microbik.ru
  1 2 3 ... 15 16
Глава 1. Сущность и содержание права военнослужащих на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства

1.1 Правовые основы свободы передвижения, выбора места пребывания и жительства военнослужащих, а также их выезда за пределы Российской Федерации.

Право каждого (в том числе и военнослужащего) на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, а также право на выезд за пределы Российской Федерации относятся к основным правам и свободам человека, признанным таковыми мировым сообществом. Передовыми государствами в 1945 году был принят Устав ООН, в котором впервые в мировой практике межгосударственных взаимоотношений была заложена основа широкого развития сотрудничества государств в области прав человека. Как записано в Уставе, одной из целей ООН является обеспечение международного сотрудничества «в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии…»6.

Таким образом, Устав ООН ввел в международное право принцип уважения основных прав человека, налагающий на государства соответствующие обязательства7.

С принятием Устава ООН в мире получила мощное и динамичное развитие новая отрасль международного права – международное право прав человека.8 Ядро отрасли образуют общепризнанные принципы и нормы о правах человека, которые содержатся в декларациях, многосторонних международных договорах и соглашениях (конвенциях).

Одним из основных документов, по которому можно судить о содержании общепризнанных принципов и норм о правах человека, является Всеобщая декларация прав человека, принятая и провозглашенная Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года9.

Важность этого документа заключается в том, что в нем был впервые закреплен перечень основных прав и свобод человека. В ст. 13 Всеобщей декларации определяется право каждого человека свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства, а также право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну.

По общему правилу Декларация не является документом, имеющим обязательную силу, и не налагает каких-либо конкретных обязательств на государства-члены ООН. Всеобщая декларация прав человека провозглашена «в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и все государства…»10. Однако в связи с чрезвычайно важным значением, Всеобщая декларация прав человека в силу обычая признается документом, устанавливающим правила, которые являются обязательными для других государств11. Бывший член Конституционного суда Австрии Р. Махачек справедливо отмечает, что «мы можем с полным основанием сказать, что Всеобщая декларация прав человека стала частью обычного права наций и является обязательной для всех государств»12.

Другим важнейшим источником общепризнанных норм и принципов о правах человека является Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г.13 В ст. 12 данного Пакта предусмотрено: «Каждому, кто законно находится на территории какого-либо государства, принадлежит, в пределах этой территории, право на свободное передвижение и свобода выбора местожительства (п.1); Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную (п.2)». Кроме этого, в пункте 3 данной статьи предусмотрены основания ограничения указанных прав. Положения данного Пакта имеют для государств, его подписавших14, обязательную юридическую силу, с его помощью в судебном порядке может обеспечиваться защита прав человека в случае их нарушения.

Этим же Пактом установлен механизм защиты нарушенного права. В части IV Пакта содержится процессуальная норма, закрепляющая организационные мероприятия и механизмы, необходимые для защиты и реализации указанных в нем прав и свобод. Например, для защиты гражданских и политических прав образуется Комитет по правам человека.

В Факультативном протоколе к международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г., ратифицированном Россией только в 1991 году15 рассматриваются дополнительные процедуры в работе комитета по правам человека, а также уточняются его полномочия, определяется порядок обращения в Комитет пострадавших лиц.

Нормы о правах и свободах человека закрепляются также в международных документах регионального уровня – в рамках Совета Европы.

В 1996 году Российская Федерация вступила в Совет Европы. 30 марта 1998 года ею был ратифицирован протокол № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года. В ст. 2 данного протокола содержатся права каждого на свободу передвижения, выбор места жительства, а также на выезд из страны и возвращения в страну. Содержание данной статьи, за некоторыми исключениями16, почти полностью воспроизводит содержание ст. 12 вышеупомянутого Пакта.

Следует отметить, что на уровне Совета Европы создан эффективный механизм защиты основных прав и свобод человека, закрепленных в Конвенции о защите прав человека и основных свобод и в протоколах к ней. Центральное место в данном механизме занимает Европейский суд по правам человека17 Суд рассматривает петиции как отдельных лиц, так и государств. Государство, в отношении которого вынесено решение, обязано его исполнить. За этим следит Комитет министров Совета Европы.

Другим региональным международным сообществом, в рамках которого формируются нормы и принципы прав и свобод человека, в том числе и прав, являющихся предметом настоящего исследования, является Союз независимых государств (СНГ).

Устав СНГ18 в качестве одной из основных целей указывает обеспечение прав и основных свобод человека в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и документами Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ). В Декларации глав государств СНГ19 о международных обязательствах в области прав человека и основных свобод 1992 г. участники обязались принять меры с целью приведения национального законодательства в соответствие с принятыми обязательствами в области прав человека.

Каталог основных прав и свобод, в том числе и право на свободу передвижения, выбор места жительства, право выезда за пределы страны закреплен в Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека (ст. 22), подписанной в Минске 26 мая 1995 г20.

Признание норм и принципов о правах и свободах человека со стороны государства фактически придает этим нормам обязательный (императивный) характер.

Международное право прав человека исходит из того, что соответствующим статусом права и свободы должны обладать и в правовой системе государства. Государство не имеет права совершать, какие бы то ни было действия, направленные на уничтожение или неправомерное ограничение любых международно-признанных прав и свобод.

Согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Положение о соответствии норм международного и национального законодательства имеет существенное значение и для правотворческой, и для правоприменительной деятельности. Законодательные и исполнительные органы государственной власти в процессе правотворчества должны оценивать издаваемые ими нормативные правовые акты с позиции соответствия нормам международного права.

