microbik.ru
1 2 3


Жилищное право
ВЫСЕЛЕНИЕ ИЗ ЖИЛЫХ ПОМЕЩЕНИЙ: ОБЗОР И КОММЕНТАРИЙ ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ (СУДЕБНОЙ) ПРАКТИКИ
С.В. Шанхаев, кандидат юридических наук
Статьей 25 Всеобщей декларации прав человека в жизненный уровень человека, необходимый для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, включается такой обязательный компонент, как жилище. Неотъемлемое право каждого человека на жилище закреплено также в Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах (ст. 11). При этом, как следует из п. 1 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, право на жилище должно реализовываться при условии свободы выбора человеком места жительства. Необходимость уважения жилища человека констатирована и в ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

С учетом положений международно-правовых актов в ст. 40 Конституции Российской Федерации закреплено право каждого на жилище.

Конституционное право граждан на жилище относится к основным правам человека и заключается в обеспечении государством стабильного, постоянного пользования жилым помещением лицами, занимающими его на законных основаниях, в предоставлении жилища из государственного, муниципального и других жилищных фондов малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, в оказании содействия гражданам в улучшении своих жилищных условий, а также в гарантированности неприкосновенности жилища, исключения случаев произвольного лишения граждан жилища (ст.ст. 25, 40 Конституции Российской Федерации)1.

По мнению А.В. Кудашкина, право на жилище означает возможность иметь жилище, пользоваться им на условиях, установленных законом, а также распоряжаться им в установленных законом случаях и порядке. Многоаспектность конституционного права на жилище проявляется в том, что оно является юридической основой возникновения многочисленных и разнообразных форм и способов осуществления права на жилище в тех или иных конкретных жилищных отношениях2.

При этом, хотелось бы отметить, что многоаспектность права на жилище также проявляется при выселении граждан из занимаемых ими жилых помещений.

Так, согласно ст. 3 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ) никто не может быть выселен из занимаемого жилого помещения иначе как по основаниям и в порядке, предусмотренным законом.

Часть 1 ст. 11 ЖК РФ также гарантирует, что защита нарушенных жилищных прав осуществляется судом в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством.

Пунктом 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" от 2 июля 2009 г. № 14 предусмотрено, что жилищные споры (о признании права на жилое помещение, о выселении из жилого помещения, о прекращении права пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника этого жилого помещения, о сохранении права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения, об изъятии жилого помещения у собственника путем выкупа в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд, о предоставлении жилого помещения по договору социального найма, о признании недействительным решения о предоставлении жилого помещения по договору социального найма и заключенного на его основании договора социального найма, о принудительном обмене занимаемого жилого помещения, о признании обмена жилыми помещениями недействительным и др.) исходя из положений ст.ст. 23 и 24 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) рассматриваются по первой инстанции районным судом.

При разрешении споров, связанных с защитой жилищных прав, судам необходимо иметь в виду, что принцип неприкосновенности жилища и недопустимости произвольного лишения жилища является одним из основных принципов не только конституционного, но и жилищного законодательства (ст. 25 Конституции Российской Федерации, ст.ст. 1, 3 ЖК РФ). Принцип недопустимости произвольного лишения жилища предполагает, что никто не может быть выселен из жилого помещения или ограничен в праве пользования им, в том числе в праве получения коммунальных услуг, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены ЖК РФ, другими федеральными законами (ч. 4 ст. 3 ЖК РФ). При этом, судам следует учитывать, что положения ч. 4 ст. 3 ЖК РФ о недопустимости произвольного лишения жилища, под которым понимается лишение жилища во внесудебном порядке и по основаниям, не предусмотренным законом, действуют в отношении любых лиц, вселившихся в жилое помещение (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. № 14).

Как отмечает Д.В. Карпухин, необходимость правового исследования различных аспектов выселения из жилого помещения обусловливается социальной значимостью данного института отрасли, возросшим количеством судебных дел о выселении граждан из занимаемых жилых помещений, противоречивым характером правовых предписаний о выселении из жилого помещения, содержащихся в ЖК РФ3.

