microbik.ru
  1 2 3

Например, в Обзоре судебной практики рассмотрения Ивановским областным судом гражданских дел в кассационном порядке в 3-м квартале 2006 г.7 приведено гражданское дело, из которого следует, что войсковая часть (не обладающая вещным правом), в отличие от предыдущего примера, вправе предъявлять исковые заявления о выселении военнослужащих из занимаемых жилых помещений:


Так, войсковая часть 00000 обратилась в суд с иском к П. и П-й о выселении из квартиры № 10 дома № 10б Южного шоссе г. Шуи Ивановской области и снятии с регистрационного учета.

Исковые требования были мотивированы тем, что между войсковой частью 00000 и военнослужащим этой части П. был заключен договор о предоставлении служебного жилого помещения на срок до апреля 2004 г.

14 января 2000 г. администрацией г. Шуи П. был выдан ордер № 1 на служебную квартиру № 10 дома № 10б по Южному шоссе г. Шуи. В октябре 2000 г. П. выехал к новому месту службы в войсковую часть 11111 в г. Володарск Нижегородской области, снявшись с регистрационного учета в спорной квартире. При этом служебная квартира войсковой части 00000 ответчиками не сдана, в ней остается зарегистрированной супруга П. Учитывая, что ответчики выехали на другое постоянное место жительства и срок действия договора о предоставлении служебной квартиры истек, войсковая часть просила выселить их из жилого помещения.

Решением суда в удовлетворении исковых требований войсковой части отказано.

Решение суда обжаловал командир войсковой части 00000, который в своей кассационной жалобе просил его отменить как незаконное.

Выслушав объяснения представителя войсковой части 00000 Т., поддержавшего жалобу, представителя городского округа Шуя Б., заключение прокурора С., полагавшую решение подлежащим отмене, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что войсковая часть не имеет права обращаться в суд с требованием о выселении ответчиков, поскольку дом № 10б по Южному шоссе г. Шуи находится в муниципальной собственности и балансодержателем дома является МП ЖКХ г. Шуя.

Однако указанные выводы суда первой инстанции основаны на неверном толковании норм материального права и не подтверждаются материалами дела.

Из материалов дела следует, что квартира № 10, расположенная в доме муниципального жилищного фонда по адресу: дом № 10б по Южному шоссе г. Шуи, в соответствии с приказом Министра обороны Российской Федерации от 15.02.2000 г. № 80 " О порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации" (пп. 1, 23) закреплена по учету Ивановской КЭЧ МВО за войсковой частью 00000 Шуйского гарнизона.

Указанная квартира была распределена П. войсковой частью 00000. По ходатайству войсковой части квартире придан статус служебной, и выдача ответчику ордера на эту квартиру производилась администрацией г. Шуи в соответствии с положениями главы 3 ЖК РСФСР.

Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что спорная квартира является жилым фондом войсковой части 00000.

В своем определении от 25 января 2006 года судебная коллегия обращала внимание суда первой инстанции на эти обстоятельства. Однако доводы, содержащиеся в определении судебной коллегии, судом первой инстанции при повторном рассмотрении дела проигнорированы.

Ссылаясь на нормы главы 35 ГК Российской Федерации, суд пришел к выводу о том, что с П. был заключен договор найма жилого помещения, и о правомерности перезаключения этого договора с его супругой П. (ч. 2 ст. 686 ГК Российской Федерации). Однако судом не учтено, что предметом спора является служебная квартира, и в этом случае должны применяться специальные нормы, предусмотренные жилищным законодательством.

Согласно ст. 106 ЖК РСФСР с гражданином, на имя которого выдан ордер на служебное жилое помещение, заключается письменный договор найма помещения на все время работы нанимателя, в связи с которой ему предоставлено это помещение.

В соответствии с п. 4 Положения об условиях и порядке заключения жилищного договора между военнослужащими и Министерством обороны Российской Федерации или иным федеральным органом исполнительной власти, в котором законом предусмотрена военная служба, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 мая 1999 г. № 487, жилищный договор заключается на срок действия контракта о прохождении военной службы военнослужащими, для офицеров, призванных на военную службу в соответствии с указом Президента Российской Федерации, – до окончания военной службы по призыву.

При окончании срока действия контракта о прохождении военной службы военнослужащими или увольнении с военной службы по призыву – для офицеров, призванных на военную службу в соответствии с указом Президента Российской Федерации, – жилищный договор прекращает свое действие.

Из материалов дела видно, что в соответствии с указанным выше Положением войсковой частью 00000 с П. заключен жилищный договор на срок до апреля 2004 г.

