microbik.ru
  1 2 3

Невербальные реакции. Наше невербальное поведение - выражение лица, поза, тон голоса, жесты и т.д. - намного точнее "сообщает" партнеру о нашем отношении к нему, о степени нашего уважения, чем любые слова и утверждения. К тому же в невербальных реакциях человеку труднее притворяться и фальшивить, поскольку "язык тела" нами, как правило, не осознается.
Рассмотренные выше приемы понимающего реагирования относятся к так называемым "чистым" понимающим реакциям на мысли и чувства собеседника. Есть еще приемы, которые можно считать промежуточными или смешанными и относить их либо к понимающим, либо к директивным в зависимости от того, как они используются. К этим реакциям относятся "интерпретация", "резюмирование", "подбадривание", "заверение" и "вопросы с позиции партнера". Почему эти реакции относятся к промежуточным? По своей природе это понимающие реакции на мысли, высказывания и чувства собеседника. Но в этих реакциях наша позиция, наше мнение более выражено, чем в "чистых" понимающих реакциях, рассмотренных ранее. Поэтому в зависимости от конкретной ситуации общения и формы их использования, эти реакции могут приобретать директивный, направляющий характер.
Интерпретация. Это вариант "зондирования" базовых, не полностью осознаваемых чувств и состояний партнера. По форме реагирования "интерпретация" - это как бы реконструирование того, что собеседник пытается, но пока не может выразить в явном виде. Прием "интерпретации" полезно применять тогда, когда установился хороший психологический контакт с собеседником. Основная цель этого приема - помочь ему увидеть связи или какие-то аспекты его ситуации, которые он пока полностью не осознает.
Резюмирование. Прием,похожий на интерпретацию, только в этом случае подытоживаются основные идеи и чувства собеседника, высказанные им открыто в конкретном фрагменте разговора. Здесь точка зрения "слушающего" присутствует в большей степени, чем в простом перефразировании. Резюмирующие реакции помогают соединить фрагменты разговора в некое смысловое единство. Они дают нам уверенность в том, что мы точно восприняли сообщение собеседника, а нашему партнеру помогает понять, на сколько ему удалось передать свою мысль.
Резюмирование особенно полезно в ситуациях, возникающих при обсуждении разногласий, противоречий, урегулировании конфликтов, проблемных ситуаций.
Подбадривание и заверение -- мы как бы успокаиваем собеседника, побуждаем его продолжать начатый разговор, когда он колеблется и не решается говорить дальше.
"Подбадривание" и "заверения" - это, с нашей стороны - способ подтверждения того, что мы хотим принять его мысли и чувства, безотносительно к тому, какими бы они не оказались. Иногда подобные реакции бывают полезны в самом начале разговора и их еще называют "открывающими". Эти реакции снимают напряженность с говорящего, возникающую из-за боязни быть не понятым или получить молчаливый отказ. Вместе с тем, реакции подбадривания могут принимать такую форму, что вместо побуждения партнера к продолжению разговора, они будут мешать общению, восприниматься как принуждение ("Ну, давайте же" и др.). Такие "подбадривания" скорее всего приведут к прекращению разговора или уходу собеседника от того, что он хотел рассказать.
Вопросы, поясняющие позицию собеседника. Это такие не оценочные вопросы, которые являются нашей реакцией на сказанное и выраженное собеседником в разговоре. Основная цель таких вопросов - стремление прояснить мысль, чувства и представления партнера. Такими вопросами мы, хотя и направляем его, но в то же время привлекаем внимание к определенным аспектам его собственных переживаний, мыслей и представлений. Проясняющий вопрос - это обращение к говорящему за уточнениями. И такие не оценочные вопросы помогают сделать его высказывание более понятным, способствует более точному его восприятию слушающим.
Трудности и пределы использования техники понимающего общения в реальном взаимодействии.
Зацикливание - происходит тогда, когда партнер по общению упорно возвращается к одной и той же теме, как бы застревает в развитии своих мыслей.
Частое использование подтверждающих фраз типа "Угу", "Да-да" и др. может способствовать зацикливанию. Один из путей преодоления зацикливания такого вида - пытаться глубже реагировать на чувства собеседника.
