microbik.ru
1

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 2000 году Стефания Дзини проехала на автомобиле ЗИЛ 13000 км от Москвы до Берингова пролива. Из всех регионов России Чукотка произвела на нее самое сильное впе­чатление. «В Италии все знают, кто такие чукчи, но никто не знает, что такое Чукотка» - говорила она после возвращения в Москву. Так родилась мысль написать для итальянцев книгу о природе и жителях Чукотского полуострова.

Стефания понимала, что материала для книги недостаточно. Она видела этот район только зимой. К тому же одно дело смотреть на жизнь через стекло машины, и другое - непосредственно общаться с людьми, жить среди них.

Для сбора недостающего материала Стефания Дзини решила предпринять еще одну экспе­дицию, теперь уже летом. Она попросила директора «Клуба «Приключение» Дмитрия Шпаро разработать эксклюзивный маршрут с насыщенной программой осмотра уникальных природных объектов и встреч с интересными людьми. Сопровождать ее в поездке должны 4 человека. Во время путешествия необходимо вести профессиональную фото- и видеосъемку.

После двух месяцев предварительной работы удалось подобрать состав экспедиции, разра­ботать основной и запасной планы, получить необходимые разрешения и согласования от ФСБ, ФПС, Генштаба ВС, Минэкономики, Администрации Чукотского АО и, самое трудное, выписать пропуска в погранзону.

Основной план предусматривал следующее. Прибытие самолетом в столицу Чукотского автономного округа (ЧАО) г. Анадырь. Встреча с зам. губернатора В.М.Золотаревым и начальни­ком «Чукотснаба» М.Ю.Соболевым. Последний обещал посадить нас на пароход «Высокогорск» и отправить в Эгвекинот.

Главным природным объектом в Эгвекиноте является лежбище моржей в заповеднике «Коса Мечкен», который находится в 100 км к югу от поселка на границе Залива Креста и Берингова моря. Предприятие «Восток-агро» согласилось предоставить быстроходный катер для поездки на лежбище. Планировалоась также поездка в поселок Амгуему.

По плану, в середине августа участники экспедиции перелетали на вертолете, заказан­ном Чукотской торговой компанией, за 400 км к горному озеру Эльгыгыткын. После осмотра озера сплавлялись по реке Угаткын в Чаунскую низменность. Это совершенно дикие места с первозданной природой (медведи, олени, птицы, рыба). На реке Угаткын Стефания надеялись познакомиться с работой геологов. Ей очень хотелось увидеть, как моют золото.

После сплава группа переезжала в город Певек - самый северный город России.

Из Певека предполагалось совершить две поездки. Первая - на брошенный урановый рудник Северный, где сохранились со сталинских времен развалины концлагеря. Вторая -на реку Пегтымель для осмотра наскальных рисунков древнего человека (петроглифов). Возвращение в Москву намечалось в начале сентября.

18 августа (воскресенье). Восхождение.

Всю ночь шел дождь, похолодало. Утром проснулись и долго лежали в спальниках. В 9.00 стали вылезать.

Каждый выходящий из палатки наружу невольно восклицал: «Ух». Вершины гор покрылись снежными шапками. Создалась иллюзия присутствия в высокогорье.

Завтракали в нашей палатке. Впятером поместились достаточно комфортно. Замечу, что эти палатки ленинградской фирмы Normal действительно хорошие.

В 11 часов оставили лагерь с вещами, и пошли на прогулку. Решили идти вверх по ручью. Раз он откуда-то течет, значит, там должен быть ледник, либо озеро.

Долина ручья похожа на лестницу. То крутой подъем, вот-вот поднимешься на кромку и увидишь озеро. Но за подъемом ровное плато и новый подъем. И так раз за разом. Но наши труды были вознаграждены. Пройдя полтора километра, мы увидели небольшой ледник, а под ним озеро. На поверхности плавали три льдины, напоминающие айсберги.

Озеро небольшое, метров 50 в диаметре, но глубокое. Дна не видно. По размерам и толщине льдин (это отколовшиеся от ледника куски) можно твердо говорить о трехметровой глубине, и даже больше. Алексей, Вадим и Слава запрыгнули на льдины и побродили по ним.