В качестве примера соблюдения норм и принципов международного права в области прав человека в процессе нормотворческой деятельности можно привести высказанное отрицательное мнение Президента РФ относительно принятого Советом Государственной Думы проекта закона о внесении дополнений в Закон «О праве граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах РФ». Основанием послужило, в частности, то, что предложенный проект противоречит упомянутому закону, принятому «в соответствии с международными стандартами по правам человека, закрепленными Всеобщей декларацией прав человека, Международным пактом о гражданских и политических правах, а также Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод…»21.

Таким образом, нормами международного права закрепляются права каждого, законно находящегося на территории страны, на свободу передвижения, выбор места жительства, на свободный выезд из страны. Данные права признаются мировым сообществом, следовательно, они признаются в качестве основных прав. В нормах международного права формируется международно-правовая основа защиты основных прав и свобод человека, а также основания и условия их ограничения.

Российская Федерация путем ратификации международных договоров признает примат основных норм и принципов о правах человека и включает их в свою правовую систему.

В связи с этим можно констатировать, что нормами международного права или международным правом прав человека осуществляется правовое регулирование исследуемых прав граждан Российской Федерации, в том числе и военнослужащих.

Основу правового регулирования прав граждан, в том числе и военнослужащих на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, а также выезда за пределы Российской Федерации, составляют нормы конституционного права.

Одним из источников его норм является Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 года22. В ней утверждаются права и свободы человека, его честь и достоинство как высшие ценности общества и государства. В ее содержание были включены и права, являющиеся предметом настоящего исследования (ст. 12). В Декларации отмечается необходимость приведения законодательства страны в соответствие с общепризнанными международным сообществом стандартами прав и свобод человека. Таким образом, в этом документе были сформулированы принципы и нормы в области прав человека обязательные для всего конституционно-правового развития государства.

Конечно же, основным источником конституционного регулирования прав и свобод личности является Конституция Российской Федерации, так как именно в ней закладывается основа системы взаимоотношений государства и личности, определяются основы правового статуса личности и его основные принципы, механизм защиты основных прав и свобод личности.

Конституционное воплощение нормы, закрепляющие основы правового статуса личности, получили во 2-й главе Конституции, где представлены основные права, свободы и обязанности человека и гражданина, признаваемые Российской Федерацией. Это в прямой форме выражено в ст. 64 – заключительной статье гл. 2 Конституции. В ней отмечается, что «положения настоящей главы составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации». Статьей 27 Конституции РФ гарантированно каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства, свободно выезжать за пределы Российской Федерации.

Корреспондирующие с данными правами обязанности в Конституции РФ, не представлены, однако в ней можно выделить общие обязанности граждан соблюдать Конституцию и законы (ч.2 ст.15), уважать права и свободы других лиц (ч.3 ст.17), защищать Отечество (ч.1 ст.59).

Важная роль в конституционном регулировании прав и свобод человека принадлежит заложенным в Конституции РФ принципам правового статуса человека и гражданина, которые должны иметь непосредственное влияние на деятельность законодательной, исполнительной, судебной власти, местного самоуправления, граждан.

Эти принципы являются базой на основе, которой реализуются права и свободы каждого. В силу универсальности данных принципов они распространяются и на права военнослужащих, на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, на выезд за пределы Российской Федерации. К таким принципам Конституция РФ относит:

  • приоритет прав и свобод человека, который выражается в провозглашении человека, его прав и свобод в качестве высшей ценности (ст. 2);

  • равенство прав и свобод человека (ч. 2 ст. 19);

  • неотчуждаемость и прирожденность основных прав и свобод (ч.2 ст. 17), которая опосредована естественным, а не волеустановленным характером прав человека;

  • непосредственное действие прав и свобод человека (ст. 18), которое исключает их разрешительный характер и особый порядок их введения в действие;

  • недопустимость произвольного ограничения прав и свобод (ч. 2, 3 ст. 55), то есть ограничение основных прав и свобод не должно быть дискреционным, а должно обусловливаться законом;

  • недопустимость дискриминации по какому-либо основанию (полу, возрасту, расовой, национальной или этнической, религиозной принадлежности, языку, социальному происхождению, имущественному и должностному положению и т.д.) (ч. 2 ст. 19);

  • недопустимость нарушения прав и свобод других лиц, при реализации своих (ч. 3 ст. 17);

  • единство прав и обязанностей (ч. 2 ст. 6), поскольку нет прав без обязанностей, как нет и обязанностей без прав;

  • защищаемость прав и свобод человека (ст. ст. 2, 45, 46);

  • гарантированность прав и свобод человека (ст. 2, ч. 1 ст. 17, ст.19).

Достаточно широко в Конституции представлены юридические гарантии прав и свобод человека. В науке конституционного права они определяются как совокупность условий средств и факторов, позитивно влияющих на обеспечение и защиту прав человека.23 Юридические гарантии охватывают все правовые средства осуществления и охраны прав и свобод человека и гражданина. Закрепление гарантий в Конституции РФ составляет правовую основу деятельности государственного механизма, обеспечивающего восстановление нарушенных прав и свобод, создающего возможности для их реализации. Обозначим некоторые из них.

По нашему мнению, наиболее обстоятельно и конкретно в Конституции закреплены гарантии прав человека в тех случаях, когда речь идет о привлечении его к уголовной ответственности, о применении к нему мер принудительного воздействия, о лишении его свободы (ст. 46-54). Указанные гарантии, безусловно, влияют на исследуемые права, так как не вызывает сомнений тот факт, что любое лишение (ограничение) личной свободы военнослужащего неизбежно влечет и ограничение его свободы передвижения.

Важной гарантией является исключительные полномочия Российской Федерации в регулировании прав и свобод человека (п. в) ст. 71). При этом, защита прав и свобод человека находится в совместном ведении, как Российской Федерации, так и ее субъектов.

