microbik.ru
1 2 3 4
(стр. 1-29)

А. Чугунов


«C8H11

(сюрреалистическая комедия)

Действующие лица:
Лена,

Саша.

Место и время действия:
психоз геометрии... достоверно можно назвать лишь левую границу пространства – роковой порог квартиры в московском «термитнике», где гравитационно скучивается действие, и лишь отчасти – правую: «Международный аэропорт Лос-Анджелес», там также заметно некое шевеление, – при полном отсутствии дна; пространство решается в том ключе, что при перемещениях из объективной реальности в субъективную (паранормальный туризм) наблюдается искривление времени и кошмарные сдвиги места действия, если не упираться, подумайте об этом (эффект Бифельда-Брауна здесь не при чём).

P.S. Бифельд и Браун – как раз, те особы, что, судя по юбкам, знают своим ногам цену; предполагаем, долго боролись с мыслью, не оголить ли их до ягодиц. Но кто-то их пока отговорил. Хотя зачем подавлять в себе потребности! Мы тоже, возможно, когда-нибудь узнаем. И будем неожиданно вознаграждены. Потом!.. Второстепенная сюжетная линия.
Слышны переборы акустической гитары и мандолины... блуждающий голос Роберта Планта... дурацкая склонность слышать во всём Led Zeppelin... «Going To California»! правда известна... проникая в мозг, обволакивая, загружая объём.

На выбеленной Луной стене силуэт мужчины; бесстрашно выпиливает лобзиком рамку для фотографии.

Из ванной выпорхнула женская тень, задрапированная в банное полотенце на манер римского патриция, споткнулась о чемоданы, живописно расположившиеся на её тропе. Увеличиваясь в размерах, приближается к мужчине, походкой гейши, что добавляет жути. Наконец, их тени совместились. Сознание акцентирует женское лицо, в момент запуска информации о доминировании. Сознание акцентирует женское тело, которое, если в сжатых словах, принимает боевую позу, не с тем, чтоб растрепать обломком кирпича чей-то пробор, на что можно было б рассчитывать, – приходится заподозрить худшее, если не выходить за пределы воображения, когда оно, тело, с маниакальным упорством: а) засовывает мужчине за шиворот расчёску, доскрёбываясь до позвоночника, б) дует ему в левое ухо, затем, с той же серьёзностью, в правое, запуская какой-то процесс, и оттого ещё больше распаляясь… прыснув, женщина поднимает с пола велюровое кепи – примерила на себя, повертелась… натягивает кепи мужчине на глаза. Тот – не реагирует. Шасть – и пропала.

Расчёсывает у зеркала влажные локоны, под танцевальный экшен, экспериментируя с причёсками.
Лена. Что у тебя с лицом?.. «Рунический знак» на лбу.

Саша. Уйдём с этой темы.

Лена. Займёт 5 секунд.

Саша. Так, башку слегка вспучило.

Лена. До такой степени, что по шву треснула?.. Головная боль в формате 6D.

Саша. Примерно. Можно и так смысл исказить.

Лена. И ты принял таблетку…

Саша. Решил пробежаться... Поведенческое свойство. Но на улице был фонарный столб.
Пауза.
Лена. Рискованный метод лечения…

Саша. Вот та-акого размера… для тех, кто понимает, что к чему.

Лена. Не часто видел, да? Впредь гуляй от окна до двери.

Саша (закашлялся). Не надо обо мне столь сильно беспокоиться.

Лена. Разнообразишь так интонации…

Саша. Я – равноудалён.

Лена. Чего-чего? (Смеётся. Обняла его сзади за шею.) Ты позволишь войти в интимный контакт с твоей спиной?

Саша. С какого бока?!

Лена. Так. Если ты волнуешься, тебе дадут сейчас воды.

Саша. Несколько преждевременно.

Лена. Вопрос задан, – не понимаю, о чём ты.

Саша. А чем обусловлено? Разве я как-то поощрял?

Лена. Иногда я себя балую, поскольку опытная.

