microbik.ru
1




1

Добеги до переулка

Дробь шагов ударит в спину

Ты свободен этим утром

Все прошедшее покинуть

Мир давно уже тоскует

По таким, как ты, усталым

Добеги до переулка

Добежать – уже немало

И не важно, что там будет

Я давно об этом знаю:

Те же мысли, те же люди,

Ни чистилища, ни рая

Из оков привычных улиц –

Глупо, бешено, внезапно –

Ты свободен этим утром,

Позабудь, что будет завтра.


2

Но завтра снова будет

И мне опять идти

Смотри, как ходят люди

С восьми до десяти

И снова сны не снятся

А мысли не летят

Мне было девятнадцать

Пять сотен дней назад

Вернуть бы эти «надцать» -

Незавершенный взмах

Смеяться, заблуждаться,

Сбежать, сойти с ума

Но слишком много истин

А ложь всего одна

И замирают мысли

И долго нету сна.


* * *

День холодный, долгий, зимний,

День декабрьский уныл,

Я брожу все мимо, мимо,

От стены и до стены.

Шаг – и снова, шаг – и снова,

Нету мне пути иного,

Ни словечка, ни полслова,

Шаг – и снова. Пол-второго.

Пол-шестого. Пол-восьмого.

День уже почти прошел.

Что-то мне нехорошо…


* * *

И снова в зеркале – чужое,

И я опять не узнаю

Тревогу детскую во взоре,

Улыбку бледную свою.

И снова ночь. На небе звезды,

Тетрадь стихов передо мной,

Но мир устроен очень просто

И нет надежды на иной;

Здесь каждый что-то выбирает:

Любовь, отчаянье, звезду,

И каждый так желает рая,

Что просыпается в аду.

А я серийна, я стандартна,

Мне никогда не стать собой,

Все, что я думаю, когда-то

Подумал кто-нибудь другой.

И вот я снова, снова, снова

Шепчу, чтоб только не молчать,

Напротив зеркала чужого –

Ни холодна, ни горяча.


* * *


Теперь я знаю цену слова –

Произнесенного, пустого,

Как будто ты со дна достал

Ракушку, камушек, коралл,

Но ты хотел, придя домой,

Все море принести с собой.

И ты растерян: как же так,

И совесть, вроде бы, чиста,

Ведь ты пытался, ты хотел,

Искал слова, но все – не те.

И расплатился ты сполна,

Но слишком высока цена.


* * *

Остров в центре мира. Воздух

Полон жадной тишиной,

Этой ночью слепнут звезды,

И опять не будет снов.

Этой ночью, снова ночью,

Замороченной, больной,

Я брожу по следу ночи,

Я слежу, я брежу ночью,

Остановлена оградой,

Огорожена стеной.

Мне ли, снег в руках сжимая,

Бормотать о грезах мая;

То шагну – то отступаю…

Но достаточно – словам.

Отпустите на свободу

И ночной холодный воздух

Вдруг проникнет в кровь, под кожу,

Вдруг застыну, замолчу…

Снег – для неба, сон – для ночи.

Остров в центре мира. Точка.

Неужели не захочешь

Этих волн – еще чуть-чуть?


Детство


Ох, детство… помню слишком мало.

И смутно – словно сон с утра.

В альбоме карточка лежала:

Вот я, а вот мой младший брат.

Поочередно мы болели –

Сначала он, а после я,

И вовремя познать успели

Несправедливость бытия,

Когда каникулы, и солнце

В окошко бьет наискосок,

А ты горишь. Для горла – сода,

И полотенце на лицо;

Когда ты болен и бесправен,

А небо не грустит с тобой,

В оконной раме, как в оправе,

Качаясь глубью голубой.

Но вот – свобода. Ты влетаешь

В свой мир, волненья не тая,

А там весна, сосульки тают,

Ручьи, кораблики, друзья.

Давайте выстроим плотину.

Давайте! Смех, жара, апрель.

А к вечеру – опять ангина

И надоевшая постель…

И вот теперь, через пятнадцать

Невыносимо быстрых лет

Мне снова хочется смеяться

В надежном комнатном тепле,

Все, что от детства мне осталось,

Переродясь, пришло ко мне –

Температура, жар, усталость,

Воспоминанье о весне…


* * *

Я согреваю пустоту

Своим дыханьем. Без расчета

Ловить предчувствие полета

И растворяться на лету.