Конституцией РФ осуществляется закрепление полномочий органов государственной власти в области защиты прав и свобод человека. Так, согласно ст. 80 Конституции РФ, Президент является гарантом прав и свобод человека и гражданина. Федеральное Собрание осуществляет защиту прав и свобод, закрепляя их гарантии посредством законодательной деятельности. В компетенцию Государственной Думы входит назначение на должность и освобождение от должности Уполномоченного по правам человека (п. д) ч. 1 ст. 103). Правительство Российской Федерации осуществляет меры по обеспечению прав и свобод граждан (п. е) ч. 1 ст. 114).

В восстановлении нарушенных прав и свобод личности особая роль принадлежит судебным органам – Конституционному Суду РФ, судам общей юрисдикции. Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле (ч. 4 ст. 125).

В системе органов, призванных содействовать в защите прав и свобод человека, предусмотрен и такой специфический орган, как уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.

Конституция РФ является ядром системы законодательства Российской Федерации. Ее нормы о правах и свободах получают дальнейшее развитие в федеральном законодательстве, при этом, не допускается нарушение принципа ее непосредственного действия. Это связано в первую очередь, с тем, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл и содержание законов в Российской Федерации.

Конституционные нормы о праве граждан на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства получили свое дальнейшее развитие в Законе РФ от 25 июня 1993 г. N 5242-I «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»24. Выезд граждан за пределы Российской Федерации регламентируется Федеральным законом от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»25.

В юридической науке сложилось понимание, что те или иные конституционные нормы находят свою дальнейшую конкретизацию в нормах отраслевого законодательства. Отсюда возникает вопрос, в сферу какой отрасли права входит регулирование прав военнослужащих на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства, а также выезда и въезда на территорию Российской Федерации.

Существует справедливое мнение, что личные неимущественные права в объективном смысле представляют собой комплексный правовой институт, включающий нормы различных отраслей права26. Следует отметить, что личные неимущественные права, относящиеся к предмету настоящего исследования, входят в сферу правового регулирования гражданского, административного, военного, уголовного, уголовно-исполнительного и других отраслей права.

Специфика гражданско-правового регулирования личных прав определяется предметом гражданского права.

В настоящее время среди ученых-цивилистов, еще не разрешен спор о включении в предмет гражданского права личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными. Начиная с 30-х годов XX века, в ходе научной дискуссии по данному вопросу сформировались три концепции, которые условно могут быть названы радикальной, негативной и позитивной27.

Авторы, придерживающиеся радикальной концепции, считают, что отношения по поводу благ, неотделимых от личности, образуют, по существу, самостоятельный предмет регулирования. Однако удельный вес этих отношений не достаточно велик для выделения их в самостоятельную отрасль права28.

Сторонники негативной концепции утверждают, что предметом гражданского права являются имущественные отношения и связанные с ними личные неимущественные. Б.Б. Черепахин считал, что личные отношения, не связанные с имущественными, гражданским правом не регулируются, а только охраняются, что объясняется разграничением понятий охраны и регулирования. Следовательно, личные неимущественные права не регулируются гражданским законодательством29. Этой же точки зрения придерживаются О.С. Иоффе, Л.К. Рафиева, В.С. Толстой, М.И. Брагинский30.

Позиция сторонников негативной концепции находит свое формальное подтверждение в части первой Гражданского кодекса РФ (ст. 2) в которой указывается, что гражданское законодательство регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Нематериальные права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ.

Представители позитивной концепции отстаивают точку зрения, что личные неимущественные права не только охраняются, но и регулируются гражданским правом.

А.Е. Шерстобитов путем анализа охранительной функции права и соотношения категорий «охрана» и «защита» пришел к выводу, что «…с точки зрения теории отсутствуют какие бы то ни было основания для исключения отношений, защищаемых нормами определенной отрасли права, из ее предмета.»31. Б.Н. Мерезин полагает, что под охраной в праве должно пониматься регулирование прав вообще с включением сюда и защиты прав32. Ряд ученых считают, что в рамки охраны или обеспечения в области регулирования субъективных прав и интересов включается превенция, защита, ответственность и т.д., применяемые раздельно или в сочетании33.

Исследуя правовое регулирование личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными М.Н. Малеина пришла к выводу об определенном родстве имущественных и личных отношений по предмету регулирования и о применении к ним общего метода регулирования34.

Позицию приверженцев позитивной концепции подкрепляет неопределенность формально-юридического закрепления вопроса гражданско-правового регулирования личных неимущественных отношений.

Анализ ряда статей ГК РФ подтверждает, что гражданское законодательство именно регулирует, а не только защищает личные неимущественные отношения не связанные с имущественными. Так, в ст. 128 ГК отмечается, что нематериальные блага являются объектами гражданских прав.

В п. 2 ст. 3 ГК РФ указывается, что гражданское законодательство регулирует отношения указанные в п. 1 ст. 2 (имущественные и связанные с ними неимущественные отношения) и п. 2 ст. 2 (отношения по поводу неотчуждаемых нематериальных благ). В ст. 150 ГК РФ указывается, что личные неимущественные права могут принадлежать гражданину от рождения. Эти положения доказывают существование личных неимущественных прав до их нарушения.

В настоящее время позитивную концепцию поддерживает большинство ученых-цивилистов, несмотря на противоречивую формулировку предмета гражданского законодательства, содержащуюся в п. 2 ст. 2 ГК РФ. В связи с чем, ими предлагается внести изменения в ст. 2 ГК РФ35.

Проводя исследование личных неимущественных прав, ученые-цивилисты на основании различных критериев предлагают варианты их систематизации и классификации. При этом обнаруживается, что некоторые из них не классифицируют исследуемые право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства не смотря на то, что указанные права относятся к личным неимущественным правам и согласно ст. 150 ГК являются объектом защиты гражданского права36.