Саша (закашлялся). Ищу слова… какие подойдут к твоей последней фразе.

Лена. Если технически сейчас возможно…

Саша. Оседлала... (Смеётся.) Задушишь! Распознала меня как транспорт?

Лена. Или опять я набрела на спящее существо?

Саша. «Шемамфораш»! попугаю тебя специфической терминологией! наконец-то я вспомнил это умное слово. Которым, чтоб знала, творят чудеса.

Лена. Спорим, твоего упрямства хватит… максимум на семьдесят секунд.

Саша. Ну, если меня спровоцируют…

Лена. То что? Кстати, на что мы с тобой поспорили? Не спорили? Меня обмануть хочешь?

Саша. Пока что я мысленно репетирую. (Прикрыв глаза, посмеивается.) Чтоб не начать говорить раньше, чем нужно.
Л е н а – хотела ударить его в лоб, но промахнулась, угодив в себя.

Такой большой кулачище…

Лена. Не вовремя пришло тебе в голову шевельнуться.

Саша. Стратегически важный участок тела…

Лена. Сейчас буду наказывать.

Саша. Я не удивлён, что ты докатилась.

Лена. Кто в нашей паре исполняет роль мужчины? Саша!.. Или я аннулирую свой заказ!

Саша. Вкратце. Если такое привьётся (подумал я)... дальше – читай с губ.

Лена. Ну, если вечер у тебя занят... если ты не определился... (Вдруг – сдавила ему пальцами горло.) Отклонились от темы! Про фотографии хочется услышать.

Саша. Почему так непропорционально?! (Вырывается.) Потерпевшая! успокойтесь.

Лена. Ответь мне всё-таки – ты следишь за мной?

Саша. Что, разве нужно? Хочешь реализовать свою фантазию?

Лена. Хорошо… можешь рассказать с юмором.

Саша. Когда-то же надо.

Лена. Может, я неточно передаю? у тебя было предостаточно времени, чтобы подумать.
Пробило полночь.
Поставь бокал на место, хватит лакать!

Саша. Объявление по бо́рту! «Чччетвёртый час полёта!»

Лена (демонстративно переводит стрелки курантов на 4 часа назад). Как будущий джентльмен, мог бы всё-таки повернуться ко мне лицом.

Саша. Если ты об этом – чем я занимался в Марселе, 4 марта, на третий день от рождения Адама… Кстати, есть термин такой «нудное многословие». Но я, к счастью, не знаю его.

Лена. Тяжело комментировать… Как оседлает свой веник.

Саша. Он-не-слышит. Он-не-слышит.

Лена. Вообще мимо цели.

Саша. Ты же и открыла для меня этот приём.

Лена. Кем решено не отвечать на собственное имя? Насколько помню, это не оговаривалось. Новое развлечение? От какого числа? (Набирает номер на своём Nokia L ́́Amour.) Будем звонить Саше Борисовичу. Начинаем осаду.

Саша (после того, как у него откликнулся телефон). То-то он обрадуется.

Лена. Просто вынуждена. Мы упрямые. Начну издалека: здравствуйте! Могу я попросить Александра Борисовича? Алло! Или у него ментальная неготовность? (Ждёт.) Неплохо начала!.. Эй! Реплику будем подавать?

Саша (изобразил правым глазом внимание). На связи!

Лена. Алло! Плохо слышу…

Саша (в сторону). Запеленговала…

Лена. Оставь свои утомительные телодвижения: говори нормально, не части.

Саша. «Прогрессирующий целлюлит ушей», в Британии так усредняют основной диагноз.

Лена. Ясно. Мучить будет зло.

Саша. Можно мысль кинуть? Имеются у тебя ещё непредъявленные доказательства? Отмотаем назад – перейдём к вещдокам. (Ждёт.) Алё!.. Реплику будем подавать? Алё!

Лена. Всегда с тобой о чём-нибудь поговоришь.