Появилось солнце и осветило вершину высокой горы (1135 м). Все дружно захотели на нее взойти. Это было вполне реально: мы налегке, погода благоприятствует, хорошо просматривается весь путь по греб­ню склона до самого пика.

Поднимались час. Виды вокруг изумительные: разноцветные скалы, снежные вершины других гор, внизу зеленые долины, синие реки и голу­бые озера. Все это подсвечивается вырывающимися из-за туч лучами солнца. Мы предвкушали красоту панорамы с вершины.

На самом верху нас ждало разочарование. Откуда-то пришло облако и, как занавес, закрыло все. Сквозь пелену тумана чуть просмат­ривались с обратной стороны горы контуры озера Хмурое. Сам пик скалой, стоящей, как постамент.

Разумеется, мы влезли на него, что официально засвидетельствовано на видео- и фотопленку.

Спустились к лагерю быстро. В 16.30 были уже на месте. Погода на глазах стала портиться, опять пошел дождь, но быстро кончился. Ребята занялись приготовлением обеда, мы со Стефанией сели писать дневники.

Обед прошел скомкано, так как опять начался дождь. Снова разбрелись по палаткам и засну­ли. В 20 часов проснулись, за 30 минут собрали лагерь и пошли вниз.

Ровно в 22 часа были у трассы. Нас уже ждал микроавтобус УАЗ с Михалычем и Дмитрием Найденовым. Последний выглядел очень импозантно - наглаженные брюки, белая накрахмаленная рубашка. Оказалось, сегодня День рождения тещи Михалыча. Уезжая за нами, они прихватили с праздничного стола бутылку и закуску: винегрет, грибы, рыбу, картошку. Мы не заставили себя упра­шивать и дружно присоединились к чествованию именинницы.

В 23 часа были дома. При разгрузке забыли удочку, что очень опечалило Вадима. Съели вчерашний суп харчо. В начале первого легли спать.

21 августа (среда). Медведь.

Проснулись в 9 часов. Холодно. Изо рта идет пар. Небо затянуто тучами. Не спеша поднялись, Вадим разогрел на примусе воду. Позавтракали в нашей палатке. В 11 часов вышли к озеру. Подошли, побродили по берегу, умыли лица озерной водой. Что еще можно сделать? Как-то странно, так стремились сюда, а сейчас стоим и не знаем, чем

заняться. Хорошо бы его обойти по периметру, но нет времени. Да и чем собственно этот берег хуже другого?

Слава убежал что-то снимать. Вадим бросал спиннинг. Алексей нашел немного досок и развел костер. Стефания лежала на гальке у костра. Я присоединился к возлежанию, и предложил Вадиму последовать моему примеру.

- Вряд ли здесь есть рыба, чаек не видно.

Между тем погода стала улучшаться, облака растаяли, на небе появилось солнце. Стало не просто теплее, а очень тепло. Начали помаленьку раздеваться.

Оставшиеся на небе тучи шли с севера на юг. Дым от нашего костра в противоположном направлении. Для европейской части России это признак плохой погоды. Как будет здесь?

Все собрались у костра. Посидели, подождали чего-то, и пришли к единому заключению: озеро не впечатлило, ждали большего. Наверное, надо тут пожить неделю. Слава порывался сходить к каменным утесам за 6 км от нас, но мы его отговорили.

В 15 часов пришли в лагерь и разложили вещи на просушку. Пообедали.

После обеда Алексей устроил показательный сеанс садомазохизма: пошел мыться в ручей с ледяной водой. Довольны были все: и чистый купальщик, и зрители, и видеокамера Вячеслава, заснявшая в дикой тундре обнаженную человеческую натуру.

В 17 часов попрощались с озером и побрели к оставленным вещам. Погода окончательно наладилась. Солнце припекало, шли в одних футболках. Все отметили удачно выбранных момент для путешествия в тундре — нет ни мошки, ни слепней, ни комаров. Ура! Не нужны накомарники.

