microbik.ru
  1 ... 23 24 25 26 27

Принцип суровости наказания.


к суровым наказаниям мы относим жестокое карающее физическое и (или) психическое воздействие на того, кто совершил проступок, не приводящее намеренно к гибели наказываемого.

I. Высшая мера наказания (poena capitis = poena capitalis [поэ́на ка́питис = поэ́на капита́лис]) в Древнем Риме имела две разновидности: потеря гражданской правоспособности и добровольное изгнание.

1. Потеря гражданской правоспособности включала в себя две категории: а) полная утрата гражданского статуса, связанная с лишением свободы; б) частичная утрата гражданского статуса, связанная с утерей римского гражданства при сохранении свободы.

А. Полная утрата гражданского статуса, связанная с лишением свободы (capitis deminutio maxima [капитис деминуцио максима]). В результате такого наказания гражданин становился рабом со всеми вытекающими последствиями.

Б. Частичная утрата гражданского статуса, связанная с утерей римского гражданства при сохранении свободы (capitis deminutio media [капитус деминуцио медиа]). Хотя de jure такое наказание было не столь суровым, как первое, всё же de facto положение наказанного мало отличалось от рабского.

2. Добровольное изгнание (exilium [эксцилиум]) – добровольное оставление отечества;

II. Насильственное изгнание.

III. Наказания, близкие к смертной казни.

1. Присуждение к пожизненным работам в рудниках и каменоломнях (damnatio in metallum [дамнацио ин меиаллиум])

2. Расчленение тела неоплатного должника кредиторами как суррогат погашения долга. Согласно Законам XII таблиц, кредиторы, если они того пожелают, могут разрубить на части и разделить тело должника, не погасившего задолженности в установленный срок.

IV. Обезображение внешности. В соответствии с древнеримским законодательством рядовым преступникам брили голову, а виновным в тяжких преступлениях вдобавок сбривали брови;

V. Выкалывание (вырывание) глаз.

VI. Урезание языка.

VII. Отсечение рук.

VIII. Перебивание рук и ног.

IX. Кастрация.

X. Присуждение к работам на мельнице. По степени суровости сравнивалось древними римлянами с присуждением к каторжным работам.

XII. Присуждение к эргастулу. Эргaстул (ergastulum [эргастулум]) – каторжная тюрьма для рабов, обычно в сельской вилле, реже – в городе. Представляла собой подвальное помещение с рядом узких, высоко расположенных оконцев. В эргастуле находилось до 15 узников, закованных в кандалы или колодки. За рабами наблюдали надзиратели, также из рабов.

XIII. Порка (castigatio = verberatio [касцига́цио = вербера́цио]). Как самостоятельное наказание было распространено в армии, в семье и в школе.

XIV. Надевание нашейной колодки или железного ошейника. Могло сочетаться с поркой.

XV. Заковывание в цепь или в кандалы (либо то и другое вместе).

XVI. Битьё по лицу и таскание за волосы. По отношению к прекрасному полу в римском быту считалось воспитательно-оздоровительной процедурой.

XVII. Наказания за воинские преступления. Полный перечень таких наказаний содержится в Дигестах Юстиниана (см. [Памятники римского права, с.591–598]) и подробно рассмотрен в книге.

XVIII. Комбинированные наказания. Некоторые древнеримские человеколюбы в пору гражданских войн на мелочи не разменивались. Они соединяли в одной бригадной работёнке различные наказания:

Отняты руки от плеч, и язык, изъятый из глотки,

Дико трепещет и бьёт немым содроганием воздух.

Уши срезает один, другой орлиного носа

Ноздри, а третий глаз выдирает из впадин глубоких

[Лукан, с.33 (II, 181–184)].


  1. Социальная сущность институтов и норм римского уголовного права.


Уголовное право складывалось из множества законов, включая Законы двенадцати таблиц, из постановлений народных собраний и сената, а также законов, изданных по инициативе диктаторов и императоров.

