microbik.ru
1




РАЗДЕЛ III. ГОРОДСКИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ.


ГЛАВА 1. Финикия.

Природные условия и занятия населения. Образование городов – государств.

Финикия занимала узкую приморскую полосу вдоль восточного побережья Средиземного моря, окаймлённую с востока Ливанскими горами, подступающими местами почти вплотную к берегу. Эта особенность природных условий Финикии отразилась даже в назва­ниях важнейших населённых пунктов. Так, название города Библа (по-финикийски — Гебал) означает «гора», города Тира (по-финикийски — Цур) — "скала".

Возможности для пашенного земледелия ввиду недостатка удобных земель были ограничены, но имевшиеся земли всё же могли интенсивно использоваться, так как ветры с моря приносили обильные дожди. Здесь преобладало садоводство, разводили оливковые деревья, финиковые пальмы, виноградную лозу и др. Кроме садоводства большую роль играло рыболовство; не случайно название одного из круп­нейших финикийских городов — Сидона означает «место рыбной ловли». Важным богатством страны были леса, росшие в горах Ливана над побережьем, изобиловавшие кедром и другими ценными породами деревьев.

Первоначальное население Финикии говорило, как предполагает ряд иссле­дователей, на несемитском языке. Но уже в III тысячелетии до и. э., согласно сви­детельству египетских источников, здесь обитали семитические племена. Их называли ханаанеями. Пришельцы вскоре смешались с коренным населением и ассимилировали его. Название «финикиец» встречается уже в египетских надписях середины III тысячелетия до н. а. в форме «фенех»; из этого названия древние греки сделали слово «фойникес» («красноватые», «смуглые»). Отсюда произошло название страны. По греческому тексту Библии, Ханаан - «страна пурпурной краски.

Осевшие в различных местах побережья семитские пле­мена длительное время жили в условиях первобытности. К концу III тысячелетия до н.э. и здесь начинают складываться небольшие государства. Каждое из этих государств имело в качестве экономического, политического и административного центра какой-либо портовый город.

Одним из таких городов-государств был Угарит. Здесь был раскопан укреплённый приморский город, в котором наряду с ценными вещественными памятниками были найдены многочис­ленные таблички, относящиеся к середине II тысячелетия до н. э., с текстами, написанными клинописным алфавитом, состоящим из 29 букв. Эти письменные памятника содержат мифы и другие религиозные тексты, проливающие свет на древнейшую финикийскую культуру, а также деловые документы.

Южнее Угарита, на острове близ материка, напротив Кипра, находился город Арвад. Островное положение этого города способствовало сохранению им независи­мости в войнах того времени. Он не был завоёван фараонами XVIII династии, подчинившими себе всю остальную Финикию.

Почти в центре финикийского побережья был расположен город Библ, который с древнейших времён находился в тесной связи с Египтом. Ещё в III тысячелетии до н.э. вывоз финикийских товаров в Египет производился главным образом через Библ. Египетская культура пустила здесь глубокие корни. Библ был, по-видимому, наиболее древним из финикийских городов-государств. В середине II тысячелетия до п. э. здесь создалось сравнительно большое государство путём подчинения Библом соседних небольших городов и поселений. Египетские цари XVIII династии сделали Библ своим главным опорным пунктом на побережье. В Библе широко пользовались египетским иероглифическим письмом; кроме того, здесь было распространено особое, местное, слоговое письмо, а позже — линейный алфавит.

Самыми южными городами Финикии были постоянно враждовавшие между собой Сидон и Тир, находившиеся неподалеку друг от друга. Оба города были защищены скалами от нападения внешних врагов. Наиболее безопасным было распо­ложение Тира, самого южного из финикийских городов. Он состоял из двух частей — поселения на материке и поселения на острове, отделённом от материка узким про­ливом. На этот остров перебирались в случае вражеского нашествия все жители города, когда невозможно было спасти материковую часть поселения от разрушения. С помощью флота остров мог снабжаться водой. Таким образом, Тир был недоступ­ным для вражеской армии, не располагавшей сильным флотом.


