microbik.ru
  1 2 3 4

Во второй главе – «Участие чиновников Западной Сибири в издании “Губернских ведомостей”» – первый параграф «Редакторы и цензоры» посвящен роли цензоров и редакторов в жизни «Губернских ведомостей» Западной Сибири.

В «Губернских ведомостях» согласно закону могли работать два редактора. Первый, возглавлявший официальную часть, состоял на государственной службе. В неофициальной части существование редактора по закону было не обязательным, и статуса государственного служащего он не имел. Редактор официальной части как начальник газетного стола, помимо выпуска газеты, занимался финансовыми вопросами и прочими проблемами, связанными с существованием издания, т.е. выполнял обязанности издателя. Независимость редактора неофициальной части от государственной службы просуществовала только до 1865 г., когда, в целях усиления контроля эту должность включили в штат губернских правлений.

Цензорами также были чиновники губернского правления. В отношении официальной части такое положение вещей было логичным, так как в ней публиковались материалы официального характера и происхождения, и принадлежность цензора к действующему управленческому аппарату обеспечивала его компетентность. В отношении неофициальной части ситуация была несколько иной, в ней печатались статьи публицистического, регионоведческого характера, но и её в Сибири по закону контролировало лицо из местной администрации, хотя цензура «Губернских ведомостей» других регионов осуществлялась по правилам, общим с остальными периодическими изданиями.

Удалось установить некоторых редакторов официальной части, в Тобольске в исследуемый период дольше всех занимал эту должность И. Н. Юшков (с 1859 по 1866 гг.), в Томске – А. Ф. Мещерин (с 1858 по 1866 гг.). Сведения о редактировавших неофициальную часть сохранились отрывочно. Достоверно известно, что в тобольской газете в начале 1860-х гг. эту должность занимал В.А. Ильин, в томской с 1863 по 1866 г. – Д.Л. Кузнецов. Найти желающих выполнять эту обязанность было сложно. В Томске губернское правление неудачно пыталось возложить ее на учителей гимназии. В Тобольске в первый год выхода газеты функции редактора неофициальной части выполняли губернатор В.А. Арцимович и цензор П.П. Ершов.

Во втором параграфе – «Авторский состав» – рассматривается авторский корпус и место чиновников в нем.

Участие чиновничества в издании томской и тобольской газет не ограничивалось занятием официальных должностей. Государственные служащие были активными авторами и корреспондентами изданий. Конечно, этого нельзя сказать о большинстве томских и тобольских чиновников, но те, кто проявил себя, были людьми неординарными. Обращались к газете и те, кто принадлежал к группе, которую называют интеллигентными чиновниками, или вольнодумцами, и те, кого можно было назвать успешными карьеристами. Это является показателем того, что «Губернские ведомости» появились в Сибири в тот момент, когда чиновничество начало осознавать необходимость местных периодических изданий.

И в Томске, и в Тобольске были попытки формировать авторский корпус административным порядком, привлекая губернских служащих и учителей, но успехов эта мера не принесла. Более эффективно оказалось прогрессивное для того времени нововведение В.А. Арцимовича, который, несмотря на тяжелое финансовое положение газеты, ввел вознаграждение авторам, приславшим большой объем материалов. В «Тобольских губернских ведомостях» выплата гонораров практиковалась и после его отъезда.

