microbik.ru
1
Игры, в которые мы играем, или Почему возникают и как проходят школьные конфликты*
В. Ольшанский, профессор, Н. Волжская, зам. директора по экспериментальной работе школы № 818 г. Москвы

Любой конфликт имеет личностную подоплеку, в его основе всегда лежат ценности и цели оппонентов. Так, например, в школе нередко причиной столкновений становятся попытки некоторых педагогов утвердить собственную самооценку путем дискредитации окружающих. И здесь вступает в действие так называемый «личностный ресурс оппонента». Под этим термином имеется в виду готовность человека изменить сложившееся представление о себе. Оппонент с завышенной самооценкой выбирает наступательную стратегию, с заниженной - оборонительную, где арсенал средств гораздо беднее. Нередки проявления страха, чувства безнадежности, в итоге - большая уязвимость в конфликте.
Первой психологической предпосылкой зарождения конфликтной ситуации является возникающее у одного из участников ощущение опасности, угрозы. Скажем, он почувствовал, что проблематичным стало его право занимать определенную позицию, уменьшился приток ресурсов, обеспечивающих функционирование его в данной роли, и вообще вся ситуация стала неопределенной. Вот тогда-то он может попытаться повлиять на руководство, которое, по его мнению, не выполняет свои обещания, какими-то действиями. Например, подать заявление об уходе, либо продемонстрировать усиление собственных ресурсов, или выждать удобный момент. Здесь возможны риск, принуждение, ложные маневры и даже дезинформация.

Недовольство чаще всего прорывается в каком-то инциденте. Скажем, педагог допустил грубые выражения в адрес администрации. В ответ последовали санкции. Эти действия обсуждаются в неформальной обстановке. Проявляется групповая солидарность и возникает оппозиция, которая борется за справедливость. Формулируются требования и определяется адресат. Если не удается достигнуть компромисса, администрация находит способ избавиться от «зачинщиков» - применяет силу, и конфликт уходит в подполье, однако всегда может вырваться наружу.

Люди склонны по-разному относиться к конфликтам. Английские ученые К. Томас и К. Хильмен предложили модель, построенную на пересечении ортогональных осей: активность - пассивность и склонность принимать во внимание только собственные интересы или же и интересы оппонента (см. табл. 1).
Таблица 1.

Типы поведения индивида в межличностных конфликтах


Наименьшую склонность к конфликтам обнаруживают люди уживчивые, склонные к сотрудничеству. А наибольшую, естественно, неуживчивые, подозрительные, обидчивые, импульсивные.
Способы манипуляции

Систематическое изучение природы конфликтов началось в пятидесятые-шестидесятые годы с применения теории игр. В этой теории выделяются два класса: игры с нулевой суммой (один выигрывает столько, сколько проигрывает другой) и игры с ненулевой суммой, предоставляющие возможность как конкурентного, так и кооперативного поведения.

Основатель трансакционного анализа Э. Берн** указал на существование целого класса игр, цель которых не имитировать реальность, но создать специфическую (не подлинную, театрализованную, обманчивую) реальность, позволяющую обыгрывать окружающих. Эти игры, являющиеся способом манипуляции, препятствуют становлению честных, доверительных и откровенных взаимоотношений, отнимают много сил и материальных ресурсов. Но люди играют в них, поскольку благодаря им привлекают к себе внимание, сохраняют привычный уровень самоуважения. Каждый человек имеет свой жизненный сценарий, модель которого намечается в годы раннего детства. При разрешении любого конфликта важно найти скрытый смысл межличностных взаимодействий в семейном, педагогическом или ученическом коллективе, распознать мотивы своих собственных действий и поведения окружающих.

Вот один из сценариев, который, сами того не осознавая, всю жизнь проигрывают многие люди. Игра называется: «Ну что, попался, негодяй?» В классическом виде она наблюдается во время карточной игры, когда «водящий» игрок получает вдруг самые лучшие карты, например четыре туза. Но его волнует не предстоящая хорошая игра, даже не крупный выигрыш, но тот факт, что партнер теперь всецело в его власти. В зависимости от ситуации он найдет способ унизить его, доказывая тем самым самому себе и другим собственное величие. Этот игрок, делает вывод Э. Берн, «воспользовался тривиальным, хотя и социально приемлемым способом - чтобы дать волю ярости, накопившейся за многие годы, и излить ее на своего оппонента».