На обратном пути лакомились голубикой. На многих кустах ягод почти не осталось, лишь редкие листья. Сами кусты выглядели неестественно, словно их подстриги машинкой.

- Медведи баловались, - шутили мы.

К месту посадки вертолета дошли за 3 часа. По пути набрали много подберезовиков. Очень обрадовались, когда увидели оставленные вещи целыми и невредимыми. Мы боялись, что их могут растащить звери. Нам много рассказывали о безобразном поведении росомахи. Образнее всех выразил свое отношение к этому зверю геолог Переладов:

- В природе ничего нельзя трогать, но росомах надо уничтожить безжалостно, всех до одной!
Поставили палатки. По дороге я сильно вспотел и пошел на речку: окунуться и постираться

(пример Алексея оказался заразительным). Когда вернулся, увидел: все наши стоят и смотрят в бинокли в сторону озера Эльгыгыткын. Слава закрепил видеокамеру на штативе и весь ушел в съемку. Оказалось, к нам в гости пришел медведь. По этому поводу мне сказали:

- Интересно было смотреть,как ты идёшь к речке с одной стороны, а он с другой.

как ты идешь к речке с одной сторо­ны, а он с другой.

Я присоединился к смотрящим. До зверя 300 м, с моим зрением ни­чего не увидишь. Достал из рюкзака подзорную трубу, привинтил ее к Славиному штативу и установил на 30-и кратное увеличение. Теперь картина стала как на ладони.

Здоровый бурый медведь ел ягоды. Ел в свое удовольствие, ни на что не обращая внимание. Он прямо на ходу открывал пасть, наклонял голову к кусту, через мгновение поднимал и опять опускал. Голова ходила вверх-вниз, как поршень на­соса. Иногда зверь останавливался, замирал и принюхивался в направле­нии истока ручья (мы были в другой стороне). Медведь выглядел сытым и довольным жизнью: под шкурой чувствовалась большая жировая прослойка, густой мех играл на сол­нце. Скоро мы к нему привыкли и продолжили заниматься хозяйствен­ными работами.

В 21.30, когда дело подошло к ужину, Вадим предусмотрительно заметил:

- Он нас пока не чувствует.

Сейчас будем готовить еду, он уловит запах и неизвестно как поведет себя. Медведи любопытные. Надо его отогнать.

Вадим стал кричать и свистеть. Вячеслав, который находился в 50 м от Вадима и продолжал снимать медвежью трапезу, сказал, что даже он этих звуков не слышит. Тогда Вадим с Алексеем взяли милицейские свистки и начали извлекать звук из них. Медведь насторожился, посмотрел в нашу сторону, встал на задние лапы и... продолжил ужин.

Вадим с Алексеем несколько изменили тактику боя. Они встали на видное место и стали свистеть с него. Теперь медведь заволновался. Было вино, что он растерян, не знает как поступить. Косолапый заметался по лужайке, время от времени посматривая на Вадима и принюхиваясь. Наконец, ему это надоело, и он медленно пошел в противоположную от нас сторону. Сначала мишка удалялся медленно и величественно, потом быстрее, быстрее и вдруг побежал, только пятки засверкали.

Поле боя осталось за нами. Мы поздравили главного организатора блестящей победы Вади­ма и приступили к приготовлению ужина. Вернее сказать, он с Алексеем и стал готовить ужин.

По случаю первого успешного контакта с бурым на ужин подали макароны с тушенкой и грибы. К грибам прилагалось 50 г для чествования героев. Жалко, что только 50, так как после захода солнца стало холодно, и даже очень.

Около 23 часов все легли спать в прекрасном расположении духа. Стефания назначила подъем в 8.30. Это, главным образом, касалось меня, так как в походных условиях утренняя побудка была главной моей общественной обязанностью.

22 августа (четверг). Медведица.

В 7.15 Алексею приспичило вылезти из палатки. При этом он неосторожно наступил на меня, поэтому я зафиксировал время. Выйдя наружу, Алексей стал с кем-то громко говорить. Прислушал­ся. Собеседником оказался Вячеслав. Они хором чем-то восхищались. В результате проснулись все.

