microbik.ru
1


Общество с ограниченной ответственностью

«Агентство международных экономических и правовых поверенных»

(г. Хабаровск www.asknyrova.com)

Несколько советов по созданию совместных предприятий в Китае


Опубликована:

  1. Управление компанией. – 2002. - № 5. – С. 56-60

  2. КОРИНФ: контакты, рынки мира, информация. – 2002. - № 17 (665), май. – С. 17 – 21.


Автор: Нырова Наталья Николаевна (юрист-международник, к.ю.н., китаевед)


Введение

На страницах известной газеты вновь появилось сообщение от директора крупной российской компании, что в настоящее время ведутся переговоры по созданию в Китае совместного китайско-российского производственного предприятия. Всё это подаётся как свидетельство экономической мощи российской компании, международного признания её высоких технологий и качества производимой продукции, роста потребности в международном сотрудничестве и стремления выйти на зарубежные рынки. На самом деле аргументы целесообразности инвестирования капиталов именно в Китай довольно просты – в основном, ссылаются на дешёвую рабочую силу и рекламируемые китайцами налоговые льготы и другие благоприятствования для иностранного капитала в различных экономических зонах.

Российские инвестиционные капиталы уже сравнительно давно находятся в Китае, в таких сферах, как энергетика и энергетическое оборудование; производство, ремонт сельхозмашин и автозапчастей; химическая промышленность и стройматериалы. Однако в средствах массовой информации обеих стран мы не видим информационных материалов об успехах, достижениях или опыте работы указанных китайско-российских СП на территории Китая. Появляется ощущение, что не всё получается у российских бизнесменов в деятельности производственных китайско-российских СП, хотя все эти российские попытки происходят на фоне неуклонного роста объёмов иностранных инвестиций в Китай, о котором «трубит» пресса всего мира.

Китай активно внедряет в сознание зарубежных бизнесменов свою инвестиционную привлекательность, делая акцент на огромный потенциал рынка, избыток рабочей силы и богатство природных ресурсов, развитую инфраструктуру государства. Активно рекламируется деятельность пяти особых экономических зон, 32 зон технико-экономического развития, 13 зон свободной торговли и прочее и прочее. Декларируя экономические и налоговые льготы, юридические гарантии для иностранного капитала, благоприятный режим пребывания иностранцев, китайские власти стараются разжечь аппетиты иностранных бизнесменов, в первую очередь из развитых промышленных стран и из России.

Многочисленным иностранным делегациям демонстрируются растущие как грибы небоскрёбы банков, офисов и гостиниц; показательные цеха совместных предприятий, несущие на своих фасадах всемирно известные торговые марки; целые районы, преобразованные в современные центры науки и высоких технологий. Менее афишируется китайцами тот факт, что инвестиционный объём складывается в основном из государственных ценных бумаг и инвестиций из бюджета. Доля инвестиций частного капитала, в том числе и иностранного, довольно незначительна и составила даже по данным Минэкономразвития России за 2001 год около 6% от общего объёма инвестиций в КНР. Также мало афишируется тот факт, что иностранными инвесторами в основном являются этнические китайцы со всех стран мира, но более всего из Гонконга, Макао, затем из Тайваня, Сингапура. Фактически сама идея создания в КНР инвестиционных зон первоначально состояла в мобилизации финансовых возможностей китайской эмиграции.

Это потом уже в этот поток стали затягиваться «чистые иностранцы», в том числе и русские, так как в мире существуют несколько устойчивых мифов о Китае, а в России эти мифы ещё усугубляются особенностями нашего национального характера.

В начале 90-х годов наблюдалась значительная активность российских негосударственных компаний по созданию китайско-российских СП, а также своих официальных представительств на территории Китая. Она была вызвана не только неблагоприятными экономическими условиями в России, захватывающим чувством свободы во внешней торговле, но и стремлением воспользоваться деловой энергией и прагматизмом китайцев в достижении личных богатств, их умением «делать деньги из нашего русского ничего», их искренней, как нам казалось, дружбой и согласием поделиться потом «заработанным». Да и деньги у нас в то время были шальные, порой «горячие», которые надо было пристроить в дело. К тому же в качестве уставного капитала можно было дать любое сырьё, оборудование, технологии и многое другое, ценность которых мы в то время особенно не понимали и не считали.