Саша. Потому как для твоих подозрений не хватает некой конкретики. (Прислушивает-

ся.) Опять что-то нетакое… (Дует в трубку.) Проворно рассердилась, а с чего?.. Что-то стряслось с тишиной… Я очень быстро? Алё! (Прикусил палец и стал думать.) А-лё!.. Так! Всем, кто меня слышит! Я начал опять недоумевать! Лена, позволь одолжиться твоим «неразлучным другом»: скоро моя реплика, мой же – потерял пригодность.

Лена. Аналогично.
Церемонно совершают обмен.
Мы тут по одному делу? Просто из любопытства. (Жест в сторону прижатой к его уху трубки.) С кем ты сейчас?

Саша. Так, болтушка одна. Опять будем сейчас спорить. А ты с кем увязла?

Лена. Идентично!.. тип, с малопонятными свойствами личности. Названивает и названивает. (Пожала плечами.) Но мне почему-то никто не позавидовал.

Саша. Выяснили... Выше я где-то уже говорил: тут бы, по-хорошему, должен зазвонить телефон.

Лена. При таких поворотах разговора? По ту или по эту сторону сна?
Наносят серии воображаемых ударов ногами. Хихикают и переглядываются.
По-каковски молчим, родной язык уж наверно доступней! (Фыркнула.) Больной, как же тяжело с ним. Вероятно, представил себя маятником. Такая пытка мыслями.

Саша. Чтобы?

Лена. Дай договорить!.. Сейчас просто реально представилось! Идёт в секретное место, на цыпочках. А кто-то выпихивает его обратно, коленкой под зад. Такие словечки употребляет. Особенно поначалу. Вещество, говорит, стало нестабильным! Твоим голосом слышу. Докапывается, метафизик, пытаясь уловить закономерности, у какого-то, допустим, огурца. Грубо говоря, так неожиданно. А у меня как раз наступил период. И потом! С этим связано какое-то суеверие. А он решил на этой почве провести эксперимент. Алло!.. Алло! Ты отзовёшься, или мне посуду бить? Так! Всем, кто меня слышит!.. Я высказалась.

Саша. Что?.. извини, слушать тебя чего-то не стал. В какой-то момент потерял нить. Принцип гандикапа! мощный мозг требует больших затрат энергии. Признак здорового организма. Но сейчас уже лучше: наполовину готов.

Лена. «Наполовину»... (Отодвигает его плечом.) Кто тебя тогда сюда впустил?!

Саша. В сущности, нашими поступками управляет набор химических соединений, которые мы получаем извне, после чего подключаем желудочную кислоту – через раз; выработка гормона желания… интенсивность кровотока в яичниках.

Лена. Эрудиция… (Отбирает у него свой телефон.)

Саша. Учёность! Почувствуй красоту этого слова. Учёность!

Лена. Опять мы ни о чём! Можешь, наконец, объяснить мне, ќак в нашей квартире появились эти фотографии? Во-первых, кто их снимал. Автор! Вопрос простой. И зачем?

Саша. Подбросили. И вообще, придумывать была твоя очередь.

Лена. Шутка?.. В твоих забавно организованных интонациях я иногда, знаешь, путаюсь.

Саша. Наследуемый навык! Окаянный мускул, пророс побегом. Под названием язык. Подбросили… иначе не объяснишь. Но хотелось бы удостовериться ещё.

Лена. Издали могу показать. Любишь смешивать в желудке экзотические напитки.

Саша. Но это не значит, что! Тем более, надо отдать должное: ты фотогенична. Кстати, кое-какие мысли... внеочередные... появились.
Фотографии бешено заполняют пустоту, по-хозяйски оккупируя сознание, с таким напором, что мозги распирает: своеобразная мозаика… перформанс пазлов.
Рот. Проработан детально… выражение лица терпеливое… А здесь, на мой вкус, улыбка простовата…

Лена. Ну, извини!

Саша. Платье-мешок… сложного оттенка. Смотрится бодренько. Ботильоны... декадентские, какие надевают на párty. Так задумано? Пластмассовая улыбка. Пластмассовая улыбка. Пластмассовая улыбка. Идея такая?

Лена. У кого-то залипло в голове.