^ Торговля и мореплавание.

Финикийцы славились в древности как смелые и отважные мореплаватели. Они были искусными кораблестроителями и опытными мореходами. Самые выдаю­щиеся морские экспедиции, память о которых сохранила древняя история, были совершены финикийцами.

Уже во 2-м тысячелетии до н. э. они плавали вдоль всего побережья Северной Африки вплоть до Пиренейс­кого полуострова. Около 800 г. до н. э. на африканском берегу Тунисско­го пролива они основали колонию Картхадашт, что означает Новый го­род, или по-гречески Карфаген.

Геродот передает о путешествии финикийцев вокруг Африки. Это подтверждает тот факт, что финикийцы в глубокой древности плавали вокруг Африки.

Финикийские города отправляли многочисленные торговые корабли в Египет. Наряду с торговыми судами на верфях финикийских городов строились и гребные боевые корабли. Финикийцы были первыми, начавшими использо­вать рабов в качестве гребцов на су­дах, хотя во II тысячелетии до н. э. бы­ли ещё и свободные гребцы. Свою славу искусных кораблестроителей жители крупнейших городов восточного побе­режья Средиземного моря сохранили в течение многих веков. Название фини­кийских кораблей продолжает жить в слове "галера", вошедшем во все европейские языки.

Включение финикийских городов в середине II тысячелетия до н. э. в состав мощной Египетской державы содействовало дальнейшему развитию финикийских городов-государств. Восточное побережье Средиземного моря имело много естест­венных богатств, в которых нуждались соседние страны. Первым продуктом, кото­рым издавна торговали финикийцы, была сушёная рыба, один из основных продук­тов питания беднейшего населения древнего мира. Из других естественных богатств Финикии самыми ценными были кедровые и дубовые леса Ливана. Они давали первоклассный кораблестроительный и поделочный материал, например, для изго­товления саркофагов, в которых помешались мумии египетских вельмож.

Египетские папирусы сообщают о целебных растениях и о необходимых для бальзамирования смолах, привозимых из Финикии. Пригодная для земледелия территория, которой располагала Финикия, была невелика, но почва отличалась плодородием и тщательно обрабатывалась. Особенно крупную роль в торговле играло вино превосходного качества. Важ­ным продуктом садоводства Финикии было оливковое масло.

Некоторые финикийские ремесленные изделия отличались высоким худо­жественным совершенством. Среди добычи Тутмоса III анналы этого фараона упоминали золотые и серебряные вазы, украшенные головами животных, «работы Джахи», т. е. Финикии. Произведения финикийского художественного ремесла имели большую ценность также в глазах митаннийских царей. Впоследствии, уже в 1 тысячелетии до н. э., стали славиться финикийские стеклянные сосуды, изготов­ленные с применением стеклодувной техники. Во время египетского владычества вывозились в долину Нила финикийские ткани. Финикийцы первые стали из особого вида моллюсков добывать пурпурную краску и окрашивать ею шерстяные и льня­ные ткани.

Города Финикии торговали не только местными товарами, но и вывозившимися из Малой Азии, с Кипра, Крита, из области микенской культуры в Греции и из Запад­ного Средиземноморья. Финикийские города рано сделались средоточием транзитной торговли в современном им мире. Из Малой Азии финикийские купцы получали такие важные товары, как серебро и свинец, а позднее они вывозили оттуда железо. Финикийские города, в особенности Угарит, рано вступили в тесные сношения с островом Кипр, который был в то время главным поставщиком меди. Вероятно, происхождение латинского слова «cuprums» (медь) связано с названием этого острова. С Крита финикийские города получали предметы Эгейского художественного ремесла, а также продукты других стран Средиземноморья. Главным центром торго­вых связей" с Эгейским миром был Угарит, где, возможно, существовала даже по­стоянная микенская колония.


