microbik.ru
1

Афины или Пирей?

Начнем с вопроса соотношения сил. Сулла пришел с пятью легионами и несколькими манипулами и отрядами конницы (Арр., Mithr. 30).

Войско Архелая, по мнению историка, было многочисленнее войска Суллы Арр., Mithr. 31., кроме того он регулярно получал подкрепления. Действительно ли у Архелая было больше 35 000? Мы знаем, что его флот насчитывал 70 корабле (класс всех неизвестен, но в 86 г. до н.э. Архелай говорит о триерах). Это 10000 -12000 солдат. Правда мы не знаем было ли у Архелая 70 кораблей с самого начала или это количество образовалось, считая подкрепления, которые он получил осенью 87 г. до н.э. Две тысячи Архелай дал Аристиону для охраны денег. Остался ли этот отряд для защиты Афин или вернулись к своему полководцу сказать трудно. Но при обороне Афин ни Аппиан, ни Плутрах не упоминают «понтийцев», «варваров» или «каппадокийцев». Да и статус Афин – независимого полиса не предполагал размещение там царского гарнизона. При эвакуации Мунихия Архелай вывез по свидетельству Аппиана 10 000, но можно ли верить этой цифре.

Сулла столкнулся с задачей захвата двух крепостей. Чему отдать предпочтение? Куда направить основные силы – на Афины или на Пирей? Одна из них – Афины защищается гарнизоном из граждан города, возглавляемые философом Аристионом. В другой – стоят профессиональные солдаты армия Митридата, возглавляемые талантливым полководцем Археаем (Сулла называет его «наиболее выдающимся»). Раньше Афины и Пирей были соединены Длинными стенами, но сейчас они полуразрушены. На море господствует флот Митридата. Иными словами – после падения порта Пирей Афины падут быстро, но Пирей может успешно держаться и без Афин. Пирей важнее с военной точки зрения, но Афины важнее с политической. Афины – символ борьбы Эллады за свободу, центр политической пропаганды Аристиона и его союзников, главный полис в возникшем антиримском союзе.

Первое решение Суллы было сконцентрировать все силы против Архелая: «Придя в Аттику, Сулла послал часть войск к городу осаждать Аристиона, а сам спустился к Пирею, где был Архелай и где за стенами держались враги» Арр., Mithr. 30.

Как можно понять из рассказа Плутарха, среди римских офицеров обсуждался и другой сценарий осады – начать с Афин: «выжди Сулла немного, он без малейшей опасности взял бы Верхний город, уже доведенный голодом до крайности, но стремясь поскорее возвратиться в Рим из боязни, как бы там не произошел новый переворот, он торопил события, не останавливаясь в ходе войны перед опасными предприятиями, многочисленными сражениями и громадными расходами» (Plut., Sulla, 12).

Первый штурм Пирея был неудачен: «Сулла пододвинул лестницы; он совершил много подвигов, но потерпел и много неудач, так как каппадокийцы защищались храбро» Арр., Mithr. 30. Трудно оправдать намерение взять штуро\мом с помощью одних лестниц стену высотой 20 м1. Расчет Суллы, видимо, был на то, что варвары в панике разбегутся от одного вида римских орлов. План не оправдался, и Сулла простоял под стенами Пирея почти год.

Поняв, что первоначальный план был ошибочен, римляне перешли к правильной осаде: стал строить земляную насыпь, «Рабочих, все оборудование, железо, катапульты и все другое подобного рода он получал из Фив, он срубил рощу Академии и соорудил огромные осадные машины» Арр., Mithr. 30.

Как можно понять из рассказа Аппиана первым делом с помощью осадных машин Сулла стал разрушать Длинные стены , пытаясь отрезать Афины от Пирея.

Понтийцы со своей стороны совершал вылазки на римлян, стоящих насыпь. Одна из атак предусматривала комбинированные действия пехоты и конницы, хотя вряд ли у Архелая было много конницы. Аппиан сообщает, что о планах Архелая Сулла узнал от предателей («двух аттических рабов из Пирея») и смог устроить засаду, в результате которой часть воинов Архелая была прижата к морю

Так как остановить строительство таким образом не удалось, то «когда насыпь стала сильно подниматься кверху, Архелай в свою очередь стал сооружать башни и поставил на них много орудий для защиты» (Арр., Mithr. 31.).

Архелай получил подкрепления их Халкиды и следующая вылазка понтийцев была проведена ночью и была успешной: «среди ночи Архелай, сделав стремительную вылазку, сжег одну из двух сооруженных «черепах» и все находящиеся в ней приспособления» (Арр., Mithr. 31).

