microbik.ru
  1 2 3 4 ... 10 11

3. О созидании стоимости в Новой экономике и уничтожении стоимости в России



Перевод трех упомянутых выше книг Питера Боера по оценке стоимости технологий (вообще-то, не только «высоких технологий», но и тех, которые применяются в традиционных отраслях, в добывающей промышленности, в социальной сфере) готовится нами сейчас к изданию. Последняя из перечисленных книг датирована ее автором (в предисловии)   июлем 2004 г., а доступной для перевода она стала в ноябре.

Разнообразный опыт П. Боера накоплен им более чем за четверть века. Его опыт в своем развитии очень близок к тому пути, который был пройден мной за тот же период. В 70-80г.г. мной были выполнены разработки по расчетам экономического эффекта новой техники, по созданию «Комплексной методики» (см. в статье [1]) и вплоть до 1991-го года проводились детальные расчеты, показывавшие отрицательную эффективность отечественного НТП. В дальнейшем методология экономических измерений получала отражение в практической работе, а сегодня важнейшими являются актуальные задачи по осмыслению (по-русски!!!) и освоению новейших Международных стандартов оценки.

Я неоднократно публиковал прокомментированные фрагменты из переводов работ П. Боера в некоммерческих информационных и учебных изданиях, а также на сайте РОО.

Приведу новый фрагмент   в нем я обнаружил отголосок темы, разрабатывавшейся мной четверть века тому назад: созидание и уничтожение стоимости. Напомню, кстати, идею Йозефа Шумпетера о «созидательном разрушении». Но ее трудно приложить к современной России, о которой П. Боер пишет в главе под удручающим названием «Вырождение происходит: древняя Мексика, древняя Зимбабве и современная Россия»:

Угроза вырождения не устраняется за счет модернизации. Россия, инженеры которой в наш век отправили человека в космос, скользит по наклонной плоскости. Она в 1980-х гг. декапитализировалась до уровня, когда стала не в состоянии сохранить Советский Союз. Рост ее валового национального продукта (ВНП) в 1990-е г.г. был по большей части отрицательным, сейчас она переживает серьезное снижение рождаемости и продолжительности жизни. Причины «большого скачка» России назад, как представляется, обусловлены совершенно неэффективной системой внутриэкономических операций, которая является побочным продуктом командной экономики. Проблемы страны какое-то время обострялись чрезмерным отвлечением ресурсов на военные нужды, продиктованное стремлением к поддержанию паритета с более богатыми соперниками. ... Если придерживаться терминологии настоящей книги, то Россия обладала высоким уровнем человеческого капитала, особенно в науке и инженерном деле, и огромными запасами природных ресурсов. Однако отсутствие культуры создания бизнес-планов обусловило то, что ее капитал нельзя было перевести в созидание стоимости. До тех пор, пока Россия в целом не научится работать в условиях, когда будут покрываться затраты на применение капитала9 (т.е. будет положительный экономический эффект, по нашей терминологии,   Г.М.), процесс вырождения будет продолжаться. Продолжающаяся утечка капитала свидетельствует, что эта точка еще не достигнута... Теперь несколько государств (Польша, Чехия, Венгрия и Эстония) научились зарабатывать средства, покрывающие затраты на применение капитала, в то время как большинству других это не удается. Россия, Украина и другие новые государства пока что не могут обуздать деятельность своих мафий по разграблению богатств и основанную на кражах власть, которые вносят свой вклад в уничтожение стоимости в этих обществах.

Первое в России издание «Составление бизнес-планов» (серия «Пособия Эрнст энд Янг») было нами подготовлено в 1994 г., затем было несколько «чистых» переизданий, а в последние годы – «пиратских». В 1995-98 годах нами была выполнена дюжина подобных разработок, в том числе, изданы для широкого пользования пособия этой же серии: «Финансы и инвестиции», «Привлечение капитала», «Как понимать и использовать финансовую отчетность». Все эти издания до сих пор популярны в бизнес-сообществе.

Но вся эта методология не стала основой деловой культуры в России по причине нежелания ее осваивать криминальным бизнесом и коррумпированной властью. Это всем известно, а П. Боер лишь кратко это сформулировал, и обозначил словом «вырождение».