^ Работорговля и рабовладение.

В транзитной торговле Финикии большую роль играла рабо­торговля. Своими собственными гражданами финикийские города-государства обычно не торговали, и случаи продажи детей из бедных семей за границу имели место лишь в голодные годы; так, Рибадди, царь Библа, в своих письмах фараону Эхнатону сообщал, что сыновья и дочери народа Библа отданы в обмен на зерно за пределы государства. Объектом же купли и продажи в целях наживы были в Библе и в других городах лишь чужеземные рабы. У древних народов финикийцы прослыли безжалостными работорговцами. Финикий­ских мореплавателей считали не только купцами, но и пиратами — охотниками за людьми. Основная масса приобретавшихся рабов предназначалась для продажи с целью выплаты дани фараону. Известно, например, требование египетского фараона, обращённое к правителю одного из финикийских городов,— отдать дочь и послать и Египет вместе с ней в качестве дара наряду с серебром, колесницами и конями ещё 20 первоклассных рабов.

Однако некоторая часть захваченных рабов оседала в финикийских городах, поскольку условия финикийского рабовладельческого общества давали возмож­ность применить рабский труд в значительных размерах. Рабы могли применяться как в ремесле, так и в сельском хозяйстве с его террасообразной обработкой почвы на склонах гор. Земледелие в этих условиях требовало столько рабочей силы, что её не могло дать одно лишь свободное население финикийского города-государства. Несомненно, рабы использовались также в гаванях в качестве грузчиков и черно­рабочих; как упоминалось выше, рабы использовались и на кораблях в качестве гребцов. Судя по росписям фиванских гробниц в Египте, изображающим команды прибывших финикийских кораблей, можно предположить, что свободные фини­кийцы носили длинные волосы, а рабы должны были коротко стричь их. Приме­нялся, конечно, рабский труд и для домашних услуг.


^ Социальная стратификация финикийского общества. Свободное население финикийских городов-государств делилось, по крайней мере, на две группы.

  1. Господствующей группой была знать. Имеются основания утверждать, что знать была сосредоточена в укреплённом городе, а не в селениях и сельских местностях, которые названы в текстах «страной города». В письмах амарнского архива представители знати назывались «мужами» или даже «владыками города».

  2. Основная масса населения хотя и находилась в приниженном положении, но всё же представляла собой силу, с которой приходилось считаться и царю и знати. Сила народа в финикийских городах-государствах была обусловлена тем, что из его среды рекрутировалась основная масса воинов, как в сухопутное войско, так и на корабли.

По своим селениям и городским кварталам народ призывался в сухопутное вой­ско — в пехоту и в команды боевых кораблей. Знать выступала в качестве колесни­чих и поставляла командный состав флота.

Источники свидетельствуют о разложении в Финикии общинной собственности на землю. Из Угарита дошли до нас ранние свидетельства о завещании земли и её продаже, причем в этих документах речь идет об имуществе купцов. Одним из по­следствий увеличения имущественного неравенства было превращение земли в част­ную собственность, другим — появление людей, лишённых средств производства.

Земледельцы лишались своих наделов также в результате частых вторжении войск соседних государств и постоянных войн между городами-государствами Фи­никии. Так, царь Библа Рибадди писал фараону, что его хупшу, оставившие свои поля вследствие голода и вторжения неприятеля, бежали или в город Библ, или в области соседних городов.

Приток в финикийские города обедневших общинников не прекращался и, так же как наличие большого количества рабов, стал представлять серьёзную опасность не только для знати, но и для всего имущего населения.

Об одном из восстаний сообщал уже неоднократно упоминавшийся Рибадди, царь Библа, в своём письме фараону Эхнатону, Согласно его рассказу, Абдаширта, вождь хапиру, захвативших страну Амурру в Средней Сирии, предложил народу некоторых поселений, расположенных вблизи Библа, убить своих «владык города» и правителей. Население Аммиа, невидимому, послушалось этого совета, рассчиты­вая на освобождение от гнёта, которому подвергали богатые бедных.