Понятие преступления, его основные характеристики. Правонарушение, подверженное действию уголовного наказания, и следовательно, принадлежавшее сфере уголовного права, обозначалось crimen в отличие от правонарушений частного права (delictum [деликтум]). Терминология сложилась механически как обозначение требования о жестком возмездии, совершаемого в процессе публичного обвинения в данном деянии. В общем виде преступления по римскому публичному праву разделялись на традиционные (с. Ordinaria [ординариа]) и нетрадиционные, или чрезвычайные (с. Extraordinaria [экстрэординариа]). Различие было не содержательным, а формально историческим: первые, традиционные, были предусмотрены старым правом (jus vetus [юс ветус]) и прежде всего законами в строго определенных наименованиях и строго формализованном содержании инкриминируемого действия, а все дальнейшие дополнения в понимании данного преступления или аналогичного действия не должны были выходить за рамки первоначальных определений, иногда весьма случайных. Вторые, чрезвычайные, были в юридическом смысле созданы постановлениями императоров и не придерживались каких бы то ни было строгих формальных категорий, эти преступления допускали смягчение или отягчение ответственности в зависимости от разного рода обстоятельств. Другое основание для различия этих классов преступлений заключалось в том, что традиционные преступления предполагали в качестве наказания только ту меру, какая была предписана древним законом, где впервые устанавливалась наказуемость данного действия. Преступления чрезвычайные предполагали свободное усмотрение судьи в вынесении меры наказания, следуя общим предписаниям права: «В настоящее время тому, кто разбирает crimen extraordinaria, разрешается выносить такой приговор, какой он хочет или более тяжкий, или более легкий с тем, чтобы не выйти за пределы умеренности». Тем самым этот класс преступлений предполагал более сложную оценку наказуемого действия не только по факту преступления, но по совокупности субъективных и объективных обстоятельств его совершения.

Уголовная квалификация правонарушения предполагала выяснение совокупности обстоятельств, в равной степени важных для признания действия преступным: causa, persona, loco, tempore, qualitate, quantitate, eventu [кауса, персона, локо, те́мпорэ, квалитатэ, квантитате, эве́нту] (т.е. повод, личность, место, время, свойство, объем содеянного, последствия). В общем виде личность преступника (или субъект преступления) не обязательно идентифицировалась с человеческой личностью: преступления не могли совершать только боги (в христианскую эпоху субъектом преступления мог быть признан дьявол, действующий через чье-либо посредство). Могли быть преступления, совершенные животными, но уже отдельный вопрос составляло дальнейшее применение наказания. В узком смысле при оценке личности преступника следовало иметь в виду, «мог ли он совершить преступление, не совершал ли преступлений в прошлом, действовал ли сознательно и в здравом уме». Иначе, главное внимание уделялось фактически содеянному и отношению преступника к этому содеянному, а также тому, представлял ли преступник общественно опасную личность вообще. Среди других обстоятельств оценки преступления качество и общественная опасность действия также представлялись наиболее существенными для уголовной квалификации и вынесения последующего наказания.

Преступление в римском праве было строго индивидуализированным действием: не признавались преступления, совершенные сообществом или в группе; в последнем случае каждому участнику группы вменялось в вину собственное наказуемое законом деяние. Преступным было только активное действие: нельзя было, в традиции римского права, совершить преступление бездействием; это в свою очередь выражалось и в специфическом понимании уголовно-правовой вины как обстоятельства, важнейшего для оценки личности преступника и вынесения ему возможного наказания. В целом ряде правонарушающих действий специальное качество субъекта преступления также было существенным для квалификации действия как преступления: например, женщины или дети не могли быть преступниками по обвинению в «посягательстве на конституцию», не гражданин Рима не мог быть субъектом должностных преступлений и т.д. Другие специальные условия оценки преступлений определялись видом действия в зависимости от условной правовой их классификации.

Основные группы и виды преступлений.

1) Преступления против всего сообщества (versus rei publicae [версус реи пу́бликэ]). Субъектом этого класса преступлений мог быть только римский гражданин, причем в отдельных видах с дополнительной квалификацией. Важнейшими видами в этой группе преступлений были:

а) наказуемое сотрудничество с врагом (воинская измена, дезертирство при военных действиях, сдача врагу города, области, поджог города или обороняемого объекта в условиях боевых действий и т.п.) субъектом этого вида преступлений были только военные лица, т.е. римские граждане в момент прохождения ими воинской службы;

б) ниспровержение конституции, или публично-правового порядка (заговор с целью изменения формы государственного строя или изменения полномочий учреждений, действия с целью передачи власти неуправомоченному лицу и т.п.) в этих преступлениях предполагалось, что преступником может быть только полноправный римский гражданин, который мог оказать реальное влияние на отправление государственных полномочий;