Одновременно с декабрьскими мероприятиями в России, о чем я писал в прошлой статье (см. сноску [1]), в США прошли мероприятия (см. на www.sternstewart.com) по «экономической добавленной стоимости» (ЭДС), начало которой положила в 1991г. книга Беннета Стюарта «Поиск стоимости»10. Приобретя только что изданную книгу, я тогда не счел нужным ее переводить, хотя включал краткие сведения о ней в пособия, отмечая, что этот теоретически несложный метод аналогичен отечественным методикам 1970-80 годов.

Сокращенное название этого показателя снабжено символом зарегистрированного товарного знака (EVA®), но для специалистов является очевидным, что это   бухгалтеризованный вариант (с сотнями корректировок) метода, давно известного у нас как оценка годового экономического эффекта новой техники, после чего у нас шла оценка интегрального экономического эффекта с учетом факторов риска и неопределенности.

Если рассматривать ЭДС – не просто как практический измеритель и инструмент управления стоимостью, а как символ современной научно-практической методологии,   то следует привести здесь слова патриарха научного менеджмента Питера Друкера, сказанные им в 1998 году: «Это не прибыль, если Вы не получаете дохода, покрывающего затраты на применение капитала (not earn the cost of capital). Альфред Маршалл сказал это в 1896-м, Питер Друкер говорил это в 1954-м и в 1973-м, и теперь экономическая добавленная стоимость (ЭДС) систематизировала эту идею, слава Богу» (цитирую по 11).

Однако такие спорадические и далеко не полные объяснения лишь свидетельствуют о необходимости более осмысленного практического применения новых методов оценки для целей управления стоимостью. Их развитие можно найти во многих новейших разработках, связанных с оценкой, но лишь подход на основе «реальных опционов» воспроизводит такую практику принятия управленческих решений с учетом реальной изменчивости стратегических планов, которую освоили менеджеры новейшей формации.

Тем самым обеспечиваются не только экономические измерения, соответствующие новейшим знаниям, но одновременно   без слишком условных допущений – и управление предприятиями и проектами на основе стоимости (Value-based management).

В этой связи приведу еще одну цитату из перевода П. Боера, касающуюся основы понимания широко распространенного метода «реальных опционов» (на основе стратегических бизнес-планов, принципиально отличающихся от директивных планов):

Планы являются опционами («опцион»   это буквально «возможность выбора», что важно знать для осмысления по-русски англоязычного термина, которого нет в других европейских языках,   Г.М.). План отличается от физического или финансового актива, он имеет в виду производство, так как у собственника плана есть свобода видоизменять план по мере изменения обстоятельств. Эта свобода обладает стоимостью, которую можно анализировать количественно. В этой идее заложен значительный смысл, так как реальные опционы оцениваются иным образом, нежели ценные бумаги.

...Планы начинаются как реальные опционы и трансформируются в осязаемый капитал, когда опционы исполняются. Эта идея нова, особенно как перспективный подход к оценке стратегического капитала... Для того чтобы оценить благоприятную возможность (а потому и стратегическую премию), аналитик должен тщательно отделять индивидуальный риск от систематического риска...

Эта идея дает универсальный метод стоимостной оценки, такой, который в равной мере применяется как к самой вялой компании старой экономики, так и к рисковой новой интернет-компании. Она также создает рамки для особых проблем стоимостной оценки, которые возникают, когда в пределах традиционного операционного бизнеса осуществляются блестящие инновации. Стоимость таких опционов при двойственных условиях быстрого роста и быстрой изменчивости может быть огромной, и бесспорно выше, чем можно было бы интуитивно догадаться. Руководителям НИОКР и тем, кто занимается их планированием на всех уровнях, необходимо обосновывать рекомендации, касающиеся ресурсного обеспечения НИОКР. Эта задача является неизбежной частью как годового бюджета, так и различных вариантов долгосрочных планов. Такие люди высоко ценят стремление к переходу от качественной   к количественной стоимостной оценке экономического эффекта новой технологии.

Последние выделенные мной слова в точности соответствует не только смыслу, но и терминам наших разработок 25-летней давности, которые игнорировались на родине и в ту пору, и – как это ни парадоксально – теперь, в Новой России без Новой экономики.



<< предыдущая страница   следующая страница >>