Зацикливание может происходить и по совершенно противоположной причине: когда мы постоянно переходим границу допустимого при зондировании чувств партнера. В этом случае зацикливание происходит потому, что последний не готов принять наши зондирующие реакции и стремится уйти от обсуждения тревожащих его чувств в менее опасную область или переводит дискуссию на содержательный уровень.
Третья причина зацикливания собеседника в беседе - это его субъективная неудовлетворенность тем, что, закончив обсуждать тему, он, тем не менее, не смог рассмотреть ее глубже. В таких случаях так же полезно иногда реагировать глубже на мысли и чувства партнера , пытаясь тем самым прояснить те представления и чувства последнего, в которых он "завяз".
Глубина или сила реагирования. Это проблема реагирования на высказывания партнера таким образом, чтобы сказанное им прояснялось дальше, а не просто повторялось нами. Такое реагирование позволяет ему не только принять сказанное, но и двинуться в рассуждении дальше. Именно поэтому простое повторение сказанного собеседником может подтолкнуть его к зацикливанию на какой-то теме, поскольку простое повторение того, что он сказал, не помогает ему прояснить свои мысли и чувства.
Использование стереотипных реакций. "Стереотипизация" - это использование в разговоре одних и тех же реакций снова и снова.
Повторяющееся использование в разговоре одной и той же фразы часто раздражает партнера, а также порождает подозрение, что мы играем с ним в какую-то игру, пытаемся "вытрясти" из него информацию. Собеседник в таких случаях может воспринять нас как "механического заводного" человека, не заинтересованного в том, что он говорит и сообщает нам. Выход из таких ситуаций один - быть внимательным, разнообразить свой словарный запас и тренироваться в повседневной практике общения.
Отбор чувств. Очень трудной проблемой реагирования на чувства партнера по общению является отбор тех эмоциональных состояний, на которые нужно реагировать.
Две основные трудности:
Большинство из нас не привыкли, не приучены "слушать" чувства собеседника.

Когда мы действительно приобретаем первоначальные умения слушать чувства, обнаруживается, что собеседник в ходе разговора может одновременно выражать несколько различных эмоциональных состояний. И возникает вопрос - на какие из них следует реагировать?

Обычно полезнее реагировать и "вытягивать" на поверхность сознания партнера негативные и противоречивые чувства. Но он может переживать одновременно несколько отрицательных состояний. Самое лучшее в таких обстоятельствах - реагировать на те чувственные состояния, которые, по-нашему мнению, переживаются собеседником наиболее сильно.
Временное согласование реагирования (синхронность, отставание). Конечно, здесь проблема состоит в нашей способности различать, когда наше реагирование будет продуктивным, а когда вмешательство нарушит поток размышлений партнера. Если в этом есть сомнение, то в целом безопаснее не прерывать его, а продолжать слушать.
Реагирование и подталкивание. Следующая проблема - это проблема различения между понимающей реакцией и "подталкиванием".
Во-первых, часть трудности коренится в нашей естественной тенденции больше направлять. Поэтому при первых попытках понимающего реагирования мы можем обнаружить, что наша реакция, начинающаяся, по нашему мнению, как понимающая, в конечном итоге оказывалась "подталкиванием" партнера.
Во-вторых, почти невозможно строго определить различие между направляющими, "подталкивающими" реакциями и понимающими. По существу, любые наши высказывания воздействуют на человека, побуждают к чему-нибудь. Главное здесь в том, что соответствуют ли наши реакции представлениям партнера, связываются или нет с его системой отсчета.
Реагирование в соответствии с ожиданиями партнера. При использовании понимающей техники важным вопросом является соответствие наших реакций ожиданиям партнера по общению.
Проблема неэквивалентного обмена. При использовании понимающей техники может возникнуть ощущение, что, в основном, говорит партнер, а мы только реагируем на его представления и чувства, побуждая его к развитию своих мыслей. Такое состояние ведет к рассогласованности нашего собственного поведения во взаимодействии. В таких случаях полезно делиться своими чувствами с партнером по общению.