Тем не менее, большинством ученых-цивилистов право на свободу передвижения и выбор места жительства рассматривается среди личных неимущественных прав, регулируемых нормами гражданского законодательства. Указанные права образуют юридическое содержание личных неимущественных отношений, которые соответствуют общим признакам их принадлежности к отношениям, регулируемым и охраняемым нормами гражданского права.

Среди таких признаков личных неимущественных правовых отношений в научной литературе выделяются:

1) отсутствие материального (имущественного) содержания, так как их нельзя оценить в денежном выражении;

2) неразрывная связь с личностью их носителя, они складываются по поводу особой категории объектов – нематериальных благ, носящих четко выраженный личный характер, что также означает невозможность их отчуждения или иной передачи другим лицам ни по каким основаниям37;

3) Правоотношение, элементом которого является субъективное право лица на нематериальное благо, является абсолютным, так как их носителю противостоит неограниченный круг обязанных лиц, которые должны воздерживаться от совершения действий, могущих нарушить его нематериальные блага38.

Указанные признаки нашли свое признание в науке и являются в основном общеприменяемыми. При этом следует отметить, что наряду с ними выделяются и другие признаки, которые подвергались обоснованной критике. Среди них: направленность на выявление и развитие индивидуальности личности; особый объект; специфика оснований возникновения и прекращения39; отношения, в которых осуществляется индивидуализация личности посредством выявления и оценки ее социальных качеств40.

Сложность определения универсальных признаков личных неимущественных отношений заключается в различном содержании нематериальных благ, по поводу которых они складываются, и эта проблема в настоящее время, по нашему мнению, весьма актуальна в науке гражданского права.

Вышеназванные признаки в основном соответствуют отношениям, складывающимся по поводу свободного передвижения и выбора места жительства. Однако они, как представляется, больше отражают специфичность неимущественных отношений, обособляют их среди иных отношений, что в конечном итоге не позволяет решить вопрос о предметно-отраслевой предопределенности исследуемых отношений. Как справедливо отмечает Т.В. Добрышевская, «кроме выявления специфических признаков личных неимущественных отношений, в процессе их исследования, необходимо выявить те общие признаки, которые объединяют их с другими, входящими в предмет отрасли, общественными отношениями»41 Н.Д. Егоров в качестве объединяющего свойства, регулируемых гражданским правом общественных отношений выделяет их взаимооценочный характер. Он считает, что если имущественно-стоимостные отношения предполагают взаимную оценку участниками этих отношений количества и качества труда, воплощенного в том материальном благе, по поводу которого отношения складываются, то личные неимущественные отношения предполагают взаимную оценку их участниками индивидуальных качеств личности, участвующей в этих отношениях. В имущественных отношениях взаимная оценка проявляется в стоимостной форме, а в неимущественных – в виде нравственной и иной социальной оценки личных качеств граждан. Он отмечает, что оценочный характер носят все общественные отношения. Однако взаимооценочный признак характерен только для тех общественных отношений, которые входят в предмет гражданского права42.

Также включение в предмет гражданского права личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, объясняется возможностью применения к ним метода гражданско-правового регулирования;43 существованием сходства в связи с отражением определенного состояния участников (личные блага выражают общественное состояние, имущественные ценности выражают состояние имущественной обособленности и самостоятельности);44 приобретением всеми личными неимущественными отношениями связей с имущественными из-за возможности использовать в случае нарушения такие способы защиты как взыскание убытков и компенсация неимущественного вреда;45 выделяется критерий равенства, как предметный признак, присущий отношениям, регулируемым гражданским правом.46

На наш взгляд, указанный перечень можно дополнить еще одним сущностным признаком. Гражданским правом регулируются и охраняются такие нематериальные блага и личные неимущественные права, пользование которыми обеспечивает личности возможность быть полноценным субъектом гражданских правовых отношений, что, прежде всего, предполагает активное индивидуальное участие личности в регулируемых гражданским правом общественных отношениях. В свою очередь свободное участие личности в гражданских отношениях способствует экономическому развитию страны.

Конрад Хессе отмечал, что свободный экономический и социальный строй не мог бы существовать без свободы передвижения, свободы выбора профессии и места работы47.

Не случайно и в нашей стране личные неимущественные права, по мере развития гражданского законодательства, находили свое юридическое закрепление в качестве элементов гражданской правоспособности и в процессе эволюции гражданского законодательства закреплялись в виде субъективных личных неимущественных прав48.

Так, согласно ст. 5 Гражданского кодекса РСФСР 1922 года, каждый гражданин РСФСР и союзных республик, в рамках общегражданской правоспособности, имел право свободно передвигаться и селиться на территории РСФСР. Закрепление свободы передвижения и поселения способствовало, прежде всего, развитию производительных сил республики, т.е. служило фактором экономического развития страны.

В Гражданском кодексе РСФСР 1964 года этот элемент правоспособности упоминается как право на избрание места жительства (ст. 10). В действующем Гражданском Кодексе РФ помимо аналогичного элемента правоспособности (ст. 18), закреплено право на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства (ст. 150).

М.Г. Маркова, выделяя общее свойство имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений, справедливо утверждает, что те и другие наиболее адекватны для проявления активной, инициативной, самостоятельной деятельности субъектов (создают для нее условия и стимулы).49

Трудно говорить о полноправном участии физического лица в гражданских правоотношениях, если оно не имеет права свободно передвигаться по стране, выбирать место пребывания и жительства, выезжать за территорию страны и возвращаться обратно. Место жительства гражданина связано с местом исполнения обязательств лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность (ст. 316 ГК РФ), местом заключения договора (ст. 444 ГК РФ), местом открытия наследства (ст. 1115 ГК РФ) и т.д.

Известны случаи, когда административными актами субъектов Российской Федерации ограничивались гражданские права граждан на избрание места жительства, пользования жилым помещением, находящимся в собственности.

