microbik.ru
  1 2 3 ... 59 60
В Росси устанавливают самые первые нефтяные вышки, изобретают крекинг нефти, на 15 лет опережая в этом американцев. Получаемый от этого керосин и мазут (бензин тогда не придумали) пользуется в стране огромным спросом. Россия забывает лучину и переходит к повсеместному сельскому освещению керосиновыми лампами. В Питере и Москве начинают строить дома с лифтами, ванными комнатами и телефонами.
Для развоза керосина в самые дальние уголки с необыкновенной скоростью строятся железные дороги и паровозные депо. Широчайшие реки срочно перекрывают десятками металлических мостов. По ним в сторону Европы вывозятся невероятные количества продуктов и фуража. С качеством этих продуктов не пытаются и соревноваться. Как не собираются соревноваться и с качеством российских самолётов.
В воздушных боях Первой Мировой немцам удалось сбить только один русский самолёт «Илья Муромец», да и то, когда он возвращался после выполнения боевого задания и часть экипажа села играть в карты. В то же время, французские «Фарманы» и британские «Дехавиленды» горели достаточно часто. Но кто это помнит? Кстати, потери русских солдат в той войне были гораздо меньше, чем у немцев.
А что, собственно, остановило эту последовательность исторического развития? Да чуть ранее упомянутая нами – Первая мировая война. Или, что правильнее, её трагические последствия. И чтобы увериться, что это так, давайте вспомним, что за 9 лет до Первой мировой Россия столкнулась в военном конфликте с Японией. И войну эту проиграла. Однозначно. Утопив в бесславии две эскадры кораблей и сдав победителям Порт-Артур.

Это были очень горькие для меня слова. Напечатать о бесславии русского флота – то же, что описать бесславие русского императора. А как же моя поддержка мнения о Николае, как о выдающемся и самом лучшем руководителе страны? А так – она остаётся прежней. Как и моё мнение о героических моряках двух Тихоокеанских эскадр: они погибли как герои, не склонив голов перед лицом смерти.

Так вот, о Порт-Артурской трагедии и о гибели 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием вице-адмирала Рожественского написано немало материалов. Почитайте и то, о чём пишет И.Бунич в своей книге «В огне войн и переворотов». Как бывший коммунист и офицер-политработник, ныне я готов показать вам всю нужность и значимость идеологической работы, когда словом поднимается боевой дух воинов, а верящий в победу – становится победителем. Моя книга – сплав духовной мистики и повседневных реалий. Я пробую раскрыть вам невидимое, что вижу сам.
Я напишу вам о чести, преданности, самопожертвовании, умении выполнить свой долг людей, которые, как и мы с вами, не хотели умирать, но сделали это, раз того требовала обстановка и время. Чтобы оставить своё честное имя потомкам, которые, может быть, будут достойны своих отцов.
« Порт-Артурской эскадрой одно время командовал вице-адмирал Макаров. 31 марта 1904 года в 4-30 утра японцы перехватили возвращавшийся на базу эсминец «Страшный» и утопили его. Подбирать уцелевший экипаж бросился сам командующий флотом на линейном броненосце «Петропавловск». За ним следовал отряд крейсеров. В 9-39, в двух милях от маяка и северного берега внешнего рейда, вблизи маяка на Тигровом острове, броненосец подорвался на мине, одной из минных банок, ночью выставленных минным заградителем «Кориу-Мару»
Удивительно, но адмирал Макаров – ведущий специалист по минному делу Российского флота – не отдал приказ протралить внешний рейд. От взрыва японской мины сдетонировал боекомплект передней башни главного калибра, где каждый снаряд весил полтонны. Взрывом обломило мачту, которая и упала на командирский мостик, раздавив всех там находящихся. Но и без этого, корабль, у которого разворотило всю носовую часть, ушёл под воду в течение 2-х минут, унеся жизни более 700 членов экипажа.
Российский флот потерял самого способного и самого активного адмирала своего времени. На Тихом океане у России более не было никого, кто мог бы проявлять такую же безудержную инициативу и отвагу, какую проявлял во всей своей жизни командующий Тихоокеанской эскадрой адмирал Макаров. После его трагической гибели флот возглавил контр-адмирал Витгефт. Адмирал сухопутный, флотоводцем себя не считавший. Ему, приказом адмиралтейства, было приказано вывести флот из осаждённого Порт-Артура. В случае падения крепости флот не должен был достаться врагу.
Корабли ушли в прорыв 28 июля 1904 г. Командующий находился на борту броненосца «Цесаревич». Японской же эскадрой командовал адмирал Того, настроенный решительно и по-боевому. Влетевший в бронерубку тяжёлый снаряд с русского броненосца разрубил пополам японского флаг-офицера, не разорвался, а прикатился к ногам командующего эскадрой. Того понял, что боги за него.
Витгефт, будучи абсолютным противником выхода эскадры на встречу с противником, тем не менее, с мостика не уходил, держа рядом с собою флаг-офицеров. На их предложение укрыться от разрывов японских снарядов в командной бронерубке, ответил: «Не всё ли равно где погибать». И вскоре прилетел снаряд, разорвавший адмирала на куски. Нашли только ногу в брюках с лампасами. Рядом погибло три офицера, которым оторвало головы.