Крупные рабовладельцы держали под своим контролем народное собрание и царя, который в торговых городах-государствах Финикии не обладал деспотической вла­стью царей Египта и Вавилонии. Среди финикийских государств, по-видимому, име­лись и олигархические республики.

Ни одно из финикийских городов-государств не имело силы объединить всю Финикию в рамках единого государства. В течение веков борьба шла лишь за преобладание того или иного финикийского города.


Религия.

Политическая раздробленность Финикии, не преодоленная в течение всей сё истории, имела своим последствием то, что финикийская религия не знала мифологических систем, подобных вавилонским, в которых боги других городов были принижены в угоду главному богу того центра, который объединял всю страну. Эта раздроблённость Финикии не могла создать жречеству какого-либо из городов возможность выдвижения своего бога в качестве «царя богов». Бог неба, являвшийся обычно главным богом к городах Финикии, имел имя нарицательное, а не собственное: он назывался просто «владыка» (Ваал), «царь города» (Мелъкарт), просто «власть» (Молох), или «бог» (Эль).

Рядом с богом неба Ваалом стояла его сестра или жена Анат, иначе Аштарт (Астарта). Вместе с божествами неба и земли почитался бог умирающей и воскресающей растительности - Адони — «господин мой» (в греческой передаче — Адонис).

Некоторые черты умираю­щего и воскресающего бога были внесены и в миф о гласном божестве Ваале. Основной темой обширного мифологического эпоса является повествование о смерти и воскресении Ваала и о верности ему и в жизни и в смерти его сестры Аштарт. Некоторые эпизоды близки сюжетам египетского мифа об Осирисе и его сестре Исиде. Как в Египте и Вавилоне, так и в Финикии зарождаются в связи с культом умирающего и воскресающего бога зачатки религиозной драмы.

Богатство финикийских торговых городов обеспечивало возможности для соз­дания пышного культа, осуществляемого многочисленным жречеством. В культе Финикии — что характерно было и для Палестины и Сирии — очень долго сохранялись человеческие жертвоприношения, причём иногда приносилось в жертву самое пенное для народа — дети и особенно первенцы. Человеческие жертвы приносились в момент грозной опасности для государства. Ещё в IV в. до н. э. во время осады Тира греко-македонскими войсками на стелах города были зарезаны в качестве жертв богам иноплеменники — македонские военнопленные.

Самым крупным достижением фини­кийской культуры было изобретение алфа­витного письма.


^ ГЛАВА 2. Палестина.


История Палестины тесно связана с историей Египта, Вавилона и Ассирии того времени.

В период ослабления египетской гегемонии в Палестине, в течение XIII— XII вв., в стране существовало множество мелких городов-государств, населённых ханаанеями. По-видимому, в первой половине XIII в. до н. э. в пределах Палестины появи­лось объединение родственных племён, носившее название Израиль. Коренное насе­ление в сельских местностях при вторжении израильтян бежало, а не успевшее бежать или уничтожалось, или покорялось и сливалось, в конце концов, с новыми пришельцами. Захват городов давался гораздо большим трудом, и ханаанейские города ещё долго продолжали существовать в окружении израильского населения.

Кочевники, оседая, превращались в земледельцев. Около этого времени жители Палестины освоили искусство сооружения каменных цистерн, оштукатуренных изнутри известковым цементом, что дало возможность собирать и длительное время хра­нить дождевую воду. Это позволило земледельцам, ранее селившимся только у ручьев и источников, освоить центральное нагорье. Здесь-то и происходило быстрое оседание пришельцев. Но постепенно они занимали и долины, захватывал города — опорные центры ханаанеев.


^ Переход израильских племен к оседлости.