Думается, что только опьянением воздухом свободы и желанием «лёгкого богатства» объясняется смелость, с которой российский бизнесмен, не зная китайского языка, не имея российских специалистов, знающих экономику и право Китая (в лучшем случае имея российского переводчика) брался за создание СП в Китае. Где сейчас эти совместные предприятия? Почти везде остались только вывески, которыми китайцы пользуются в своих целях…

В конце 90-х годов у россиян уже наблюдалась стойкая апатия к созданию СП, вызванная потерей капиталов, крушением надежд на получение прибыли. И только абсолютные «стоики» и «циники» из числа имеющих возможность тратить не свои деньги продолжали использовать проекты создания СП для поездок «делового туризма» в Китай.

Сейчас вновь наметился интерес российского бизнеса к возможности создания СП в Китае, вызванный оживлением экономики в России, возросшей потребностью в международной кооперации и зарубежных рынках, благоприятной, как нам кажется, политической и экономической конъюнктурой, связанной с вступлением КНР в ВТО, а также явными успехами Китая в развитии своей экономики. К тому же в России уже выросли специалисты, имеющие знания и опыт, чувствующие себя способными действовать на равных с китайцами.


^ Наиболее распространённые ошибки при создании СП в Китае

Не претендуя на полный и всесторонний научный анализ деятельности китайско-иностранных СП в КНР, считаю возможным и необходимым обратить внимание российских читателей на некоторые особенности и наиболее распространенные ошибки, допускаемые российскими бизнесменами при создании СП на территории Китая.

Что нужно знать и понимать российскому бизнесмену, решившему создать СП в Китае?

1. Китай, провозгласивший политику внешней открытости для привлечения иностранных инвестиций, фактически создал систему одностороннего движения капиталов, то есть «клапан» для капиталов открывается только вовнутрь Китая. Создан и широко рекламируется упрощенный порядок ввоза и оформления капитала в любом выражении - денежном, материальном, интеллектуальном и прочее. Причём Китай имеет четкую систему регулирования (фильтрования и направления потоков) инвестиций, совершенствованием которой государственные органы занимаются скрупулезно и постоянно. Разделяя инвестиции на 4 категории: поощряемые, разрешаемые, ограничиваемые, запрещаемые (в соответствии с классификацией в Руководстве Госсовета КНР о направлениях иностранных инвестиций № 348 от 11.02.2002 г.), китайские власти в настоящее время направляют инвестиционные вложения, в основном, в перерабатывающую промышленность сельского хозяйства, в высокотехнологичные производства, в производство экспортных товаров, в охрану окружающей среды, в развитие своих западных регионов.

Разрешив создавать СП, в основном, в сфере производства (и как исключение в сфере некоторых видов услуг), китайские власти используют эти предприятия для приобретения современных зарубежных технологий и систем управления, патентов и «ноу-хау», новейших образцов товаров и продукции. Многие проекты по созданию СП с российскими предприятиями и НИИ, работающими в сфере передовых отраслей науки и техники, изначально рассчитывались на приобретение самых новейших разработок или получение доступа к ним.

Для того чтобы отсечь мелкого иностранного инвестора объём уставного капитала производственного СП в форме общества с ограниченной ответственностью согласно законодательству КНР составляет около 60 тысяч долларов США. Однако местным администрациям дано право устанавливать свои минимальные размеры уставного капитала и в настоящее время во всех крупных городах КНР уставные капиталы СП не бывают меньше 100 тыс. долл. США.

Очень строго контролируется факт взноса иностранным партнёром своей доли уставного капитала. Уставной капитал в любой форме (денежной, материальной, интеллектуальной) считается внесенным только после получения справки китайского банка, зафиксировавшего факт полного внесения капитала партнёром и его стоимостное выражение.

Китайские партнёры стараются «раскрутить» иностранного партнёра на максимальную сумму проекта СП. Имеется даже система выплаты денежных поощрений китайцам, которые «помогли» иностранцам вложить большую сумму инвестиций. Но привлечение даже небольших иностранных инвестиций позволяют китайскому гражданину стать уважаемым человеком, пусть даже в масштабе своего района. Все китайцы прекрасно понимают, что как бы не пошли дальше дела, ввезённое иностранное «добро» останется в Китае на пользу китайскому народу.