Так, Законом города Москвы «О сборе на компенсацию затрат городского бюджета по развитию инфраструктуры города и обеспечению социально-бытовыми условиями граждан, прибывающих в г. Москву на жительство» от 14 сентября 1994 года, в статье 2 устанавливалось, что граждане Российской Федерации, прибывающие на жительство в город Москву на жилую площадь, принадлежащую им на праве собственности, уплачивают сбор в 500-кратном размере минимальной месячной оплаты труда. Аналогичные нормы содержались в Законе Московской области от 5 июля 1996 года, Постановлении Государственной Думы Ставропольского края от 6 октября 1994 года N 118-8, Законе Воронежской области от 10 марта 1995 года.

Вышеуказанные акты, а также другие акты названных субъектов Российской Федерации, изданные на их основе, как противоречащие Конституции Российской Федерации, были признаны Конституционным Судом Российской Федерации незаконными.50

На основании Закона Краснодарского края от 23 июня 1995 года «О порядке регистрации пребывания и жительства на территории Краснодарского края» нотариусы Сочинского нотариального округа отказывали в регистрации сделок с жилыми помещениями, если гражданин, приобретающий жилье, не имел постоянной регистрации по месту жительства в Краснодарском крае. Нормы указанного закона, в части установления ограничений прав граждан на выбор места жительства, были признаны Конституционным Судом РФ не законными.51

Как уже отмечалось, в сфере регулирования нормами гражданского права находится защита личных неимущественных прав. При нарушении права на свободное передвижение, выбор места пребывания и жительства возникают относительные правоотношения охранительного характера. Порождающим их юридическим фактом является правонарушение.

Ввиду того, что рассматриваемые права возникают по поводу личных неимущественных благ, они могут защищаться некоторыми способами, определенными в ст. 12 Гражданского кодекса РФ. Такими способами являются:

– восстановление положения, существовавшего до нарушения права;

– пресечение действий, нарушающих право или создающих условия его нарушения;

– признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

– прекращение или изменение правоотношения;

– неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

– компенсация морального вреда.

Согласно п. 5 ст. 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» возмещение морального вреда и убытков, причиненных военнослужащим государственными органами и органами местного самоуправления, производится в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Если нарушением исследуемых личных неимущественных прав военнослужащему нанесен имущественный ущерб, то применяются нормы гражданского права, регулирующие ответственность за причинение вреда (Гл. 59 ГК).

Если действиями, нарушающими право военнослужащего на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства причинен моральный вред (нравственные или физические страдания) то потерпевший вправе потребовать в судебном порядке его компенсации (ст. 151, 1099-1101 ГК).

Нельзя не согласиться с позицией Ю.К. Толстого, который считает, что моральный вред, причиненный нарушением нематериального блага, подлежит компенсации независимо от того, есть ли специальный закон, предусматривающий в соответствующих случаях компенсацию морального вреда. Если же моральный вред причинен нарушением имущественного права, то с 1 января 1995 г., т.е. с момента введения в действие части первой ГК, он подлежит компенсации лишь в случаях, предусмотренных законом.52

Таким образом, стоит придерживаться позиции, что гражданским правом осуществляется регулирование и защита отношений, связанных со свободой передвижения, выбором места пребывания и жительствалирует и зацищает

Военнослужащие, реализуя общегражданскую составляющую своего правового статуса, с изъятиями установленными законодательством, наравне с другими гражданами Российской Федерации могут участвовать в гражданско-правовых имущественных и неимущественных отношениях, совершать сделки с жилыми помещениями, вступать в наследственные отношения, пользоваться гражданско-правовыми способами защиты права на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства.

Право граждан, а также военнослужащих на свободный выезд за территорию Российской Федерации и беспрепятственный въезд, на современном этапе развития общественных отношений находится за пределами регулирования норм гражданского права. Хотя, по нашему мнению, это является не совсем оправданным. Если рассматривать это право с субъективной позиции, то безусловно обнаруживается близкое материальное содержание этого права с правом на выбор места пребывания и жительства. В основе этих прав лежат схожие социальные блага. Люди выезжают за границу не столько ради выезда, сколько ради свободного посещения различных мест, только за пределами границы Российской Федерации. Нарушение права на выезд за пределы страны также может защищаться посредством норм гражданского права.

Не отторгается данное право и цивилистикой. В некоторых работах ученых данное право упоминается, ему предлагается место в классификации неимущественных прав, регулируемых гражданским правом.53

В связи с этим, целесообразно включить указанное право в перечень прав, указанных в ст. 150 ГК РФ.

Правовое регулирование прав граждан, в том числе и военнослужащих, на свободу передвижения выбор места пребывания и жительства, а также на выезд за пределы Российской Федерации осуществляется также нормами административного права.

Как указывает Ю.М. Козлов «административное право часто проявляет свою регулятивную роль и там, где действуют нормы иных отраслей права. Соответственно, управленческими по своей сути могут быть и общественные отношения, входящие в предмет трудового, финансового, природоохранного, предпринимательского и даже гражданского права, что, однако, не исключает их из механизма административно-правового регулирования.»54.

Л.Л. Попов справедливо отмечает что, «конституционные права, свободы и обязанности граждан, связанные с регулирующим воздействием других отраслей права, для своей реализации нуждаются обычно в административно-правовом механизме, участии органов исполнительной власти, всей системы органов государственного управления».55

За последнее десятилетие, учеными – административистами отмечается, изменившийся подход к целям и задачам административного права. Отправным пунктом в данном преобразовании являются положения ст. 2 Конституции РФ, согласно которой «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». Следовательно, на первое место среди задач исполнительной власти выходят выражение, соблюдение и защита прав и свобод человека.

