microbik.ru
1 2 ... 9 10



Газета для русскоговорящих жителей Норвегии

«Russisk bulevard»  –  avis for russiskspråklige som bor i Norge

№ 5  (10 января 2004 г.) www.russia.no/rb


«Русский бульвар»


История
одной картины


700 русских военных моря-ков в Бергене двести четыре

года тому назад. стр
. 31

Иммигрант
в рабочем коллективе




Как не быть уволенным.

стр. 13

Каталог русской

общины стр. 29


Лирика. Александр Усков. Людмила

Арнтсен. Людмила Гладышко стр. 
20


c




РАЗВОД

Поверив в государственную политику защиты «русских жен», многие из женщин в конце концов оказываются в Норвегии

персонами «нон грата». стр. 9

Раиса Циркова, руководитель Норвежско-русского центра в Осло:

«Без работы невозможна никакая   интеграция, никакая достойная

  жизнь» стр. 5

Драмы с высылкой из Норвегии русских детей больше не повторятся

Со 2 декабря на территории Норвегии вступила в юридическую силу новая директива UDI. Теперь дети могут подавать на вос-соединение семьи, находясь в стране по туристической визе.

стр. 4

Книжное обозрение

 Новые книги о викингах на русском языке стр. 32


 А. Ливанова: «В новом «Большом норвежско-рус-

    ском словаре» В.П. Беркова вы найдете все то, что

    тщетно искали в словаре Аракина».

    Этот словарь ждали мы все! стр. 3435





А также: новости, переводы из норвежской
прессы, рассказы и истории от читателей

Слово редактора
о предварительным прогнозам, новый 2004 год в Норвегии обещает быть удачным. Даже поздравительная речь к норвежскому народу, из-за болезни короля Харальда впервые зачитанная с экранов телевизоров кронпринцем Хоконом, была воспринята общественным мнением как хороший знак. Экономисты обещают снижение уровня безработицы, понижение ренты и даже подешевление летних дач. Премьер-министр Норвегии Хьель Магне Бунневик в своем новогод-нем обращении к гражданам страны в числе важных государствен-ных проблем назвал «моббинг» на работе, что тоже является поводом для оптимизма: такие «проблемы» в норвежском обществе у большинства стран мира могут вызвать только зависть.

Немаловажным достижением политики своего кабинета Бунне-вик назвал 10 процентное снижение количества беженцев, приехав-ших в страну в 2003 году. А в следующем году премьер-министр пообещал пересмотреть ряд важных для обычных граждан законов, например, закон о пенсиях. Что касается политики интеграции иммигрантов в норвежское общество, то в этой области прави-тельству все еще предстоит серьезная работа.

Первый день нового 2004 года порадовал жителей Норвегии победой бергенца Курта Нильсена на всемирном конкурсе «Идол-2003». Телевизионная трансляция конкурса собрала у телевизоров рекордное количество зрителей — больше одного миллиона, что говорит о высоком чувстве патриотизма, солидарности и гордости норвежцев за свою страну.

А мы, русские, живущие в этой стране, в 2003 году получили другой, не менее ценный подарок: новый «Большой норвежско-русский словарь», за который наша сердечная благодарность его автору В.П. Беркову и всей команде лингвистов, работавшей над его созданием.

Редакция «Русского бульвара» желает всем русскоязычным жителям Норвегии в новом 2004 году удачи во всех начинаниях, смелости, упорства, хорошего настроения, оптимизма и, конечно же, любви и счастья!


важаемые читатели!

Газета «Русский бульвар» в 2004 году будет распространяться только по подписке. Стоимость полугодовой подписки (3 номера) ­— 90 крон.

Подписчики нашей газеты имеют право на размещение бесплатных частных объявлений.