в) посягательство на магистратские и жреческие обязанности и их исполнение (корыстное использование полномочий для изменения публично-правового порядка и прав римского народа) субъектом этих преступных действий также могли быть только особые лица: магистраты, жрецы;

г) пренебрежение гражданскими обязанностями (отказ от несения воинской службы гражданином, неисполнение воинских порядков и службы, восстание с любой целью, т.е. участие в нем);

д) небрежение гражданско-религиозными обязанностями (вранье при трактовке т.н. «сивиллиных книг» и вообще религиозных предзнаменований, преступления против римской религии) в этих преступлениях субъектом могли быть и женщины-римлянки, особенно причастные исполнению религиозных церемоний;

е) покушение на личность должностного лица (покушение на магистрата, попытка убить, неудавшееся убийство государя и т.п.). В эпоху поздней республики сложился особый подвид внутри этой группы

1) оскорбление величия римского народа (laese maiestatis [лэзэ майестатис]). Так квалифицировались убийства должностных лиц, позднее государя. Понятие было неконкретным и нередко охватывало любые, даже идейные посягательства на власть.

2) Убийство и приравненные к нему преступления. Эта группа преступлений римского права наиболее точно выражает специфичность вообще конструкции преступного действия. Во-первых, далеко не всякое убийство рассматривалось как уголовно наказуемое, но только в тех ситуациях, где усматривалось посягательство не на личность, а на ее специфический статус как римского гражданина, носителя части полномочий римского народа.

3) Злоупотребление властью в отношении граждан. Основным видом действий, признаваемых здесь как преступные, было насилие должностного лица в отношении личности или имущества гражданина, не вызванное исполнением магистратских обязанностей, но с использованием атрибутов должности (ликторов, стражников, знаков власти и т. д.). Субъект этой группы преступлений был строго специальным должностное лицо и только при исполнении своих полномочий.

4) Подделка и вранье с правовыми последствиями. Смысл этой группы преступлений заключался в наказуемости посягательств на установленный порядок правовых отношений и управления, а также правосудия: подделка завещаний, фальшивомонетничество, подделки в отношении права и закона (ложное истолкование закона судьями или адвокатами, использование вымышленных норм права), подделки в отношении мер и весов, измышление в отношении родства (при завещании, опеке и т.п.). Для одних видов преступлений этой группы подразумевался специальный субъект судейские и юрисконсульты, для большинства любые лица, даже не из числа римских граждан.

5) Половые преступления. Субъект этой группы преступлений различался в зависимости от внутренних видов: в преступлениях против норм брачно-семейного права (инцест, запрещенные браки, прелюбодеяние, неравный или бесчестный брак, двоеженство) мог быть обвинен только полноправный гражданин, причем в специальных случаях (бесчестный брак) только особого сословного статуса; в преступлениях в собственном смысле половых (похищение женщин, педерастия, сводничество) могло быть обвинено любое лицо, причем в некоторых случаях для собственно римских граждан предполагалась извинительность таких действий.

6) Вымогательство. К этой группе относились два главных вида преступлений: взяточничество чиновников (причем предметами наказуемой взятки могли быть только определенные вещи, главным образом деньги; не рассматривались в качестве взяток, даже безразлично к их стоимости, еда и питье для личного употребления, почетные подарки от родственников и т.п.) и вымогательство при отправлении должностных обязанностей (главным образом при сборе налогов). В этой группе субъект был вдвойне специфичен: это только должностное лицо, и такое должностное лицо, от которого прямо зависело совершение действий в интересах потерпевшего.

7) Преступления против собственности. В классическую эпоху римского права к этой группе относилось немного преступлений, и главным образом кража с дополнительно квалифицирующими признаками; имущественные посягательства одних римских граждан против других считались главнейшим из частных деликтов и не влекли уголовных наказаний. В позднейшую эпоху особо квалифицированные виды кражи, содержавшие момент общественной опасности (ночная, крупная по размеру украденного, кража в банях, скота, кража с оружием в руках, кража из сумок и сундуков), стали объектом уголовного преследования. Вторым особо квалифицированным видом краж была кража имущества с элементами посягательства на публичный порядок (супружеская кража, кража государственного и священного имущества, урожая целиком, кража наследства). При краже также безразличен был момент прикосновенности: соучастие или пособничество, один или несколько важен был только свершившийся результат действия.