В борьбе с коренным ханаанейским населением за приобретение новых земель крепли временные объединения израильских племен. С другой стороны, расселение израильских племён па сравнительно большом пространстве имело своим последствием и некоторое их разобщение. Так, племя иудеев, осевшее на юге в горной области к западу от Мёртвого моря, позже названной Иудеей, рано обо­собилось от основного ядра израильских племён, захватившего на севере большую и плодородную часть Палестины.

Завоевание Палестины было завершено израильскими племенами сравнительно легко и быстро, поскольку коренное население страны — ханаанеи были сильно ос­лаблены постоянными войнами и набегами. Захваченную силой оружия землю завоеватели разделили на наделы, которые были переданы отдельным семействам. Бывших владельцев земли израильтяне нередко превращали в своих рабов. Другой же части хапаанеев, которая, очевидно, подчинилась доб­ровольно, израильские племена оставили землю и имущество, и они жили рядом с израильтянами и качестве неполноправного населения. Поскольку завоеватели находились в постоянных сношениях с ханаанейским населением, сохранившим свою хозяйственную самостоятельность, они вскоре стали смешиваться с ним.

Язык израильтян был близок к ханаанейскому, что содействовало слиянию в одну народность завоевателей и покоренного населения.

В результате завоевания Палестины, перехода к земледелию и роста богатств в израильских племенах выделяется племенная знать.

Хотя первоначально вторжение израильских племён привело к заметному упадку производительных сил и культуры, однако в связи с воздействием более культурного коренного населения страны хозяйственная жизнь израильских племён изменилась. Па севере развивалось пашенное земледелие, садоводство (разведение маслин), виноделие и оседлое скотоводство. Постепенно осваивается железо.

До начала XI в. израильские племена управлялись так называемыми «судьями» — выборными должностными лицами. Существовали народные собрания. Ещё много позже сохранялись сельские общины.


^ Войны с филистимлянами.

Создание Израильского государства ускорялось ещё и внешними событиями. На рубеже XIII и XII вв. вдоль побережья Средиземного моря осели «народы моря» - филистимляне. От них происходит греческое название «Палестина», т. е. «страна филистимлян. Они знали уже железное оружие, и их воины, снабжённые им, стали грозным противником для израильских племён, имевших тогда ещё только брон­зовое оружие. По преданию, филистимляне монополизировали изготовление желез­ного оружия, не допуская использования его покорённым населением.

Во второй половине XI в. начинаются вторжении воен­ных отрядов союза филистимлянских городов в соседнюю с ними пограничную область племени иудеев. Здесь они завоё­вывают ряд крепостей и наносят несколько тяжёлых поражений из­раильтянам.


^ Образование Израильского государства.

Внутренние социальные сдвиги требовали создания в Израи­ле государственной организации; внешние неудачи ускорили этот процесс.

Попытки создания государства начинаются в XI в. и завер­шаются к концу этого века, когда первым царем всего Израиля стал некто Саул из племени вениаминитов. Избрание его было произведено во время народного собра­ния. Саул подчинил все израильские племена, включая иудеев, и это позволило ему одержать ряд побед над филистимлянами, но затем начались неудачи. Завершением их было поражение и гибель Саула и его старших сыновей на поле битвы.

К гибели Саула был причастен и один из его военачальников из племени иудеев — Давид, который, бежав со службы Саула, возглавил военный отряд на юге страны и перешёл на службу к филистимлянам. И хотя он не участвовал в решающей битве, но своей изменой ослабил силы израильтян и дал возможность филистим­лянам разгромить Саула.

Воспользовавшись возникшим после смерти Саула беспорядком и опираясь на недовольные элементы среди знати различных израильских племён, особенно иудеев, и на иудейское жречество, Давид становится царём Израиля. Столицей стал завоёванный им впервые старинный город Иерусалим, расположенный в преде­лах территории племени иудеев. Он был воздвигнут на высокой горе, представляя собой естественную крепость, поэтому Давид сделал это горное гнездо своей столи­цей.

