microbik.ru
1


А. СПЕКТОР,

кандидат юридических наук,

доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин

Первого московского юридического института

МЕСТО ЖИЛИЩНОГО ПРАВА

В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ И СИСТЕМЕ

РОССИЙСКОГО ПРАВА

Жилищное законодательство в основной его части до 1980-х гг. включалось в состав гражданского законодательства, пока не было признано целесообразным подготовить и принять в качестве самостоятельных основополагающие жилищные законы — Основы жилищного законодательства и жилищные кодексы1. В течение 1983–1995 гг. жилищное законодательство России развивалось отдельно от гражданского законодательства. В вступившей в силу с 1 января 1995 г. первой части Гражданского кодекса содержатся наиболее важные нормы, связанные с осуществлением прав на жилое помещение (гл. 18 и 35 ГК РФ). Согласно ст. 288 ГК РФ, собственник владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением. Предусматривается, что жилые помещения предназначены для проживания граждан и что гражданин, собственник жилого помещения, может использовать его для личного проживания и проживания членов его семьи; Гражданский кодекс устанавливает также, что жилые помещения могут сдаваться их собственниками для проживания другим гражданам на основании договора.

Вторая часть Гражданского кодекса включает гл. 35 «Наем жилого помещения», посвященную общему регулированию найма жилого помещения, при этом Гражданский кодекс «исходит из подразделения такого найма на наем жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде социального использования и наем жилого помещения в домах (квартирах) граждан и организаций, осуществляемый, как правило, на коммерческих началах (коммерческий наем)»1. Вместе с тем, в Гражданском кодексе признается самостоятельное существование жилищного законодательства как отрасли законодательства. Это вытекает из Конституции, в которой упоминаются отдельно гражданское (п. «о» ст. 71) и жилищное законодательство (п. «к» ст. 72). Например, в ст. 288 ГК РФ сказано, что «перевод помещений из жилых в нежилые производится в порядке, определяемом жилищным законодательством». В норме ст. 292 ГК РФ предусматривается: «Члены семьи собственника, проживающие в принадлежащем ему жилом помещении, имеют право пользоваться этим помещением на условиях, предусмотренных жилищным законодательством».

Из этого следует, что гражданское законодательство регулирует отношения, связанные с владением, пользованием и распоряжением жилыми помещениями лишь тогда, когда жилье является предметом экономического оборота. Отношения собственности, вещные отношения в жилищной сфере — это области, регулируемые гражданским законодательством. В юридической литературе указывалось, что «многие законы и иные нормативные акты с равным основанием могут считаться актами как жилищного, так и гражданского законодательства».

Сказанное относится и к Закону РФ «Об основах федеральной жилищной политики», и к Закону РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», и к Закону РФ «О товариществах собственников жилья», и ко многим другим законам и подзаконным нормативным актам, рассчитанным на гражданские и на жилищные отношения. Четкую разграничительную линию между ними едва ли можно провести. В статье 672 ГК РФ дается общее определение договора найма жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде социального использования. Одновременно в Гражданском кодексе указывается, что «договор социального найма жилого помещения заключается по основаниям, на условиях и в порядке, предусмотренных жилищным законодательством». По правилам жилищного законодательства определяется, например, пригодность жилого помещения для проживания. Следовательно, наем жилого помещения социального использования и другие аспекты жилищных отношений — это в основном предмет регулирования жилищного законодательства. Действие жилищного закона может быть распространено и на определенные категории граждан (таковы правовые акты о жилищных льготах, о предоставлении служебных жилых помещении, общежитии и других специализированных жилых помещений и т. д.).

Вопрос о месте жилищного права в системе российского права является дискуссионным уже в течение нескольких десятилетий. По этому поводу в юридической науке высказаны многочисленные и самые разнообразные точки зрения, которые можно свести к трем основным группам. Одни авторы считают, что жилищное право — это институт1 или даже подотрасль2 гражданского права, другие — что жилищное право представляет собой комплексную отрасль права. Такой вывод впервые сделал в 1947 г. В.К. Райхер3. Он писал, что жилищные отношения регулируются нормами трех институтов: административно-правового института распределения жилья, гражданско-правового института договора найма жилого помещения, кооперативно-правового института по обеспечению жилой площадью в домах жилищно-строительных кооперативов. По мнению В.К. Райхера, указанные отношения входят во вторичное образование системы права — комплексную отрасль права. Эту позицию впоследствии поддержали и другие ученые4.

Действительно, разделение всей системы правовых норм на отрасли права происходит не по одному, а по разным основаниям и на разных уровнях. По мнению А.В. Мицкевича, подобное разделение является свидетельством многообразия общественной жизни и потребностей, обусловливающих формирование системы права1. Профессор Ю.К. Толстой приходит к выводу о существовании двух типов отрасли права — основных и комплексных. Последние состоят из норм, взятых из основных отраслей права, регулируют разнородные отношения, занимают, по мнению Ю.К. Толстого, лишь условное место в систематике права2.