До истечения срока действия этого договора П. выехал на другое место службы в Нижегородскую область, снявшись с регистрационного учета в спорной квартире. С января 2001 г. его супруга получает денежную компенсацию за поднаем жилья.

Вывод суда о правомерности перезаключения договора найма на служебное жилое помещение с П-й сделан без учета следующих обстоятельств. Брак супругов П. и П-й не расторгнут. Из материалов дела усматривается, что с 1 декабря 2000 г. П-ва работает в войсковой части 11111 г. Володарска в должности заместителя главного бухгалтера части, где проходит службу и ее супруг. Спорная квартира сдается П-й и ее матерью в поднаем различным лицам.

Судебная коллегия полагает, что судом первой инстанции дана ненадлежащая правовая оценка договору найма жилого помещения, заключенному 30 марта 2006 г. (в период нахождения дела в суде) между МПЖХ и П-й. Ни городской округ Шуя, как собственник жилого фонда, ни войсковая часть 00000 как владелец спорной квартиры, согласия на заключение такого договора не давали. Это обстоятельство судом при принятии решения не учтено.

В связи с этим судебная коллегия приходит к выводу о том, что при рассмотрении дела суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и неправильно применил нормы материального права.

При таких обстоятельствах решение суда подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение, поскольку истребование дополнительных доказательств и их всестороннее исследование в совокупности с другими обстоятельствами дела возможно только в суде первой инстанции.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 26 июля 2006 г. решение Шуйского городского суда от 7 июня 2006 г. по иску войсковой части 00000 к П. и П-й о выселении отменено, дело направлено на новое рассмотрение.
Комментарий

Как представляется, более верным является судебное постановление, согласно которому военные организации, не обладающие какими-либо вещными правами, не вправе предъявлять исковые заявления о выселении военнослужащих и членов их семей. Данный довод обусловлен следующим.

В настоящее время в соответствии с гражданским законодательством по общему правилу права на недвижимое имущество, в том числе на жилые помещения, являются вещными. Вещные права называют правами на имущество. Они являются разновидностью субъективных гражданских прав и наделяют носителя полномочиями манипулировать вещами в силу господства над ними8.

Вещные права обременяют вещь (имущество), обеспечивают их обладателям господство над соответствующей вещью (имуществом) и следуют за вещью9.

В соответствии с гражданским законодательством субъекты права в отношении жилых помещений обладают следующими вещными правами: право собственности; право пожизненного наследуемого владения земельным участком; право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком; сервитут; право хозяйственного ведения имуществом; право оперативного управления имуществом; право пользования членов семьи собственника жилого помещения; право пользования жилым помещением по завещательному отказу; право пользования жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением10.

Однако анализ ЖК РФ (разд. II) позволяет прийти к выводу, что вещными правами на жилые помещения являются: право собственности; право пользования жилым помещением, предоставленным по завещательному отказу; право пользования жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением11.

Анализ гражданского и жилищного законодательства позволяет сделать вывод о том, что вещные права наймодателя (по договору социального найма, найма специализированного жилого помещения) могут быть в форме права собственности, права хозяйственного ведения и права оперативного управления. При этом, такими владельцами жилых помещений по общему правилу выступают публично-правовые образования, органы государственной власти, органы военного управления, частные физические и юридические лица.

Статья 301 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), регулирующая способы защиты права собственности, устанавливает правило, согласно которому собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Права, предусмотренные ст.ст. 301 - 304 ГК РФ, принадлежат также лицу, хотя и не являющемуся собственником, но владеющему имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором.

Часть 1 ст. 35 ЖК РФ, являющаяся нормой права, имеющей более специальный характер по отношению к нормам ГК РФ, предусматривает, что в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным ЖК РФ, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Системное толкование12 указанных правовых норм (как гражданского, так и жилищного законодательства) позволяет прийти к выводу о том, что защита прав на жилое помещение, в том числе посредством выселения граждан из занимаемых жилых помещений, принадлежит собственнику, в связи с чем иное лицо, не являющееся собственником, не вправе предъявлять исковые заявления в суд о выселении граждан из занимаемых жилых помещений.

Определенный интерес вызывает правоприменительная (судебная) практика рассмотрения гражданских дел о выселении военнослужащих и членов их семей по искам, предъявляемым органами прокуратуры Российской Федерации.

Так, например, в определении судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 18 мая 2006 г. № 33-5737 указано, в частности, что определением Железнодорожного городского суда Московской области от 14 апреля 2006 г. отказано в принятии искового заявления прокурора Московской области к администрации г. Железнодорожный и Ш-ным Е.А., Ю.А. и Д.Е. о признании недействительными протокола заседания жилищной комиссии, ордера на жилое помещение, договора найма жилого помещения, выселении без предоставления иного жилого помещения и снятии с регистрационного учета по месту жительства по основаниям, установленным ст.ст. 45 и 134, п. 1 пп. 1, ГПК РФ.