Знакомая ситуация, не правда ли? Каждый, наверное, встречал в своей жизни воспитателя, который в глубине души был в восторге от проступка ребенка. Почему? Да потому, что тот предоставлял ему возможность извлечь максимальное удовлетворение. Во-первых, найти внутреннее психологическое оправдание своей ярости, а во-вторых, избежать осознания собственных недостатков.

Родители и учителя, управляя поведением ребенка, глубоко убеждены, что они пекутся о его же благе. В этом они недалеко ушли от врача, который, обманывая больного, уверен, что избавляет его от лишних переживаний. Но во всех этих случаях манипулятор самолично устанавливает меру моральности своих действий. При этом он предполагает (и часто не без оснований), что его партнер (у учителя - ученик) ведет ответную игру - тоже пытается им манипулировать, так что в нравственном смысле они равны. Перед многими учителями нравственные проблемы вообще не возникают, поскольку они считают манипулятивное поведение вполне естественным и единственно возможным.

Вот еще одна распространенная игра - «Меня рвут на части». Так, учительница охотно берет на себя много поручений только потому, что ей очень не хочется исполнять свои прямые обязанности. При этом она может искренне верить, что просто «сгорает на работе».

Внимательные исследователи замечают, что психологические игры как способ самозащиты и обеспечения желательных привилегий практикуются и в служебных отношениях. В игре «Казанская сирота» используется целый ряд приемов: сотрудник держится подальше от руководства, чтобы потом иметь возможность сказать, что он был заброшен и им не руководили; заявляет, что ему не помогают - ни руководство, ни коллеги; ссылается на отсутствие прав: «никто меня слушать не хочет»; указывает на непосильность задачи («Я не профессор, академий не кончал», «Я - слабая женщина» ). И может напроситься на грубость или спровоцировать незаконные действия, что даст возможность занять позицию обиженного и избавиться от служебного контроля. Наконец, может прослыть дураком и вызывать искреннее сочувствие.
Как предугадать ход партнера?

Чтобы принять верное решение в конфликте, нужно чувствовать своего партнера, уметь предугадать, какой ход он сделает.

Вот что показали результаты одного эксперимента. Первой группе испытуемых сообщили, что они будут играть с компьютером. Другая же группа считала, что ее партнером является человек. Фактически же в обоих случаях другим игроком был экспериментатор, который по телефону передавал обеим группам совершенно одинаковую информацию. Результат был поразительный: несмотря на одинаковость действий «партнера», в ситуации «оппонент - человек» 39 процентов всех выборов, сделанных испытуемыми, были кооперативными, а в ситуации «оппонент - машина» - лишь 20. (Может быть, этот факт стоит использовать в дискуссии о переходе на «машинное обучение» в школах.)

Почему испытуемые предпочли иметь дело с живым человеком? Вероятно, где-то в подсознании существует уверенность, что в отличие от машины другой человек способен сочувствовать, щадить самолюбие, уважать чувство собственного достоинства. На этих ожиданиях основан выбор «доверия». Однако жизненный опыт подсказывает, что, если субъект раскроется, его легко смогут поранить - не столько физически, сколько морально. Поскольку ясна причина, понятен и рецепт: нужно создать у него ощущение безопасности, дать понять, что ему ничто не угрожает.

К сожалению, нередко конфликт возникает из-за неправильного понимания педагогом поступков учащихся и их взаимоотношений. Ученица зачиталась на уроке, не слышала, как ее вызывают к доске. Когда вышла отвечать, класс засмеялся. Учитель приписал причину смеха тому, что она якобы сказала нечто по его адресу, и вместо того, чтобы выяснить причину, начал мстить. Пришлось девочке переводиться в другую школу.

Как правило, ученики и учителя по-разному понимают, что такое «конфликт». Для учеников становится конфликтом любое действие педагога, вызывающее дискомфорт. Поэтому частота конфликтов, по мнению школьников, выше, чем по мнению учителей. Школьники не всегда понимают, за что их ругают, и склонны обвинять учителя в предвзятом отношении. Интересно, что действия учителя воспринимаются по-разному учащимися с разным уровнем воспитанности. Дети из более благополучных классов чаще жалуются на крик, хотя учителя там реже повышают голос. Существует некий «порог оскорбления» - чем выше уровень воспитанности человека, тем чаще агрессивные действия другого человека вызывают негодование и обиду.