Дело в том, что в реальной жизни люди очень редко бывают верно "услышаны" другими. Это связано с тем, что в культурах многих народов прививаются такие, социально одобряемые качества личности как: целеустремленность; настойчивость в достижении своих целей; конкурентноспособность, способность к лидерству. Эти качества мало дополняются развитием других качеств, необходимых для эффективного взаимодействия с другими людьми, таких как способность и умение слущать и понимать другого человека.
Поэтому в реальной жизни большинство из нас испытывает хронический дефицит искреннего слушания со стороны других людей. Именно поэтому, когда мы действительно слушаем человека, используя перечисленные выше приемы, мы даем ему повышенное внимание и безусловное понимание его забот и проблем. Все это с лихвой компенсирует наши субъективные опасения, что при использовании понимающих приемов происходит неэквивалентный обмен во взаимодействии с партнером по общению.
Характеристика директивного общения.
Такие качества человека, как целеустремленность, настойчивость в отстаивании своей точки зрения, оказании воздействия на людей и достижении своих интересов и целей при взаимодействии с ними принадлежат к числу неотъемлемых социально одобряемых качеств человека в современном мире. Однако форма отстаивания своих интересов очень часто препятствует, а не способствует их реализации и приводит к возникновению психологических барьеров, конфликтов и других отрицательных последствий. И происходит это потому, что, исходя из конкретных условий своей жизни, многие люди быстрее приобретают навыки и привычки защитно-агрессивного поведения, как неэффективного заместителя директивного общения. Закрепляясь, они становятся достаточно устойчивыми чертами личности человека и типичными особенностями его коммуникативных качеств.
Установки и правила директивного реагирования.
Установка на открытое поведение, активные действия по достижению своих целей. Когда вы ведете себя директивно, вы открыто выражаете себя, позволяете собеседнику узнать, куда и к чему вы стремитесь, вы занимаете и заявляете определенные позиции, вы защищаете свои права и действуете, исходя из своих убеждений и целей. Необходимо заметить, что не во всех жизненных ситуациях может оказаться приемлемым вести себя директивно. Возможны случаи, когда целесообразно и необходимо воздержаться от действий в соответствии со своими целями потому, что у вас нет ресурсов, условий, опыта, чтобы решительно достигать этих целей.
Установка на прямой и открытый отказ выполнить действия, которые с вашей точки зрения не служат вашим значимым интересам и целям, или которые по ряду причин вы считаете неприемлемыми. Но, в то же время, директивность не означает, что вы действуете эгоистично. Директивность означает, что вы не игнорируете, не отрицаете свои собственные потребности, права и чувства в угоду интересам других людей (способность и решимость сказать "нет"), а стремитесь достичь своей цели, взаимодействуя с партнером и с учетом достижения им своих целей и потребностей.
Установка эффективно и решительно защищать себя от агрессивного поведения партнера по общению или личных нападок в ваш адрес. То есть вы имеете право и способны отстаивать себя в ситуациях угроз, критики и личных оскорблений, но без того, чтобы самому становиться враждебным или защитно-агрессивным в адрес оппонента.
Установка на открытое, прямое и ясное выражение своих позиций, намерений и целей.
Установка на достижение своих целей во взаимодействии с партнером, с учетом удовлетворения тех или иных значимых потребностей и интересов последнего. Другими словами, необходимо учитывать личностные особенности собеседника, его интересы и потребности.
Эти утверждения можно выразить следующими рекомендациями:
Выражайте свои позиции, стремления, чувства и идеи открыто, ясно и прямо без извинений или принижений как себя, так и оппонента;
При обсуждении конкретных действий, позиций, при оказании воздействия делайте больший акцент на преимущества или отрицательные последствия для достижения целей партнера по общению;
Избегайте использования личных нападок, унижений или угроз в адрес оппонента, т.е. стремитесь связывать вои цели с целями оппонента, а не с его личностными особенностями;
Четко осознавайте и контролируйте свои эмоциональные состояния в ходе взаимодействия и стремитесь направлять их для осуществления положительных действий;
Используйте "позитивные" слова и выражения; по возможности, избегайте "эмоционально-нагруженных" фраз и оценочных суждений или безразличия к личности партнера и его интересам;
избегайте нетерпеливости, пустого разглагольствования и уступчиво-унизительной манеры обращения.