Всего в «Цесаревич» за пять часов боя попало 19 снарядов. Сотни остальных японских снарядов упали в воду. Попадание в корабль противника высоко ценится. Командир броненосца «Полтава» и шесть офицеров получили ордена Владимира с мечами, за два попадания в крейсер «Микаса» и одно попадание в крейсер «Камимура». Погибло несколько японских матросов.
А в том бою на «Цесаревиче» погиб ещё один офицер и пять матросов. Ранен был и командир броненосца, успевший передать командование эскадрой младшему флагману лейтенанту князю Ухтомскому. Князь решил продолжать прорыв и поднял команду флажками «Действуй как я!». В эту минуту японский снаряд повредил рули броненосца и тот начал медленно сваливать влево, выполняя маневр на разворот.

Адмирал Того в это время, видя, что задержать уходящий из блокады русский флот не удаётся, в свою очередь, приказал поднять сигнал «Выходим из боя», а сам сорвал с головы фуражку и начал топтать её ногами. В эту-то минуту «Цесаревич» и повернул в сторону базы. Того команду отменил. Фуражку вновь одел на голову. Бой продолжался. Эскадра не вырвалась. Того был признан победителем.
14 мая 1905г. 2-я Тихоокеанская эскадра под командованием адмирала Рожественского вошла в Цусимский пролив, где её давно поджидала японская эскадра. И русские и японцы готовились на новом уровне провести битву. В русской эскадре было 37 боевых кораблей и 13 транспортов. В 13-50 началось известнейшее по своей трагичности Цусимское сражение.

Первыми же снарядами с флагмана «Князь Суворов» были убиты несколько офицеров на мостике броненосца «Микаса». Стоявшему вблизи адмирала Того мичману Ямомото отрубило два пальца на кисти руки (Это будущий адмирал, командовавший нападением японцев на американцев в Пёрл-Харбор в 1941г.)
Через пять минут японцы открыли ответный огонь. Участник прошлогоднего сражения с Порт-Артурской эскадры капитан 2-го ранга Семёнов, рассчитывая на справедливое возмездие японцам, стоял на мостике с блокнотом и хронометром в руках, рассчитывая фиксировать взаимные попадания противоборствующих кораблей.
Но то, что он увидел, боем назвать было нельзя. 28 июля 1904г. была битва практически равных противников. Сейчас на глазах у офицера начало происходить что-то небывалое.
Первым попаданием в «Суворов» был убит священник корабля иеромонах отец Назарин. Через несколько минут обычной артиллерийской дуэли адмирал Того передал приказ на корабли к открытию огня «Цакуга-Дзен». Это способ стрельбы из лука, выработанный самураями, и основанный на том, что сам самурай долгие годы осваивал философию «дзен», уходящую корнями в таинственные познания древних народов Ближнего Востока, откуда далёкие предки японцев прибыли в страну богов Ямато, великого богатыря и избранника божественной Аматерасу.
Смысл стрельбы: если в твоих руках лук со стрелами, не целься, а воссоединись духом с одним из великих превращений Будды, и стрела твоя попадёт точно в цель. (Вергилий описал подобный выстрел в своей поэме, когда непобедимый Ахиллес был поражён стрелою на бегу в единственное уязвимое место своего тела – в пятку, после того, как стрелявший вознёс молитву богу Аполлону).