В юридической литературе выселение фактически означает лишение жилища человека, проживающего в нем постоянно или временно, но не имеющего права на дальнейшее проживание в нем или утратившего это право.

Выселение является правовым понятием. Однако, на практике понятие "выселение" чаще всего употребляется, чтобы характеризовать процесс, порядок принудительного освобождения жилья. Выселение в последнем случае представляет собой определенный порядок действий, направленных на освобождение жилого помещения.

Целью выселения всегда является освобождение жилого помещения. Вторичными целями могут быть: избежание несчастных случаев (например, в случае аварийности жилья); восстановление социальной справедливости (например, в случае самовольного захвата жилья); восстановление нарушенных прав третьих лиц (например, в случае систематического нарушения прав и законных интересов соседей); восполнение доходной части бюджета (например, в случае выселения за систематическое невнесение платы за пользование жилым помещением и за коммунальные услуги) и т. п.

Жилищные правоотношения основываются на нескольких основополагающих принципах, которые влияют на все жилищные правоотношения, в том числе и на отношения по поводу выселения из жилых помещений:

– на принципе необходимости обеспечения органами государственной власти и органами местного самоуправления условий для осуществления гражданами права на жилище;

– на принципе безопасности жилища;

– на принципе неприкосновенности и недопустимости произвольного лишения жилища;

– на принципе необходимости беспрепятственного осуществления вытекающих из отношений, регулируемых жилищным законодательством, прав;

– на принципе признания равенства участников регулируемых жилищным законодательством отношений по владению, пользованию и распоряжению жилыми помещениями.

Бесспорно, что именно принцип неприкосновенности и недопустимости произвольного лишения жилища является основополагающим для правоотношений, связанных с выселением из жилых помещений4.

Необходимо отметить, что вопросы, связанные с выселением военнослужащих (членов их семей), неоднократно рассматривались на страницах нашего журнала5. Однако в предыдущих публикациях авторами рассматривались лишь отдельные вопросы, связанные с выселением военнослужащих из занимаемых жилых помещений. В настоящей статье попытаемся раскрыть основные правоприменительные вопросы, связанные с выселением военнослужащих (членов их семей) из занимаемых жилых помещений.
1. Субъекты права, полномочные предъявлять иски о выселении граждан

из занимаемых жилых помещений
Необходимо отметить, что ранее автором настоящей статьи указывалось, что в случае не подтверждения истцом прав (непредставления соответствующих свидетельств) на недвижимое имущество – жилое здание (квартиру) он не обладает полномочиями по предъявлению искового заявления о выселении военнослужащего из жилого помещения6.

В настоящее время в московском регионе практика складывается исходя из указанного довода, т. е. истцом по гражданскому делу о выселении из жилого помещения может быть лицо, обладающее какими-либо вещными правами на спорное жилое помещение.

Например, в определении судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 20 июля 2006 г. № 33-7926 указано следующее: Л. М. Н. обратилась в суд с иском к ответчикам о признании права пользования жилым помещением на условиях договора найма жилого помещения, ссылаясь на то, что спорное помещение, предоставленное ее супругу Л. С. А. в связи с прохождением военной службы, не является служебным помещением, поскольку статус служебного жилого помещения установлен после предоставления жилого помещения. Поскольку в добровольном порядке данный вопрос не был разрешен, просит обязать 198-ую КЭЧ заключить с ней договор найма жилого помещения, войсковую часть не препятствовать в подготовке документов для перевода служебного помещения в жилое, Администрацию Ногинского района – перевести служебное жилое помещение в жилое помещение, выдать ордер.

Ответчики в судебное заседание не явились, представили суду свои возражения.

Представитель в/ч 43651 иск не признал.

3-е лицо – Министерство обороны Российской Федерации обратилось в суд с иском к Л. М. Н. о расторжении договора найма служебного помещения, ссылаясь на то, что Л. С. А. в 2002 г. уволен с военной службы в связи с назначением наказания в виде лишения свободы условно и выехал со спорной площади. Л. М. Н. фактически с 2003 года в спорной квартире не проживает, использует квартиру не по назначению, нарушая требования ст. 83 ЖК Российской Федерации, сдавая квартиру в поднаем военнослужащему Б. А. С. По основаниям ст. 101, ч. 3 ЖК РФ договор найма в специализированном жилом помещении подлежит расторжению, ответчица с ребенком подлежит выселению со снятием с регистрационного учета.