  1. Что там у вас? - спросила Стефания.

  2. Стефания, вылезай, - крикнул Алексей.

Стефания, не долго думая, выбралась из спальника и покинула палатку. Я бы еще подремал, но при таком раскладе (неудобно перед товарищами) вынужден был вылезти на свежий воздух тоже.

Воздух и в самом деле свежий. Небо безоблачно, солнце, но прохладно. Ночью был крепкий заморозок. Теневые части палатки, а также кусты трава и мох, куда не попадали лучи солнца, покрыты инеем. Это и восхитило наших «жаворонков». Моя постиранная вчера футболка превра­тилась в кусок льда, который даже и не гнулся. Переложил все вещи на солнце. Кстати, ягоды после мороза стали слаще, но уже опадают при малейшем прикосновении.

В 8.20 разбудили Вадима. Он вылез хмурый и в шуточной форме попросил впредь до подъе­ма не орать, восторги выражать сдержанно, про себя. В этом плане я с ним солидарен, так как ничего нет лучше крепкого здорового утреннего сна.

Позавтракали. Слава и я воспользовались спутниковым телефоном и позвонили домой. Дома все в порядке.

Постепенно теплеет. Мы распаковали и надули две резиновые лодки ЛАС-5. Упаковали вещи и продукты в непромокаемые мешки. Отнесли все к речке!

Начался довольно забавный момент. Как рассаживаться, кто с кем поплывет. Стефания спросила:

  1. Какие пожелания?

  2. Все равно, - ответили мы и продолжали стоять у лодок. Тут часть людей лукавила. Далеко не все равно. Мы, конечно, уже сдружились, и никакого антагонизма в коллективе не было. Но старые приятели Вадим и Слава предпочитали и далее держаться вместе. Алексей утром намекнул о желании плыть со мной.

  3. И мне все равно, — сказала Стефания. И тоже немного слукавила, как выяснилось чуть позже. По ее мнению Вячеслав должен был не грести, а только снимать. Мы оказались в органи­зационном кризисе.

  4. Кто-нибудь может дать четкую команду? - спросил я.

Все посмотрели на Стефанию. Она, как руководитель, могла решить вопрос в приказном порядке, но, как мудрый руководитель, не стала этого делать. В маленьком коллективе очень важно, чтобы каждый чувствовал себя в эмоциональном плане комфортно. Некоторое время ушло на выяс­нение достоинств и недостатков разных вариантов рассадок. Кто-то даже вспомнил бессмертные слова Крылова: «А вы, друзья, как ни садитесь...».

В конце концов, Вадим сказал:

- Тут сейчас мелко, постоянные перекаты. В лодке надо сидеть только одному человеку, а
другие пойдут вдоль берега и будут помогать стаскивать с мелей. Посмотрим, что получится.
Пока дойдем до Угаткына, станет ясно, как рассесться.

Стефания согласилась с таким вариантом.

Вадим сделал из двух каячных весел одно байдарочное, сел в лодку и отчалил. Это случилось в 13 часов. Слава снял первые метры сплава. Через 50 м лодка села на мель, и Вячеслав поспешил своему другу на помощь. Мы со Стефанией единодушно вручили весла Алексею (он тоже сделал из двух каячных одно байдарочное), спихнули его в воду и пошли к перекату. Речка оказалась не такая

уж мелкая. Попытались плыть на лодках в полном составе. Получи­лось. ЛАСы чиркали резиной о дно, но не застревали. Камни в речке ока­танные, без острых граней, поэтому проколов мы не боялись. Желания Вадима и Алексея исполнились, в результате мы расселись по палаточ­ному принципу: кто вместе живет, вместе и плывет.

Так как в гребле задействован один человек (надо лишь подгребать, чтобы лодку не разворачивало), Слава свободен и занимается фото­графированием. Мы со Стефанией тоже фотографируем и болтаем на светские темы. Алексей гребет. Солнце греет, очень тепло.