Серию исследований на этот счет провел известный экспериментатор М. Дойтч. Он показал, что доверительный выбор обусловлен: а) субъективной ценностью потенциальных наград и потерь, связанных с каждым выбором; б) мнением субъекта о намерениях оппонента; в) мнением индивида о нормах, управляющих его собственным поведением. Общая тенденция сводится к тому, что недоверчивые и ненадежные люди чаще всего ожидают эксплуататорского поведения от других; тогда как люди доверчивые и заслуживающие доверия ожидают соответствующего поведения и от оппонента.

Мудрость руководителя, в частности, заключается в том, чтобы найти ту награду, которая важна именно для этого человека. Для одного педагога важна запись в трудовой книжке, для другого существеннее повышение квалификационной категории. Иногда достаточно провести вдумчивый анализ проведенного учителем мероприятия - урока, семинара, школьного вечера - и, несмотря на неизбежную критику, весомой наградой для педагога будет просто внимание администрации к его личности.
Опыт, влияющий на будущее поведение

Учитель - представитель общества, эталон его требований. И по каким-то неуловимым для постороннего наблюдателя признакам учащиеся определяют линию поведения педагога, узнают, как можно или нельзя вести себя с ним. Они проверяют выдержку, находчивость, хладнокровие, осведомленность, настойчивость.

В одной из школ произошел такой случай. Десятый класс ушел с урока литературы. Учащиеся требовали заменить учителя. Завуч подтвердил, что квалификация педагога действительно низкая, но вот беда - заменить его некем. Поскольку до конца учебного года осталось всего два месяца, он уговорил учеников: дотерпите! Они вернулись на урок, но на этот раз вести занятия отказался уже учитель. Он потребовал наказания зачинщиков и публичного извинения всего класса. Педсовет и родители вновь убедили детей, и те послушно извинились. Исчерпан ли конфликт?

Конфликтная ситуация в данном случае была создана руководством школы, которое направило в старшие классы неквалифицированного учителя. Но она не была устранена, и конфликт превратился в латентный. При этом учитель подменил объект конфликта - им стала не собственная низкая квалификация, а право учащихся судить учителей. Ранг школьников был принижен до нулевого («нарушители дисциплины»), а ранг педагога поднят до максимального («представляет учительство»).

В результате каждого конфликта его участники получают опыт, влияющий на будущее поведение. В лучшем случае кто-то из них научится вставать в позицию оппонента, понимать его мотивы и тем самым выработает способность пересматривать свою позицию, цели и средства. Возможны и изменения в педколлективе: старшеклассники получат право сомневаться в компетентности учителей, а это вынудит последних повышать квалификацию. Однако в данном конкретном случае был дан одним учащимся урок безответственного отношения к своим обязанностям и прямого обмана, другим - опыт приспособленчества. Педагогический коллектив не сделал выводов о необходимости четких требований к каждому учителю.

Сплошь и рядом конфликтная ситуация между педагогами и учащимися возникает из-за оценки - справедливой по мнению учителя, и вовсе не справедливой по мнению ученика. Не исключено, что они оценивают разные вещи: для учителя оценка - отражение успехов обучаемого в выполнении определенного задания, для ученика - это оценка его как личности. Это отношение к нему учителя, его положение в системе внутриклассных отношений. Всякий человек стремится сохранить или повысить свой статус.

Большинство подростков считает, что в случае несогласия с оценкой учителя не следует отстаивать свое мнение. Вот так и формируется низкая самооценка, пропадает желание учиться, а причину видят в предвзятости педагога и в его неумении объяснить материал.

Ведь страх отгораживает ребенка от взрослого, но не учит ограничивать желания, а лишь пробуждает желание впредь не попадаться. Если исчезнет страх, то во многих случаях будет утрачен и мотив поведения.