Жилищное право — это комплексная отрасль, в которой объединены нормы и правовые институты гражданского (бо́льшая часть норм), административного и других отраслей права. С.С. Алексеев в книге «Теория права», используя системный подход к структурному анализу, приходит к выводу о существовании определенной иерархии в строении правовой материи, различных уровней в системе права и, в частности, выделяет в правовой системе вторичные образования3комплексные отрасли права. Своеобразие таких правовых образований в системе права проявляется в том, что нормы, составляющие комплексную отрасль, как бы определены «по двум адресам»: во-первых, они выступают как нормы основных отраслей права (например, конституционного); во-вторых, данные нормы, будучи нормами основных отраслей права и оставаясь таковыми, вместе с тем входят во вторичную правовую структуру — так называемую комплексную отрасль права.

Как считает В.К. Райхер, «вполне закономерно наличие... таких областей права, которые наряду с моментом разнородности своего нормативного содержания отличаются и моментом, притом предметного, единства». Образуемая при этом отрасль имеет комплексный характер, и «с одной стороны, состоит из элементов, относящихся к различным предметам регулирования, к различным отраслям (гражданскому, финансовому, административному и др.), и в этом смысле имеет смешанный, комплексный характер. Но с другой стороны, указанная отрасль права обладает единством уже в ином аспекте взятого, по другому признаку очерченного предмета правового регулирования, и в этом смысле является внутренне единой, несмотря на комплексную структуру, отраслью права»1.

По мнению М.И. Козыря, комплексная отрасль права — это наличие органичного комплекса двух факторов: тесно связанных между собой общественных отношений как предмета правового регулирования и метода правового регулирования, соответствующего каждому виду отношений2.

Я.Н. Шевченко, характеризуя метод правового регулирования комплексной отрасли права, отмечал, что в нем аккумулируются черты нескольких методов, присущих другим отраслям3. Однако такой подход не разделяют многие ученые, исходящие из основных системообразующих критериев (факторов) деления системы права на отрасли права: предмета (однородных групп общественных отношений) и метода правового регулирования (юридического способа воздействия на общественные отношения, который соответствует предмету и адекватно регулирует однородные группы общественных отношений, составляющие предмет отраслевого регулирования).

С.Н. Братусь отмечает, что нет никакого «сплава» и трансформации методов при той разнородности и самостоятельности отношений, даже взаимосвязанности отношений, направленных в своей совокупности на достижение хозяйственной или иной цели1. С.В. Поленина подчеркивает, что существование «комплексных отраслей права» невозможно вследствие их формирования как некого соединения разнородных предметов и методов правового регулирования2. Спустя почти 20 лет после развернувшейся на страницах «Советского государства и права» дискуссии еще более позитивную позицию высказала Е.А. Киримова, предложившая понимать структуру системы права на уровне ее отраслей, т. е. в качестве однопорядковой (без вторичных образований) системы отраслей права, взаимно исключающих друг друга. Она подчеркивает, что комплексное использование норм различных отраслей права не создает новой отрасли права, так как при комплексном правовом регулировании общественных отношений не происходит превращения норм одного вида в другой или их слияния3.

Существует точка зрения, согласно которой определение процесса взаимодействия элементов, относящихся к различным предметам правового регулирования, к различным отраслям, для объединения в комплексную структуру права, учитывающую особенности общественных отношений, которые имеют место в той или иной сфере деятельности и являются системообразующими факторами, ведет к утрате системой права четкости и структурированности, так необходимых для сложной системы, коей является система права4. Комплексные отрасли, будучи вторичными образованиями в правовой системе, по мнению С.С. Алексеева, выполняют в ней ограниченные задачи и потому обладают лишь частью признаков и особенностей, свойственных общему понятию «отрасль права». Если основные отрасли создают главный «массив» права как единой правовой системы, то комплексные отрасли лишь наслаиваются, «надстраиваются» над основными, обособляясь вовне гораздо меньше, чем основные отрасли. По мнению С.С. Алексеева, данные правовые общности следовало бы назвать «полуотрасли»1.

Рассматривая образование комплексных отраслей права, следует отметить, что недостаток методологического подхода в их формировании в немалой степени состоит в попытке включить в рамки классической системы права правовые образования, построенные на основе того же самого правового порядка, но по иным критериям. С.С. Алексеев пишет: «Большинство комплексных отраслей формируется в связи с необходимостью специализированного регулирования определенной группы отношений на основе и в рамках существующих отраслевых юридических режимов. Хотя каждая комплексная отрасль имеет свой предмет регулирования (рассматриваемый, правда, в иной плоскости, нежели предметы основных отраслей), этот предмет не требует особого метода и механизма регулирования. Он предопределяет лишь необходимость относительного обособленного нормативного регулирования и некоторое юридическое своеобразие — отдельные специфические принципы, положения, приемы регулирования», тесно связанные с отдельными видами деятельности, с признанием их абсолютной существенности и специфичности по якобы особому предмету правового регулирования2.

