microbik.ru
1

АЗБУКА ПРОФЕССИИ


Михаил БОГУСЛАВСКИЙ;
записала Елена КУЦЕНКО

Дифференцированный подход в обучении: четыре основных принципа

Каждый учитель задумывается о необходимости индивидуального подхода к ученику. Ведь дети в классе сидят очень разные, а научить нужно всех. Для того чтобы хоть как-то дифференцировать подход, учителя чаще всего делят класс на группы: сильные, середнячки и слабые. Им предлагают задания разного уровня, рассаживают определенным образом. Но ведь само это разделение по функциональной успешности происходит часто оттого, что мы изначально не учли особенности ребенка.
О том, на какие черты детской индивидуальности стоит обратить внимание педагогу, рассказал в обзорной лекции доктор педагогических наук Михаил БОГУСЛАВСКИЙ на Всероссийском научно-практическом семинаре «Организация воспитательного процесса в школе».

^

Право- и левополушарные


Многочисленные исследования доказывают, что поведение и восприятие ребенка во многом зависят от того, какое полушарие у него ведущее: правое или левое. Классическое описание этих типов можно найти в литературе: правополушарный сторонник дедукции Шерлок Холмс и левополушарный инспектор Лестрейд.
У артистичных, художественных натур преобладает правое полушарие. При постижении какого-то процесса они движутся от общего к частному. Если вам нужно, чтобы такой ребенок освоил определенное действие, надо непременно задать его стереотип. А объясняя суть явления, придется сначала нарисовать картину этого явления целиком, переходя потом к деталям. Правополушарные дети стремятся в любой новой информации найти человека. Объясняя им материал по географии, нужно непременно упомянуть о путешественниках и открытиях, связанных с этой местностью. А сведения по химии или физике оставят таких детей равнодушными, если вы не расскажете о том, как и у кого из ученых родилась эта идея. Недаром ведь курсы естественных наук для гуманитариев строятся как история той или иной сферы знания. Имея дело с правополушарными детьми, нужно помнить и о том, что они очень сильно ориентированы на личность педагога: чем лучше к нему относятся, тем легче воспринимают то, что он говорит. Недостаток, свойственный многим гуманитариям, – склонность к «художественному» беспорядку. Вас может раздражать постоянный хаос на их рабочем месте, в
портфеле, дневнике и тетрадях, но с ним до некоторой степени придется смириться.
Преобладание левого, логического полушария диктует индуктивный путь от частного к общему, поиск связей и закономерностей. Левополушарные ученики стремятся понять не столько общую картину, сколько логику развития.
Доминирование одного из полушарий не всегда ярко выражено, есть люди с одинаково развитыми полушариями – амбидекстры. Считается, что они чаще всего бывают талантливы, объединяя в себе положительные черты обоих типов.
Детей можно, конечно, делить на группы и даже на классы по признаку доминирующего полушария, но оправданно ли это – большой вопрос. Ведь подстраиваясь под их тип мышления, мы будем усугублять и так уже существующую гипертрофию доминирующего полушария.
^