Религиозная легенда пыталась впоследствии безмерным восхвалением замаски­ровать реальный образ этого царя. В действительности он был жесток и безжалостен. При завоевании одной из областей Заиорданья Давид приказал, например, казнить каждого третьего жителя.

Сын Давила, царь Соломон, мудрость которого восхваляла библейская легенда, следовал политике своего отца. Он заключил союз с последним фараоном XXI ди­настии Египта и женился на его дочери.

Соломон вызывал архитекторов и ремесленников из Финикии, ко­торые содействовали его строительной деятельности в городах Палестины, в частности в Иерусалиме. Библейская легенда в особенности ста­вила Соломону в заслугу сооружение храма основному божеству Израиля — богу Яхве.

Соломон реформировал своё государство. Он разделил его на 12 провинций, из которых каждая должна была один месяц в году нести расходы по содержанию царского двора и государственного аппарата, и ввёл твёрдую систему налогов и повинностей. Была организована постоянная армия с сильными отрядами колесничих. Раскопками обнаружены царские конюшни, едва ли не более благоустроенные, чем дома населения.


^ Разделение царства.

После смерти Соломона его сын Ровоам был избран на царство по древнему обы­чаю — народным собранием. Но вскоре в стране вновь вспыхнуло восстание. Восставшие опирались на помощь египетского фараона Шешенка, который предпринял около 926 г. до н. э. поход против Ровоама, завершившийся взятием Иерусалима и разграблением сокровищ храма. Таким образом, Израиль и Иудея, входившие в течение более чем 80 лет я одну державу, стали около 925 г. отдельными государствами.

На юге в Иудее продолжала править династия потом­ков Давида. На севере, в Израиле, имела место быстрая смена династий. Самой значительной из этих была династия Омри. При ней Израиль пережил пору расцвета. Основатель этой династии сделал своей столицей город Самарию, построенный им в центре государства, среди плодородной долины, на очень выгод­ной в стратегическом отношении высоте, которую можно было легко превра­тить в мощную крепость.

О богатстве знати в Самарии свидетельствуют раскопанный царский дворец, построенный Омри и расширенный его сы­ном, а также найденные в городе многочисленные резные пластины из слоновой кости, части различных изделий, украшенных золотом и дру­гими драгоценными материалами.

Уровень жизни в Израиле и Иудее в это время был выше, чем в предшествующее тысячелетие, однако жизнь большинства населения оставалась очень тяжёлой. Люди жили в тесноте, грязи и нищете. Человек, живший в таких условиях, тщетно пы­тался бороться с болезнями при помощи магических обрядов и ритуальных омове­ний. Жилища и поселениях, по-прежнему скученные в тесных пределах кре­пости. У более состоятельных людей нередко были двухэтажными; семья владельца такого дома жила на втором этаже, проводя прохладное время суток также на пло­ской крыше; в первом этаже ютились рабы и помещались службы и мастерские. Вода собиралась и отстаивалась в цистернах при доме.

Одежда состояла из шерстяной или льняной рубахи до колен, а у мужчин был ещё и шерстяной колпак. Богатые носили длинный шерстяной плащ с бахромой и мягкие сапоги с загнутыми носками. Свобод­ные женщины носили на голове длинное покрывало, которым прикрывали лицо. Утварь и мебель в домах всё ещё была очень бедной, глиняные сосуды составляли главную часть утвари и служили не только для варки и хранения пищи, но и для хранения всевозможных вещей.


^ Социальные противоречия.

Ещё в X в. до н. э. древнееврейское общество не знало долгового рабства, и рабами являлись или военнопленные, или купленные иноплеменники. По мере усиления торговли и ростовщичества в Израиле быстро росло число людей, оторванных от средств производства. В условиях развития долгового рабства, а также других последствий быстро­растущего денежного обращения в Израиле и Иудее, несомненно, происходят серьёз­ные социальные сдвиги. К сожалению, об этих изменениях мы знаем только из жреческой литературы, прошедшей к тому же последующую обработку. Эта лите­ратурная традиция сообщает о движении, возглавляемом так называемыми «пророками». Оно было связано с борьбой внутри жреческих группировок, но отразило и более существен­ные противоречия в тогдашнем обществе.