Виды директивного реагирования.
Выражение сомнения (или "открытый вызов"). Этот прием состоит в высказывании утверждений, выражающих открытое сомнение в достоверности, правильности, правдивости того, что высказал собеседник.
При использовании приема сомнение должно быть подкреплено доводами, фактами, примерами, аргументами, которые показывают партнеру на несоответствие его позиции реальной ситуации или фактам, а также на отрицательные последствия для реализации его или ваших интересов, если его позиция останется неизменной, и помогают ему увидеть проблему в более широкой перспективе взаимодействия.
Поскольку реакция высказывания сомнения несет в себе скрытое оценочное суждение, всегда существует опасение, что она может быть воспринята собеседником негативно. Этот прием полезнее использовать на тех стадиях беседы, когда партнер уже готов выслушать наши оценочные суждения.
Выражение согласия или несогласия несет в себе оценочное суждение. Одобрение, неодобрение, как свое оценочное суждение, мы высказываем открыто. Этот прием полезно использовать на более поздних этапах беседы, когда сам собеседник просит нас высказать свою оценку.
Даже выражение одобрения и согласия с высказываниями собеседника в начале разговора может привести к нарушению контакта, поскольку и наши одобрения могут восприниматься им как оценочные, принизительные, особенно если их тон будет воспринят как менторский.

Или, наоборот, при чрезмерном выражении одобрения, согласия партнер может воспринять наши реакции, как уступчиво-принизительные и перестанет уважать нас.
К директивным реакциям относятся совет, предложение, разъяснение. Приемами такого характера мы даем рекомендации по проблеме или ситуации, касающиеся либо одного, либо обоих собеседников. Такие приемы наиболее полезны в конце беседы. Они должны подкрепляться доводами, фактами, примерами, аргументами, акцентировать внимание партнера на возможных положительных последствиях реализации значимых для него потребностей и интересов, если он примет наши советы, и отрицательных, если он проигнорирует их. Приемами в форме совета, предложения, разъяснения мы можем высказать партнеру свою позицию, цель, свой интерес, предпочтительный курс действий, предложить свое решение обсуждаемой проблемы и т.д.
В психологическом плане важное значение имеет именно форма выражения: четкость, ясность, уверенность в собственных идеях, отсутствие защитных реакций, и главное - увязывание предлагаемого решения с потребностями и интересами собеседника. Это способствует формированию у него представления о вас, по крайней мере, как о достойном партнере, с которым можно иметь дело.
Убеждение. Этот прием считается более сильным, чем простой совет или рекомендация. В широком смысле убеждением считается процесс межличностного взаимодействия, в котором мы активно стремимся склонить партнера принять конкретную точку зрения, вызвать у него определенное психологическое эмоциональное состояние, склонить его занять определенную позицию или добиться его согласия на определенный курс действий, которые способствуют достижению наших целей, потребностей, т.е. в широком смысле убеждение совпадает с психологическим воздействием.
В узком смысле под убеждением как способом психологического воздействия подразумевают достижение осознанного принятия партнером предлагаемой нами позиции, становящейся его собственным мотивом поведения. Когда же в ходе такого взаимодействия он принимает нашу позицию, соглашается с ней, не оценивая ее критически, такое воздействие называют внушением. Если мы добиваемся от партнера согласия с нашей позицией, вопреки его внутренним убеждениям, взглядам и ценностям, а под давлением неизбежности наступления для него отрицательных последствий в случае несогласия, такое воздействие обычно называют принуждением , т.е. действует мотив страха, превышающий внутренние мотивы поведения.