Не соглашаясь с указанным определением суда первой инстанции, прокурор обжалует его в кассационном порядке, и просит об отмене.

Проверив материалы дела, обсудив доводы частной жалобы, выслушав прокурора, судебная коллегия находит определение суда подлежащим отмене как постановленного в нарушение требований процессуального законодательства.

Отказывая в принятия иска, суд исходил из того, что он предъявлен в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица лицом, которому такое право ГПК Российской Федерации или другими федеральными законами не предоставлено, сославшись на то обстоятельство, что в исковом заявлении конкретно не указано, в чьих интересах прокурор обращается в суд.

Между тем отсутствие указания, в чьих интересах обращается прокурор в суд, является основанием для оставления иска без движения, но не для отказа в его принятии, что установлено положениями ст. 131, ч. 3, ГПК РФ. В связи с изложенным определение суда является необоснованным и подлежит отмене.

Руководствуясь ст. 374 ГПК РФ, судебная коллегия определила:

определение Железнодорожного городского суда Московской области от 14 апреля 2006 г. отменить и материал возвратить на новое рассмотрение в суд со стадии принятия.
По другому гражданскому делу уже военный прокурор обратился в суд с иском о выселении из служебной квартиры. Рассмотрим обстоятельства дела.

Военный прокурор Абаканского гарнизона обратился в интересах муниципального образования г. Абакана с иском к С. о расторжении договора найма и выселении их из служебной квартиры.

Определением Абаканского городского суда от 13 декабря 2006 г. производство по делу прекращено в связи с тем, что военный прокурор не наделен полномочиями по обращению в суд с заявлением в защиту интересов муниципальных образований, поскольку на него возложены функции по надзору за исполнением законов в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях.

Однако с таким выводом суда судебная коллегия не согласилась.

В соответствии с п. 1 ст. 1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" прокуратура Российской Федерации – единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.

Прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством Российской Федерации участвуют в рассмотрении дел судами (п. 3 ст. 1 Федерального закона).

В силу п. 1 ст. 45 ГПК Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.

В соответствии с п. 5 ст. 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в случае освобождения жилых помещений, занимаемых военнослужащими и совместно проживающими с ними членами их семей, за исключением жилых помещений, находящихся в их собственности, указанные помещения предоставляются другим военнослужащим и членам их семей.

Содержание и использование муниципального жилищного фонда относится к вопросам местного значения, однако вопросы обеспечения жильем военнослужащих и членов их семей как граждан, проживающих на территории соответствующего муниципального образования, находятся в ведении Министерства обороны Российской Федерации и должны решаться совместно государственными органами и органами местного самоуправления.

В судебном заседании прокурор и представитель Администрации г. Абакана пояснили, что разрешение вопросов, связанных с распределением жилых помещений, занимаемых военнослужащими, находится в компетенции воинских должностных лиц, спорное жилое помещение находится в ведении Абаканской КЭЧ и предназначено для проживания военнослужащих и членов их семей. Военный прокурор осуществляет функции по надзору за соблюдением прав военнослужащих.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что военный прокурор не вправе обращаться в суд с заявленными требованиями, нельзя признать правильным13.
Комментарий

Необходимо отметить, что указанные гражданские дела с участием органов прокуратуры рассматривались в 2006 г. Действовавшая в 2006 г. редакция ст. 45 ГПК РФ носила неоднозначный характер и четко не регулировала вопросы процессуального участия органов прокуратуры по защите тех или иных жилищных прав, в том числе по выселению граждан из занимаемых жилых помещений.

Так, в 2006 г. действовала редакция ч. 1 ст. 45 ГПК РФ в соответствии с которой прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Однако Федеральным законом "О внесении изменений в статьи 45 и 131 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" от 5 апреля 2009 г. № 43-ФЗ ч. 1 ст. 45 ГПК РФ дополнена предложением, в соответствии с которым указанное ограничение не распространяется на заявление прокурора, основанием для которого является обращение к нему граждан о защите нарушенных или оспариваемых социальных прав, свобод и законных интересов в сфере трудовых (служебных) отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений; защиты семьи, материнства, отцовства и детства; социальной защиты, включая социальное обеспечение; обеспечения права на жилище в государственном и муниципальном жилищных фондах; охраны здоровья, включая медицинскую помощь; обеспечения права на благоприятную окружающую среду; образования.

Таким образом, в настоящее время органам прокуратуры предоставлены достаточно широкие полномочия по защите жилищных прав.

<< предыдущая страница   следующая страница >>