microbik.ru
1 2 ... 5 6




При этом и единичные элементы в оболочке пузырька, и весь пузырек в целом будут также деформироваться по-разному. На участке петли, приближенном к источнику, пузырёк, также как и трубки (как и петля в этом месте) будет сжиматься. Петля в этом месте тоже сжата (т.е., её внутренний диаметр несколько заужен), однако не в такой степени как пузырёк, поскольку асимметрия деформации плавно распределена между всеми единичными элементами петли. Относительное «сжатие» пузырька будет настолько большим, чем у петли, насколько количество элементов в оболочке пузырька меньше чем в оболочке петли. Т.е., на участке АА-1 диаметр пузырька будет уменьшаться относительно внутреннего диаметра петли. При этом пузырек будет проскакивать позицию А-1, касаясь стенки петли только с её стороны, наиболее близкой к источнику. При этом часть стенки, обращенная внутрь петли может несколько спрямляться (как показано на рисунке). При движении от позиции А-1 к позиции А-2, пузырек «раздувается», передавая определённый (относительный) избыток собственной деформации стенкам петли. Т.е., между пузырьком и петлей происходит перераспределение деформаций. Результатом такого перераспределения, в частности, будет то, что на позиции А-2, равнозначной (по отношению к источнику С) позиции А, пузырек не вернется к сферической форме. Строго говоря, в динамике вращения пузырька внутри петли, с учетом принятой асимметрии полюсных деформаций, трудно сказать, на каком участке траектории пузырек окажется близок к сферической форме и будет ли это вообще. Сейчас важно то, что, двигаясь от позиции А-1 к позиции А-3, пузырек раздувается активней, чем расширяется внутренний канал петли. Т.е., на этом участке своей замкнутой траектории пузырек будет раздувать петлю. Причем, раздувать её он будет в большей степени с той её стороны, которая наиболее удалена от источника С. Ведь именно на этом участке стенка петли самая тонкая (так же, как и соответствующий участок трубки, к которой прилипла петля), а единичные полюсные элементы на этом участке петли менее растянуты, чем на других, более близких к источнику участках. При «раздувании» петли на участке А-3, противоположная, обращенная к источнику наружная часть петли (на участке А-1) будет подтягиваться в сторону «спрямленной» стенки. При движении пузырька от позиции А-3 к позиции А, он будет сжиматься постепенно выходя из контакта с поверхностью канала петли, обращенной к центру петли. Т.е., на том участке своей траектории, который наиболее близок к источнику С (участок между позициями А; А-1; А-2;), пузырек будет контактировать с внутренним каналом петли не по всему периметру поперечного сечения канала, а на участке этого сечения, обращенном в сторону источника. Собственно, именно этим и объясняется сжатие пузырька на этих участках большее, чем сужение канала петли в этом же месте. Когда пузырек завершит один оборот и вернется на позицию А, петля, в определенной степени освободится от его давления и устремится к более-менее своей симметричной (в смысле распределения деформаций) форме. При этом, петля переместится в сторону своей наибольшей выпуклости. Ведь этот «вспученный» участок (А-3) прилип к решетке также как и вся петля в целом. Здесь также не следует забывать и о том, что самый близкий к источнику, наружный участок петли подтягивается при этом к внутренней, спрямленной в этом месте части петли.

Таким образом, при движении пузырька по замкнутой круговой траектории внутри петли, сама петля будет плавно смещаться («ползти», перетекать,. сохраняя при этом свою усредненную форму) вдоль трубок решетки в направлении «от источника С». При этом, петля будет постоянно оставаться в контакте (полюсном) с трубками решетки.