Принуждение, как правило, содержит скрытую или прямую угрозу, намерение наказать партнера, если он не будет действовать так, как хотим мы этого. Важно подчеркнуть, что в "чистом" принуждении до оппонента посредством предостережения, предупреждения, намека, требования, приказаний или угроз доводится информация о том, что мы осуществим (или наоборот не осуществим) конкретные действия, которые нанесут большой ущерб его жизненно важным интересам и целям, если последний не согласится действовать в нужном направлении.
Принуждение в форме приказания или угрозы - это последнее средство. Принуждение ограничено теми ситуациями, в которых все прочие средства психологического воздействия оказались безрезультатными, и в то же время мы убеждены в необходимости навязывать свою волю собеседнику. С психологической точки зрения эффективность принуждения существенно зависит от формы его применения.
Приемлемость рассмотренных выше приемов реагирования в общении зависит прежде всего от цели беседы. В большой степени она зависит от уровня развития взаимоотношений, глубины изученности собеседника. В целом, реакции понимающего общения оказываются наиболее эффективными на ранних и средних стадиях бесед; реакции промежуточного уровня полезны на их поздних стадиях, директивные реакции наиболее приемлемы на конечных или финальных стадиях бесед. Приемлемость и полезность любой формы реагирования зависит от содержания конкретной ситуации, контакта, конкретных условий общения, мотивов, целей взаимодействия и т.д. 1
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
1-Соснин В.А, Лунев П.А. Как стать хозяином положения. Стр. 8-10, 13, 15-20, 23-25, 28-31, 33-36, 38-41, 43-50, 54-57, 62-67.

Интересное и оригинальное понимание тех социально-психологических механизмов, которые создают барьеры на пути коммуникативного воздействия, предложил выдающийся советский ученый, Б.Ф.Поршнев. Он пришел к выводу, что в своем исходном существе речь была способом внушения, или суггестии. Об этом он писал так: "Всякий говорящий внушает". Поэтому хотя всякий говорящий внушает, однако - далеко не всякое словесное внушение приемлется как таковое, ибо в подавляющем большинстве случаев на лицо и встречная психологическая активность, называется контрсуггестией.
Б.Ф. Поршнев, рассматривая механизм контрсуггестии, выделил такие ее виды, как "избегание", "непонимание" и "авторитет".
Поскольку контрсуггестия - это защита от внушения, а внушение возможно только при наличии доверия к тому, кто внушает, то , по сути дела, вся контрсуггестия - это защита от доверия (или доверчивости).
Если мы не доверяем человеку, то мы можем уйти, не слушать его и т.д. и тем самым блокировать его коммуникацию. Следовательно, важно уметь определить, кто "чужой".
Избегание - это избегание источников воздействия, уклонение от контакта с партнером, при котором вообще никакое общение становится невозможным. Определив партнера как опасного в каком-то отношении, "чужого", человек просто избегает общения с ним или, если совсем уклониться невозможно, прилагает все усилия, чтобы не воспринять его сообщение. Со стороны эта "защита" очень хорошо видна - человек невнимателен, не слушает, не смотрит на собеседника, постоянно находит повод отвлечься, использует любой предлог для прекращения разговора.
Избегание как вид защиты от воздействия проявляется не только в избегании людей, но и в уклонении от определенных ситуаций, таких, в которых может возникнуть опасность "вредного" воздействия.
Таким образом, самый простой способ защиты от воздействия - избежать соприкосновения с источником этого воздействия.
Авторитет. Его действие заключается в том, что, разделив всех людей на авторитетных и неавторитетных, человек доверяет только первым и отказывает в нем вторым. Авторитетным людям оказывается полное доверие и по отношению к их речи контрсуггестия "не работает". Зато ко всем остальным, кому в авторитетности отказано, доверия нет никакого, и, следовательно, то, что они говорят, не имеет никакого значения. Таким образом, доверие и недоверие "зависят" не от особенностей передаваемой информации, а от того, кто говорит.
В связи с таким действием авторитета очень важно знать, откуда он берется, от чего зависит присвоение конкретному человеку авторитета. Очевидно, здесь можно найти много разных "оснований". Это может быть и социальное положение (статус) партнера, его превосходство по важному в данный момент параметру, принадлежность данного партнера к реальной "авторитетной" социальной группе, или его привлекательность в определенных ситуациях, хорошее отношение к адресату воздействия, принадлежность к тем воображаемым, но важным для него группам, которым он безусловно доверяет.