8) Покушение на неприкосновенность личности. Если не содержалось деликта личной обиды в результате действия, и если не было более тяжкого последствия, то сам факт намерения причинить это был преступным. Наказывалось любое лицо, даже уличенное только в попытке нанести личное повреждение, тем более совершить убийство.

9) Повреждение имущества. Из имуществ, покушение на которые рассматривалось как преступление, исключалось любое имущество частных лиц. Преступным было любое посягательство любого лица, даже ребенка, на целость общественных зданий, строений, храмов, гробниц и т.п.

10) Предвыборная коррупция. Это преступление (и сходные с ним) подразумевало посягательство не столько на собственно публичный порядок, сколько на морально-нравственные нормы общежития. Субъектом мог быть только римский гражданин, официально допущенный к ведению предвыборной агитации в свою пользу и лично уличенный в преступлении (подкуп избирателей). Действия аналогичного смысла от его имени не рассматривались как это преступление.

11) Преступления против хозяйственного порядка. К этой группе преступлений относились главным образом злоупотребление экономической монополией (взвинчивание цен, отказ в продаже товара какому-либо лицу не по причине цены и т.п.) и корыстное использование торговой свободы (скупка товара по дороге на рынок). Субъектом преступления мог быть только полноправный хозяйственный субъект (обладавший jus commercii).

Цель наказания и общие принципы ответственности. Признание действия уголовно наказуемым ставило юридический вопрос о наложении на лицо уголовного наказания. Термин был греческого происхождения и выражал исходное представление об очищении (punitio [пуницио]) общины, сообщества, от преступника и предоставлении его во власть богов карающих. В раннем римском праве осуждение на уголовное наказание от имени народа имело абстрактно-всеобщий смысл, а конкретная форма применения наказания устанавливалась дополнительно, по усмотрению высших магистратов. С развитием специально уголовного законодательства наказание стало конкретным в зависимости от вида и даже сопутствующих обстоятельств преступления, от характера субъекта преступления, стали применяться также комплексные наказания. Наконец, в развитом римском праве выработались некоторые общие критерии определения формы наказания, следуя общей цели уголовного возмездия и общим принципам публично-правового порядка.

По своему содержанию и по направленности наказание должно носить правовой характер, т.е. оно должно быть прямо предусмотрено правом в связи с данным преступлением и представлять конкретную общественную оценку действий преступной личности: «Наказание налагается не иначе как по закону или по иному правовому предписанию соответственно правонарушению». Наказание должно быть конкретно в юридическом отношении связано с оценкой именно данного преступления: «Сколько правонарушений, столько и наказаний», и не может быть наказания, адресованного преступнику вообще либо за вообще преступления без точного правового определения их свойств. В определении наказания, следовательно, безусловно отсутствует расширительность его понимания.

По своей социально-правовой цели наказание должно иметь превентивно-профилактический смысл: «Наказание должно исправлять людей». Этому же должна служить и неотвратимость наказания за преступление: в интересах общества «не оставлять преступника безнаказанным ... с тем, чтобы и другой не думал совершать его». Причем неотвратимость римская юстиция трактовала именно в этом ключе целесообразности, а не правовой справедливости, воздаваемой личности в виде наказания. Социальная целесообразность наказания может доминировать перед чисто правовыми критериями: «Иногда наказание усиливается в интересах государства... ». Наказание может быть наложено и исключительно по принципу правовой целесообразности: «Хотя наказание иногда накладывается без вины, но никогда без причины».

По своей юридической обоснованности наказание должно быть в некоей условной мере соответственным (в правовом смысле, квалификационном и с точки зрения материального содержания) преступлению. Вообще вопрос о соответствии наказания преступлению представляет одну из кардинальных и труднейших проблем уголовной юриспруденции, и опыты ее разрешения были всегда обусловлены общим пониманием смысла и цели наказания вообще. Римская юстиция начало со-ответственности трактовала в узко практическом смысле: как соответствие формы наказания общественной опасности и тяжести преступного действия. «Наказание за любое преступление должно быть соразмерным». С точки зрения материального содержания со-ответственности наказания преступлению следствия этого принципа были более сложными. Во-первых, это приводило к безусловному признанию связанности формы наказания качеством преступления: где преступление, там и ответственность. Во-вторых, наказание и преступление должны быть связаны местом и временем: не может быть наказания, назначенного за преступление, совершенное (с точки зрения права) в другом месте и в условиях действия других норм права. В-третьих, сама форма наказания должна иметь какое-то отношение к качеству преступления. В частности, это приводило к тому, что римское право исключало из возможных наказаний тюремное заключение («Задача тюрем не в том, чтобы карать, а чтобы содержать под стражей»), а также полную конфискацию имущества.