По крайней мере, такова версия поэта самой воинственной в то время Римской империи, перенявшей культуру, традиции, философию, науку и религию Древней Греции, несколько изменив их в пользу воинственности и агрессивности.
С 1898г. в японском флоте в великом секрете готовили артиллеристов по системе стрельбы «Цакуга-Дзен». Философия, малодоступная европейскому человеку, объединяла души стреляющих людей и сталь корабельных орудий. Энергия поднебесья, таинственная для внешнего наблюдателя, превращала броненосцы и людей в единое сверхъестественное существо, подобное легендарным драконам, в трудный для народа Ямато час, покидающим свои небесные дворцы для того, чтобы своим страшным огнём испепелить полчища врагов.
Лейтенант американского флота Роберт Уайт, находившийся на борту броненосца «Шикишима» в качестве наблюдателя, в своём докладе отметил, что на какое-то время сошёл с ума. В то, что он увидел, здравомыслящий человек поверить не мог. Вся методика обучения и все стратегические советы американцев, на его глазах «рассыпались»

Никакие законы математики при стрельбе не соблюдались. Порядок работы механизмов орудий и элеваторов, подающих снаряды и заряды к ним – нарушился. Объяснению происходящим событиям не находилось. Армстронговские башни главного калибра развили невероятную скорость стрельбы, на которую попросту не были рассчитаны.
Подача снарядов с зарядами была практически одновременной. Американец-артиллерист никак не мог понять, как подаются заряды и полузаряды, когда же происходит продувка канала ствола, и как могут перезаряжаться вообще снаряды в башнях в положении «на борт», если в момент заряжания их надо ставить вдоль борта. При механических и математических расчетах – всё это должно было взорваться само собой.
Снаряды, начинённые вполне обычной взрывчаткой «шимозой», взрывались не от ударов о броню, на что были рассчитаны, а даже от соприкосновения с поручнями. Почти все они ложились в цель. Во время стрельб на полигоне японцы показали просто ошеломляющие результаты, никогда ранее американцами не виданные. Все их теоретические расчеты рассыпались при встрече с духовной стрельбой «Цакуга-Дзен»
Цусимское сражение по существу таковым не являлось. Это было кровавое избиение. Огненный ад, полыхание которого пожирало трупы русских моряков, в то время, как японские офицеры неподвижно стояли на мостиках, рассматривая в бинокли агонию русской эскадры. Оставшиеся в живых очевидцы рассказывали, как видели проходящие мимо них броненосцы, сталь которых полыхала в нестерпимо жарких пожарах, дополняемых яркими вспышками разрывов японских снарядов.

Они были свидетелями, как на стволах передней башни главного калибра флагманского броненосца повисли десятки матросов орудийной прислуги, пытаясь своим весом опустить стволы в положение, пригодное для стрельбы. Механизмы, ранее уже разбитые снарядами, не работали. Прежде чем погибнуть, орудия башни сделали ещё один выстрел. Далее всех поглотил жар огня.
Через 45 минут всё было кончено. 2-я Тихоокеанская эскадра перестала существовать. Мало кому удалось в пылу сражения уйти от преследования японских кораблей. Японские же моряки ещё долго выковыривали из переборок десятки неразорвавшихся русских снарядов.

Не будем осуждать русских моряков, проигравших это сражение. Они честно рассчитались за это своими жизнями. Вечная им за это слава и память. К ним уместно вспомнить слова Александра Невского: «Мёртвые сраму не имут!».

Кто может, пусть сделает больше, чем сделали они.
И, тем не менее, Россия осталась процветать и наращивать, как мы видели, свои богатства. А что же происходило?