Более того, в последнее время китайские власти, уверенные, что инициатива миллионов китайских бизнесменов преодолеет любые иностранные ограничения и в сумме принесёт гораздо больше иностранных капиталовложений, вновь делает акцент на «массовое сотрудничество китайских малых и средних предприятий с иностранными предприятиями». Как говорится: «Курица по зёрнышку клюёт».

Вся государственная машина КНР направлена на создание привлекательного инвестиционного имиджа, упрощение порядка вложения иностранных инвестиций, направление инвестиций в нужные отрасли, контроль за действительными объемами инвестиционных вложений, максимальное использование денежных средств иностранцев в социальных интересах китайского трудового коллектива (по принципу: «Иностранцы тоже используют нас»).1

Однако дальнейшая деятельность созданного СП уже не имеет яркого рекламного сопровождения. Выживание СП – это дело рук самого СП. Китайские власти уже меньше интересуются эффективностью и рентабельностью СП, и совсем не интересуются трудностями иностранцев по возврату капиталов и вывозу прибыли. Иностранный инвестор, если он не намерен и дальше вкладывать деньги в развитие СП, перестаёт интересовать как китайские власти, так и китайского партнёра по СП.

Если вы - иностранный инвестор и решили создать СП на территории КНР в своих «корыстных» интересах, то вы должны быть готовыми к тяжелой борьбе за удержание финансового управления предприятием в своих руках. Это достигается не только большей долей уставного капитала, позволяющей вам занять ключевые руководящие должности председателя правления и управляющего (генерального директора) совместного предприятия, но и наличием в вашей команде российских специалистов -юристов, экономистов, бухгалтеров-аудиторов, владеющих хотя бы навыками китайского языка и готовых годами работать и жить в самом Китае. На практике же распространенной ошибкой является отказ иностранного партнёра от финансового управления предприятием, вызванный незнанием китайского языка, боязнью взять на себя ответственность за эффективность работы предприятия в условиях традиционной закрытости китайского общества для иностранцев, большой известностью китайской бюрократии. Сами китайцы всячески поддерживают в иностранцах это чувство неуверенности, стремясь держать финансовое управление полностью в своих руках и превращая иностранного партнёра в «финансового донора». Китайские руководители, склонные к повышенным затратам на имидж предприятия с иностранным капиталом, как правило, арендуют большие производственные и офисные помещения в самых престижных районах и зданиях, приобретают самую современную дорогостоящую оргтехнику и мебель, нанимают излишний персонал, к тому же из родственников и многочисленных земляков. Вообще складывается впечатление, что иностранцы в Китае должны иметь всё самое престижное и дорогое, иначе их не будут уважать. Конечно, иностранец может создать предприятие со 100% иностранным капиталом, но не во всех сферах деятельности это разрешено. В этом случае он рискует один на один остаться с изощренной китайской бюрократией, сонмом китайских чиновников, где взятка является обычным элементом построения взаимоотношений. Поэтому искусство иностранного руководителя состоит в том, чтобы, удерживая в своих руках полноту финансовой власти, уметь направлять и контролировать действия своих китайских партнёров и китайского персонала, постоянно готовить российских специалистов – управленцев и контролёров, экономистов и юристов, владеющих китайским языком. Только такая напряженная работа позволит не допустить увода активов и имущества СП китайскими партнёрами, доведения СП до банкротства и фактического «проедания» инвестиционных вложений.

Одним из самых стойких мифов в России является мнение о дешевизне китайской рабочей силы и об её исключительном трудолюбии. Это мнение у россиян, видно, сформировано классиками китайской и русской литературы и подкрепляется наблюдением за поведением китайцев на нашей территории, куда китайцы готовы попасть любой ценой и под любым предлогом. А чтобы осесть на жительство и сделать свой бизнес - готовы претерпеть любые трудности. Заметим, что сами китайцы предпочитают скромно говорить об огромном потенциале и избытке китайской рабочей силы.

Конечно, в Китае наши туристы и бизнесмены видят армию безработных, готовых заработать лишний юань, но эту дешевизну вы не сможете использовать в своём СП. Конечно, официальный труд в Китае стоит дешевле чем в США, Западной Европе, но если сравнивать с Россией, то появятся сомнения.

