что они не на той стороне рынка. Я уверен, что они не хотят ошибиться. Однако будущее хрупко, и его ох как трудно предсказать правильно. Если бы они всегда были правы, мы все сразу стали бы миллионерами, а разве удовольствие в этом?

Поскольку они могут ошибаться, по крайней мере иногда, нам нужны инструменты и тактика, позволяющие защитить наши доллары, заработан­ные тяжким спекулятивным трудом, чтобы у нас их не отняли. В последую­щих главах я разберу некоторые из методов, которые я применяю для того, чтобы гарантировать, что мои точки входа и выхода с рынка, а также спо­собы управления деньгами эффективно используются для защиты от риска краха.

Ничто не гарантировано в мире спекуляции; операторы иногда покупают немного раньше, и, поскольку у них более глубокие карманы, для них это не проблема. Однако для большинства из нас, имеющих карманы помельче или вообще никаких, потребуются более точные уровни входа и абсолютный контроль своих убытков.

Существует три первоочередные категории участников, которых мы видим на рынке каждую неделю: хеджеры (или операторы), крупные трейдеры (крупные спекулянты) и мелкие трейдеры (мелкие спекулянты). Все эти группы видят один и тот же рынок, однако действуют по-разному, поскольку у каждой из них разные цели на рынке.

Одни трейдеры являются спекулянтами, другие — хеджерами. Когда спекулянты покупают контракт, они ожидают, что цена пойдет вверх, а когда они продают контракт, то ожидают снижения цен. Цель спекулян­тов — купить дешево, продать дорого и сделать прибыль на разнице. Крупные хеджеры-потребители хотят купить по низким ценам, а крупные хеджеры-производители — продать по высоким ценам. Цель хеджеров — га­рантировать некоторую цену, которую они получат или заплатят за товар, валюту или финансовый инструмент, которыми они торгуют.

Представьте себе на минуту, что вы фермер, выращивающий пшеницу. Вы прикидываете, что соберете около 50 000 бушелей пшеницы и что ваша себестоимость составит примерно 3,25 долл. за бушель, включая расходы на выращивание пшеницы и доставку зерна на зерновой терминал для продажи. В один прекрасный день вы открываете местную газету и видите, что пше­ница с поставкой в декабре продается по 4,10 долл. за бушель. Сейчас май, и ваш урожай еще в полях. Текущая цена пшеницы означает, что вы можете сделать 85 центов на бушеле, если продадите на рынке сейчас с обязатель­ством поставить в декабре то, что, как вы знаете, у вас будет к этому момен-

24 СЕКРЕТЫ ТОРГОВЛИ НА ФЬЮЧЕРСНОМ РЫНКЕ

ту. Ваша прибыль составит 42 500 долл. (0,85 долл., умноженные на 50 000 бу­шелей), однако есть некоторые проблемы.

Во-первых, что, если будет неурожай? Может случиться засуха, посевы может поесть на корню саранча, или как раз перед жатвой их побьет градом. Тогда вы не сможете поставить все 50 000 бушелей и окажетесь в трудном положении, если в момент исполнения контракта цена пшеницы будет выше 4,10 долл. за бушель. Если вы не сможете поставить пшеницу, то должны будете покрыть разницу между ценой, по которой вы продали ее сейчас, и текущей ценой на тот момент.

Исходя из тех же посылок, если цена пшеницы пойдет вниз и к тому вре­мени, когда наступит срок поставки, она будет ниже 4,10 долл. за бушель, вы обеспечите себе прибыль (текущая цена минус цена продажи). Разумеет­ся, тот факт, что у вас нет пшеницы для поставки, обычно означает, что и на многих других ранчо ее тоже нет. Подобный дефицит урожая, как правило, ведет к повышению цен.

Во-вторых, что, если цена пшеницы взлетит до 8,10 долл. за бушель и вы сможете продать ее по этой цене, сделав 4,85 долл. на бушеле и получив чистую прибыль 242 500 долл.? Ох... вы, городские пижоны, сможете понять наконец, что работа фермера — это не только гонять на тракторе. В силу всех указанных и еще некоторых других причин производитель чего бы то ни было — пшеницы, золота, бобов или бекона —будет стремиться использовать фьючерсные рынки, хотя и с осторожностью.