Римская юстиция сделала также общую попытку построить принципы иерархической лестницы в уголовном наказании с тем, чтобы в общем виде определить принципы наложения наказания за многочисленные и разнообразные виды преступлений. Наказание, носящее личный, тем более физический характер (телесное, отяготительное и т.п.), признавалось в любом случае более тяжким, чем любые имущественные взыскания. Следовательно, считалось, что в лестнице уголовных наказаний самое легкое телесное наказание стоит выше любого денежного. Выработалось и начало взаимного поглощения уголовных наказаний (поскольку общее правило требовало, чтобы за каждое совершенное преступление назначалось свое наказание, нередки были ситуации, когда наказаний было много, причем они не совпадали по реальной значимости и последствиям для преступника): более строгое наказание, считалось, включает и поглощает более умеренное (осужденного на смерть, например, не следует дополнительно наказывать продажей в рабство или т.п.).

Виды наказаний. Конкретный вид и способ применения наказания устанавливались или определенным законом, касающимся того или иного конкретного вида преступления, или правовой традицией, или судейским усмотрением, исходя из качества преступления, личности преступника и общих допускавшихся при тех или иных обстоятельствах видов наказаний римской правовой практики. Основное место занимали наказания, которыми преступник тем или иным способом должен был подвергнуться общественному осуждению со стороны равных, лишен привилегий, связанных с принадлежностью к римскому сообществу, лишен возможности в дальнейшем посягать на интересы и правопорядок сообщества.

1) Смертная казнь (poena capitis [поэна капитис]). Этот вид наказаний назначался либо ввиду особой общественной опасности, особой дерзости преступлений, либо при посягательстве на священные устои римского общества. Обычным способом смертной казни эпохи классического Рима было обезглавливание топором; для военных или в военных условиях мечом. Специальными видами смертной казни (по квалифицированным, обычно со специальным субъектом, преступлениям) были: распятие на кресте (в дохристианскую эпоху для свободных, нарушавших религиозные предписания и осуждаемых жреческой юстицией; в христианскую эпоху для рабов), утопление в мешке, брошенном в воду (за убийство своих родственников), сожжение, отдание диким зверям во время цирковых представлений (равнозначное распятию и с тем же религиозным смыслом отвергающего осуждения), замуровывание в стене (в отношении женщин жриц богини Весты, либо позднее монахинь за нарушения религиозных предписаний или общественной морали), сбрасывание со скалы. В обиходе были и так называемые домашние виды смертной казни, выражавшиеся в приговаривании к самоубийству (принуждение выпить яд, вскрытие вен в теплой ванне и т.п.).

В классическое время вынесение приговора о смертной казни влекло ее немедленное применение. В период монархии традицией стала отсрочка приговора: от 30 дней до 1 года. Менялось и место осуществления смертной казни: вначале обязательным было ее осуществление под открытым небом, позднее более распространенным стало закрытое применение, в тюрьмах или других местах заключения. Тело преступника в эпоху язычества обязательно выдавалось родственникам для погребения. В средневековье, особенно когда смертная казнь была связана с религиозным осуждением приговоренного, тело казненного, как правило, не хоронилось и придавалось поруганию.

2) Принудительные работы. К этому виду наказания могли приговариваться как неримские граждане, так и римские, но для последних было предварительное условие в виде лишения прав гражданства, и поэтому они как бы карались рабскими, недостойными занятиями. Основных видов принудительных работ было два: приговаривание к работе на рудниках (за преступления против римского народа, за военные преступления), которые считались по тяжести следующим наказанием после смертной казни, и приговаривание к использованию в школе гладиаторов (инструктором, бойцом, «куклой» для тренировок); второй вид принудительных работ был несколько более благоприятным, поскольку давал потенциальную возможность при ремесленном успехе получить освобождение от рабства на удачно проведенном бою.