Жрецы были теснейшим образом связаны со знатью; так, жрецы Яхве составляли корпорацию («племя левитов»), пополнялись из числа определенных знат­ных родов, и были немаловажной опорой царской власти.

В религиозной жизни населения древнейшей Палестины, Финикии и Сирии, как и у других народов, живших в условиях разложения родового, издавна играли большую роль особые служители культа, подобные шаманам, которые, доводя себя до экстаза, занимались предсказаниями и заклинаниями. С появлением официального жречества подобные «пророки», однако, не везде исчезли и в ряде стран продолжали существовать, даже соперни­чая в своём влиянии на народ со жрецами.

В первой половине 1 тысячелетия до н. э. в Палестине под названием «пророков» (наби) стали известны религиозно-политические проповедники, соединявшие свои про­поведи с колдовскими действиями. Особое влияние приобрели «пророки», свя­занные с культом Яхве. Они выступали против разнообразия местных культов, на ко­торые опиралась местная родовая знать. В VIJI в. «пророки» в своих устных и письменных вы­ступлениях, осуждая культы наиболее важных божеств, соперничавших е Яхве, в то же время высказывались против упадка благочестия и в этой связи с осуждением отзывались о хищническом насилии и ростовщичестве знати. «Пророки» объясняли все бедствия народа отступлением от божественных предписании. Они грозили ги­белью страны под ударами завоевателей, постоянная опасность со стороны которых выдавалась ими за гнев бога Яхве, недовольного недостаточным почтением к его культу. Наряду с этим «пророки» проповедовали о приходе будущего царя — «мессии», «помазанника» Яхве.


^ Падение Израиля и Иудеи.

В результате долгового рабства уменьшалась численность тех слоев населения, которые поставляли воинов в ополчение Израиля, а в то же время натиск Ассирии усиливался.

В 722 г. до н. э. Самария пала. Израиль перестал су­ществовать, так как ассирийцы увели в плен десятки тысяч людей и на их место поселили жителей дру­гих частей своей обширной державы.

Катастрофа, поразившая Израиль, угрожала и Иудее; царь Езекия был осаждён в Иеру­салиме в конце VIII в. до н. э. ассирийскими войска­ми. Тогда в иудейском законодательстве в связи с критическим положением государства появляется закон об ограничении долговой кабалы.

В 622 г. до н. э. появляется новое законодательство, так называемое «Второзаконие», которое было объяв­лено восходящим к глубокой древности — к легендарному «пророку» и вождю израиль­тян в период их кочевой жизни — Моисею. Новое законодательство было введено царём Иосией, опиравшимся на союз иерусалимского жречества. Единственным разрешенным в стра­не культом стал культ Яхве с центром в Иерусалиме. В новое законодательство было включено существенное дополнение к закону конца VIII в. до н. э. о выходе на волю раба-должника после шести лет работы. Бывший хозяин должен был выдать освобождав­шемуся несколько овец, зерна и вина, чтобы «не отпустить его с пустыми руками».

В 597 г. до н. э. Вавилония подчинила себе Иудею. Часть иудейской знати была уведена в Вавилон. Иерусалим должен был в 586 г. до н. э. сдаться. Почти все имущие слои иудейского народа, мно­гие ремесленники и даже часть бедного населения были уведены в Вавилон. Часть жителей бежала в Египет. Тем самым прекратило своё существование Иудейское царство.

10 тыс. чел. (вся знать, войско, ремесленники, торговцы, художники) были выведены в Вавилон. Только в 538 г. до н. э. пленники и их потомки по­лучили возможность вернуться в Иерусалим.