Саша. Левый глаз набекрень. (Неопределённо почмокал губами.) Натруженная шея… Запах ошпаренного веника…

Лена. Жуткая наблюдательность!

Саша. Сложное выражение лица!

Лена. «Производитель текста»… Делай это бережно.

Саша. Формат снимков мелкий. (Прочихался.) Приходится больше догадываться.

Лена. Может, у меня просто в глазах что-то такое отразилось, а ты неправильно исказил.

Саша. Ой, это панталончики?.. Ффу. Девочка-кислинка! (Схватился за сердце.) Это начерно! После осмысления фразу залатаем.

Лена. Не поискать ли тебе лицо, на котором не должно быть ничего?!
Пребывают в задумчивости, прежде чем осуществить своё экзистенциональное высказывание: уложились в тридцать секунд.
Саша. Кстати, ты знаешь, что голубой цвет снижает аппетит?

Лена. Выбрал время, бесподобное для сеанса ненависти.

Саша. Щиколотки, сложению соразмерные... щиколотки арфистки. Хорошего контура.

Лена. Попал, наконец.

Саша. Снимали из положения лёжа? Кому-то повезло… Высокое ассиметричное плечо. Аллюзия на амазонку-воительницу? Игриво-остроносый ботинок, очень кожаный. Так. А это что? Губы взяла взаймы?.. Фу, зря я присмотрелся…

Лена. Не надо издеваться. Мне и так плохо.

Саша. Буланый шарфик на шее… Пегий реглан… пупырчатый... психоделического вида. Чалые гольфики… фактура, признаемся, схвачена. Декор платья – в плюс... животная роскошь. Скорее даже нравится. Серый в яблоках кардиган, мешком висит… Дежурный облик. Знакомый гардероб.

Лена. Пьян, если в него всмотреться... (Поправила причёску.)

Саша. А ведь начал я с хорошими намерениями...

Лена. Щелкать саму себя, согласить, мне было бы сложно.

Саша. Рельефно представил себе. (Имитируя голос злодея.) Это как настроиться.

Лена. Саша… Отклонились от темы. Всё, я устала спотыкаться о твой мозг.

Саша. Если плавно переходить к скандалу, любопытно другое: на всех фото, там, где нет крупного плана… снятых, заметь, в разных интерьерах! – рядом с тобой упорно присутствует какой-то тип.

Лена (ласково покоробилась). Что называется: затаил шутку...

Саша. Мажет густым взглядом! На каждом снимке! Обрати внимание.

Лена. А тут тогда что?

Саша. Одно фото! И то он просто вовремя убрался в непросматриваемую пустоту.

Лена. Из твоих слов следует – он за мной следит?

Саша. Сложная ситуация… Но твоё тело является объектом наблюдения, это факт.

Лена. Новые обстоятельства открылись…

Саша. Но здесь, я смотрю, появилось много свежих снимков.

Лена. Разве?.. Правильно. Потому как я обнаружила ещё одну пачку, нечаянно, в трюмо.

Саша. И?

Лена. Хотела рассказать. Просто как-то забегалась.

Саша. «Или не успела». Лена… Это паранойя.

Лена. Ты меня и не спрашивал.

Саша. Ну, девушки хвастаются иногда.

Лена. Нечего надувать физиономию. Я здесь причём?

Саша. И у меня уже заготовлена реплика! Глаза его, заметь, – болезненная цель, специальные усилия, облизываются, – понятная вещь, всё на тебя! (Буравит её взглядом.) Я не циник, но призываю тебя говорить дальше!

Лена. Это что, полезно? (Морщит носик.) Наступил мне на голову... «Я есть моя боль»...

Саша. «Я есть моя надежда»! Это в нас Сартр говорит. Сомну фактами: вспоминается картина, «Обнажённая девушка, выгуливающая своего козла»!

Лена. И тогда ты ринулся со всех сторон анализировать.

Саша. Мне с ходу, считаешь, отбрасывать?

Лена. Знаешь, я готова войти в твою ситуацию…


следующая страница >>