Я специально поместил в текст превосходную оценку царю, которую дал Игорь Бунич. Может быть, он неправ? Может – необъективен? Может быть, предвзят в оценке «лучший российский царь»? Ведь у нас был Пётр Великий, Екатерина Великая, Алексей Михайлович (Тишайший), Иван Васильевич (Грозный), Александр Второй (Освободитель), памятник которому сохранили даже большевики. Александр Невский, в конце концов! Целая плеяда известностей. Почему же мы остановились на последнем государе?
Не буду пока касаться Кивской Руси – а начну с упоминания в 1142 году о небольшом поселении под названием Москва. Поселение, которое со временем стало центром Владимирско-Суздальского княжества. Затем стало подрастать, всё более увеличивая свои владения вширь, обозначась вначале как Московия, затем – Царство Московское, а затем уж и как Российская Империя. На западе ей принадлежала Финляндия, Прибалтика и Речь Посполитая, на юге она граничила с Турцией (регулярно у неё что-нибудь отнимая), Ираном и Афганистаном (ранее это были персы), а на восточных рубежах обладала островами, с которых видны были берега Японии.
Огромное государство. Строилось веками князьями, царями и императорами, но по одному и тому же принципу: присоединяя соседей. А зачем, собственно? Чтобы отдалить врагов от столицы и обогатить государство, скажете вы. И будете, безусловно, правы.

Но посмотрите, какова была практика многих веков. Каждый царь нуждался в деньгах. Как правило, в золоте и серебре. Народу можно было бросить медяки, а богатым зарубежным купцам – нет. Им нужна была, как всегда, конвертируемая валюта. Для Руси истинной находкой в этом смысле стала пушнина. Таёжная. Запад принимал соболей тысячами шкурок. А откуда в Москве таёжный соболь? Да из Сибири, вестимо.
Вспомнили завоевания Ермаком Сибири? До неправдоподобия удивительнейшая история, каковых, почему-то, полна наша официальная история. Кто-то, прогуливаясь по улице, вдруг становился царём, а какой-то малоизвестный казачий атаман по кличке Ермак Тимофеевич, спасаясь от преследования царёвых стрельцов, уводит свой казачий отряд (попросту – разбойничью шайку) в Сибирь. В шайке, простите, в отряде триста казаков. Вооружены саблями и пищалями, заряжающимися с дула.
Против них – хан Кучум с десятью тысячами всадников. Не так давно он в кровопролитных боях завоевал эту территорию. Пищалей у них нет, но стрелы их луков пробивают деревянные борта стругов, на которых движется Ермак. Скорострельность луков в шесть раз превышает скорострельность ружейного огня. И, тем не менее, хан Кучум разбит, а Сибирь подарена Московскому царю. Поразительно! (И поэтому вызывает вопросы).
Подобная история произошла, разве что, при завоевании Америки. Когда два отряда испанских конкистадоров численностью по 144 человек, под командованием Кортеса и Писарро, независимо друг от друга высадились на американском побережье и в короткой войне захватили весь американский континент. Они так и не сумели определить, кто из них будет командовать, так как в отрядах было равное количество людей.
Но мы отвлеклись. Итак, какие выводы можно сделать: ради богатств захватывались огромные территории. И что, в Туркестане или Сибири стали активно строить города? Признаюсь, только Урал как-то ещё развивался. Сибирь и Сахалин больше заметны были как места расположений острогов и каторги.
Богатейшие, по нашим понятиям, места попросту не осваивались. И только царь Николай Второй ставит задачу прочного освоения богатств Сибири и Дальнего Востока. Для этого укрепляются связи с Поднебесной. Китайцы передают россиянам порт Дальний, где и строят совместно Порт-Артур. Туда срочно подводят колею железной дороги (КВЖД – Китайская военная железная дорога).

Для Порт-Артурской эскадры заказывается дополнительно 4 крейсера отряд эскадренных миноносцев (головной – известнейший эсминец «Новик»).

Что на Западе, что на Востоке, на самых отдалённых рубежах, создаются концессии, вкладываются деньги, осуществляется заселение людьми. То есть, проводится ранее невиданная экономическая деятельность.
Может это понравиться странам-конкурентам? Давайте посмотрим.

Россия занимает огромную территорию на евро-азиатском континенте. Более чем одну шестую часть мировой суши. Населения – меньше 100 млн. человек. Соседствует с Китаем и Индией, с населением в 10 раз большим. Но это отсталая Азия, которая регулярно терпит военные поражения от русских войск.


<< предыдущая страница   следующая страница >>