3) Лишение гражданского статуса. За очень многие виды преступлений, за должностные преступления, нарушения нравственных устоев общества т.п. законы предполагали лишение гражданина его статуса. Оно могло быть максимальным в виде полного и окончательного лишения прав римского гражданина (путем изгнания из общины навсегда, путем продажи в рабство вовне римской территории) и могло быть частичным. Частичное лишение прав гражданства следовало либо после осуждения на лишение прав по римской семье (преступления против родственников, бесчестные поступки), либо после специального лишений прав гражданства через осуждение на изгнание (deportatio). И первый, и второй случай (т.е. изгнание-депортация) не лишали бывшего римского гражданина его свободного состояния и связанной с этим правозащиты. Депортация обычно заключалась в принудительном выселении на какой-либо остров; эпизодически в практике были случаи депортации в отдаленные римские поселения на ново завоеванных территориях. Режим ссылки мог быть также различным и предусматривать разные последствия: осужденный мог быть сослан вообще из Рима без обозначения конкретного места его жительства и тогда мог жить там, где не будет возражений местных властей; мог быть сослан в какое-то строго определенное место и тогда местные власти следили, чтобы он не покидал определенного ему места поселения. Приговор мог предусматривать возможность возвращения по истечении некоторого срока; если такого не было, то сосланный безусловно не мог возвратиться из ссылки без дополнительных правовых решений. Единственной причиной, по которой самовольное возвращение из ссылки не было наказуемым, признавалось обоснованное желание видеть государя или ходатайствовать перед ним (если, конечно, государь ранее не выразил запрета на такое ходатайство).

4) Заключение в тюрьму. Заключение в тюрьму как вид наказания допускался только в отношении рабов за маловажные преступления, за ослушание господ, за отказ от свидетельских показаний и т.п. Тюрьмы в основном были или храмовые, или используемые не в точном своем назначении подземные помещения при цирках, школах гладиаторов, других общественных учреждениях. Какого-либо регулирования сроков заключения не было и, по-видимому, все зависело от административной практики по каждому случаю.

5) Телесные наказания. Членовредительские телесные наказания в римском уголовном праве не применялись (в раннее время возмездное членовредительство допускалось в рамках деликтного права). Болезненные телесные наказания также были редким видом и главным образом как побочное, или дополнительное, наказание. Как основное телесные наказания применялись только за кражи детей. Вообще телесное наказание (порка) считалось позорным наказанием и применялось главным образом в отношении рабов: их били специальным бичом, который не только был более болезненным, но и позорящим орудием. Свободных римских граждан также могли подвергать телесным наказаниям битью палками или розгами, но это наказание накладывалось магистратом в полицейско-административном или военном порядке, и поскольку пучок розог с вложенным в них топором считался знаком власти должностного лица (который за ним носили специальные слугиликторы), то этим как бы смягчались общественно-нравственные последствия порки. Наиболее важным было то, что наложение телесных наказаний влекло ограничение некоторых гражданских прав, в том числе отнятие части имущества.

6) Штрафы. За мелкие преступления, в основном почти неразделимые с частными деликтами, могли накладываться и имущественные взыскания штрафы. Штраф мог быть выражен в материальной форме (скотом) и в денежной. Применялись штрафы в основном в магистратско-комициальной юрисдикции. Закон должен был предписывать точную меру штрафной санкции только в этом случае его можно было применять. В связи с традиционным формализмом римского законодательства это порой делало бессмысленным применение штрафа в точном соответствии с нормой закона, поскольку истечение длительного времени могло превратить давнее имущественное взыскание в несущественное для преступника.

Формы уголовного процесса. По римскому праву уголовному преследованию подлежали только правонарушения, которые затрагивали порядок «публичных дел» (публичные интересы). Значительный ряд опасных правонарушений (которые современное право однозначно относит к числу уголовных преступлений кража личного имущества, причинение телесных повреждений т.п.) рассматривался в римской юстиции как вопрос частного права и поэтому подлежащих разбирательству не в порядке уголовного, а чисто гражданского судопроизводства. В итоге сложилось так, что факт уголовного судебного разбирательства определялись совокупностью обстоятельств: правовым содержанием предполагаемого дела; качеством субъекта преступления; наличием особой подсудности; предполагаемым возможным наказанием и др. Единой формы уголовного судопроизводства римская юстиция не предполагала.



<< предыдущая страница   следующая страница >>