Река течет быстро, но средняя наша скорость небольшая. Перекаты сменяются омутами с глубинами более 2-х м. Течение тут небольшое, а ветер встречный, тормозит. В глубоких местах по дну мечутся серые тени.

- Рыба! Здесь есть рыба! - обрадовался Алексей

За 3 часа проплыли 12 км и вышли к реке Угаткын. Поток воды сильный, река многоводная. Пристали к берегу, пообедали.

В 17 продолжили сплав. Скорость движения заметно возросла. Река идет между высоких скалистых гор, непреодолимых мелей нет, почти все перекаты со стоячими волнами, при их прохождении брызги летят во все стороны. Слава все время снимает.

Стефании скучно сидеть без дела. На обеде мы разобрали байдарочное весло и опять сделали два каячных. Теперь Стефания и Алексей гребут вместе, каждый со своего борта. Получается очень слаженно. Лишь несколько раз натыкались на камни, и то без последствий. Я сижу впереди и изобра­жаю носовую фигуру. Время от времени тыкаю пальцем, куда, по моему мнению, следует плыть.

Горы по обоим берегам очень живописные. Одна, к примеру, напоминает огромную лапу с когтями. Цвет камней - самый различный. Среди гальки встречается много разноцветной яшмы и кварцита.

К концу дня горы справа и слева подошли к самой реке, мы вошли в ущелье. Мощь воды ощущается, поток бурлит, но скорость движения возросла не существенно. Река сделала поворот на 90°. На правом берегу открылся пляж с большим количеством выкорчеванных кустов, вполне пригодных на дрова. Решили остановиться, и время уже 20 часов.

Мне, правда, больше нравился левый берег, но Вадим авторитетно забраковал его:

- Много открытого пространства, могут придти звери.

На карте легко определили свое положение. Наши координаты 67°40'N 171 °23'Е. Место удачное, вокруг горы, много ягод. Напротив нас течет ручей Угловатый, долина которого выходит к другой большой реке, текущей параллельно Угаткыну. Эта долина абсолютно ровная и плоская:

на 15 км длины перепады высот составляет всего 40 м.

Алексей пытался найти грибы, но их не было.

На галечном пляже отыскали несколько песчаных пятачков, где и поставили палатки. Се­годня прошли очень много. Сделали двойную норму. Перед ужином Стефания обсудила со мной дальнейший план похода, возможные корректировки по времени и сформулировала просьбы к Д.Ш. по организации нашего вывоза в Певек.

В 21.30 сели ужинать. Посреди трапезы Вадим прищурился и то ли сказал, то ли спросил:

- Не пойму, опять медведь что ли. Да, точно! И не один!

На другом берегу, который мне понравился для стоянки, спускались к реке медведица с медвежонком.

- Прямо зоопарк под открытым небом, - сказал Слава. - Каждый день на ужин медведи
приходят.

С этими словами Вячеслав оставил недоеденную тарелку, взял фотоаппарат, две видеокамеры и пошел снимать натуру.

Медвежонок беззаботно прыгал, резвился, кушал ягоды. Его мать вела себя более осторожно. Увидев (или учуяв) нас, она подошла к реке и долго смотрела на палатки, видимо, оценивая степень опасности. Мы смирно сидели и продолжали ужинать, не кричали, не делали резких движений. Медведица удовлетворилась увиденным и, приняв такое соседство, присоединилась к малышу. Они находились в 130 м от лагеря. Время от времени медведица посматривала то на детеныша, то на нас. Мы не меняли своего положения, и она успокаивалась.

Постепенно они уходили вверх по реке. Но даже в сумерках (22.30) можно было видеть их силуэты. Мы проследили уход медведей. На нашей стороне тоже много ягод, и была опасность, что звери захотят переправиться.

Слава вернулся к прерванному остывшему ужину. Вадим в продолжение медвежьей темы рассказал о личной встрече с косолапым в дремучих лесах Архангельской области.

Словом, ужин удался.

На небе появились облака, но не так холодно, как вчера.