Позиционная война продолжалась еще некоторое время. В конце осени Архелай снова получил подкрепление, на этот раз из Азии приплыл отряд полководца Дромихета. Это позволило понтийцам снова совершить большую вылазку, которую со стен должны были прикрывать пращники и лучники. Бой шел с переменным успехом, был момент, когда Архелаю личным примером удалось организовать успешную атаку и обратить легионеров в бегство. Однако, к мурена организовал контратаку, подошел легион занятый на хозяйственных работах и совместными усилиями им удалось опрокинуть понтийцев. «Архелай, который старался вновь повернуть их на врагов и вследствие рвения долгое время оставался в бою, был отрезан от ворот и поднят на стену на обрывке веревки» (Арр., Mithr. 32.).

С наступлением зимы Сулла отступил к Элевисну и решил выкопать ров, который должен был прикрывать его от атак понтийской конницы. Трудно сказать чьих атак он опасался. Вряд ли у Архелая оставались больше массы конницы после почти полугода боев – по крайней мере она больше не упоминается в описании боев. Но в Беотии действовала армия Неоптолема и она могла придти на помощь Афинам и Пирею. Павсаний правда утверждает, что это был Таксил, но кажется, что сообщение Аппиана ближе к истине – скорее всего Таксил шел вместе с Аркафием и успел бы подойти из Македонии, в то время как Неоптолем, видимо, принял командование остальной частью царского флота, расположенного в Халкиде. В таком случае понятно, что он не мог иметь большого корпуса конницы.

Именно зимой Архелай сталкивается с альтернативой - что важнее спасти: Пирей или Афины. Дело в том, что осажденный город начинается голод. С другой стороны, как справедливо считает Гуленков, зимой блокада Афин должна была стать менее плотной – основной лагерь Сулла перенес от стен Пирея в Элевсин и есть шанс регулярно направлять в город обозы с продовольствием. Предатели («два аттических раба») регулярно сообщали Сулле об этом, и он перехватывал обозы, хотя, вероятно не все. «Архелай, подозревая, что римлянам делается сообщение относительно хлеба и что есть предательство, тем не менее отправил хлеб, но поставил людей у ворот с огнем, чтобы сделать нападение на римлян, если Сулла направится с войском на идущих с хлебом» Арр., Mithr. 35.. В результате ему удалось ценой потери обоза сжечь римские осадные сооружения. Правильно ли было это решение? Что важнее Пирей или Афины? Теперь этот вопрос стоял не только перед Суллой, но и перед Архелаем. Имеет ли смысл пытаться спасти Афины ценой угрозы Пирею? Понятно, что полководец Архелай считал, что военно-морская база Пирей важнее. Надо помнить, что он ненавидел Аристиона. (см. ниже). Надо помнить, что именно в этот момент сорвалась попытка атаковать римскую армию в Аттике с тыла, предпринятая братом Архелая Неоптолемом. Что именно в эти дни Сулла внезапно предпринял внезапный ночной штурм Пирея, который чуть не закончился успехом: «ночью, когда сторожа еще спали, римляне, пододвинув при помощи машин лестницы к Пирею, взошли на стену и перебили ближайшую стражу». Правда, в тот раз у солдат Архелая хватило сил и мужества контратаковать и они не только отбили стены, но и «перейдя в нападение, убили начальника ворвавшихся, а остальных вновь выгнали за стены. А некоторые, сделав даже вылазку через ворота, едва не сожгли второй башни римлян; но Сулла, быстро двинувшись из лагеря и упорно сражаясь в течение целой ночи и на следующий день, отстоял ее» (Арр., Mithr. 32).

Угроза римских осадных сооружений становилась все более реальной. Архелай выстроил против римской осадной башни свою башню, и некоторое время шла «дуэль» между двумя башнями в которой римляне победили за счет более высокой артиллерийской мощи своего сооружения – он выстреливало двадцатью снарядами одновременно.

Так или иначе, видимо, Архелай решил, что в этой ситуации Пирей важнее. Мы не знаем больше ни о попытках направить в Афины обозы с хлебом, ни о попытке деблокировать город: «В Аттике же у города, который ужасно страдал от голода, Сулла соорудил много маленьких укреплений, чтобы никто не мог оттуда убежать и чтобы население еще больше страдало вследствие скученности» Арр., Mithr. 35. военные действия продолжались еще несколько месяцев и Архелай мог попытаться пробиться в город уничтожив эти «маленькие укрепления» но не стал. Вне зависимости от военной целесообразности этого решения защитники Афин должны были считать, что их бросили без помощи. Защитники Афин, по рассказу Аппиана «перерезали весь скот, что они варят шкуры и содранные кожи и жадно поедают отвар, а некоторые из них … и мертвых» (Арр., Mithr. 38). Что думал Аристион об Архелае в этот момент, мы не знаем. Мы знаем только, что Архелай ненавидел Аристиона и когда последний попал в плен к Сулле, то был убит. Причем убит не сразу в бою, что было бы объяснимо, а спустя два года. причем Сулла отравил своего пленника и Плутрах намекает, что это была услуга, оказанная Суллой именно Архелаю. Странная услуга. Всех остальных пленных друзей царя Сулла отпустил, а Аристиона нет. Архелай боялся, что Аристион что-то расскажет Митридату? Так или иначе, запомним выбор, который сделал Архелай: Пирей вместо Афин.