В связи с этим, в литературе выделяются основные цели административного права:

1. Создание условий для эффективной деятельности административной (исполнительной) власти как важного инструмента обеспечения безопасности граждан, общества, государственного аппарата, страны;

2. Обеспечение демократической организации исполнительной власти (государственной администрации);

3. Создание условий для реализации гражданами, их объединениями прав и свобод, осуществление которых связано с функционированием исполнительной власти;

4. Обеспечение защиты граждан и общества от административного произвола, от злоупотреблений, небрежности , некомпетентности, своеволия субъектов исполнительной власти.56

Регулирование прав граждан, в том числе и военнослужащих на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, прежде всего, выражается в установлении регистрационного режима на территории Российской Федерации, а также создании системы учреждений включенных в процесс регистрации перемещения граждан по территории страны (органы внутренних дел, органы, отвечающие за регистрационный учет граждан).

На территории Российской Федерации каждому гражданину РФ вменена обязанность, регистрировать свое изменившееся местонахождение: длительное - место жительства, или временное - место пребывания. Обязанность в регистрации возложена на граждан в соответствии со ст. 3 Закона РФ "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации".

Введенный данным законом регистрационный учет граждан сменил существовавший ранее институт прописки граждан, который, тесно функционируя с паспортной системой в СССР, не предоставлял гражданам права свободного передвижения и выбора места жительства. В силу того, что прописка носила разрешительный характер, отношения между гражданином и чиновником не были равными в связи с чем, они имели характер властеотношений. Соответственно правовое регулирование отношений в области реализации прав граждан на передвижение и выбор места жительства находилось исключительно в сфере действия норм административного права.

Регистрация граждан по месту жительства и по месту пребывания сама по себе не противоречит Конституции, поскольку является предусмотренным способом учета граждан в пределах Российской Федерации, имеющим исключительно уведомительный характер и отражающим факт нахождения гражданина по месту пребывания и жительства.

Органы государственной власти уполномочены лишь на регистрацию результата акта свободного волеизъявления гражданина при выборе места пребывания или жительства. Именно по этому регистрационный учет не может носить разрешительного характера и служить основанием для ограничения права гражданина на передвижение по территории Российской Федерации, а также выбор места пребывания и жительства.

При осуществлении выезда за пределы Российской Федерации на граждан, в том числе и военнослужащих, возлагается обязанность следовать правилам установленным Федеральным законом «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». Согласно данному закону, гражданин может реализовать свое право на выезд при наличии документа удостоверяющего личность гражданина РФ за пределами территории РФ - загранпаспорта, который оформляется и выдается, в соответствии с установленным данным Законом порядком. Этим же законом устанавливаются основания ограничения прав граждан (военнослужащих) на выезд. Порядок пересечения государственной границы регулируется Законом РФ «О государственной границе Российской Федерации»

В сфере правового регулирования нормами административного права находится также административное ограничение прав граждан, в том числе военнослужащих на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства. Ограничение осуществляется в рамках особых охранительных административно-правовых отношений, складывающихся в сфере государственного управления.

Среди них можно выделять: 1) административные ограничения, обусловленные противоправной деятельностью людей; 2) ограничения как средство обеспечения специальных правовых режимов.

Ограничения первой группы осуществляются в основном на основании Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ57 (КоАП РФ), которым предусматриваются группы однородных мер, ограничивающих свободу передвижения граждан. К таким мерам относятся:

– меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении (ст. 27.1). Среди таких мер можно выделить доставление (ст. 27.2), административное задержание (27.3), привод (ст. 27.15).

– мера административного наказания в виде административного ареста (ст. 3.9), которая, в отношении военнослужащих в силу ст. 2.5 Кодекса не применяется.

В сфере непосредственного государственного управления находится установление и обеспечение специальных административно-правовых режимов, в рамках которых, предусматриваются или могут быть предусмотрены ограничения прав граждан, в том числе военнослужащих на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, а также их выезда за пределы Российской Федерации.

К таким режимам можно отнести: режим военного положения58, режим чрезвычайного положения59, режим государственной тайны60, режим охраны Государственной границы и пограничный режим61, режим закрытых военных городков, режим закрытых территориальных образований62, режим обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения63 и т.д.

Общими характерными чертами указанных режимов является то, что баланс прав и обязанностей субъектов административного права, по отношению к обычному состоянию общественных отношений, смещается в сторону усиления полномочий органов исполнительной власти, и ограничения личности в правах и возложения на нее новых обязанностей.

Нормами административного права регулируется также административный порядок восстановления нарушенного права военнослужащего. Он реализуется в рамках конституционного права гражданина обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (ст. 33 Конституции РФ).

Федеральным законом «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27.04.1993 года64, установлено, что кроме обращения в суд гражданин имеет право обратиться с жалобой на действия (решения), нарушающие его права и свободы к вышестоящему в порядке подчиненности государственному органу, органу местного самоуправления, учреждению, предприятию и объединению, общественному объединению, должностному лицу, государственному служащему.

Общий порядок рассмотрения административных жалоб регулируется Указом Президиума ВС СССР от 12 апреля 1968 г. N 2534-VII "О порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан" (в ред. от 4 марта 1980 г., с изм. и доп. от 2 февраля 1988 г.)65, который применяется в части не противоречащей действующему законодательству. На основании указанного акта военнослужащий, вне зависимости от ведомственной принадлежности может обратиться в административный орган – субъект государственной власти, действиями (бездействием) которого нарушено его право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, а также право на выезд за пределы Российской Федерации. Государственный орган действиями (бездействием) которого нарушены указанные права, обязан в пределах своей компетенции принять и рассмотреть жалобу по существу.