Удаляясь, таким образом от источника С, петля, скорей всего, будет удалятся и от множества источников вообще, струями от которых создан рассматриваемый участок решетки, на котором петля возникла и начала перемещаться. Т.е., петля в целом будет перемещаться в сторону от источников, порождающих пространство. При этом, единичные элементы, входящие в состав петли, пузырька внутри неё и трубок пространственной решетки, с которыми петля контактирует, все в большей степени будут утрачивать свою пирамидальность (вытянутость в форме граненой иглы), приближаясь к форме правильного многогранника. Если пределом такого изменения формы является кубик (правильная призма с квадратом в основании), то совершенно естественным образом и петля, и пузырек в ней, и трубки окружающего пространства достигнут своего максимального диаметра (когда входящие в их оболочки элементы станут «почти кубиками»). Дальнейшая деформация петель, пузырьков и трубок решетки, по мере удаления от источников будет практически незаметна, несущественна при определенных, конечных размерах рассматриваемого пространства. Естественно, при этом и «активность» движения петли по пространственной решетке будет уменьшаться. В конце концов, петля не то, чтобы вовсе остановится в своем движении, но будет относительно вяло перемещаться под влиянием локальных неоднородностей пространственной решетки, не выходя при этом из вполне определенной зоны пространства.

Представление о перемещении рассматриваемой петли (с пузырьком внутри) будет совершенно не завершенным, если не рассмотреть в этом процессе изменение кратности вложений окружающего пространства и иных объектов (аналогичных рассматриваемой петле), с которыми она может вступить в полюсное соприкосновение (полюсной контакт) по ходу своего движения.

При движении в пространстве в сторону «от источника пространства», по мере удаления от источника, петля все чаще будет контактировать с трубками, самостоятельными (замкнутыми) петлевыми объектами и вторичными струями с меньшей (чем у рассматриваемой петли) кратностью вложений. При этом, петля будет частично включать в состав своей оболочки фрагменты «менее прочных» структур, которых она коснулась. Результатом таких поглощений будет увеличение размеров петли в целом, включая и возрастание кратности вложений её стенок. То же самое относится и к пузырьку внутри петли. Вообще говоря, процесс такого «всестороннего роста» петли может иметь ступенчатый характер. Сначала – «заимствованные» у встречных структур и объектов единичные элементы включаются в состав внешней оболочки, затем «затягиваются во все более глубинные слои и, наконец, при одном из «возбуждающих» пробегов пузырька внутри петли, «скачком» формируется новый слой её оболочки. После формирования нескольких таких новых слоев, аналогичный процесс «наращивания» совершается и в отношении пузырька.

Кроме такого «роста», происходящего за счет разрушения встречных структур (замкнутых, или не успевших замкнуться, или разомкнувшихся от какого либо внешнего воздействия), к петле будут и просто прилипать такие же, как она объекты (петли с пузырьками), примерно равные с ней по кратности вложений, но при этом уже существенно отличающиеся по этому параметру от трубок пересекаемого пространства. При этом само по себе пересекаемое пространство (его трубки) будет сохраняться. Т.е., трубки пространства, несмотря на их малую (относительно петли) кратность вложений, не будут разрушаться и включаться в состав движущейся петли. Причина такой устойчивости пространства очень простая. Ведь, несмотря на то, что стенки трубок, контактирующие с петлей на рассматриваемом участке движения петли имеют меньшую(по сравнению с петлей) кратность вложений, любая трубка пространственной решетки является всего лишь частью очень большого целого объекта, каковым является собственно пространство. Т.е., при попытке вырвать любой единичный элемент из оболочки трубки пространственной решетки, в ближайших к нему участках трубки возникнут такие полюсные деформации, что включение данного элемента в состав петли, если и будет возможным, то только в порядке обмена элементами между петлей и трубкой. Спусковым же механизмом для такого обмена опять же послужит один из витков траектории пузырька, вращающегося внутри петли. Т.е., таким вот «взаимообразным» образом петля и будет продолжать свое путешествие, не разрушая пространства. Понятно, что такого рода обменное равновесие имеет свои жесткие ограничения и петля, при своем продвижении в сторону более «тонкого» (относительно петли) пространства в конце концов начала бы это пространство разрушать, если бы не обрастала при своем движении петлями со все уменьшающейся кратностью вложений. Именно эти, прилипшие петли, и обеспечивают тот демпфер полюсных деформаций, который позволяет образованному таким слипанием сложному объекту существовать самому и не разрушать при этом пространства. При этом, естественно, в пространстве, прилегающем к такому объекту, возникают соответствующие этому объекту полюсные деформации. Т.е, такие деформации, которых не было бы без данного объекта, и которые перераспределяют вызванное объектом полюсное возмущение (деформацию) между ближайшими трубками пространственной решетки.

