microbik.ru
1

"Праща и камень". Полковник Томас Хэймс о войне будущего


rambler\'s top100В 2004 г. в США вышла книга "Праща и камень. Война в XXI столетии" , принадлежащая перу одного из наиболее последовательных апологетов концепции "войны четвертого поколения", авторитетного специалиста в этой области полковника морской пехоты Томаса Хэймса. По большому счету, суть этого труда концентрированно выражена в одной фотографии, помещенной на обложку книги: подросток, бросающий камень (или бутылку с зажигательной смесью) в надвигающийся на него танк. Давид и Голиаф. Великан и юркий юноша. Кто кого: извечная тема поединка сильного и слабого. Мы хорошо знаем, что не всегда побеждает тот, у кого бицепсы мощнее…

Книга Т. Хэймса как раз об этом: каким бы мощным ни было государство в военном и экономическом отношениях, оно не всегда способно адекватно противостоять новым угрозам и вызовам со стороны более слабых, государственно и структурно не оформленных, но фанатически упорных и политически активных противников. "Война четвертого поколения" - вот термин, принятый в корпусе морской пехоты США для описания столкновения подобного типа.

Полковник Т. Хэймс был одним из тех, кого неожиданно быстрый успех американских войск в Ираке весной 2003 г. не ввел в заблуждение. 1 мая того же года президент США Дж. Буш объявил о "завершении крупномасштабных военных действий в Ираке". Но Т. Хэймс вопреки официальной точке зрения заявил, что "это только означает, что легкая часть работы сделана". Американский военный специалист предсказал, что ситуация в Ираке будет неуклонно обостряться, а сама военная операция вовсе не закончена, а просто перешла в новую фазу - "войну четвертого поколения". Официальный Вашингтон не мог принять такую точку зрения - это было непатриотично.

Забегая вперед, следует заметить, что, в конечном счете, президент США Дж. Буш был вынужден признать неэффективность и ошибочность проводившегося в Ираке курса. Правда, произошло это только в январе 2007 г., когда США за неполные 4 года "непризнанной" войны потеряли свыше 3 тысяч своих солдат и офицеров. Другими словами, американские войска в Ираке ежедневно теряют в стычках, боях, от пуль террористов по два своих военнослужащих - страшная статистика.

Т. Хэймс досконально изучил и описал суть "войны четвертого поколения". "Этот тип войны, - отмечает он в своей книге, - не является чем-то "новым" или "неожиданным", он развивается на протяжении последних 70 лет". Автор приводит примеры американских военных кампаний во Вьетнаме, Ливане и Сомали, обращается к опыту французов в Индокитае и Алжире, ссылается на опыт СССР в Афганистане и России в Чечне. Обращаясь к ситуации в Афганистане и Ираке, Хэймс утверждает: "Постоянные поражения крупных держав от значительно более слабых противников в эпоху войн четвертого поколения делает необходимым понять эту новую форму войны и соответствующим образом к ней адаптироваться".

Что же представляет собой "война четвертого поколения"?
"В войне четвертого поколения нет ничего мистического, - утверждает американский эксперт. - Как и все войны, она стремится изменить политическое положение противника. Как и во всех других войнах, для достижения этой цели в ней используются все имеющиеся в наличии системы вооружений. Как и в любой другой войне, в ней отражается соответствующее общественное устройство. Подобно войнам предыдущих поколений, она развивается в рамках общества как такового. Она развивается просто потому, что ее руководители решают конкретные проблемы борьбы против своих значительно более мощных врагов. Именно эти лидеры создали ее, выпестовали ее и способствуют ее развитию и росту. Перед лицом врагов, с которыми они просто не способны вести обычную войну, они избирают иной путь".

По оценкам Т. Хэймса, все войны второй половины ХХ в. можно разделить на традиционные и нетрадиционные. Корейская война 1950-1953 гг., арабо-израильские войны 1956, 1967, 1973 гг., фолклендский конфликт, ирано-иракская война, так называемая первая война в Персидском заливе в 1990-1991 г. закончились возвращением к состоянию статуса-кво. Однако нетрадиционные войны, к которым Т. Хэймс относит гражданскую войну в Китае, так называемые первую и вторую индокитайские войны, борьбу Алжира за независимость, вооруженную борьбу сандинистов в Никарагуа, иранскую революцию, войну в Афганистане в 80-х годах ХХ в., первую палестинскую интифаду и военные действия в Чечне, привели, в конечном счете, к серьезным политическим, социально-экономическим изменениям. Американский эксперт делает вывод: "… только нетрадиционная война способна поколебать политический баланс власти". Чем далее, тем все более очевидной становится тенденция доминирования в будущем нетрадиционных войн над традиционными.

"Война четвертого поколения, - резюмирует полковник Т. Хэймс, - использует все имеющиеся сети - политические, экономические, социальные, военные - для того, чтобы убедить руководителей стана противника, ответственных за принятие политических решений, в том, что их стратегические цели или недостижимы, или их достижение несоразмерно дорого. Это - дальнейшее развитие повстанчества. Концепция "войны четвертого поколения" основана на представлении, что превосходство политической воли при правильном использовании способно обеспечить разгром превосходящей по экономической и военной мощи державы. Она проявляется во всех сферах и сетях общества. В отличие от войн предыдущих поколений, она не нацелена на достижение победы путем разгрома вооруженных сил противника. Вместо этого она оказывает прямое воздействие на сознание находящихся в стане противника лиц, принимающих решения, разрушает политическую волю противника. "Войны четвертого поколения" - продолжительны и длятся обычно десятилетиями, а не месяцами или годами".