Итак, понятие жилищного права в широком смысле было сформулировано на базе содержания и смысла жилищных законов (Жилищного кодекса РСФСР, Основ жилищного законодательства Союза ССР и союзных республик, Законов РФ «Об основах федеральной жилищной политики», «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» и др.), в которых «жилищные отношения» как предмет жилищного права охватывали все разнообразные виды жилищных отношений, а не только отношения пользования жилыми помещениями. Как комплексная отрасль права (правовой комплекс) жилищное право регулирует отношения, складывающиеся в процессе пользования жилыми помещениями, предоставления в пользование жилых помещений, управления и эксплуатации жилищных фондов, т. е. общественные отношения, возникающие в процессе реализации права на жилище. Специфической чертой общественных отношений, регулируемых нормами жилищного права, является то, что они возникают, существуют и развиваются, главным образом, по поводу особого материального объекта — жилища (жилого дома, квартиры, комнаты и т. д.), специально предназначенного для проживания граждан.

Жилищное право заимствует методы правового регулирования, используемые в других, основных отраслях права; так, для отношений пользования жилыми помещениями характерен гражданско-правовой метод (с использованием административно-правовых средств); для отношений распределения (предоставление) жилья, управления жилищным фондом, других отношений организационного, управленческого характера — метод административного права (метод власти-подчинения). Будучи связаны между собой тем, что обслуживают специфические (жилищные) отношения, существующие и развивающиеся по поводу особого материального объекта — жилища, жилищно-правовые нормы образуют особую, вторичную, комплексную отрасль права (правовой комплекс, правовую общность), развивающуюся по своим внутренним закономерностям1. Вместе с тем жилищное право — это не механическая совокупность разнообразных правовых норм.

В процессе кодификации жилищно-правовой материал был не просто систематизированно изложен в законах и Жилищном кодексе, а переработан и обогатил содержание правовых норм, восполнил пробелы в праве, ввел в юридическую ткань новые, особые системные нормативные правовые обобщения (в том числе понятие «жилищные отношения»), что позволило создать относительно самостоятельное комплексное правовое образование.

1 См.: Седугин П.И. Право на жилище в СССР. — М., 1983. — С. 41–52.

Крашенинников П.В. Наем жилого помещения // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. — М., 1996. — С. 350.

1 См., напр.: Чигир В.Ф. Советское жилищное право. — Минск, 1968. — С. 22; Основы советского жилищного законодательства. — Свердловск, 1981. — С. 45.

2 См., напр.: Брауде И.Л. Некоторые вопросы системы советского права // Ученые записки ВИЮН. — М., 1955. — Вып. 4. — С. 21; Никитюк П.С. Жилищное право. — Кишинев, 1977. — С. 19–22.

3 См.: Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. — М., 1947. — С. 189, 190.

4 См., напр.: Корнеев С.М. Основные тенденции развития жилищного права в условиях становления рыночной экономики // Гражданское право России при переходе к рынку. — М., 1995. — С. 150; Никитюк П.С. Указ. соч. — С. 36–40; Седугин П.И. Жилищное право: Учебник для вузов. — М., 1998. — С. 13.

1 См.: Мицкевич А.В. Соотношение системы советского права с системой советского законодательства // Ученые записки ВНИИСЗ. — 1967. — Вып. 11. — С. 14.

2 См.: Толстой Ю.К. Кодификация гражданского законодательства в СССР (1961–1965 гг.): Автореф. дис. ... докт. юрид. наук. — Л., 1970. — С. 10, 11.

3 При создании вторичных, комплексных образований удается избежать резкого противопоставления отрасли законодательства и права, поскольку норма (статья) акта законодательства и норма права (кроме случаев обычного права) не существуют раздельно. Норма, заложенная в статье закона, — это единство формы и содержания нормы права, т. е. это сама норма права, ибо статья закона без нормы права как ее содержания бестелесна, бессодержательна. Норма права проявляется не абстрактно, а через статьи акта законодательства.

1 См.: Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. — М.: АН СССР, 1948. — С. 189.

2 См.: Козырь М.И. Система советского права и перспективы ее развития // Советское государство и право. — 1982. — № 8. — С. 63.

3 См.: Шевченко Я.Н. Система советского права и перспективы ее развития // Советское государство и право. — 1982. — № 7. — С. 106.

1 См.: Братусь С.Н. Система советского права и перспективы ее развития // Советское государство и право. — 1982. — № 6. — С. 93.

2 См.: Поленина С.В. Теоретические проблемы системы советского законодательства. — М.: Юридическая литература, 1979. — С. 32, 33.

3 См.: Киримова Е.А. О структурном составе системы российского права // Правовая политика и правовая жизнь. — 2002. — № 2. — С. 56, 57.

4 Двузначность термина «отрасль», возникающая при ее построении, создает неправильные представления, своего рода иллюзии, что сформированное образование становится самостоятельной отраслью права.

1 См.: Алексеев С.С. Структура советского права. — М.: Юридическая литература, 1975. — С. 188, 193, 194. К основным отраслям автор относит отрасли, выделенные на основе критериев классической системы права: предмета и метода правового регулирования, — гражданское, административное, финансовое право и др.

2 Там же. — С. 196.

1 См.: Седугин П.И. Жилищное право: Учебник для вузов. — М.: Норма, 2004. — С. 42, 43.