Педагогам следует использовать психологические последствия конфликта для развития личности. Исключить одностороннюю ответственность за развитие конфликта, не искать виновного, но объяснить, почему тот или иной человек участвует в столкновении. Надо быть в какой-то степени нейтральным по отношению к каждой из сторон, но «нейтралитет» этот должен не быть созерцательным, а нести в себе активную помощь конфликтующим. К сожалению, при большом разнообразии способов поведения во время конфликта учителя отдают предпочтение наказаниям и нажиму, реже пытаются понять и переубедить (хотя признают это необходимым). И очень редко обращаются к школьникам за поддержкой своей позиции.

Что хотелось бы порекомендовать педагогам?

Прежде всего - постоянно знакомить учащихся с нормами оценок устных и письменных работ. Во-вторых, практиковать оценивание работы на уроке одноклассниками и самооценку учащегося. В-третьих, чаше использовать для оценки знаний учащихся тестирование и рейтинговые контрольные работы. В-четвертых, в отношениях с учащимися учитывать психологические особенности подросткового и юношеского возраста, чаще практиковать методы убеждения и поощрения, реже - наказания.

Ненасильственная тактика разрешения конфликтов между педагогами и учениками требует от учителя умения контролировать себя, быть объективным. Не приписывать ученику свое понимание его позиции, признавать его как личность менее защищенную, но не менее достойную. Открыто выражать свою точку зрения, быть готовым к ее обсуждению, углублять взаимопонимание, доверительность отношений. Активно стремиться к взаимоприемлемому разрешению конфликта, при этом дать возможность ученику «сохранить лицо», даже если он не прав. Перечень можно значительно расширить.
Как разделить апельсин?

Задача руководителя заключается не в том, чтобы устранить все конфликты, а в том, чтобы сделать их продуктивными. Как этого добиться? Есть множество способов. Среди них имеются самые элементарные. Помните, как, например, Старик Хоттабыч, наблюдая футбольный матч, предложил дать каждому из двадцати двух игроков по мячу, дабы они не суетились и не нападали друг на друга. В жизни, конечно, все гораздо сложнее.

Чтобы воздействовать на конфликт, надо выяснить поведение и мотивы его участников, постараться каким-то образом изменить мотивацию и переориентировать враждующие стороны, поставив перед ними общую цель. Помните случай в летнем лагере, описанный американским исследователем М. Шерифом? Два враждующих отряда подростков помирились, когда им вместе пришлось чинить специально испорченный воспитателями водопровод.

Разумеется, перечисленными методами не исчерпываются все возможности. Есть такая притча. Две сестры решили разделить апельсин. Делили по справедливости, то есть пополам. Поделили, а потом поссорились. Из-за чего? Да потому, что одна решила съесть свою долю, и ее интересовала только мякоть плода, кожуру же она просто выбросила. А вот вторая сестра собиралась испечь торт, и ее интересовала именно кожура. Как видите, произошло столкновение интересов, что и породило конфликт. Самое же разумное в разрешении спора - это суметь примирить интересы. Как это сделать? Вот пример. Идет педсовет. Одним педагогам душно, и они требуют открыть окно. Другие, напротив, боясь сквозняка и простуды, категорически возражают. Назревает конфликт. И тогда директор школы широко отрывает окно в соседней комнате - оттуда пошел свежий воздух, но не было никакого сквозняка.

Анализируя интересы, можно увидеть взаимоприемлемую альтернативу. Наиболее сильные интересы - это безопасность, благосостояние, принадлежность, признание, распоряжение собственной жизнью. К тому же каждый участник конфликта преследует двойной интерес: относительно существа дела и взаимоотношений между партнерами. Поэтому следует говорить о проблеме твердо. А вот о взаимоотношениях мягко. Рекомендуется проявить внимание к оппоненту. Спросить: «Верно ли я понял, что...» Проявить сочувствие: «Представляю себе, как вы восприняли...» Разумеется, нельзя соглашаться со всем, а главное - уделять внимание не позициям, а интересам.

Иногда рекомендации обретают форму афоризмов: «уважение и приветливость - валюта переговоров», «отдай то, что тебе дешево, а ему дорого», «ищи не самую выгодную, а наименее вредную альтернативу».
Рекомендуемые методики

Однажды родители малышей, посещающих детский сад, стали замечать, что их потомки катастрофически худеют, хотя питание вполне отвечало физиологическим нормам. А причина оказалась в том, что в столовой детей рассаживали по четыре человека за столик, не считаясь с их желаниями, и рядом оказывались явно не симпатизирующие друг другу люди, так что и «кусок не шел в горло».