Решением Ногинского городского суда Московской области от 22 декабря 2005 года в удовлетворении иска Л. М. Н. отказано, иск Министерства обороны Российской Федерации удовлетворен.

Не соглашаясь с решением суда первой инстанции, Л. М. Н. обжалует его в кассационном порядке и просит, отменив, направить дело на новое рассмотрение. Прокурором Ногинского района принесено кассационное представление на предмет отмены решения суда в части удовлетворения требований Министерства обороны Российской Федерации.

Обсудив доводы кассационной жалобы, кассационного представления, проверив материалы дела, судебная коллегия находит обжалуемое решение в части удовлетворения требований Министерства обороны Российской Федерации подлежащим отмене с прекращением производства по делу.

Отказывая в удовлетворении требований истицы, суд обоснованно руководствовался ст. 101 ЖК Российской Федерации, ст. 15 ФЗ "О статусе военнослужащих", в соответствии с которыми военнослужащим, проходящим военную службу, предоставляются служебные помещения.

Судом установлено, что в связи с прохождением военной службы военнослужащему Л. С. А. на состав семьи из трех человек предоставлено служебное помещение по адресу спорной квартиры.

Довод истицы о том, что включение квартиры в состав служебного помещения имело место после распределения жилого помещения, суд находит необоснованным, поскольку решением жилищной комиссии от 31.07.00 г. Л. С. А. предоставлена служебная квартира. Постановлением Главы Ногинского района от 28.08.00 г. данная квартира зачислена в разряд служебной, и 30.08.00 г. Л. С. А. был выдан служебный ордер на право занятия указанной квартиры. То обстоятельство, что постановление Главы Ногинского района, установившее статус помещения в качестве служебного, было принято после распределения квартиры, не является юридически значимым, поскольку основанием для вселения в квартиру является ордер, который выдан на служебное помещение после утверждения правового статуса жилого помещения в качестве служебного.

Таким образом, у истицы отсутствуют законные основания для изменения статуса жилого помещения, обязания заключить с ней договор социального найма. Решение суда в этой части является законным и обоснованным.

Вместе с тем, судебная коллегия не может согласиться с выводом суда в части удовлетворения заявленных 3-м лицом по делу – Министерством обороны Российской Федерации требований о расторжении договора найма на специализированное жилое помещение, поскольку по смыслу ч. 3 ст. 101 ЖК Российской Федерации данный договор может быть расторгнут по требованию наймодателя.

Стороной по договору найма специализированного помещения является Ногинская КЭЧ, которая на основании свидетельства о внесении в реестр федерального имущества от 18.12.00 г. является хозяйствующим субъектом в отношении федерального имущества, закрепленного на праве оперативного управления.

Таким образом, Министерство обороны Российской Федерации является ненадлежащим истцом по настоящему спору и в силу п. 1 ч. 1 ст. 220 ГПК РФ заявленные требования не подлежат удовлетворению.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 361 ГПК Российской Федерации судебная коллегия определила:

Решение Ногинского городского суда Московской области от 22 декабря 2005 года в части удовлетворения требований Министерства обороны Российской Федерации к Л. М. Н. о расторжении договора найма специализированного жилого помещения, снятии с регистрационного учета, выселении отменить и вынести в этой части новое решение, которым производство по делу в этой части прекратить. В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационную жалобу Л. М. Н. – без удовлетворения.
Комментарий.

В связи с вышесказанным следует отметить, что в определенных ситуациях судами общей юрисдикции выносятся противоположные решения, в соответствии с которыми военные организации, не обладающие недвижимым имуществом на каком-либо вещном праве, все же вправе предъявлять исковые заявления о выселении военнослужащих и членов их семей из занимаемых жилых помещений.


следующая страница >>