Перед сном Стефания позвонила Д.Ш. по поводу окончания сплава, программы в Певеке и вылета в Москву. Некоторые вопросы прояснились. Ирина Горячева, бывшая супруга нашего водителя Сергея Горячева, нашла нам в Певеке бесплатную квартиру. Самолет на Москву улетает 4 сентября.

Около полуночи легли спать.
27 августа (вторник). Ожидание.

Проснулись в 8 часов. Стефания писала, остальные дремали. В 9 часов начался массовый вылаз из палаток. Прохладно, облаков почти нет, ярко светит солнце. Вдали горы покрылись снегом.

Вынесли вещи на просушку. Все собрали, кроме одной палатки.

Весь день ждали машину, от лагеря не отлучались. На небе переменная облачность. Дождя не было, комаров тоже.

Слава все утро прикармливал евражку орехами и курагой, потом снимал его.

Позвонили Д.Ш. Спросили телефон Чопика. Он дал телефон и.о. начальника департамента культуры в Певеке Горенштейна Леонида Эдуардовича. Созвонились с ним. Горенштейн заверил, что все идет по плану, но машины следует ожидать только поздно вечером.

Пообедали. После обеда Слава и Алексей пошли на другую сторону рукава смотреть волков, следы которых в изобилии присутствовали вокруг лагеря. Мы со Стефанией решили прогуляться по дороге вдоль ЛЭП. Здесь тоже много следов оленей и волков. Через 2 км уткнулись в ручей. В поисках брода углубились в тундру. Из под ног стали вылетать тетерева, 8 птиц, я даже испугался. В начале 9-го вечера вернулись.

Вадим развел костер и приготовил ужин. Поставили вторую палатку.

Темнеет. Машин нет. Позвонили Горенштейну:

- Новой информации нет. Но вы не волнуйтесь. Машины вышли и пробиваются к вам. До вас

нелегко добраться. Реки после дождей разлились, к тому же начался максимальный прилив, так что многие броды теперь непроходимы.

Я поблагодарил за информацию и не стал выяснять, о каких приливах за полторы сотни км от моря идет речь. По поводу рек нам ситуация тоже понятна: уровень воды в Угаткыне постоянно снижается. Мы поставили контрольные метки и следим за ними.

В 21 час подошли Слава и Вадим. Они видели следы волчат и медведя. Вновь начались рассказы и воспоминания. Слава поведал о совместных поездках с известной тележурналисткой Еленой Масюк. Та любит покушать, и в связи с этим постоянно попадает в разные забавные ситу­ации.

Поужинали: картошка, рыбные консервы, лук, чеснок, чай со сгущенкой (сахар кончился). На природе все вкусно.

Видимо, наши искатели потревожили логово, хотя и не видели его. Сегодня впервые слышали вой волков.

Закат необычайно красочный. Надо полагать, завтра будет хорошая погода. К вечеру сильно похолодало.

В 22 часа залез в спальный мешок. Перед сном Стефания, Алексей и я писали дневнки.

1 сентября (воскресенье). Пегтымель.

Встали в 5 утра. Подготовили одну лодку, термоса с кипятком и продукты. За окном сильный ветер.

В 6 утра подъехал УРАЛ-вахтовка и Чопик.

Ехали без приключений. В 8.20 проехали Комсомольский. Видели лису, куропаток, оленей. Дорога после Комсомольского в плохом состоянии, ручьи размыли ее. В 10.30 форсировали крупную реку Кувеем.

В 12.10 подъехали к реке Пегтымель. Машина остановилась на самом берегу реки. Река на этом участке имеет 3 рукава и заводь. Другой берег высокий, обрывистый. Вертикальные скалы идут вдоль реки на протяжении 1,5 км. Там должны быть петроглифы.

На лодке переправились на другой берег. Ветер умеренный, но не сильный. Переменная облачность.

В течение 3-х часов ползали по склонам, искали наскальные рисунки. Хорошо видимые рисунки нашли только в одном месте. На граните выцарапаны и выщелочены олени, лодка с людьми, кит, человек и еще что-то. Рядом нашли другой набор рисунков - два оленя, корабль, птица.