В целях совершенствования механизма разрешения обращений граждан в структуре Администрации Президента РФ функционирует Управление по работе с обращениями граждан, в котором осуществляется централизованный учет письменных и устных обращений, обеспечение рассмотрения обращений граждан адресованных Президенту РФ, Правительству РФ, Администрации Президента РФ.

В некоторых Федеральных органах исполнительной власти приняты соответствующие инструкции. Так приказом ФСБ РФ от 4 декабря 2000 г. N 613 утверждена Инструкция о порядке рассмотрения предложений, заявлений и жалоб граждан в органах федеральной службы безопасности. В соответствии с указанной Инструкцией военнослужащий, которому, например, отказано органами ФСБ РФ в согласовании вопроса о выдаче справки необходимой для оформления загранпаспорта вправе направить в указанный орган соответствующую жалобу.

Для разрешения отдельных вопросов, связанных с реализацией прав граждан, в том числе военнослужащих, в органах исполнительной власти создаются специальные комиссии. Например, Межведомственная комиссия по рассмотрению обращений граждан Российской Федерации в связи с ограничениями их права на выезд из Российской Федерации66.

Непосредственно, права военнослужащих на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, а также на выезд за пределы Российской Федерации регулируется нормами военного права. Специфичность военного права как отрасли отечественной правовой системы выражается в его комплексности. Нормы традиционных отраслей права глубоко проникают в сферу военной составляющей организации государства и оказывают на нее существенное регулирующее воздействие. Так, нормы государственного и административного права регулируют отношения в области руководства Вооруженными Силами и военного управления. Нормами жилищного права регламентируются отношения по реализации жилищных прав военнослужащих. Отношения в сфере охраны воинского правопорядка регулируются нормами уголовного, уголовно–процессуального и уголовно-исполнительного права.

Наряду с нормами военного права, относящимися к различным отраслям права, военное право содержит большое количество правовых норм, которые направлены на регулирование собственно воинских отношений: устройство Вооруженных Сил РФ, порядок их комплектования; прохождение военной службы; установление прав, обязанностей и ответственности военнослужащих67.

Как в XIX веке справедливо отмечал военный историк П.Р. Бобровский «военное состояние, как и каждое состояние в государстве – духовное, гражданское – должно иметь свою особенную военно-законодательную систему – «военное право». Этим правом определяются особенности войскового быта, права и обязанности военнослужащих по отношению к государству, отношение их к прочим сословиям в государстве, ответственность их за нарушения воинских служебных обязанностей и т.д»68.

Современные авторы в качестве общего предмета военного права указывают общественные отношения, складывающиеся в области военной деятельности государства.69

Внутри этих отношений образуется система однородных, относительно самостоятельных групп общественных отношений, складывающихся в различных сферах военной деятельности государства. В литературе выделяются четыре группы таких отношений:

К первой группе относятся общественные отношения, складывающиеся в сфере обеспечения обороны страны и безопасности государства военными методами, подготовки и применения в этих целях всех элементов военной организации государства; военного строительства; управления военной организацией государства и ее всестороннего обеспечения.

Ко второй группе относятся отношения, связанные с исполнением воинской обязанности, поступлением на военную службу по контракту, прохождением военной службы, а также статусом военнослужащих.

В третью группу включаются отношения, связанные с поддержанием воинской дисциплины, законности и правопорядка, деятельностью органов военной юстиции.

В четвертую группу входят отношения, регулируемые нормами международного права, связанные с вопросами военного сотрудничества, а также ответственности за нарушение норм международного гуманитарного права.70

В составе этих групп отношений, регулируемых нормами военного права, входят и такие отношения, которые непосредственно связаны с исследуемыми правами военнослужащих на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства, выезда за пределы Российской Федерации.

Роль и влияние норм военного права на указанные отношения связаны, прежде всего, с их подробной правовой регламентацией, которая вызвана особым характером военной службы военнослужащих. Организация военной службы обусловлена спецификой возложенных на Вооруженные Силы РФ задач, а также необходимостью определения четких границ реализации общегражданских прав военнослужащих в условиях военной службы. Таким образом, характер военной службы предопределяет содержание правового положения (статуса) военнослужащих.

В литературе на основе сравнительного анализа гражданской государственной службы и военной службы выделяются характерные особенности последней. Некоторые из них непосредственно влияют на исследуемые в данной диссертации права военнослужащих, особенно в период исполнения ими обязанностей военной службы. Н.И. Кузнецов в качестве отличительных особенностей военной службы, наряду с другими особенностями, отмечает ее строго обязательный характер для военнослужащих, беспрекословность служебного подчинения, безусловность повиновения подчиненных военнослужащих требованиям командиров, начальников71. Н.Ф. Ноздрачев и А.В. Кудашкин отмечают специфику выполняемых задач и функций, наличие специальных принципов в организации военной службы, особые условия службы, наличие профессиональной специфики, особые служебные обязанности, особые условия и порядок поступления на службу, ее прохождения и другие особенности72.

Все вышеуказанные особенности военной службы предопределяют объективную необходимость строго регламентировать отношения связанные с определением места жительства военнослужащих, их передвижением, выездом за пределы страны. Правовая регламентация указанных отношений фактически сводится к сужению границ пользования военнослужащими исследуемыми общегражданскими правами.

Так, Федеральным законом «Об обороне»73 заложен экстерриториальный принцип комплектования воинских частей призывным контингентом, что само по себе исключает для них возможность пользования правом на свободу выбора места жительства. Подобные ограничения не исключены также и для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту. Анализ норм Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», Положения о порядке прохождения венной службы74 позволяет прийти к выводу о превалировании интересов государства при комплектовании воинских должностей военнослужащими любых категорий. После зачисления на военную службу, в пределах установленных сроков, военнослужащий не вправе по собственному желанию менять место военной службы, при этом, назначение военнослужащего в другую местность может производиться без его согласия. В качестве примера можно привести распределение военнослужащих по должностям после окончания высших военных учебных заведений.75

В статье 6 Федерального закона «О статусе военнослужащих» содержатся правовые основы реализации права военнослужащих на изменение места военной службы, от которого зависит и дальнейшее место жительства военнослужащего. Здесь же заложены основы регулирования передвижения военнослужащих в пределах места военной службы, а также реализации ими права на выезд за пределы Российской Федерации.

