microbik.ru
  1 2 3 ... 10 11

2. Немного об обосновании проблемы



Смысл понятия «оценочная деятельность» в России постепенно изменяется. Если в начале ее появления были разные толкования, то постепенно происходит сближение с тем смыслом, который вкладывается на других языках в понятие «практика», и который отличается от обычного понимания деятельности как обычного, пусть активного труда (т.е. как «activity»   по-английски). Именно в независимо-предпринимательском смысле говорят, например, о медицинской практике и, соответственно, о практикующем враче, хотя по-русски добавляют еще и упоминание о частном характере такой «практики».

В России той предпринимательской и образовательной дисциплине, которая касается оценочной деятельности, за прошедшие годы многими давались самодельные названия, исходя из сугубо вкусовых предпочтений, которые расцвели в период общего разброда и шатаний. В названиях оценочных компаний и учебных курсов пестрят такие сочетания: «оценка и/или экспертиза собственности», то же самое – с недвижимостью, или же – все чаще   с имуществом, но при этом все опасаются применять слово «стоимость»

Непрерывно проводимый мной мониторинг научных и практических знаний, касающихся стоимостной (по-современному понимаемой) природы явлений, подводит к противоречивому выводу. В России сейчас сложились благоприятные возможности для перехода к общепринятой в мире стоимостной оценке, НО такой переход возможен только вместе со смежными профессиями, реформа которых буксует из-за незнания и/или непонимания новейших научно-методологических основ оценки стоимости имущества.

Оставляя важные подробности для проводимых мной научных исследований, сформулирую их обобщение.   Новейшая научная методология, в целом, и применительно к экономическому знанию, в частности, – в последние годы преодолела внутренний кризис и стала существенно иной, основанной на системном информационно-коммуникативном понимании реальности и на множественности (плюрализме) методов, единство которых обеспечивает профессиональный дискурс (язык как способ выражения знаний и умений).

Произошло и происходит переосмысление разрозненных фрагментов накопленных знаний и умений. При этом стирается грань между фундаментальным и прикладным (практическим) знанием, а фигуру «нейтрального наблюдателя» заменяет деятельность профессионального специалиста, являющаяся не помехой, а единственным источником истинного знания. Итак, для стоимостной оценки истинным («объективным»   через «субъективное» суждение актора) является только результат профессиональной оценочной деятельности, и сегодня в мире нет иных способов постигать эту истину.

Не благие пожелания, а требование времени и новейшая научно-практическая методология вызвали столь большое внимание к кодексам поведения (и/или этики) и к другим институциональным условиям экономических измерений. Наивно предлагать универсальные решения и ускорять события, но одновременно является уже не наивным, а вредным   для нашего дела и для государства   существующая в России номенклатурная зарегулированность, которая выражается не в создании НОРМАЛЬНОЙ экономической среды, а в навязывании оценщикам непрофессиональных суждений и требований.

Избавиться от различных форм давления на оценщиков, которое неизбежно приводит к несусветному искажению истины, можно только ОБЪЕДИНЕНИЕМ ВСЕХ НАШИХ УСИЛИЙ ради той истины, которую по крупицам собирают сами оценщики в своей наилучшей общепринятой практике, отраженной в новейших стандартах оценки.

Все структуры власти должны относится к оценочной деятельности не исходя из номенклатурных (т.е. ведомственных, а чаще – лично-карьерных) интересов, а во благо истины и, значит, государства. Искажение истины при конкретной оценке стоимости имущества должно осуждаться профессиональным сообществом как продолжение «жизни по лжи», как уничтожение (вместо созидания) неосязаемой, но реально существующей социально-психологической материи (или среды), изучение которой помогает оценить стоимость, не отождествляемую с формальной суммой сметных или учетных затрат.

В последней формулировке мной с особой тщательностью выверено каждое слово, и для каждого слова могут быть представлены развернутые обоснования из новейших научно-методологических работ и наилучшей оценочной практики. Наиболее близким к нашим делам является приведенное в следующем параграфе краткое обсуждение работ Питера Боера7. Пока приведу одно его высказывание, которое для меня самого является повторением пройденного, но в России же привыкли, что нет пророков в своем отечестве.

Термин стоимость имеет как широкое, так и узкое коннотационное (смысловое) значение. В настоящей книге я намеренно использую одно из наиболее узких определений. Оценка стоимости в этих рамках означает придание объекту имущества некоторой количественной характеристики – для этого достаточно денежной величины.

Я признаю существование и правомерность других «систем ценностей», однако я выбираю именно это, более узкое определение, так как его смысл является наиболее убедительным. Более широкие и, вместе с тем, менее материалистические определения стоимости, хотя и согласуются со словарем, пока что являются лишь «мутной водой».

(Подчеркивания здесь и в следующих цитатах сделаны мной,   Г.М.)

Основную роль в современной оценочной деятельности и в управлении стоимостью играют те свойства неосязаемой материи, которые вновь стали называть сущностными (эссенциальными) или субстанциональными – НО в рыночно-институциональном смысле.

Выделенные термины применяются в Международных стандартах оценки (МСО) и характеризуют как самостоятельность индивидуальных (субъективных) суждений инвестора, так и их включенность в коллективную информационно-коммуникативную среду – этот термин введен почитаемым в мире современным социальным философом Юргеном Хабермасом8, членом редколлегии российского журнала «Вопросы философии».

Для наших задач экономическая среда (рыночная и нерыночная) институционально оформленных социальных и личностных проявлений позволяет осмыслить ту капитализацию, которая происходит не непосредственно, а только посредством их включения в хозяйственный оборот, что намного шире, чем «оборот прав по ГК РФ».

Умственные (интеллектуальные) и чувственные (сенсорные) ценности   в том числе, информация   представляют собой те особенности имущества (или актива, или капитала), которые неразрывно связаны с его институциональной формой. К каждому из выделенных понятий обычно добавляется эпитет, характеризующий неосязаемость.

Но при этом мы остаемся в круге материального воспроизводства, и не выходим за пределы научного, а, значит, рационального познания мира – в ту сферу нематериальных и абсолютно иррациональных ценностей, которые связаны с религиозной верой, и считаются «непознаваемым таинством», особым проявлением которого является «чудо».

Религиозная вера   при самом искреннем ее исповедании – не имеет отношения к тем делам «для кесаря», которыми занимаются оценщики. Оценочная деятельность – как рациональная практика (НО в новом понимании рационального, что включает изучение регулярных иррациональных проявлений)   не кощунствует с какой-либо оценкой «чуда».

Привнесение в 1990-е годы в бухгалтерский (а затем – и в оценочный) язык термина, выпадающего из всего русского языка,   «нематериальные активы»   является не только результатом некритичного иноязычного заимствования, но и следствием незнания и непонимания современной научно-практической методологии экономических измерений.

Не вина тех, кто занимается оценочной, бухгалтерской, инвестиционно-проектной деятельностью – по не ими заведенным правилам. Кто, где и как устанавливает правила, будем разбираться постепенно, занимаясь только своим делом,   научно-практическими основаниями оценки стоимости имущества и управления стоимостью имущества.



<< предыдущая страница   следующая страница >>