Выше было показано (на примере «формы» трубок по рис.16), что по мере удаления от места контакта объекта с пространственной решеткой, вызванные этим объектом (дополнительные) деформации будут заметны все меньше. Т.е., эти дополнительные деформации перераспределяются в объеме пространственной решетки и «затухают» по мере удаления от возмущающего объекта. Всё, что только что было рассмотрено на примере одной петли (с пузырьком внутри), справедливо и в том случае, если бы рассматривалось продвижение в пространстве (от «точки» возникновения по рис.16), не «одиночной петли», но многопетлевого объекта, например, любого из изображенных на рисунке 15, только с пузырьком внутри каждой петли. Вообще говоря, также может быть сформирован и сложный составной объект, в «зародыше» (ядре) которого есть одна, или несколько петель без пузырька внутри. Ведь динамика передвижения в пространстве и наращивания оболочки может быть передана «пустой» петле и от контактирующей (переплетенной с ней) соседней петли в составе рассматриваемого объекта, имеющей пузырек в своей полости. Однако, пустая петля все же гораздо менее устойчива, хотя бы в смысле сохранения тороидальной формы. Т.е., возможности по наращиванию кратности вложений и присоединению демпфирующих петель у такого объекта будут относительно небольшими. В конце концов, пустая петля будет сильно деформирована и утратит свою возможность по обменному существованию в составе объекта, либо постепенно будет сдвинута от ядра объекта на его периферию с соответствующей частичной утратой составляющих её оболочку единичных элементов. Т.е., скорей всего при этом сформируется другой объект, но уже без пустой петли в ядре.

Описанные многопетлевые объекты формируются в окружении пузырьков, которые также «выбрасываются» из источников струй. Пузырьки могут образовываться и в результате частичного расформирования трубок решетки, в том числе и при воздействии на неё вторичных струй. Таким образом, пространство (решетка пространства) в относительной близости к источнику порождающих это пространство струй, насыщено пузырьками. В этой зоне формирующегося пространства пузырьки, трубки пространственной решетки и петлевые объекты (с пузырьком внутри) имеют одинаковую кратность вложений

. По мере удаления от источника, пузырьки включаются в состав многопетлевых объектов, заполняя «пустоты» петель (не во внутреннем канале петли, а именно в «пустом месте», охваченном петлей), а также прилипают между петлями, наслаивающимися на ядро объекта. Кратность вложений таких, захватываемых многопетлевым объектом пузырьков, уменьшается по мере удаления от источника. Собственно из таких вот пузырьков и состоит, в общем, самая верхняя «оболочка» многопетлевого объекта, через которую он сопрягается с пространственной решеткой вдали от источника. Т.е., в том месте пространства, где кратность вложений трубок его решетки существенно отличается ( в меньшую сторону) от кратности вложений петель в ядре многопетлевого объекта. Слово оболочка написано в кавычках по той причине, что в данном случае правильней было бы сказать «шуба». Такая вот шуба из пены (из пузырьков) и демпфирует контакт между решеткой пространства и ядром объекта. Причем, на большом удалении от источника - там, где пространство интегрально однородно (здесь и далее, интегрально однородным будет именоваться то пространство, в котором мы существуем, например, в среднем, солнечная система) на расстояниях, измеряемых астрономическими единицами, «свободных» пузырьков относительно очень мало. Т.е., в этом месте большинство из них либо захвачено петлевыми объектами, либо включено в состав оболочки трубок пространственной решетки (естественно, в виде единичных элементов).