Теперь вы можете полностью оценить возможность продажи урожая по частям на разных ценовых уровнях, если пшеница начнет расти в цене. По цене 4,10 долл. за бушель вы можете продать десятую часть урожая, по 5,00 долл. за бушель можно продать еще треть, а к тому времени вы, воз­можно, уже будете знать, насколько велик будет ваш урожай, и поэтому можете решить продать еще часть по 6,00 долл., а остальное по 7,00 долл. за бушель.

Вы счастливы, как боров в луже. Вы продали весь свой урожай по более высоким ценам, чем вам он обошелся. Вам все равно, поднимется ли пше­ница до 20,00 долл. за бушель, хотя вы и будете корить себя за то, что про­дали слишком рано. Еженедельный отчет CFTC отразит ваши продажи. Если многие фермеры продали пшеницу, скажем, по 5,00 долл. за бушель, а она поднялась до 10,00 долл., то это будет выглядеть как глупая продажа. Но так ли это? Фермеры были счастливы продать по такой цене. Они получили прибыль.

Одной из важных характеристик фьючерсных рынков является взаи­модействие спекулянтов и хеджеров. Поскольку спекулянты имеют разные представления о будущем движении цен, они могут покупать и продавать контракты друг другу. Кроме того, хеджеры-производители хотят гаран­тировать себе цену, которую они получат за свой товар, а хеджеры-по-требители хотят гарантировать себе цену, которую они должны будут заплатить.

ГЛАВА 1. ЗНАКОМЬТЕСЬ- ВАШ НОВЫЙ ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАРТНЕР И СОВЕТНИК 25

Поскольку и производители, и потребители хотят гарантировать свой доход, который они получат, или цену, которую они заплатят или им заплатят, хеджеры могут покупать и продавать контракты друг другу. Однако контрак­ты, заключаемые между трейдерами, чаще заключаются между спекулянта­ми и хеджерами.

Когда цена идет вверх, спекулянты хотят купить больше контрактов, а производители хотят продать больше товара, которым они торгуют. Это важный закон джунглей, в которых мы живем.

Когда цена идет вниз, спекулянты хотят продать больше контрактов, а потребители хотят купить больше товара. Подумайте об умонастроении спекулянта, который пытается заработать на нынешнем понижательном тренде; он ставит на продолжение тренда и поэтому играет на понижение в надежде, что цены пойдут еще ниже, а прибыль будет увеличиваться.

Тем временем образ мыслей коммерческого хеджера совсем иной. Опера­тор пытается (почти всегда) заработать деньги не на том, что делает рынок, а скорее — на текущей цене рынка или товара. Если операторы видят цену, которая ниже той, что платили они, то у них появляется соблазн купить, поскольку теперь себестоимость продукта, производимого ими на основе этого товара, становится ниже; следовательно, их маржа выше, чем она бы­ла тогда, когда себестоимость продукции была более высокой из-за того, что данный товар стоил дороже.

Беспокоит ли оператора то, что тренд может продолжиться и цены пойдут еще ниже? Нет, не очень: если цены снизятся, он не потеряет деньги, по­скольку покупает, чтобы получить товар (в той или иной форме). Факт сни­жения цен не имеет отношения к дополнительной прибыли, которую он получит от своей покупки, поскольку его прибыли зависят от маржи, которая связана с продуктом и которую он делает на товаре.

Если цены пойдут вниз, то операторы захотят купить еще. Все операторы-производители хотели бы видеть стоимость товара равной нулю, и тогда им надо было бы заботиться лишь о стоимости производства — затратах на превращение кукурузы в хлопья, а пшеницы в хлеб.

На каждом фьючерсном рынке свое соотношение спекулянтов и хеджеров. На некоторых рынках, например финансовых, доминируют хеджеры, поку­пающие и продающие друг другу; на других, как, например, на многих то­варных рынках, доминируют спекулянты, покупающие и продающие другим спекулянтам.

Однако на многих рынках спекулянты и хеджеры находятся по разные стороны большинства контрактов. Это важный момент, который мы обстоя­тельно рассмотрим, когда дело дойдет до выбора времени открытия позиций и рынков, на которых мы будем работать.