Официальный минимальный размер оплаты труда китайского наемного работника хотя и устанавливается в каждой провинции отдельно, но не бывает менее 50 долл. США (400 юаней) в месяц. А в СП, расположенном в крупном городе, даже неквалифицированный работник будет иметь право получать 60-70 долл. США (500-600 юаней) в месяц. Китайский персонал средней квалификации потребует 180 - 240 долл. США (1500-2000 юаней) в месяц, а кадры высшей квалификации - уже не менее 300 - 420 долл. США (2500-3500 юаней) в месяц. Работник имеет 8-часовой рабочий день при 40-часовой рабочей недели. Сэкономить не удастся, так как за этим будут строго следить китайские власти, профсоюзные и партийные организации.

Следует также учитывать пенсионное страхование, страхование от безработицы, медицинское страхование, выплаты на жилищный фонд, дополнительные компенсации: при травматизме, проф. заболеваниях, на обучение и т.д. Самым низкооплачиваемым работникам вы будете вынуждены доплачивать различные надбавки и дотации: проезд к месту работы и обратно, оплата обедов, оплата жилья, выплата холостым мужчинам и одиноким женщинам и т.д. Порой эти дополнительные выплаты могут в сумме превышать сумму основной заработной платы.

Большой загадкой для иностранного инвестора и будущего руководителя СП является сфера пенсионного обеспечения в КНР, которая, как правило, замалчивается китайской стороной. В КНР только-только налаживается государственная пенсионная система, когда пенсию бывшему работнику выплачивает государство, а не само государственное предприятие. Пенсионное страхование негосударственных предприятий составляет 22,5% от ФЗП и 6% с зарплаты работника. Но надо проверять пенсионную чистоту будущего китайского партнёра из числа государственных предприятий, чтобы вместе с активами не заполучить и пенсионные «пассивы».

Подсчитав стоимость китайской рабочей силы, мы с вами видим, что она не так дёшева, как мы хотели. А тут как раз в марте 2002 г. были опубликованы решения властей КНР о повышении доходов низкооплачиваемых людей, повышении уровня социального обеспечения, разумном повышении основной зарплаты.2 Истинно дешёвый труд остаётся только в нелегальной экономике, где не соблюдаются законы о труде, об охране труда, гарантии социального обеспечения человека. А так как совместное предприятие не может действовать в теневой экономике, то российским бизнесменам пора забыть о дешевизне китайской рабочей силы. К тому же китайская пресса приводит мнения иностранных инвесторов, что в Китае обостряется проблема наличия и поиска высококвалифицированных специалистов, способных обеспечить современный уровень производства и его управления. Что касается традиционного трудолюбия, то оно не отличается от русского и зависит от того, на кого работает человек – на себя или на хозяина. Можно отметить дисциплинированность, терпеливость к однообразному труду, склонность к коллективному труду. Поэтому то, что русский сделает в одиночку, китаец склонен сделать втроем. За это приходится расплачиваться раздутыми штатами работников.

Российскому инвестору следует больше знать и о других условиях работы СП на территории Китая. Например, стоимость электроэнергии в КНР довольно высока и составляет 0,6-0,8 юаней (2,2-2,9 рубля) за 1 кВт-ч; водоснабжение 1,1 юаней (4рубля) за 1 куб.м; природный газ 2,3-2,6 юаней (8,5-9,7 рубля) за 1 куб.м. Следует также учитывать, что широко распространено установление лимитов на объёмы потребления электроэнергии, водоснабжения, природного газа, угля, канализации, при превышении которых цена за единицу потребления возрастает.

Вообще-то рентабельность и эффективность работы СП в различных экономических зонах и вне их ещё мало изучалась и анализировалась независимыми специалистами. Зарубежные китайцы, например из США, продолжают довольно активно вкладывать финансовые средства в создание предприятий по производству продукции для поставок в те же США. Но одно дело, когда деньги возвращают матери-родине зарубежные китайцы, которым, в своё время, экономические зоны в Китае своим дешёвым товаром и скрытым финансированием помогли стать на ноги в США, и другое дело – «чистые, натуральные» иностранцы, желающие использовать Китай в получении выгоды для себя. Они не знают, что один из принципов использования иностранных инвестиций звучит так: «Никто не должен рассчитывать, что Китай станет их вассалом и будет терпеть ущемление своих интересов».3 Поэтому даже в средства массовой информации КНР попадает информация о проявлениях недовольства и обманутых ожиданиях иностранных владельцев СП из Сингапура, Южной Кореи, Таиланда, Италии, Германии и др.