Активными корреспондентами в местных газетах были представители наиболее образованных слоев населения: чиновники, учителя, священники, реже врачи, военные, купцы. Удалось установить социально-профессиональную принадлежность 52 авторов «Тобольских губернских ведомостей», среди них 5 священников, 14 учителей, 19 чиновников, 3 военных, 2 купца, 6 врачей и ветеринаров. В «Томских губернских ведомостях» из 38 установленных авторов 10 являются священниками, 8 – учителями, 10 – чиновниками, 3 – военными, 6 – врачами. В томской газете не успел сложиться круг постоянных авторов. Причин этому было несколько: смена редакторов не проходила спокойно (особенно это заметно во время прихода на эту должность областника Д.Л. Кузнецова), не было преемственности взглядов и методов работы. В тобольской смена редакторов не влекла за собой резкого изменения авторского состава. Наиболее яркие материалы в тобольском издании принадлежали Н.А. Абрамову, Н.С. Знаменскому, В.А. Ильину, В.Я. Стефановскому, А.И. Сулоцкому, Н.М. Чукмалдину, И.Н. Юшкову. В томском – В.И. Вагину, Д.Л. Кузнецову, П.С. Пахорукову, Г.Н. Потанину, Ф.В. Рудакову, Н.М. Ядринцеву.

Существовали трудности, связанные со спецификой региона, с которыми сталкивались оба издания. Это нехватка образованного населения, готового к гражданской и творческой деятельности. Основная масса авторов состояла из чиновников, священников, учителей и др., приезжавших в Сибирь на службу. Некоторые авторы, получив опыт публицистической деятельности, переключались на сотрудничество с центральными изданиями, из-за чего длительное сотрудничество с газетами было редкостью.

Влияла на авторский состав и обстановка в стране и регионе. Когда «Томские губернские ведомости» были скомпрометированы в глазах властей деятельностью областников, неофициальная часть теряет многих авторов. После инцидента с покушением на императора в 1866 г. начинается отход от либеральных веяний, участие чиновников в газетах все чаще носит формальный характер и в томском, и в тобольском изданиях, и только редкие их представители, – такие, как Н.А. Костров, К.М. Голодников продолжали поддерживать газеты.

В третьей главе – «Западно-сибирская администрация и освещение жизни региона в местных “Губернских ведомостях”»в первом параграфе – «Тематика неофициальной части» – выявлены и обобщены в табличном виде основные темы, представленные в томской и тобольской газетах. Отслежена динамика их изменений, особенности освещения той или иной проблемы, обозначены факторы, определявшие появление тех или иных тем и их интерпретацию, в том числе влияние деятелей администрации и представителей общественности.

Внимание «Тобольских губернских ведомостей» и «Томских губернских ведомостей» привлекал приблизительно одинаковый перечень проблем: общественная жизнь, просвещение, социально-экономическое развитие, благоустройство, образование, «инородцы». В томской газете обращали внимание еще и на проблемы казачества. Чаще всего лидировали такие темы, как социально-экономическое развитие, просвещение, образование, общественная жизнь, но менялась интенсивность их освещения, она зависела от позиции власти, в первую очередь губернатора, и от активности общества.

Администрация и Томска, и Тобольска влияла на содержание «Губернских ведомостей», она руководствовалась не только законом, который оговаривал жанровый и тематический состав. Губернские чиновники задавали необходимое направление, влияли на характер освещения той или иной проблемы. Для этого использовалось или прямое вмешательство – публикации обращений, программ газеты, или скрытое – помещение статей нужного содержания, официальные комментарии к публикуемым материалам. Характеризуя содержание «Губернских ведомостей» Западной Сибири, нужно отметить, что их уровень с первых лет существования соответствовал многим изданиям подобного типа, выходившим к тому времени несколько десятилетий.

Во втором параграфе «Общество и власть на страницах газет» рассматривается отражение в газетах взаимоотношений власти и общества. Местные официальные средства информации были преимущественно рупорами власти, но для максимальной эффективности использования газеты губернаторы нуждались в общественной активности. Статьи и материалы, присылаемые в «Губернские ведомости», становились для власти альтернативными, источниками информации, в некоторых случаях полученные таким образом сведения давали дополнительные возможности контролировать деятельность нижних подразделений администрации. Публичность в этом случае укрепляла позиции губернатора и губернских правлений в глазах читателей. Прибегали к помощи газет, когда было необходимо подключить население к решению проблем в сфере образования, благотворительности, распространению знаний о санитарных нормах и т.д.