Непонимание. Далеко не всегда есть возможность определить источник информации как опасный, чужой или неавторитетный и таким образом защититься от нежелательного воздействия. Довольно часто какая-то потенциально опасная для человека информация может исходить и от людей, которым мы в общем и целом доверяем ("своих" или вполне авторитетных). В таком случае защитой будет "непонимание" самого сообщения. Любое сообщение можно не понять - по результату это же самое, что не слышать и не видеть, только воздействие пробуксовывает теперь в другом месте.
Б.Ф.Поршнев выделяет четыре уровня непонимания - фонетический, семантический, стилистический и логический.
Фонетический уровень непонимания. Действительно, если с нами говорят на непонятном для нас языке, на иностранном, например, мы можем быть спокойны - внушение нам не угрожает. Мы ничего не понимаем, так как слушающий в таком случае располагает не тем набором фонем, чем говорящий, и произносимое сливается для него в трудно различимый или вовсе не различимый поток. Фонетическое непонимания имеет диапазон от незначительного (на пример, в произнесении некоторых слов )до полного и может иметь различные источники.
Фонетический барьер, как и все остальные, работает автоматически. Действие: мы не понимаем фонетически непривычную речь. Между тем это именно защита, так как ее можно "убрать" - если нам очень важно получить сообщение, то мы понимаем любую, даже совершенно бессвязную речь.
Семантический уровень непонимания. Автоматически срабатывает защита от воздействия и в том случае, если коммуникация происходит на нашем языке, но по передаваемому смыслу он "чужой". В таком случае фиксируется не чужая фонетика, а чужая семантика, и можно говорить о семантическом непонимании. Существование этого барьера на пути понимания определяется самим фактом многозначности слов любого языка. Любое слово, да и любое действие, имеет обычно не одно значение и в зависимости от контекста употребления включает в себя еще много-много смыслов "Смысловые поля" слов у разных людей различны, и, следовательно, одни и те же слова и действия могут по разным причинам иметь различный смысл для разных людей.
Особенно хорошо это видно на примере использования жаргонов или тайных языков.
Для адекватного понимания какого-либо сообщения необходима определенная общность "тезаурусов" отправителя информации и адресата. Этот термин введен советским философом Ю.А.Шрейдером. Под ним понимается "представление о мире", вся совокупность информации, которой располагает данный человек.
Стилистический уровень непонимания. Человек обязан понять и, следовательно, отразить в каком-то ответе или действии только то словесное обращение, которое подчинено установленной грамматической структуре. В противном случае он вправе третировать обращающегося как невежду или иностранца, а в случае глубокого нарушения грамматики не находить смысла в его словах и, следовательно, игнорировать их.
Не только явное нарушение грамматики вызывает реакцию непонимания, но и явное нарушение стиля, некоторого соотношения между формой и содержанием сообщения.
Может привести к непониманию и стилевое переусложнение, когда родной язык воспринимается почти как иностранный.
Важно отметить, что стиль - это не только способ словесных сообщений, но и способ достижения соответствия формы и содержания в коммуникации.
Логический уровень непонимания. Еще одной причиной неэффективности общения может быть логический уровень, который вызывается неприятием одним из участников общения логики и аргументов другого. Если человек, с нашей точки зрения, говорит или делает что-то в противоречии с правилами логики, то мы его не только отказываемся понимать, но и эмоционально воспринимаем его отрицательно. При этом неявно предполагаем, что логика есть только одна - правильная, т.е. наша. Но каждый человек живет и думает по своей логике, но вот в общении, если эти логики не соотнесены или если у человека нет ясного представления о логике партнера, о ее отличиях от собственной, тогда и "срабатывает" барьер логического уровня непонимания. 1
На практике для выявления более присущей человеку психологической защиты в общении, используют многие существующие для этого методики. Мною была использована методика диагностики доминирующей стратегии психологической защиты в общении В.В. Бойко. Бойко В.В. выделяет три стратегии: избегание, миролюбие и агрессия.
