microbik.ru
  1 2 3 4 5

Структура работы. Диссертация состоит из введения, 4 глав, включающих 14 параграфов, заключения и библиографического списка.

II. СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обоснована актуальность избранной темы, определены объект и предмет, цель и задачи исследования, сформулированы его теоретические, методологические и правовые основы, научная и практическая значимость, приведены основные положения, выносимые на защиту, определена научная и практическая значимость.

Первая глава – «Теоретико-правовые основы института обстоятельств, исключающих преступность деяния» - состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе рассматриваются вопросы и проблемы, связанные с определением теоретико-правовых основ института обстоятельств, исключающих преступность деяния. Обобщив существующие взгляды на правовую природу обстоятельств, исключающих преступность деяния, автор приходит к выводу, что подходы, определяющие природу обстоятельств, исключающих преступность деяния, либо как не имеющих общественной опасности, либо как не являющихся противоправными, следует признать спорными. Это объясняется тем, что в праве, и в уголовном в частности, социальное не может существовать вне своей юридической формы. Социальное приобретает правовое значение только в том случае, если оно получило отражение в юридической форме. Нормативная форма утрачивает всякое уголовно-правовое значение, если в конкретном случае она не закрепляет и не выражает социального.

Проведенный диссертантом анализ понятий и признаков преступления и состава преступления позволил утверждать, что отсутствие признака «общественная опасность» неизбежно исключает признак «противоправность». Соответственно такая же аксиома действует при соотношении преступления и состава преступления. Отсутствие одного однозначно предполагает исключение другого, и наоборот. Определяя правовую природу обстоятельств, исключающих преступность деяния, следует констатировать, что они исключают общественную опасность и преступность деяния, а соответственно и состав преступления, являются уголовно-правомерными и общественно полезными либо социально допустимыми. Данный вывод обосновывается автором с учетом позиций в науке уголовного права.

Второй параграф посвящен исследованию сущности, формы и содержания обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Автор формулирует вывод, в соответствии с которым сущность обстоятельств, исключающих преступность деяния, заключается в правомерном причинении вреда охраняемым уголовным законом общественным отношениям. В таком ракурсе сущность неотделима от явления (обстоятельств, исключающих преступность деяния), она - наиболее важная сторона явления. Их содержание состоит в причинении вреда уголовно охраняемому объекту, для предотвращения вреда какому-либо иному благу, либо достижения нового блага.

Поскольку обстоятельства, исключающие преступность деяний, представляют собой явление социально-правовое, то они характеризуются двоякой формой. Формой рассматриваемой категории деяний как социального явления выступает правомерное поведение: действие или бездействие. Исключительно в такой форме возможно существование обстоятельства, исключающего преступность деяния, и только таким способом можно причинить правомерный вред охраняемым уголовным законом отношениям. Формой обстоятельств, исключающих преступность деяния, как правового явления выступают основания их совершения. Любое из исследуемых обстоятельств всегда представляет собой правовое поведение, совершенное при наличии установленных уголовным законом оснований. Основания обстоятельств, исключающих преступность деяния, представляющие собой совокупность признаков, характеризующих деяние, причинившее вред охраняемым уголовным законом отношениям, как правомерное и составляют форму исследуемого правового явления. Именно наличие оснований в представленном их понимании позволяет признать конкретное деяние облеченным в соответствующую форму, порождающим особые уголовно-правовые отношения по факту правомерного причинения вреда уголовно охраняемому объекту. В подтверждение сделанных выводов диссертант подробно рассмотрел законодательную регламентацию обстоятельств, исключающих преступность деяния, в международном и зарубежном уголовном законодательстве.

В третьем параграфе рассматривается понятие обстоятельства, исключающего преступность деяния, формулируются и раскрываются его признаки.

Резюмируя положения, раскрывающие общее понятие обстоятельства, исключающего преступность деяния, диссертант указывает, что ему свойственна совокупность следующих обязательных признаков в их обобщенном виде: 1) обстоятельством, исключающим преступность деяния, может признаваться не любое деяние, а только сознательное и волевое деяние как основной компонент правового поведения; 2) признаком, позволяющим определить уголовно-правовую природу обстоятельств, исключающих преступность деяния, является причинение вреда непосредственно уголовно охраняемому объекту; 3) уголовная правомерность обстоятельств, исключающих преступность деяния, заключается в регламентировании оснований и пределов их правомерности нормами уголовного закона; 4) социально-политическое содержание обстоятельств, исключающих преступность деяния, характеризуется признаками общественной полезности или социальной допустимости. Синтез этих обобщенных признаков обстоятельства, исключающего преступность деяния, и их сведение в единое целое в рамках научной дефиниции позволили сформулировать следующее формально-материальное понятие этого явления. Обстоятельство, исключающее преступность деяния, - это социально полезное или допустимое уголовно-правомерное деяние, причинившее вред охраняемым уголовным законом отношениям при наличии предусмотренных уголовным законом оснований и в установленных им пределах.