Чтобы осуществить все это, нужно было допустить хотя бы минимальное проявление общественной активности, позволить появляться в газетах публикациям, отражающим реальное положение вещей. Это привлекало к газете интеллигенцию, которая видела в просветительской деятельности свое призвание, людей с активной гражданской позицией – таких, как В.И. Вагин, Н.М. Чукмалдин, и даже представителей областнического движения. Но действовали они в рамках официальной газеты, поэтому обычно не заходили в своей критике дальше уездного уровня. Исключением являются статьи областников, но и в них часто критика власти скрывается за высказываниями о забитости и неразвитости общества. Все же в результате целенаправленной деятельности кружку сибирских областников удалось в значительной степени определить характер многих публикаций в «Томских губернских ведомостях» в 1864 – 1865 гг.

И губернаторов, и зарождающуюся общественность волновали проблемы Сибири, что видно из тематики газет. Хотя власть в большой степени контролировала тональность освещения проблем, не допуская прямой критики губернского правления и резких выпадов в сторону чиновников более низких подразделений, но общность некоторых позиций позволяла ей сотрудничать с обществом. Этим воспользовались лидеры областнического движения, превратив официальный орган в средство распространения своих идей. После осуждения областников, изменения общественно-политической ситуации в стране такое взаимодействие в «Губернских ведомостях» стало невозможным.

В заключении подводятся итоги исследования. Администрация Западной Сибири играла решающую роль в возникновении «Губернских ведомостей» и их существовании. Важны были общественно-политическая обстановка в стране и готовность к содействию местного общества и чиновничества. Признание необходимости этих газет в регионе и местными, и центральными властями в 50-е годы XIX в. не случайно. В стране начинала активно развиваться общественная жизнь, и важную роль в этом играла позиция императора и представителей либеральной бюрократии. Новые веяния касались и губернских чиновников, среди которых нашлись люди, желающие активно действовать. Слабое материальное обеспечение типографий долгое время служило поводом для отказа от издания газеты, но в начале 50-х годов XIX в. сибирские администраторы взялись за решение этой проблемы, что доказывает изменение их позиции.

Существовало несколько основных направлений деятельности чиновников и других социально-профессиональных групп в сибирских «Губернских ведомостях». Одно было продиктовано законодательством и официальной принадлежностью газеты, второе – духом времени, региональными особенностями и личностными особенностями администраторов. Чиновники отвечали за деятельность структурного подразделения губернского правления – газетного стола и, следовательно, «Губернских ведомостей». Эффективность издательского дела, структура печатного органа зависели от инициативы местных управленцев. Часто это требовало больших финансовых и моральных затрат.

По существовавшему законодательству функции цензора в Западной Сибири были полностью в ведении губернаторов, решение многих вопросов принималось с учетом интересов местной администрации. Формирование авторского корпуса считается обязанностью редактора, но в период становления «Губернских ведомостей» в регионе первыми, кто решал эту проблему, были чиновники. И в Тобольске, и в Томске сами губернаторы или чиновники губернских правлений пытались назначить в приказном порядке авторов из среды чиновничества или учителей, но и в том и в другом случае принятые меры имели слабую эффективность. Только стабильное проявление добровольной, частной инициативы могло обеспечить газеты материалами для публикаций.

При этом чиновники могли участвовать в жизни местного издания и как частные лица, проявляя свою личную инициативу. Именно представители этой социально-профессиональной группы первыми воспользовались возможностью проявить себя в журналистской деятельности. Возможность творческой реализации, обращения к окружающим привлекала к участию в местных газетах представителей других групп – священников и учителей. Участие областников в 1863 – 1865 гг. в издании «Томских губернских ведомостей» свидетельствует не только об элементах гражданского общества в Сибири, но и об умении их использовать административный орган в собственных целях.