На фьючерсных рынках хеджеров называют коммерческими трейдерами, а спекулянтов — некоммерческими трейдерами. Все фьючерсные контракты регистрируются в CFTC, которая является органом государственного регули­рования отрасли. Для спекулянтов стоимость регистрации контрактов выше,

26 СЕКРЕТЫ ТОРГОВЛИ НА ФЬЮЧЕРСНОМ РЫНКЕ

чем для хеджеров. Поэтому те трейдеры, которые производят или перераба­тывают крупные количества товара, которым они торгуют, регистрируются как коммерческие трейдеры, в то время как все остальные трейдеры явля­ются либо крупными некоммерческими трейдерами, торгующими крупными лотами, либо другими трейдерами, торгующими всего несколькими конт­рактами.

CFTC собирает информацию о контрактах, по которым ежедневно отчи­тываются трейдеры каждой категории почти на 75 рынках, и еженедельно публикует ее под названием «Отчет по сделкам трейдеров» («Commitment of Traders» — СОТ) в Интернете на сайте www.cftc.gov. Отчет включает число позиций, открытых коммерческими покупателями и продавцами, крупными некоммерческими покупателями и продавцами и другими покупателями и продавцами (мелкие трейдеры, простая публика). Из этих отчетов можно увидеть, сколько контрактов держат наши приятели — крупные деятели, коммерческие покупатели и продавцы.

Какие торговые рынки мира являются самыми большими? Сколь бы огром­ными эти рынки ни были, это все же не фондовый рынок, не облигации и не финансовые товары.

Нет, ведущим рынком мира, хотите верьте, хотите нет, является валютная биржа. Если говорить об объеме торговли, то ежедневный оборот на валют­ной бирже превышает сейчас 1,5 трлн долл. — что более чем в 50 раз превы­шает оборот Нью-Йоркской фондовой биржи, крупнейшего в мире рынка ценных бумаг. Я говорил вам, что эти парни — суперигроки, и математика рынка явно подтверждает это.

Многие думают, что валютная торговля — это занятие только для богатых. Это не так. Правда в том, что суперкомпании являются крупными игроками и по сравнению с валютными рынками нет другого рынка, который предла­гал бы такую возможность создания огромного богатства в сравнительно короткие сроки. Вооружившись правильными ориентирами и примкнув к правильной группе, вы можете очень эффективно торговать на этих рынках со скромным счетом в 10 000 или 20 000 долларов, а иногда и меньше.

Следует отметить, что в январе 2005 г. CFTC внесла незначительные по­правки в требования отчетности, которые заключаются в следующем:

Комиссия по торговле товарными фьючерсами внесла изменение в пра­вила отчетности крупных трейдеров. Правила отчетности крупных трейдеров требуют, чтобы организации, получающие комиссионные от фьючерсов, члены клиринговой палаты, иностранные брокеры и трейде­ры отчитывались об определенных позициях и раскрывали информацию для комиссии, когда позиции трейдеров равны установленным комиссией уровням контрактной отчетности или превышают их. Новые правила, в частности, повышают уровни контрактной отчетности и в резуль­тате влияют на предоставляемые комиссией «Отчеты по сделкам трейдеров» (СОТ).

ГЛАВА 1. ЗНАКОМЬТЕСЬ- ВАШ НОВЫЙ ИНВЕСТИЦИОННЫЙ ПАРТНЕР И СОВЕТНИК 27

Как правило, комиссия устанавливает уровни контрактной отчет­ности таким образом, чтобы в целом позиции, по которым отчитыва­ются перед Комиссией, составляли приблизительно 70-90% суммарных открытых позиций по любому заданному контракту. Комиссия периоди-I чески анализирует информацию, касающуюся объемов торговли, откры­тых позиций, мониторинга отдельных контрактов, а также количества и размера позиций индивидуальных трейдеров, и сопоставляет ее с уровнем отчетности по каждому контракту, чтобы определить, достаточен ли охват открытых позиций для эффективного надзора за рынком. Каждый вторник данные СОТ показывают структуру открытых позиций по рын­кам, на которых двадцать или более трейдеров держат позиции, которые равны установленным комиссией уровням контрактной отчетности или превышают их. Отчеты СОТ разделяют позиции на подотчетные и не­подотчетные и приводят дополнительную информацию по подотчетным позициям. Более высокие уровни контрактной отчетности влияют на число подотчетных позиций и информацию, предоставляемую по таким позициям в отчетах СОТ. Лица, использующие отчеты СОТ, должны по­нимать последствия введения более высоких уровней контрактной от­четности.