Научно-практическая значимость общего понятия обстоятельства, исключающего преступность деяния, определяется тем, что оно, будучи препарировано и определенным образом структурировано, по существу, есть не что иное, как родовое основание признания причинения вреда уголовно охраняемому объекту правомерным.

Автор полагает, что это понятие необходимо закрепить в специальной норме уголовного закона. Отсутствие законодательно закрепленного определения обстоятельства, исключающего преступность деяния, является фактором, крайне негативно влияющим на применение норм, их регламентирующих.

Подобные обстоятельства, в какой бы форме они ни проявлялись, представляют собой деяния, каждому из которых в равной степени свойственны определенные общие признаки, взятые в их обобщенном виде. Знание этих общих для всех рассматриваемых обстоятельств признаков, обобщенных до уровня родового понятия, умение соотнести с ними частный случай правомерного причинения вреда уголовно охраняемому объекту должны обеспечить дополнительные гарантии правильной юридической оценки совершенного деяния, позволяют точно отграничить его от преступных деяний и от других схожих обстоятельств, исключающих уголовную ответственность.

Именно поэтому нормативное закрепление общего понятия обстоятельства, исключающего преступность деяния, по мнению диссертанта, должно стать законодательным, в силу этого и общеобязательным ориентиром, позволяющим правильно разрешать частные вопросы, возникающие при применении уголовно-правовых норм, их регламентирующих, дающим возможность познать индивидуально-определенные признаки конкретного факта правомерного причинения вреда и сверить их соответствие требованиям уголовного закона. Общее законодательное определение обстоятельства, исключающего преступность деяния, в свете названных аргументов можно с полным основанием назвать полезным и необходимым инструментом познания подлинной социальной и правовой природы фактов правомерного причинения вреда уголовно охраняемому объекту, оказывающим существенную помощь дознавателю, следователю, прокурору, судье в их деятельности, связанной с применением норм уголовного закона. Такое предложение поддерживают 89 % опрошенных респондентов.

В четвертом параграфе рассматриваются вопросы и проблемы, связанные с установлением места обстоятельств, исключающих преступность деяния, в системе юридических фактов, порождающих уголовно-правовые отношения, и их отличие от оснований освобождения от уголовной ответственности.

Все виды деяний, причиняющих вред охраняемым уголовным законом интересам, которые, в свою очередь, являются юридическими фактами, порождающими уголовно-правовые отношения, диссертант делит на два вида по критерию отнесения их к правовому или юридически значимому поведению.

К первой группе правового поведения следует отнести преступные деяния, которые являются общественно опасными, предусмотрены запретительными нормами уголовного закона и порождают охранительные уголовно-правовые отношения, участники которых наделены корреспондирующими друг другу правами и обязанностями. Акцентируется внимание на том, что только в рамках охранительных уголовно-правовых отношений реализуется уголовная ответственность.

Вторую группу правовых деяний, предусмотренных нормами уголовного закона, составляют обстоятельства, исключающие преступность деяния - правомерные, общественно полезные или социально допустимые деяния, причиняющие вред уголовно охраняемому объекту. В уголовном законе большинство таких норм, регламентирующих эти деяния, содержится в главе 8 УК РФ. Вместе с тем, анализ содержания норм этой главы позволил констатировать, что такой вид поведения, как причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своим действием (бездействием) (ч. 1 ст. 40 УК РФ), не может являться правовым поведением, а соответственно и правомерным, поскольку право в состоянии вызвать к жизни, стимулировать и обеспечить полезные для общества виды человеческих поступков и предупредить или пресечь другие, общественно вредные, лишь в том случае, если такие поступки способны регулироваться и контролироваться сознанием и волей человека. Предусмотренные ч. 1 ст. 40 УК РФ деяния, в силу неконтролируемости волей человека, их совершающего, не могут признаваться правовым поведением.

Также представляется невозможным, по причинам отсутствия правового поведения, отнести к уголовно-правомерному поведению исполнение приказа или распоряжения, предусмотренного ст. 42 УК РФ. Так, в ч. 2 ст. 42 УК РФ указывается, что лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Это означает, что уголовный закон не наделяет лицо правом причинить вред охраняемым уголовным законом интересам, а предусматривает частный случай невиновного причинения вреда, при котором лицо, совершившее деяние, не осознает и по обстоятельствам дела не может осознавать общественной опасности своих действий.