Будучи экспертом в области ведения нетрадиционных войн, полковник Т. Хэймс в своей книге с сожалением признает, что министерство обороны США не осознает и просто игнорирует важность изучения "войн четвертого поколения". Автор приходит к такому неутешительному выводу на основе анализа основных концептуальных документов Пентагона и Комитета начальников штабов США. Он призывает не забывать уроков истории: в годы "холодной войны" мир строился фактически на основе баланса между двумя сверхдержавами, но даже и они терпели поражение от слабых в военном отношении противников, когда они оказывались в состоянии "войны четвертого поколения".

"Теперь же, когда мы остались в качестве единственного Голиафа в мире, - пишет американский эксперт, - мы должны быть обеспокоены тем, чтобы существующие в мире Давиды не нашли такую пращу и камень, которые бы сработали против нас". По словам Хэймса, Пентагон по-прежнему готовится отражать удар какого-то Голиафа, полностью игнорируя угрозы со стороны многочисленных и опасных Давидов. Именно поэтому, как следует из концептуальных документов американских вооруженных сил, ставка делается на технические и технологические аспекты подготовки вооруженных сил, достижение "информационного превосходства" на поле боя, ведение "кибервойн". Огромные средства расходуются на закупки новых систем вооружения, компьютеризацию военной сферы. Ставка, в конечном счете, делается на ведение войны машинами против машин. Роль и место человеческого фактора, по сути дела, принижается. Вот в этом-то, по мнению автора, и кроется главная ошибка. Так, например, достижение "информационного превосходства" на поле боя достигается, по мнению опытного морского пехотинца, не столько техническими средствами разведки, сколько успехом интеллектуального осмысления полученной информации, предвидения действий противника, учета всех гуманитарных аспектов современного сложного и противоречивого мира. В реальности, как говорит Хэймс, "разница между официально утвержденными концепциями Пентагона и той войной, которую ведут вооруженные силы США в Ираке, Афганистане и против террористов во всем мире, просто поразительна".

В своей книге Т. Хэймс пытается проанализировать причины, почему Пентагон столь "зациклен" на технологических аспектах развития вооруженных сил. Среди ряда объективных и субъективных причин выделяется, в частности, урок, который сформулировали в Вашингтоне по итогам "холодной войны" и войны в Персидском заливе 1990-1991 гг. "Вместо того, чтобы изучать человеческий фактор и организационные причины развала СССР, - пишет Хэймс, - многие аналитики указали на неспособность СССР разработать, произвести и финансировать создание высокотехнологичных систем вооружения в двустороннем соревновании с США". Головокружительный военный успех воздушной кампании и наземной операции против Ирака в 1990-1991 гг. тоже способствовал тому, что в Пентагоне переоценили значение и роль технологического фактора.

Итогом создавшегося положения оказалось несоответствие концептуальных документов развития вооруженных сил и их практической подготовки и обучения с требованиями реальной жизни - в Афганистане и Ираке. Другими словами, войска готовят к войнам, которые не ведутся, но не готовят к тем войнам, которые им приходится вести и с которыми им скорее всего придется сталкиваться в ближайшие годы.

На наш взгляд, есть еще и другая - психологическая - причина недооценки значимости "войн четвертого поколения" со стороны Пентагона, равно как и военных ведомств других государств мира, включая Россию. Дело в том, что в определенном смысле "войны четвертого поколения" являются шагом назад, возвращением к военным технологиям, приемам и методам прошлых эпох. Военные штабы планируют военные действия на земле, под водой и в космосе; мыслят категориями дивизий и бригад; просчитывают удары крылатыми ракетами и стратегическими бомбардировщиками. Противник должен быть материален, структурно оформлен в противостоящие группировки вооруженных сил, должен иметь национальную территорию, инфраструктуру, политическую и социально-экономическую структуру. Тогда можно воевать. Но в "войнах четвертого поколения" этого нет: партизаны, повстанцы, террористы, как правило, не видимы. Они действуют небольшими группами или в одиночку, с автоматом Калашникова или РПГ-7 в руках. Они не знают тактические нормативы и построение боевого порядка пехотного батальона. Они вообще не знают, как вести боевые действия. Но они знают, как убивать. В их руках - самые сверхточные боеприпасы, которых нет в самых современных армиях мира: смертники-самоубийцы, наемные киллеры и снайперы.

Таким образом, может быть впервые в истории вооруженные силы ведущих держав мира столкнулись с необходимостью не столько совершенствовать свое мастерство владения новыми и сложными системами оружия, сколько глубже и внимательнее изучать и перенимать "примитивный" опыт прошлого: партизанской войны, повстанчества и контр-повстанческой деятельности. В этом - залог успеха в войнах будущего.