В целом, многопетлевой объект, имеющий в ядре петли с относительно высокой кратностью вложений и наружную оболочку из прилипших пузырьков с относительно низкой кратностью вложений, допускающей сопряжение объекта с трубками пространственной решетки, находящийся при этом в условиях интегрально однородного пространства, известен как одиночный атом (в современной терминологии). Здесь следует подчеркнуть, что речь идет именно об одиночном атоме, т.е., о том состоянии материи, которое имеет название одноатомный газ. Поскольку рассматриваемые разные одиночные атомы сопряжены с одним и тем же интегрально однородным пространством, в котором они существуют, постольку и полюсные деформации пространственной решетки, вызываемые любым из таких рассматриваемых атомов при контакте с этой решеткой, одинаковы. Это утверждение следует понимать, во-первых, в том смысле, что атом любого химического элемента, который тем, или иным способом удалось перевести в «одиночное состояние» (в состояние одноатомного газа), вызывает в пространственной решетке деформацию, одинаковую с деформацией той же решетки, но под воздействием одиночного атома другого химического элемента. Другими словами, внешние свойства любого атома в состоянии одноатомного газа, обусловлены уже не самим этим атомом, но пространственной решеткой, с которой он контактирует. Такое жесткое влияние пространственной решетки на любой одиночный атом совершенно понятно в контексте того, что размер и суммарная полюсная сила решетки (включая и все объекты, связанные с решеткой) совершенно несопоставима с такими же характеристиками любого одиночного атома. Ниже, при рассмотрении «ощутимых» материальных тел (твердых, жидких, газов), будет показано, что это как раз очень общее свойство. Это же свойство действует и в пространстве всех ощутимых материальных тел. Разница будет только в количественных характеристиках, отличающих пространство космоса от пространства стали.1

Описанное полюсное взаимодействие одиночного атома с окружающим его пространством можно сформулировать и так: Одно и то же количество атомов любого одноатомного газа оказывает одинаковое деформирующее (полюсным образом) воздействие на один и тот же ограниченный объем пространственной решетки. Очевидно, что данное определение – всего лишь одна из возможных форм записи закона Авогадро.

Из следующих несколько ниже разделов станет ясно, что записанный таким образом закон Авогадро является фундаментальнейшим свойством пространства из всех его свойств, которые имеют практическое значение в окружающем нас мире.2

Теперь, из интегрально однородного пространства целесообразно вернуться «поближе» к источнику этого пространства и рассмотреть «судьбу» некоторой части пузырьков, выбросом которых сопровождаются имеющие там место струйные процессы. Часть выброшенных вместе со струями (или, даже в составе струй) пузырьков обязательно попадет внутрь трубок формирующегося пространства и начнет двигаться (внутри трубок) в сторону «от источника». На рисунке 16 такие, движущиеся внутри трубок пузырьки, показаны серым цветом. Если вспомнить, что поверхность пузырька может очень гибко менять свою полярность и даже становиться «шахматно нейтральной», то станет ясно, что продвижение этих пузырьков внутри трубок пространства будет очень сильно опережать движение любых других объектов (напр., многопетлевых) относительно того же пространства. Тем более, что и поверхность трубок, в том числе и внутренняя, обладает таким же свойством «полюсной адаптации». Но мало того, что движущиеся внутри трубок пузырьки будут обгонять движущиеся снаружи трубок многопетлевые объекты, пузырьки как раз будут и стимулировать движение этих объектов. Более того – общей интенсивностью такого «внутри трубочного» потока пузырьков, в основном и будет определяться активность перемещения петлевых объектов. По крайней мере – вблизи источника пространства. Т.е., там, где кратность вложений трубок пространства, движущихся пузырьков и петлевых объектов велика и при том примерно одинакова.

Еще одно замечательное свойство пузырьков, перемещающихся внутри трубок в том, что они никуда не разбегаются в пространстве решетки, а двигаются именно внутри занятых ими изначально трубок в сторону «от источника». Более того – при определенных и очень естественных условиях, движение группы таких пузырьков по близко расположенным трубкам приводит к упорядочиванию состояния и ориентации этих трубок. Это также увеличивает дальность распространения пузырьков (внутри трубок) в пространстве. В условиях нашего (интегрально однородного) пространства гармонические колебания трубок, вызванные движущимися внутри них пузырьками и действие самих этих внутренних пузырьков, в определенном диапазоне частот воспринимается как видимый свет.