Уголовно-правомерными автор также признает те виды причинения вреда охраняемым уголовным законом отношениям, которые регламентированы нормами, содержащимися в примечаниях к ст.ст. 151, 230, 308, 316 и 322 УК РФ. Аргументирована позиция, в соответствии с которой данные виды причинения вреда являются частными разновидностями такого обстоятельства, исключающего преступность деяния, как осуществление лицом принадлежащего ему права. В целях совершенствования юридической техники рекомендовано в содержании соответствующих примечаний указывать на непреступность причинения вреда интересам, охраняемым уголовным законом. Такое дополнение, на наш взгляд, позволит более точно отразить юридическую и социальную природу регламентируемых ими деяний. Данную позицию поддерживают 74 % опрошенных специалистов.

Самостоятельную группу деяний, предусмотренных нормами уголовного закона, составляют уголовно-юридически значимые деяния. Если поведение хоть и предусмотрено нормами закона, однако либо не имеет социального значения, либо не находится под актуальным или потенциальным контролем сознания и воли, то оно также не может признаваться правовым. Эти деяния, хотя и не обладают признаками правового поведения, вместе с тем, имеют прямое или косвенное отношение к правовым институтам. Соответственно физические деяния лиц, не осуществляющих правового поведения, могут быть юридическими фактами, и поэтому их можно именовать юридически значимыми. Критерием отграничения юридически значимых действий от действий, не имеющих юридического значения, является возможность этих действий влечь юридические последствия или, говоря иными словами, порождать правовые отношения.

Такое понимание юридически значимых деяний позволило выделить из их числа самостоятельную группу деяний, имеющих непосредственно уголовно-правовое значение. Общими признаками этих деяний являются следующие: 1) они предусмотрены нормами уголовного закона; 2) они причиняют вред охраняемым уголовным законом отношениям; 3) они не имеют социального значения либо не находятся под необходимым актуальным или потенциальным контролем сознания и воли.

Особенностью уголовно-юридически значимых деяний является их способность порождать регулятивные уголовно-правовые отношения. Подобное отношение возникает в момент причинения вреда охраняемым уголовным законом отношениям. К группе юридически значимых деяний, предусмотренных нормами уголовного законодательства, по мнению диссертанта, необходимо отнести следующие виды причинения вреда охраняемым уголовным законом интересам: 1) совершения деяния, предусмотренного статьями Особенной части УК РФ, невменяемым (ст. 21 УК РФ); 2) действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК РФ); 3) действие (бездействие), совершенное несовершеннолетним, который, хотя и достиг возраста уголовной ответственности, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать его фактический характер и общественную опасность либо руководить ими (ч. 2 ст. 20 УК РФ); 4) невиновное причинение вреда (ст. 28 УК РФ); 5) мнимая оборона; 6) причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием) (ч. 1 ст. 40 УК РФ); 7) исполнение приказа или распоряжения (ст. 42 УК РФ).

Отмечается, что в уголовно-правовой доктрине нередко возникает вопрос об отличии обстоятельств, исключающих преступность деяния, от оснований освобождения от уголовной ответственности или наказания. При этом в зависимости от того, обусловливают ли указанные в уголовном законе основания необходимость или целесообразность освобождения лица от уголовной ответственности или наказания за совершенное преступление, можно выделить две разновидности освобождения от уголовной ответственности: 1) обстоятельства, исключающие уголовную ответственность; 2) обстоятельства, при наличии которых лицо может быть освобождено от уголовной ответственности.

В работе обоснован вывод, в соответствии с которым наличие как обстоятельств, исключающих уголовную ответственность, так и обстоятельств, при наличии которых лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, не устраняет ни общественной опасности, ни уголовной противоправности деяния, а соответственно и состава преступления в деянии лица в момент их совершения. Реализация норм, их предусматривающих, осуществляется в рамках охранительных уголовно-правовых отношений, юридическим фактом возникновения которых является совершение преступления.

В отличие от них юридическим фактом возникновения регулятивных уголовно-правовых отношений являются уголовно-правомерные или юридически значимые деяния, которые в момент их совершения не содержат признаков состава преступления.

Вторая глава – «Применение уголовно-правовых норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния» - состоит из двух параграфов.

В первом параграфе рассматривается понятие, природа и функции уголовно-правовых норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния.