И я не верю в красоту,

В мечты и наслажденья рая,

Но я живу. И пустоту

Своим дыханьем согреваю.


* * *

Потолок молчал, как камень,

Как песок в бетонной глади,

Как песок на дне озерном,

Как стекло в пустом окне.

Сквозь него мне было видно,

Как луна на небе черном

Раздвигает тьму неспешно,

Проползая надо мной.

Геометрия врывалась,

Сотворив из лунных пятен

Тот узор, что непонятен

До скончания веков.

Звезды россыпью песчаной

Повторяли неизбежность,

В них застыла гладь бетона,

Ограниченность небес.

Я жила в пространстве тела,

Как песчинка в темной глади,

потолок молчал, а звезды

не умели говорить.


* * *

Бывают дни, как зеркала

Венецианского стекла;

Сияет сказочный июль,

а в небе – горная лазурь.

Бывают дни, как корабли,

Которые от нас ушли;

В них только соль и солнца свет,

И тает, тает пенный след…

Бывают дни – набор камней,

Один светлей, другой темней.

Их много брошено в пыли

По всем окраинам земли.

Бывает, время отстает,

И день два месяца идет –

Никто не знает почему

Торопит сердце свой отсчет.

Куда бегут твои года?

Быть может, просто в никуда,

Но дни останутся тебе,

Как птице – плач, как зверю – бег.

Живи! По косточкам стекла,

Меняя мысли и тела –

И вновь уходят корабли,

И вновь сияют зеркала…


ФЕНИКС


1.1.

Обыкновенный человек,

ты – не герой, не воин;

не проигравший – не игрок

и потому спокоен.

Когда же самый тонкий лед

глаза твои закроет –

тогда, быть может, и придет

отчаянье героев.


1.2.

Мне остается ровно пять –

последних, несравненных…

Все не перестают считать

и мускулы, и вены.

И в этот миг, пустой и злой,

скользя в своей же коже,

я соглашусь на первый бой

и на последний – тоже.


1.3.

Победа – горький уголек

сквозь золотое пламя,

победа – поминутный срок,

а не игра словами.

Цена ее – сгореть дотла,

забыть свои пределы…

бессмертный Феникс два крыла

взметнет сквозь клетку тела.


2.1.

Потеря своего лица…

По переулку, вдоль забора…

У голубого фонаря

мне в ноги тычется земля –

с какой я стороны забора?

Потеря…

Фонарю – мерцать,

а нервам – посылать сигналы,

по переулку, до вокзала…

А фонарям всю ночь мерцать.

Не так уж горек путь назад,

туда, где лампы сонно светят,

где мне по-детски каждый рад,

и где вовеки не заметят

потери моего лица…


2.2.

…и что теперь, пешком пройтись мне?

иди, чего ты будешь ждать.

Ты не сумеешь заблудиться

и не сумеешь опоздать.

Герой следы свои оставил –

другие побегут за ним.

А ты идешь без всяких правил,

идешь, вычеркивая дни.

Твой календарь давно заполнен,

его выбрасывать пора,

но снова опаляет полдень,

и звезды злятся до утра.

Оружие не для героев –

смеяться над самим собой;

но, может, им сражаться стоит?

Ты победил – и ты герой.


Плач

Я плачу с тобой, солнце последнего дня,

я таю с тобой, вечер последнего дня,

под веками век мне глядеть на тебя, ночь.

И сердце не может умолкнуть, боится молчать,

и пальцы все живы, дрожат боязливо,

никак не унять,

Душа суетится, торопится прочь убежать от меня.

И кем я проснусь, может, ангелом на небесах?

И кем засыпаю – последней песчинкой в часах?

Слова-светлячки, не найти вас в глубинах заката,

немеет душа…


* * *

Я никому не обещала

Быть ложью на устах,

Пока тебя не потеряла,

Моя прекрасная мечта.

И вот в неверии распалась

На «прежде» и «сейчас»

Неумолима, словно жалость,

Неутолима, как печаль…


Грозовое


Выплеск молний рвется к сердцу

Всплески ливня,

Всхлипы неба,

Этот плач с тобой разделим,

Как последний ломтик хлеба.

Утонув в дверном проеме,

В преисподнюю прихожей

Вскрики ветра,

Ветра стоны

Словно холодок по коже…