Этим случаем заинтересовался известный психолог Дж. Морено, разработавший систему социометрического тестирования. В нашей стране наиболее обстоятельно (и применительно к школе) ее развил Я. Л. Коломинский***. Например, он рекомендовал тест «Поздравь товарища». Вот как он проходит. Каждый в классе получает по три поздравительные открытки. Потом все выходят из класса и заходят туда по одному, сменяя друг друга. Открытки кладутся на те столы, за которыми сидят одноклассники, которых хотят поздравить. Когда все выполнили задание, классный руководитель может один войти в помещение и собрать открытки. Станет ясно, кто пользуется признанием и популярностью, а кто и обойден вниманием, не получив ни одного поздравления. На них педагогу и следует обратить особое внимание, поскольку эти школьники - носители по крайней мере внутриличностного конфликта!

Действенным способом диагностики и предотвращения конфликтов являются анкетные опросы. Например, при исследовании школ одного из московских районов в анкету был включен вопрос об отношении школьников к педагогам: «В вашей школе учителя: а) обычные люди, такие же, как все другие; б) отличаются любовью к детям, способностью понять другого человека; в) они любят только самих себя, ученики их постоянно раздражают». Этому вопросу соответствовали такие: «Конфликты с учителем и администрацией школы чаще всего возникают по поводу: а) моего поведения в школе; б) моего внешнего вида; в) моего поведения вне школы; г) профобразования; д) моей неподготовленности к уроку; е) по существу излагаемого материала; ж) несправедливой оценки; з) несправедливости в отношении к другим ребятам.

В той же анкете задавались вопросы: «Конфликты с кем-то из учеников возникают чаще всего по поводу: а) отношения к учебе; б) отношения к общественной работе; в) отношения к неформальным объединениям молодежи; г) разного социального положения (происхождение, доход, жилищные условия); д) национальности; е) ухаживания, соперничества, ревности; ж) неоправданной жестокости; з)оскорбления личного достоинства; и) неправильного отношения к другому человеку».

Специальный вопрос касался специфики поведения: «Каким способом вы обычно предпочитаете разрешать конфликты: а) добиваюсь победы во что бы то ни стало, любыми средствами; б) ограничиваю себя в соответствии с правилами поведения школьника; в) пытаюсь достигнуть компромисса; г) получается так, что я вынужден уступать; д) стараюсь не конфликтовать, а понять позицию другой стороны; е) держусь подальше от людей, чтобы избежать конфликтов».

Обработка результатов содержала несколько нетрадиционных моментов. Так, например, часто в отчетах о подобного рода исследованиях суммируются содержащиеся в анкете упоминания, причем каждое оценивается в полный балл («признак»). В результате общая сумма оказывается больше числа опрошенных. Мы же присваивали каждому высказыванию определенную долю от одного балла: единственное упоминание получало полный балл, двойное - скажем, пункты «б» и «д» - по 0,5 балла, и т.д. Итоговая сумма оказывалась близка к ста процентам.

В анкете особо выяснялось: «Как часто у вас возникают конфликты?»

(См. табл.2.)
Таблица 2.

«Как часто у вас возникают конфликты?»


Аналогичные вопросы (разумеется, с учетом специфики их деятельности) задавались и учителям. Ответы показали, что наиболее часто возникает обида на «несоблюдение норм этикета». В индивидуальных беседах выяснилось, что педагоги относят в эту категорию самые разнообразные проступки: от «не здоровается» до «не убирает за собой посуду после совместного чаепития». При этом часто конфликт уходит внутрь, и учитель остается с обидой наедине.

Обсуждения результатов подобного исследования на педагогических советах и на классных собраниях позволяют оценить ситуацию в коллективе (детском или учительском) и наметить план конкретных действий по созданию комфортной обстановки в школе.
________________________________________

*Окончание. Начало см. в № 7.

**Э. Берн. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений; Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. Пер. с англ./
Общ.ред. М. С. Мацковского; Послеслов. Л. Г. Ионина и М. С. Мацковского. - М.,Прогресс, 1988.


***Коломинский Я. Л. Психология взаимоотношений в малых группах. Минск, 1978.

© Журнал «Директор школы», №9, 2000