Еще более сложной задачей была реализация возможностей использования газеты в деле управления регионом. Официальная часть давала новые способы распространения информации, но администрации нужна была и неофициальная часть, которую при желании и умении также можно было использовать в своих целях. Губернские управленцы позволяли появляться на газетных страницах широкому спектру тем, если они явно не противоречили законодательству о «Губернских ведомостях», цензурным постановлениям и не обостряли ситуацию в регионе. Именно это давало им возможность получать дополнительные сведения о жизни в губернии. В редких случаях губернаторы показывали свою заинтересованность в обсуждении некоторых вопросов.

«Губернские ведомости» использовались не только для получения информации. Они служили средством контроля за общественной жизнью. Если было необходимо оказать давление на чиновничество нижнего звена, к печати допускались статьи с негативной информацией о них. При желании направить общественную активность в определенное русло, читателя при обсуждении темы подталкивали к мысли, как следует действовать. Давая довольно большую свободу, администрация не упускала из виду того, как освещается сама власть и ее отношения с обществом. Губернский и более высокий уровень, их действия оставались недосягаемыми для критики.

Характер отношений местной власти и прессы становится еще более значимым при сопоставлении действий тобольской и томской администрации. Если в Тобольске отношения власти и прессы стабильно развивались благодаря действиям губернаторов, то в Томске продуманная целенаправленная работа с «Губернскими ведомостями» не велась. В результате наступил момент, когда ведущую роль в жизни газеты стали играть люди, противостоящие власти, – лидеры областников. Этот факт говорит не только о том, что успех воздействия на прессу со стороны власти зависел от целенаправленной деятельности губернатора и его команды, но и о том, что губернские газеты представляли собой действенный механизм для распространения идей, а значит и влияния. Существование «Губернских ведомостей», особенно неофициальной их части, сыграло важную роль в пробуждении общественной активности образованной части сибирского населения, в выработке у него привычки к чтению периодической печати, что было особенно важно для появившейся через несколько лет местной частной прессы.

Содержание диссертации отражено в следующих публикациях: Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для опубликования основных результатов диссертационного исследования:

  1. Морозова, Н.Н. Редакторы и цензоры Тобольских и Томских губернских ведомостей. 1857 – 1866 годы / Н.Н. Морозова // Вестник Новосибирского государственного университета. Сер. «История, филология». 2006. Т. 5, вып. 1 (дополнительный): история / Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т. С. 119 – 123.

  2. Морозова, Н.Н. Взаимоотношения власти и общества в издании «Губернских ведомостей» Западной Сибири / Н.Н. Морозова // Гуманитарные науки в Сибири. Сер. «Культура, наука, образование». № 3, 2006 / Новосибирск: Изд-во СО РАН. С. 23 – 27.

  3. Морозова, Н.Н. Роль местной администрации в формировании авторского корпуса «Губернских ведомостей» Западной Сибири (1857 – 1860-е гг.) / Н.Н. Морозова // Гуманитарные науки в Сибири. Сер. «Отечественная история». № 2, 2009 / Новосибирск: Изд-во СО РАН. С. 28 – 30.

Другие статьи и тезисы докладов на научных конференциях:

  1. Морозова, Н.Н. «Томские губернские ведомости» конца 50-х – середины 60-х годов XIX как исторический источник / Н.Н. Морозова // Гуманитарный ежегодник. Сборник научных трудов аспирантов и соискателей. Вып. 5. / под ред. С.А. Красильникова. Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т, 2004. С.123 – 133.

  2. Морозова, Н.Н. «Томские губернские ведомости» первых лет издания – источник по общественной жизни города Томска / Н.Н. Морозова // Гуманитарный ежегодник. Сборник научных трудов аспирантов и соискателей. Вып. 6. / под ред. С.А. Красильникова. Новосибирск: Новосиб. гос. ун-т, 2005. С. 39 – 48.

  3. Морозова, Н.Н. Роль администрации Западной Сибири в возникновении местной печати в XIX веке / Н.Н. Морозова // Модернизация и традиция в истории России. Сборник научных трудов / под ред. В.М. Рынкова. Новосибирск: Изд-во «Сова», 2005. С. 30 – 37.