Миролюбие - психологическая стратегия защиты субъективной реальности личности, в которой ведущую роль играют интеллект и характер.
Избегание - психологическая стратегия защиты субъективной реальности, основанная на экономии интеллектуальных и эмоциональных ресурсов.
Агрессия - психологическая стратегия защиты субъективной реальности человека, действующая на основе инстинкта. 2
Мною были получены следующие результаты:
Кузнецова Е.Е., 22 года - избегание; Никитин М.М., 30 л. - избегание.
Внешние барьеры. На основе проведенного анализа видов контрсуггестии можно сделать следующие выводы. Защита от воздействия другого в общении может принимать вид избегания, отрицания авторитетности источника или непонимания. Во всех случаях результатом срабатывания того или иного барьерного механизма будет непринятие воздействия - оно не будет воспринято и , следовательно, не окажет никакого влияния. Основаниями для защиты являются различные признаки.
Не следует представлять себе эти барьеры в коммуникации как результат сознательной, произвольной и направленной защиты от воздействия. В реальном общении барьеры присутствуют в виде независимых механизмов, которые даны человеку для защиты, но их действительная природа ему не известна.
Систему барьеров можно представить себе как автоматизированную охрану - при срабатывании сигнализации автоматически перекрываются все подступы к человеку. Однако возможны и другие варианты - ложная тревога и отключение сигнализации.
Во многих случаях барьеры непонимания могут сослужить человеку плохую службу, когда ничего угрожающего или опасного в воздействии нет, а ложное срабатывание сигнализации приводит к тому, что нужная и актуальная информация не воспринимается ("неавторитетного" человека никто слушать не будет). Система защит человеком не осознается.
Противоположной ситуацией является "отключение" защиты. Важно подчеркнуть, что все перечисленные барьеры можно охарактеризовать как внешние в том смысле, что они включают фильтр недоверия, не пропускающий воздействия "внутрь" человека, они охраняют мир человека снаружи. Что же -------------------------------------------------------------------------------------------------------1-Крижанская Ю.С., Третьяков В.П. Грамматика общения. Стр. 115-123, 125, 127-131. 2 - Редактор - Райгородский. Практическая психодиагностика. Стр. 285 - 287.
происходит, если эти внешние барьеры отключены или вовремя не сработали? В таком случае человек доверяет собеседнику, а значит, воздействие состоится, и можно надеяться на эффективную коммуникацию.
Наилучшим примером достижимости огромной эффективности воздействия одного человека на другого является гипноз.
Очевидно, что, помимо внешних барьеров, существуют еще какие-то внутренние защиты, которые определяют отношение человека к уже принятой и понятой, но в то же время неприятной, опасной информации.
Внутренние барьеры - какие-то внутренние препятствия против информации, которая грозит сильной перестройкой всех представлений человека, его поведения.
Понятно, что информация, грозящая перестройкой представления о мире, встречает сопротивление. Ее можно либо "выбросить", либо придать ей другое значение. Это можно сделать разными способами.
Во-первых, неприятную, опасную информацию можно "избегать" - ее можно забыть, задвинуть куда-нибудь подальше, чтобы не встречаться с ней. Так можно избегать воспоминаний о каком-то своем неблаговидном поступке, избегать размышлений на опасные темы и т.д.
Во-вторых, получив опасную информацию, можно "задним числом" снизить авторитетность источника. Таким образом снижается значимость информации, ее еще легче забыть.
В-третьих, можно подвергнуть информацию сомнению с помощью разных уровней непонимания, тоже задним числом.
Следовательно, даже если коммуникация происходит на фоне доверия к собеседнику, контрсуггестия все равно может иметь место, но уже не как внешний барьер, а как способ понижения значимости неприятной информации. Если мы хотим увеличить эффективность, надо стремиться, чтобы у наших слов, нашего сообщения был двойной запас прочности, которого бы хватило не только на преодоление внешних барьеров, но и на то, чтобы не сработала внутренняя защита. 1

<< предыдущая страница   следующая страница >>