Уставом внутренней службы ВС РФ и Уставом гарнизонной и караульной служб ВС РФ76 регламентированы вопросы организации размещения воинских частей и военнослужащих, определены границы свободного передвижения военнослужащих, права и обязанности должностных лиц и военнослужащих, влияющие на исследуемые права.

В сфере регулирования нормами военного права находятся отношения в области реализации прав военнослужащих на жилье, которые имеют тесную взаимосвязь с отношениями, складывающимися при реализации прав военнослужащих на выбор места жительства. Особенно ярко эта взаимосвязь прослеживается при реализации прав увольняемых военнослужащих по «льготному» основанию77, имеющих общую продолжительность военной службы 10 лет и более на обеспечение жильем в избранном месте жительства78.

Жилищные права военнослужащих регламентируются ст.ст. 15, 23 Федерального закона «О статусе военнослужащих», механизм их дальнейшей реализации, содержится в Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации.79

Нормами военного права регулируются также вопросы реализации права военнослужащих на выезд за пределы Российской федерации. Хотя эти отношения складываются и реализуются не в процессе исполнения военнослужащими обязанностей военной службы, нормы военного законодательства оказывают на них регулирующее воздействие в силу прямого установления в ст. 19 Федерального закона от 15 августа 1996 г. N 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию" разрешительного порядка реализации права военнослужащих на выезд за пределы страны.

Процедура получения разрешения определяется Министром обороны Российской Федерации. Кроме этого, исключительно нормами военного права регулируются вопросы организации туризма в Вооруженных Силах Российской Федерации.

Кроме этого, на основании постановления Правительства РФ от 19 декабря 1997 г. N 1598 «О порядке оформления разрешений на выезд из Российской Федерации военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, а также федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба»80 органы военного управления включены в процесс оформления документов удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, по которым военнослужащие осуществляют выезд из Российской Федерации (загранпаспортов).

В сфере регулирования нормами военного права находятся также отношения, связанные с ограничением прав военнослужащих на свободное передвижение вызванных необходимостью применения к ним мер предусмотренных уголовным и уголовно-процессуальным законодательством.

Это обосновывается тем, что уголовным законодательством определен круг правонарушений, признаваемых воинскими преступлениями (гл. 33 УК РФ), а также предусмотрены специальные виды уголовного наказания, применяемые к осужденным военнослужащим. В связи с этим, в юридической науке получила новый импульс справедливая концепция о выделении в системе общего уголовного права военно-уголовного законодательства, которое в свою очередь входит в систему норм военного права Российской Федерации.81

Как отмечает Х.М. Ахметшин «военно-уголовное законодательство представляет собой совокупность уголовно-правовых норм, применяемых только к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, либо по контракту, а также к гражданам, пребывающим в запасе, во время прохождения ими военных сборов в связи с совершением преступлений».82

Кроме этого нельзя не отметить фактор вовлеченности, органов военного управления и должностных лиц, специализированных военных учреждений, в отношения связанные с правоохранительной деятельностью государства, распространением воинского правопорядка в сферу уголовно-исполнительных отношений. В результате чего, происходит взаимное проникновение военно-служебных отношений и отношений, регулируемых уголовным, уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным законодательством, что само по себе выделяет и обособляет данные отношения в комплексную систему военно-уголовного законодательства.

Ограничения прав военнослужащих на свободу передвижения может осуществляться при применении к ним мер процессуального принуждения, таких как задержание подозреваемого и некоторых мер пресечения, которые предусматриваются разделом IV Уголовно-процессуального кодекса РФ, а также при применении к ним уголовного наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части и ареста (ст. 44, гл. 33 Ук РФ).

Порядок и условия содержания подозреваемых и обвиняемых военнослужащих, в отношении которых применены меры процессуального принуждения, такие как задержание и заключение под стражу определяются Федеральным законом от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"83.

Порядок и условия содержания военнослужащих осужденных к содержанию в дисциплинарной воинской части и аресту определяется нормами Уголовно-исполнительного кодекса РФ от 8 января 1997 г. N 1-ФЗ84.

Специализированным учреждением, где военнослужащие содержатся в качестве подозреваемых, обвиняемых, а также арестованных являются гарнизонные, войсковые (корабельные) гауптвахты.

Деятельность этих учреждений, а также дополнительные условия содержания в них военнослужащих регламентировано актами военно-уставного характера85.

При этом, необходимо отметить, что данные военнослужащие из сферы военно-служебных отношений исключаются и включаются в сферу отношений, связанных с осуществлением и обеспечением правосудия86.

Как отмечает А.А.Толкаченко, «на таких военнослужащих полностью распространяются нормы Закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений", нормы УПК, а также нормативные акты, регламентирующие организацию и порядок несения гарнизонной и караульной службы в Вооруженных Силах»87.

Условия отбывания наказания военнослужащих в дисциплинарных воинских частях и другие вопросы организации содержания заключенных регламентируются Положением о дисциплинарной воинской части88 и Правилами отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими.

На осужденных к отбыванию наказания в дисциплинарной воинской части и аресту военнослужащих распространяется действие общевоинских уставов Вооруженных Сил и других основополагающих нормативных правовых актов военного законодательства с ограничениями, вытекающими из режима исполнения данного наказания и указанными в Федеральном уголовно-исполнительном законодательстве.



<< предыдущая страница   следующая страница >>