Автор обосновывает вывод о существовании регулятивных уголовно-правовых отношений, возникающих в связи с причинением вреда охраняемым уголовным законом интересам при реализации лицами права, закрепленного в уголовно-правовых нормах, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния. Для более полной аргументации наличия обозначенного вида уголовно-правовых отношений выделены и проанализированы: а) время возникновения и прекращения правоотношения; б) субъекты правоотношения; в) содержание прав и обязанностей его субъектов.

Проведенный анализ норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния, показывает, что их содержание не в полной мере удовлетворяет потребность субъектов права в получении информации о границах правомерного поведения. Автор констатирует, что социально обусловленным является внесение в уголовное законодательство изменений, направленных на более четкое и полное изложение условий и пределов правомерности исследуемых деяний. Это предложение поддержало 88 % опрошенных респондентов.

Наличие в иных законах норм, предусматривающих частные случаи необходимой обороны, крайней необходимости и т.д., позволило сделать вывод о неявной (скрытой) бланкетности уголовно-правовых норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния. Такого рода бланкетность имеет место, когда в тексте уголовного закона нет прямой отсылки к нормативным актам другой отрасли права, но эта отсылка подразумевается. Нормы иных отраслей права не регламентируют самостоятельных видов обстоятельств, исключающих преступность деяния. Они, являясь специальными нормами по отношению к общим, содержащимся в УК РФ, призваны конкретизировать условия и пределы правомерности обстоятельств, исключающих преступность деяния, применительно к конкретным ситуациям. Они не противоречат и не могут противоречить уголовному законодательству. Такая точка зрения основана на системности норм российского права и была поддержана почти 71 % опрошенных специалистов.

Второй параграф посвящен исследованию вопросов применения уголовно-правовых норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния.

Предлагается под применением норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния, понимать властную деятельность уполномоченных субъектов, состоящую в вынесении на основе действующего законодательства и в соответствии с установленной им процедурой индивидуально-правовых предписаний, направленных на признание правомерным причинения вреда охраняемым уголовным законом отношениям.

Обоснован вывод о том, что применение уголовно-правовых норм, регламентирующих указанные обстоятельства, всегда носит властный характер. Эта деятельность уполномоченных должностных лиц предполагает в обязательном порядке соблюдение установленных в уголовно-процессуальном законе запретов, исполнение возложенных на них обязанностей и использование предоставленных им прав. Субъектами применения уголовно-правовых норм данного вида выступают субъекты уголовно-процессуальной деятельности, на которые закон возложил полномочия по признанию правомерности причинения вреда охраняемым уголовным законом отношениям при совершении обстоятельств, исключающих преступность деяния. Такими государственными органами и должностными лицами являются суд, прокурор, следователь и дознаватель.

На первой стадии применения соответствующих норм должны быть установлены все признаки, характеризующие совершенное деяние.

Следующей стадией является выбор конкретной уголовно-правовой нормы, подлежащей применению. Эта стадия правоприменительного процесса включает совершение следующих действий: правильный выбор нормы, рассчитанной на данные обстоятельства; определение того, что выбранная норма действует; установление подлинного текста нормы права; проверку правил действия нормы права в пространстве, во времени и по кругу лиц; установление смысла и содержания нормы права.

Последней стадией правоприменительного процесса является стадия вынесения решения по делу. Она выражается в принятии на основе анализа фактов и юридических норм соответствующего правоприменительного акта. Являясь самостоятельной завершающей стадией применения нормы, регламентирующей обстоятельство, исключающее преступность деяния, она всегда представляет собой решение о признании конкретного деяния, причинившего вред охраняемым уголовным законом отношениям, правомерным. Это решение является актом применения уголовно-правовых норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния, и оформляется в процессуальном порядке.

Диссертант акцентирует внимание на особенностях принятия обозначенных актов применения права при наличии скрытой (неявной) бланкетности нормы, регламентирующей обстоятельство, исключающее преступность деяния. В тех случаях, когда условия или пределы какого-либо обстоятельства конкретизируются в нормативном материале неуголовных отраслей права, в правоприменительном акте необходимо указать эти нормы.

Сформулированы основные признаки актов применения уголовно-правовых норм, регламентирующих обстоятельства, исключающие преступность деяния. Под актами такого рода автор предлагает понимать индивидуальные акты властного характера, принимаемые судом, прокурором, следователем или дознавателем, о признании правомерным деяния, причинившего вред охраняемым уголовным законом отношениям.



<< предыдущая страница   следующая страница >>