Военные действия продолжались и зимой. Подняв насыпь на «достаточную высоту» (вспомним, высота стен 40 локтей), Сулла стал устанавливать там метательные орудия, чтобы подавить сопротивление защитников стен, но солдаты Архелая еще раньше начали делать подкоп под насыпь, и она просела, правда, римляне успели оттащить орудия. Со своей стороны римляне также стали рыть контрподкопом и произошла стычка под землей ( «вот под землей они сталкивались друг с другом и сражались врукопашную мечами и копьями, поскольку это было возможно в темноте»). Подкопом и таранами римляне сумели разрушить часть стены. Однако, Архелай быстро остановил возникшую среди его солдат панику, подтяну подкрепления «все время вновь и вновь возобновлял сражение, одновременно взывая и побуждая всех своих, что «еще немного, и спасение для них обеспечено»». В результате к удивлению многих Сулла отступил. Ночью Архелай за брешью выстроил укрепления в виде полумесяца и когда на следующий день римляне возобновили атаку, то попали под перекрестны огонь и тех кто стоял на стенах, и тех, кто защищал новые укрепления. В результате Сулла «отказался совершенно от мысли взять Пирей приступом и перешел к осаде, чтобы подчинить его себе голодом». По сути это означает, что вся тактика Суллы выбранная изначально оказалась ошибочна. Он сооружал насыпь, построил огромное количество осадных машин, рыл подкопы, проделал брешь в стене, но штурм провалился. «Подчинять голодом» можно было и намного проще – блокадой. Но учитывая, что на море господствует флот Архелая и возможен постоянный подвоз продвольствия, а в Беотию движется понтийская армия продовльствие у римлян кончится раньше и решение «взять Пирей голодом» означает – «никогда». Компания в Элладе реально могла закончится поражением.

Именно на этом этапе, как сообщает Плутарх, «Суллой овладело неодолимое, безумное желание взять Афины — потому ли, что он в каком-то исступлении бился с тенью былой славы города, потому ли, что он приходил в бешенство, терпя насмешки и издевательства, которыми с городских стен ежедневно осыпал его, глумясь и потешаясь над ним и над Метеллой, тиранн Аристион».

Учитывая ситуацию «недолимое и безумное желание» объясняется просто - после провала штурма Пирея, который готовился с лета, надо было предъявить себе и легионерам хоть какой-нибудь военный успех.

Зная, что защитники Афин ослаблены голодом он «он одновременно придвинул лестницы и стал подрывать стены». Сулла ворвался в город, и в Афинах началось ужасное и безжалостное избиение. Ни бежать они не могли вследствие истощения, ни пощады не оказывалось ни детям, ни женщинам. Аристион и часть защитников Афин бежали в Акрополь, но вскоре сдались из-за нехватки в крепости воды.

Вслед за падением Афин в марте 86 года до н.э. Сулла вернулся к тактике активной осады Пирея. Римляне снова попытались прорваться в том месте, где в стене была брешь, и где Архелай построил стену в виде полумесяца. Бои в Пирее возобновились с прежним ожесточением. За то время, пока Сулла «подчинял Пирей голодом», понтийцы построили много новых укреплений и оказывали активное сопротивление. Наконец «Архелай, пораженный их бешеной и безумной настойчивостью, отдал в их власть стены и спешно отступил в сильно укрепленную и омываемую морем часть Пирея, где Сулла, не имея кораблей, не мог попытаться на него напасть» (Арр., Mithr. 40.).

Речь идет о крепости Мунихий, которую Архелай потом эвакуировал сам: по общему мнению современных историков, после потери Афин защита Пирея могла казаться бессмысленной. Захватив порт, Сулла сжег знаменитый Арсенал Филона – иными словами он и не планировал использовать Пирей как морскую базу. В данный момент у него не было флота – зимой он отправил Лукулла на Родос и в Египте собирать корабли, но те были еще далеко.

Осада Пирея стоила римлянам очень дорого: был потерян почти год дорогого для Суллы времени и почти половина армии. По справедливому наблюдению Молева к лету у римского полководца оставалось только 15 000 легионеров из 30 000 с которыми он пришел из Италии. Остальные получается были убиты, ранены или заболели. Еще одна такая осада и… Поэтому с военной точки зрения действия Архелая можно считать успешными. Другое дело – политический аспект. Падение Афин – морально-политическое поражение сторонников эллинской свободы - Митридат не смог оказать им эффективной помощи. Все это не могло не сказаться на ходе войны. Правильно ли тогда было решение Архелая защищать Пирей ценой отказа от помощи Афинам? Тем более, что он потом сам без боя эвакуировал Мунихий?


1 Аппиан утверждает, что высота стен была 40 локтей, Орозий говорит о «семерной стене»