Определили по GPS координаты места: 69°32,5'N 174°31 'Е.

Мне было особенно интересно увидеть изображение «грибовидного» человека. Некоторые ненормальные псевдоученые принимали их за инопланетян, у которых над головой антенный комплекс. На самом деле, над головой изображен мухомор. Чукчи употребляли его в пищу для опьянения и впадения в транс. По­добные факты можно наблюдать в тундре и сегодня. В незначительных дозах мухомор является сильным транквилизатором: пропадает чувство страха, боль, значительно усиливает­ся физическая сила и выносливость. Любопытно, что у принявшего мухо­мор человека возникает ощущение физического отсутствия головы.

Рядом с одним из рисунков древнего человека современный гу­маноид продемонстрировал свою гра­мотность: «Ларик Г. Саша А. 1995 г. Красноармейский». Знали, подлецы, что делают пакость, фамилии побоя­лись выцарапать.

Нам говорили, что тут полно петроглифов. Но мы больше не на­шли. Видели еще какие-то выбоины без подкраски.

В 15.15 переплыли реку назад. При посадке в лодку Стефания осту­пилась и упала в воду. Она была в своем резиновом костюме, поэтому не промокла.

Лодку поставили на просушку, сами сели обедать. В 17 часов трону­лись в Певек.

По дороге пели русские народ­ные песни. Потом Вадим вспоминал свои походы в Карелию и хвалил красоту русского европейского севера.

В 23 часа прибыли в Певек. Погода совсем другая: очень сильный южный ветер (сильнее утреннего). Попрощались с Чопиком. Я заполнил путевку и расписался за 1 7 часов ис­пользования машины (соответствует действительности).

С Вадимом и Алексеем пошли по магазинам, но работал только один. Купили 2 пакета молока, торт, печенье, бутылку.

В 24 часа сели пить чай с мо­локом, потом смотрели телевизор.

Ветер за окном не утихал.

После часа ночи легли спать.

Не успел я открыть рот, как Стефания выпалила:

- Сто, разумеется.

Горенштейн прекратил на время набор номера, посмотрел на Стефанию с уважением, потом рассмеялся.

- Шутка хорошая. Я, конечно, вопрос сформулировал некорректно.

После переговоров с комунхозом на языке Эзопа подвели итог - 8000 рублей. Это нас вполне устраивало.

  1. Мы можем передать деньги через вас?

  2. Конечно. - Он взял со стола конверт и протянул Стефании. - Положите ваши деньги сюда. Не хочу даже дотрагиваться до них. Это не мой бизнес!

Мы немного подивились такому театрализму, но решили, что работникам культуры положено устраивать подобные представления.

Напоследок спросили, где краеведческий музей. Оказалось, в соседнем доме, но сегодня он не работает. Будет открыт завтра с 11 часов.

Прошлись по магазинам, посмотрели сувениры в магазине «Эдельвейс» и вернулись домой. Смотрели видео.

В 13 с минутами вышли на прогулку. Дошли до моря, потом заглянули на почту. Алексей позвонил домой. Я поинтересовался:

  1. Зачем звонишь? Завтра будешь в Москве.

  2. Как зачем? Меня спросят: откуда? Отвечу: из Певека с Чукотки. Родителям приятно, что их сын путешествует в таком экзотическом месте. К вечеру об этом будет знать весь поселок.

Зашли в «Эдельвейс», купили сувениры. В авиакассах спросили о времени прибытия в Домодедово.

- По расписанию в 19, реально - в 20 часов. В Певекском аэропорту мало грузчиков, самолет
долго разгружают. Обычно вылет задерживается на час, соответственно задерживается и прилет.

Еда быстрого приготовления поднадоела. Зашли в кафе «Эдельвейс». Оно сегодня не работает. Нам порекомендовали «Ромашку». Это рядом с нашим домом, но с другой стороны.

«Ромашка» оказалась весьма приличным заведением. Готовят вкусно и не дорого. Полный обед с десертом на 5 человек обошелся в 650 рублей. Здесь, в кафе, нас нашел Чопик. Он опять потащил Славу на местное телевидение переписывать кассету (в прошлый раз у них не получилось). Стефа­ния присоединилась к ним. Чопик завтра организует соленого гольца по 60 рублей за кг. Качество гарантировано.