Флегматики, сангвиники, холерики, меланхолики


Описание носителей разных темпераментов тоже есть в литературе. Это герои Дюма: сангвиник Портос, меланхолик Арамис, флегматик Атос и холерик д`Артаньян.
Флегматики медлительны, обстоятельны и никогда не суетятся по пустякам. Они даже ходить начинают поздно, да и то скорее всего вынужденно, в поисках чего-нибудь вкусного. Это вторая характерная черта – трепетное отношение к еде. Для комфортного существования флегматикам необходим запас еды. Зная об этой особенности, мудрые родители кладут в портфель своему ребенку «пошаговый» пакет с бутербродами. По количеству перемен.
Методичные, усидчивые флегматики чаще всего не испытывают проблем в начальной школе. Проблемы начинаются в средней, когда значимым становится фактор времени и нужно быстро переключаться с одной деятельности на другую. У таких детей редко формируется избирательный интерес: кружок или секцию выбирают родители, а ребенок аккуратно туда ходит, не выказывая ни энтузиазма, ни сопротивления. Еще один недостаток ученика-флегматика – феномен засыпания. Ребенок-флегматик может активно слушать вас минут 15. После этого отключается – так уж он устроен. Опытные флегматики со временем вырабатывают вежливую привычку заинтересованно кивать в такт словам собеседника вне зависимости от того, что тот говорит.
Холерик – почти полная противоположность флегматику. Он энергичен, порывист и неудержим в достижении цели. Это было бы прекрасно, если бы достигнутая цель тут же не теряла ценности. Например, подросток может свернуть горы, готовясь к поступлению в престижный институт, прорвется сквозь жестокий конкурс, а потом будет бесславно отчислен после первой сессии за прогулы. Зная об этом, холерика нужно постоянно мотивировать на достижение очередной цели, ставя ее в тот момент, когда прежняя будет вот-вот достигнута.
Большой недостаток, свойственный этому типу, – истерики. К ним нужно относиться как к неизбежному злу, особенно если вы знакомы с механизмом примирения.
Меланхолики могут считать своим типичным представителем ослика Иа-Иа. Все их поведение говорит о том, что им нужна помощь и поддержка. Но попробуйте подойти к меланхолику со словами дружеского участия, и получите в ответ жесткую и болезненную реакцию: «Оставьте меня в покое!» Поэтому если вы собрались помочь меланхолику, позаботьтесь еще и о том, чтобы это выглядело так, будто он все сделал сам. Темперамент меланхолика – крайне тяжелая для окружающих смесь эгоцентризма с заниженной самооценкой и неспособностью к коммуникации. Учителя иногда, не зная, как облегчить вечные страдания меланхоликов, преувеличенно расхваливают их. Однако на самооценку это не влияет, а лишь вызывает саркастическую гримасу: наконец-то и меня, убогого, заметили и снизошли.
Сангвиники – баловни судьбы, обладатели самого счастливого из четырех темпераментов. Они оптимистичны, удачливы, легко переключаются с одного вида деятельности на другой. Их проблемы проистекают не из недостатков характера, а из непонимания окружающими парадоксальности их личности. Сангвиники многосторонни, оставаясь при этом целостными натурами. Вот эта многосторонность и раздражает окружающих. Сангвиника все время хотят свести к одномерности: «Ну зачем ты разбрасываешься? Зачем тратишь время на все эти кружки, увлечения и миллион разных дел? Занялся бы лучше математикой!» При этом сангвиников обычно любят, к ним тянутся. И довольно часто в результате сангвиник становится капризным. Привыкнув к всеобщему вниманию и обожанию, он может начать манипулировать окружающими. Педагоги иногда называют сангвиника гением объяснения и демоном опроса. Он быстро схватывает новую информацию, но во время опроса стремится выскочить вперед и не дает никому слова сказать. Чтобы нейтрализовать сангвиников, учителя иногда в этот момент дают им индивидуальное задание потруднее.
Проводились эксперименты по формированию классов по типам темперамента. Нельзя сказать, что они были удачными. Сангвиники все тут же переругались из ревности. Еще бы: каждый привык считать себя избранным, а тут оказался одним из многих таких же. В классе меланхоликов воцарилась мировая скорбь, не разбавленная никакими другими проявлениями. У флегматиков было невыносимо скучно. А к холерикам учителя входили как в клетку с тиграми.
^