Китайские власти оказывают наибольшее благоприятствование тем СП, которые ввозят высокие технологии и вывозят готовую продукцию на экспорт. Китай широко предоставляет свой внутренний рынок только для импортозамещающей продукции, а для остальной продукции совместных предприятий предусмотрены квоты, лицензии и другие ограничения, вплоть до запретов. Нам же думается, что иностранных инвесторов, особенно из числа некитайской национальности, больше интересует внутренний рынок Китая, а не вывоз продукции из Китая, усиливающий его экспорт. Поэтому с учетом того, что создание и содержание СП в отведенных специальных зонах в несколько раз выше, чем при нахождении СП вне зон, то уже наметилась тенденция ухода СП из зон во внутренние районы Китая. Но на внутреннем рынке продукция СП испытывает жесточайшую конкуренцию со стороны внутренних, чисто китайских производителей, продукция которых, как правило, дешевле, так как государственные предприятия поддерживаются бюджетными вливаниями, а частные предприятия порою используют элементы теневой экономики, не брезгуя производством контрафактной продукции.


Заключение: В сущности, мы раскритиковали одни и выразили недоверие другим аргументам российского руководителя, приведенным в начале статьи, отвечающим на вопрос, почему российская компания хочет создать СП в Китае. Возникает извечный русский вопрос: «Что делать?» Что такого задумал руководитель российской компании, чтобы переломить ситуацию и гарантировать, что СП будет процветать и давать пользу не только Китаю, но и компании, и России в целом. Хочется, чтобы любая наша деятельность даже на чужой территории осуществлялась в собственных российских интересах. Хочется верить, что этот российский директор чётко знает все положительные и отрицательные стороны страны, принимающей инвестиции, понимает для чего он направляет инвестиции в Китай и уверен, что сможет сохранить и приумножить эти капиталы.

Всем, кто смотрит в сторону Великого соседа, есть над чем подумать. Лично мне думается, что российские инвестиции в создание СП на территории Китая как минимум должны служить следующим целям:

- расширение кооперационных связей с целью создания и увеличения рынка реализации российских заготовок, полуфабрикатов, агрегатов и готовой продукции;

- организация российского юридического и фактического бизнес-присутствия на территории соседней страны, создающего как бы опорные пункты для последующего освоения внутреннего рынка Китая (по принципу «вставить ногу в дверь»);

- овладение навыками согласования проблем Китая (Востока) и Запада. Быть мостом, переходящим звеном торгового, транспортного, организационного, финансового, культурного взаимного проникновения Востока и Запада. Приобщение к современным методам и системам управления экономикой Запада в интерпретации Востока;

- учиться у Китая работать с громадными массами населения, с громадным рынком.

Изучать его опыт, учиться привлекать инвестиционные капиталы в Россию. Учиться

пониманию особенностей китайской (азиатской) рабочей силы. Учиться управлять

ею, чтобы в случае необходимости уметь не только организовать приём азиатской

рабочей силы в Россию, но и уметь справиться с ней, чтобы сохранить свои

национальные интересы.


Не следует бояться активности китайского бизнеса на нашей территории. Но и российский бизнес не должен быть только «в обороне». Он должен наступать, стремиться работать на территории Китая, чтобы не только добиваться своей выгоды, но и больше ценить свою Россию.

1 Мяо Хуашоу «Использование иностранного капитала в Китае»; Международный журнал «Проблемы теории и практики управления», М.: № 1 /2001 г.

2 «Чжу Жунцзи подчеркнул необходимость расширения внутреннего спроса путем увеличения доходов городских и сельских жителей»; «Жэньминь Жибао» от 05. 03.2002 г.; См. также «Жэньминь Жибао» от 07. 03. 2002г. , Сяо Чжоцзи «Китайский экономист: для расширения внутреннего спроса необходимо разрешить проблемы в шести аспектах»


3 Мяо Хуашоу «Использование иностранного капитала в Китае»; Международный журнал «Проблемы теории и практики управления», М.: № 1 /2001 г.