  4. Морозова, Н.Н. «Губернские ведомости» Тобольска и Томска: опыт сотрудничества власти и прессы (1857 – 1866 гг.) / Н.Н. Морозова // 150 лет периодической печати в Сибири. Материалы региональной научной конференции, посвященной 150-летию издания в Сибири «Губернских ведомостей» / под ред. В.В. Шевцова. Томск: Изд-во «ТМЛ-Пресс», 2007. С. 36 – 38.

  5. Морозова, Н.Н. Жизнь Тобольской и Томской губерний на страницах местных «Губернских ведомостей» в 1857 – 1865 гг. / Н.Н. Морозова // Историк и его эпоха. Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора В.А. Данилова / под ред. С.В. Кондратьева. Тюмень: Тюменский гос. ун-т, 2007. С. 307 – 309.

  6. Морозова, Н.Н. Структура сибирских «Губернских ведомостей» / Н.Н. Морозова // Вопросы эволюции информационной среды и коммуникативной культуры сибирского города XVII – XIX веков. Сборник научных статей / под ред. Д.Я. Резуна. Новосибирск: Институт истории СО РАН, 2008. С. 96 – 106.



1Головачев А.А. Десять лет реформ 1861–1871 гг. СПб., 1872; Скабичевский А.М. Очерки истории русской цензуры (1706 –1863). СПб., 1892; Розенберг В.А., Якушкин В.Е. Русская печать и цензура в прошлом и настоящем. М., 1905; Сакулин П.Н. Печать и цензура в царствование императора Александра II // Три века. Россия от смуты до нашего времени. М., 1913. С 189–199; и др.

2Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802–1902. СПб., 1902; Рудаков В.Е. Последние дни цензуры в Министерстве народного просвещения. СПб., 1911.

3 Лемке М.К. Эпоха цензурных реформ. 1859–1865 годы. СПб.,1904.

4В.Г. [Вологодский Л.П.] На заре сибирской печати // Сибирские вопросы. СПб., 1906. №3. С. 87–103.

5Воскресенский Н.В. Пятидесятилетие «Воронежских губернских ведомостей». Исторический очерк с биографиями редакторов и сотрудников. Воронеж, 1888. Т. 1; Соловский В.В. Памятная книжка редакции «неофициального отдела» «Тамбовских губернских ведомостей» по поводу их пятидесятилетия (1838–1888). Тамбов, 1888; и др.

6Лисовский Н.М. Библиография русской периодической печати 1703–1900 гг. (Материалы для истории русской журналистики). Пг., 1915.

7Львова М.В. Революционные демократы и цензурная политика правительства в первые годы революционной ситуации. Автореф. дис. … канд. ист. наук. Л., 1950; Патрушева Н.Г. Цензурная реформа в России 1865 г. Автореф. дис. … канд. ист. наук. Л., 1990.

8Оржеховский И.В. Администрация и печать между двумя революционными ситуациями (1866-1878). Горький, 1973; Герасимова Ю.И. Из истории русской печати в период революционной ситуации конца 1850-х – начала 1860-х. М., 1974; Чернуха В.Г. Правительственная политика в отношении печати: 60-е – 70-е годы XIX в. Л., 1989.

9Козьмин Б.П. Журналистика шестидесятых годов XIX в. М., 1948; Есин Б.И. Русская газета и газетное дело в России. М., 1981.

10 Сикорский Н.М. Журнал «Современник» и крестьянская реформа 1861 г. М., 1957 и др.

11Эйдельман Н.Я. «Колокол» и его корреспонденты (первая половина 1858 г.) // Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг. М., 1974. С. 174-193; Он же. «Колокол» и его корреспонденты (июль – октябрь 1858 г.) // Революционная ситуация в России 1859–1861 гг.: Эпоха Чернышевского. М., 1978. С.


<< предыдущая страница   следующая страница >>