Совы и жаворонки


Эта классификация опирается на то, как распределяется активность в течение суток. Жаворонки – ранние пташки. Совы предпочитают вторую половину суток. Есть еще счастливчики-голуби, которым все равно, когда работать и отдыхать.
К сожалению, школа жестко ломает природный хронотип ребенка. Она вся построена под левополушарных жаворонков.
Жаворонок рано и легко просыпается. Первый пик интеллектуальной активности приходится у него на 6.30. Он бодро приходит в школу и хорошо работает на первых четырех-пяти уроках. К полудню наступает спад, а к 17.00, когда надо делать уроки, – снова подъем, который заканчивается к 19.00. И в 21 час жаворонок уже готов ложиться спать. Главная проблема жаворонка – не учиться во вторую смену.
А временной график совы идет вразрез со школьным устройством. Ребенок-сова с трудом продирает глаза и почти без завтрака бредет, не приходя в сознание, в школу. Первые проявления активности наступают только в половине одиннадцатого утра, когда большая часть уроков прошла (мимо?). Потом активность падает, и минимум ее приходится на 17.00, когда все приличные ученики делают домашнее задание. А сова на все вопросы родителей вяло отвечает, что им ничего не задали. И твердо стоит на своем… до девяти вечера, когда в приливе бодрости вспоминает, что очень даже задали, и по всем шести предметам. В семье объявляют экстренную мобилизацию: все брошены на выполнение домашней работы, включая полусонную сестру-жаворонка и самого главного героя, который быстро и энергично справляется с заданиями. А все потому, что у него наступил второй пик активности, который будет продолжаться до двух часов ночи. И если сову не отправить спать, разгуляется и будет полуночничать.
Рассчитывать на разное расписание для сов и жаворонков, наверное, наивно. Но можно хотя бы учитывать их особенности, планируя время опроса. Так, из всех ошибок, сделанных совами, около 70% приходится на первый урок, а вот на третьем-четвертом уроке они делают только 30%.
^

Мальчики и девочки


Спор о том, вместе или раздельно их учить, идет уже около полутора веков. У обоих вариантов есть свои плюсы и минусы.
Совместное пребывание в школе осложняется тем, что развитие мальчиков и девочек идет в разном темпе. В периоды с шести до девяти и с одиннадцати до пятнадцати лет, то есть почти все время учебы в школе, кроме десятилетнего возраста и старших классов, девочки опережают мальчиков.
У девочек сенситивность к пятнадцати годам заканчивается, а у мальчиков растет. То есть, планируя обучение девочек, нужно сдвигать основное учебное содержание к 11–13 годам.
Разнятся и предпочитаемые каналы восприятия. Девочки в основном пользуются аудиальной формой передачи информации. А мальчики больше пользуются глазами и руками.
Для девочек оценка дает ощущение завершенности очередного этапа работы, а для мальчиков важна значимая оценка.
Процесс понимания и запоминания тоже проходит по-разному. Если повторить информацию трижды, девочка с каждым повтором будет усваивать лучше, а мальчик наоборот. Он схватывает суть сразу, а потом с каждым повтором происходит деградация предыдущего понимания.
При совместном обучении нельзя упускать из виду и воспитательные проблемы. В 11–12 лет начинается процесс половой идентификации. Мальчики и девочки начинают подчеркнуто сторониться друг друга. Иногда классные руководители считают своим долгом активно вмешаться: стараются объединить во что бы то ни стало. Но именно сейчас этого делать не надо: искусственно соединять группы мальчиков и девочек – значит нарушать законы природы.
Лучше воспитателю обратить внимание на то, что именно в этом возрасте складывается отношение к противоположному полу. Девочки одиннадцати-двенадцати лет успешнее, лучше учатся. Да они просто крупнее и часто сильнее своих сверстников-мальчиков. Вот девочки и привыкают воспринимать их как хилых, ни на что не способных. А мальчики соответственно обижаются, втайне опасаются и смиряются с мыслью, что они во всем отстают от девочек.
Разной должна быть и манера преподавания, если педагог хочет ориентироваться на гендерные особенности.
Девочки лучше воспринимают взрослого, который владеет эмоционально окрашенной речью, преподает в медленном темпе на невысоком уровне сложности. Девочки лучше усваивают материал, если урок построен в форме групповой беседы, когда каждая имеет возможность высказать суждение об услышанном.
Для мальчиков больше подходит наглядное обучение в сочетании с практической деятельностью; преподавание в быстром темпе на достаточно высоком уровне сложности. В информации они ценят парадоксальность.