КТО НАШИ ПРИЯТЕЛИ

Наши приятели, парни, которых правительство США называет оператора­ми, — это зачастую известные марки. Когда придет пора разбираться в сельскохозяйственных товарах, вы будете искать ключ в покупках и продажах таких корпораций, как Pillsbury, General Mills, Cargill, Iowa Beef и Nabisco. В каждой коммерческой или финансовой области есть компании или орга­низации, бизнес которых заключается в знании истинного экономического состояния дел — чтобы выжить и процветать — на каком-то одном конкрет­ном рынке: на том, на котором они работают.

Когда дело коснется абстрактных или финансовых товаров, мы встанем в одну очередь с такими компаниями, как J.P. Morgan Chase, General Motors и Microsoft, а также со всеми крупнейшими банками и брокерскими фирма­ми мира. Они должны хеджировать валюту процентными ставками, и дела­ют это ежедневно настолько крупными позициями, что обязаны отчитывать­ся перед CFTC. Разве это не мило с их стороны!

То, что правильно сегодня, было правильно и много лет назад. В следую­щем комментарии, написанном почти четверть века назад Биллом Джайле-ром, разработчиком широко используемого индекса цен Бюро анализа биржевых товаров (Commodity Research Bureau Index), нет нужды менять или вычеркивать хоть одно слово; тогда главные игроки были те же, что и сегодня. Этот комментарий был опубликован в его статье «Методология прогнозирования» («The Forecasting Methodology») в 1985 г.

28 СЕКРЕТЫ ТОРГОВЛИ НА ФЬЮЧЕРСНОМ РЫНКЕ

По существу, мы пытались определить «прогнозную» эффективность трех главных заметных групп участников рынка крупных хеджеров, крупных спекулянтов и мелких трейдеров. Было логично предположить, что более крупные и более осведомленные трейдеры много знают о рынке, что поз­воляет им предсказывать движения цен на фьючерсы если не безошибочно, то, по крайней мере, более точно, нежели мелкие трейдеры, к которым, как предполагается, относится «неинформированная публика». Мы так­же подумали, что, возможно, сами размеры рыночных позиций порой вполне могли вести к своего рода самореализации пророчества.

Исходя из статистики, опубликованной в «Отчете по сделкам трей­деров», мы смогли примерно вычислить чистые позиции крупных хеджеров, крупных спекулянтов и мелких трейдеров на конец каждого месяца. Мы вывели средние значения для них по состоянию на конец месяца за ряд лет, чтобы увидеть, каков размер их нормальных позиций в любой заданный момент времени в течение года. Затем мы сравнили фактические позиции каждой группы с их так называемыми нормальными позициями. Когда их позиции значительно отклонялись от нормы, мы принимали это за по­казатель их бычьего или медвежьего настроя на рынке.

Изучая последующие движения цен, мы смогли составить «послужной список» каждой из групп. Как и ожидалось, мы обнаружили, что крупные хеджеры и крупные спекулянты имели наилучшие прогнозные результаты, а мелкие трейдеры наихудшие, при этом разница между теми и други­ми весьма значительна. Мы немного удивились, обнаружив, что крупные хеджеры неизменно превосходили крупных спекулянтов. Однако прогнозные результаты крупных спекулянтов существенно различались от рынка крынку.

Различия между текущим числом чистых открытых позиций и сезон­ной нормой дали нам осязаемый процентный показатель степени бычье­го или медвежьего настроения каждой группы по отношению к конкрет­ному рынку до определенного размера. Исходя из этих «дважды чистых» цифр, мы получили конфигурацию отношений к рынку основных игроков на нем. Наше исследование и длительный опыт позволили нам сделать некоторые общие выводы.

Наиболее бычьей конфигурацией является большая, выше сезонной нормы, чистая длинная позиция крупных хеджеров, явная чистая длин­ная позиция крупных спекулянтов и большая, превышающая сезонную норму, чистая короткая позиция мелких трейдеров. Степень бычьего настроя меняется на всем пути к наиболее медвежьей конфигурации, при которой указанные группы находятся в противоположном состоя­нии крупные хеджеры с большими чистыми короткими позициями и т. д. Имеются два сигнальных флажка, требующие осторожности при анализе отклонений от нормы. Будьте начеку с позициями, которые более чем на 40% отклоняются от долгосрочных средних значений, и игнорируйте отклонения менее чем на 5%.



<< предыдущая страница   следующая страница >>