Сейчас уместно дать характеристику «поведения» рассмотренных материальных структур, состоящих из единичных элементов, обобщающую уже изложенные соображения:

Если по какой-либо причине происходит перемещение одного из единичных элементов, входящих в структурную сборку (конструкцию), например, по рисункам 4 – 6, то такое перемещение одного из элементов относительно конструкции будет выглядеть как скольжение этого элемента (относительно всей конструкции) при некоторой геометрической деформации этого и прилегающих к нему элементов. При этом, изменение состояния (в результате «сдвига» и деформации) данного элемента, либо всей конструкции в целом, можно в общем оценить как изменение площади контакта между всеми элементами конструкции, вызванное данным сдвигом. Другими словами, любое «воздействие» (например, принудительное линейное перемещение одного из элементов конструкции) на структуру, образованную магнитными элементами, арифметически (интегрально) может быть истолковано как соответствующее изменение площади контакта между элементами рассматриваемой конструкции. Естественно, что справедливо и обратное определение – любое изменение площади контакта между элементами рассматриваемой конструкции связано с изменением линейных размеров, характеризующих геометрию данной конструкции. При этом совершенно очевидно, что одинаковое воздействие на любой из элементов конструкции, приведет и к одинаковому изменению площади контакта между её элементами. Т.е., за счет перераспределения полюсных деформаций, просто невозможно представить, что может быть как-то иначе. Независимо от того, какой элемент, и в «какую сторону» перемещается в результате стороннего воздействия. Собственно, тут приходится уточнить – а что значит «одинаковое стороннее воздействие»? Ведь в рамках рассматриваемой модели любое воздействие характеризуется суммарной величиной производимых им полюсных деформаций. Более того, здесь ведь и не рассматривается никаких иных механизмов, кроме контактных полюсных деформаций. Просто любое «стороннее воздействие» означает не что иное, как «перенос»3 определенной полюсной деформации на объект, по отношению к которому это воздействие рассматривается.

Конечно, сформулированную только что зависимость площади контакта между элементами конструкции от «приложенного (деформирующего) усилия» необходимо оценивать с учетом соотношения кратности вложений различных объектов, участвующих (за счет полюсного контакта) в рассматриваемом процессе.

Количественная мера зависимости между приложенным усилием (сторонним воздействием) и вызванном этим усилием изменением площади полюсных контактов известна давно. Например, в изложении Гаусса эта зависимость описана так:

«Движение системы материальных точек, связанных между собою произвольным образом и подверженных любым влияниям, в каждое мгновение происходит в наиболее совершенном, какое только возможно, согласии с тем движением, каким обладали бы эти точки, если бы все они стали свободными, т.е., оно происходит с наименьшим возможным принуждением, если в качестве меры принуждения, примененного в течение бесконечно малого мгновения, принять сумму произведений массы4 каждой точки на квадрат величины ее отклонения от того положения, которое она заняла бы, если бы была свободной».

Очень характерно то, что описанное соотношение - чуть ли ни единственная известная сейчас количественная зависимость, справедливая по отношению и к макротелам (звезды, планеты), и к микрообъектам (атомы, элементарные частицы). В общем, эта зависимость получила название «Принцип наименьших квадратов». Например, для двух планет, разделенных интегрально однородным пространством, эта зависимость записывается в виде закона всемирного тяготения. На микроуровне этот принцип применяется в виде «оператора Лапласа», и «преобразования Гамильтона». Также этот принцип широко используется в математике (теория ошибок), для минимизации естественных погрешностей измерений и вычислений. В этом (последнем) случае смысл заключается в том, что если по расчетам – тела «не в полной мере подчинились» принципу наименьших квадратов, значит - расчеты необходимо откорректировать.5 При этом, как бы подразумевается, что других соотношений в природе не существует. В рамках рассматриваемой модели это действительно так, если иметь в виду сложившийся и не меняющийся (в рассматриваемом пространстве) паритет соотношения кратности вложений между различными объектами.

Можно обратить внимание на то, что даже только что изложенные обстоятельства позволяют оформить настоящую работу без приведения в её составе известных математических соотношений.


следующая страница >>