Мы с Вадимом вернулись домой и уложили все общественные вещи (в том числе обе лодки) в один большой прорезиненный мешок. Потом он включил телевизор, я уселся за дневник.

Погода на улице улучшается. Ветер теплый, стихает. Солнечно.

Через час пришли наши. Стефания посмотрела студию, погуляла, купила на вечер торт. Села писать. Слава и Вадим отправились на сопку снимать город. Алексей решил просто погулять, возможно, присоединиться к фотографам.

Около 18 часов ввалился возбужденный Алексей.

-За мной гналась милиция! Меня поймали!

- Господи, что ты успел натворить?

- Там по сопке гуляет белый медведь. Такой, очень большой медведь. Милиция все отцепила.
Наши идут прямо на него, метрах в 300-х. Я шел к ним, но приехал милицейский УАЗик, меня на

ходу втащили в машину и свезли вниз. Наши остались там.

Он схватил мою подзорную трубу и убежал смотреть развязку.

Через полчаса раздался звонок в дверь. Вошел водитель Чопика. Я думал, за нами. Василий Константинович намекал про баню в последний день, но сегодня в «Ромашке» прямого предложения не сделал. Однако, баня водителя интересовала меньше всего.

- Медведь в городе. Где Слава?

Водитель Чопика почему-то особенно проникся к Вячеславу. Прямо игра слов «ОН ТЯНЕТСЯ К СЛАВЕ».

Пришлось его огорчить:

  1. Думаю на месте событий. Или на местном телевидении.

  2. Поехали!

Мы со Стефанией сели в машину и отправились искать Славу. Побывали на почте, потом на телевидении. Местный «Киселев» сказал, что двое забегали, взяли камеру и ушли к зверю. Поехали на верхнюю дорогу, ближайшую к сопке. Медведь был на сопке, почти на самом верху. Это далеко, километра 2 от нас. Я пожалел, что отдал трубу Алексею. Невооруженным глазом можно было видеть только белую точку.

Водитель попросил у кого-то 10-кратный бинокль. Теперь стало видно хорошо. Среди камней лежал и посматривал вниз огромный белый медведь. Видят они плохо, скорее всего, он чувствовал запахи. Странно, запах города отпугивает зверей, а тут наоборот. Медведь полежал, поднялся, сделал два десятка шагов, потыкал мордой в землю и опять лег. Дальше держать чужой бинокль было неудобно. На этом мои наблюдения за хозяином Арктики окончились.

Вся территория отцеплена милицией, на сопку не пускают. У подножья собралось много народа, сотен пять, если не больше.

Мы вернулись домой. В 19.30 пришел Алексей, а еще через 20 минут - остальные. Вадим и Слава были от медведя в 150 м и не видели его. К счастью или к огорчению - никто не знает.

Склон сопки спускается террасами, выпуклость закрыла животное. Они видели массу людей, милицию, которая им махала. Потом среди стоящих глазастые ребята узрели Алексея. Они решили, что приехал Чопик насчет бани, и Алексея послали за ними. (Почему Алексей пошел за ними с милицией и толпой - не подумали).

В 20 часов совсем нежданный визит. Пришел мужик, который имеет домик на озере Эльгыгыт-кын. Он интересовался: цел ли дом и не растащили ли звери продукты. Медведи часто балуют. Мы его не успокоили: дом видели, а что в нем - не знаем. Мужик быстро ушел. Осталось впечатление, что на самом деле цель визита заключалась в чем-то другом.

Стефания позвонила в Москву Д.Ш., сообщила о времени прилета.

Посмотрели кино и в начале десятого вечера сели ужинать. Зашла на чай Ирина Горячева. Неожиданно у меня разболелся живот и сильно. Пришлось пару раз покинуть стол и принять таблетки.

После посиделок легли в спальники и смотрели видео лежа. Около часа все уснули. Живот давал о себе знать до утра.