Подписка оформляется следующим образом:
1. Переведите 90 крон на банковский счет 3624 57 51464
2. Сообщите в отдел подписки следующие сведения:
- номер счета, с которого вы перевели деньги
(для идентификации перевода);


- полный почтовый адрес, по которому доставлять газету;

- ваши имя и телефон.
Отдел подписки:
Адрес: Tatiana Dahle

Nordre Toppe 50

5136 Mjølkeråen

Электронный адрес: tadahle@c2i.net

Тел.: 55183565, 95994313
Адрес для переписки с редакцией «РБ»:

rb@russia.no | Myrdalsskogen 49, 5118 Ulset | тел. 99276574


П


У

От редакции | UDI




Информация
на 15 языках


Норвежский Директорат по делам иностранцев (UDI) специально для иностранцев, проживающих в Норве-гии, а также для иностранных студен-тов и гостей страны, перевел всю информацию, касающуюся наиболее важных аспектов своей деятельности, на 15 языков мира. Перед тем как приступить к осуществлению этого беспрецедентного проекта, UDI про-вел исследование, по каким вопросам иностранные граждане чаще всего к ним обращаются и какие вопросы задают. Теперь иммигрантам не нужно изучать норвежский язык в течение как минимум двух лет для того, чтобы получить элементарную информацию без помощи друзей, родственников или знакомых.

Подборка информационных лист-ков (в формате PDF) находится по адресу:
www.udi.no/templates/Page.aspx?id=3995


Наша почта: хорошая новость

В прошлом номере газеты мы рассказывали о Татьяне Сутуриной и Свейне Туре Ульсене, которым UDI не давало разрешения на брак. Проблема заключалась в том, что Татьяна прие-хала в Норвегию без документов и попросила убежища, в котором ей было отказано.

Татьяна и Свейн Туре встретились в школе для глухих и больше не захо-тели расставаться. Однако чиновников из UDI эта история не растрогала и они продолжали настаивать на депор-тации Татьяны. Чем закончилось это дело, мы узнали всего несколько дней назад из письма Свейна Туре, прис-ланного нам по электронной почте. Свейн Туре сообщает нам, что он и Татьяна 29 августа стали мужем и же-ной и что через месяц они ждут появ-ления на свет своего первого ребенка:
Hei!

Jeg har overrasket lest nyheter Russian Boulevard om meg og min kone, og det er fint.

Vi har giftet seg den 29 aug. 2003 i Bergen byfogden.

og UDI har snu seg,

min kone Tatjana er snart fødsel om en uke igjen.

Vi ønsker dere en riktig God jul og Godt nyttår!

Hilsen, Svein Tore og Tatjana Olsen.
«РБ» желает Свейну и Татьяне счастья и любви!



Новая директива UDI:
воссоединение семьи
без... расставания





...М

арш Мендельсона в городском ЗАГСе отзвучал, и перед новой жительницей Королевства Норвегии, недавно приехавшей из России, встает первая проблема: как проще всего забрать из России детей? До недавнего времени женщины обязаны были соблюдать директиву о воссоеди-нении семьи.

UDI
Проблема, однако, заключалась в том, что разрешение на жительство самой матери приходится ждать до полугода и она на это время становится «невыездной». Это означало, что вернуться домой за ребенком женщина не может. Получается, что соблюдение процедуры воссоединения семьи разлучило бы эту самую семью на достаточно долгий период. Какая мать выдержит такое испытание?!

Чаще всего, на такое нарушение правил UDI, побрюз-жав для приличия, смотрело сквозь пальцы. И многие русские матери могут это подтвердить: их дети въезжали в Норвегию по туристической визе и уже здесь, на месте, подавали прошение о воссоединении семьи.

Однако не так давно для 16 летней Олеси из Бергена и 15-летнего Андрея из Сторда UDI сделало «исключение»: в самой категорической форме чиновники потребовали от детей покинуть страну. К счастью, отчимы этих русских детей оказались не робкого десятка. Ряд статей в местной прессе вновь всколыхнул общественное мнение и стал поводом для очередного раунда дебатов.
Последним в дебатах о русских детях стало вот это письмо, опубликованное в газете «Bergens Tidende»:
В этот раз, это касается 16-летней девочки, которая хочет жить вместе со своими матерью и отчимом в Норвегии. Из-за того, что она приехала сюда по «неправильным» документам, UDI настаи-вает, чтобы она ехала назад в Россию и оттуда запрашивала разрешение на воссоединении семьи.

Все мы, имеющие дело с UDI, знаем, что рассмотрение этого вопроса займет полгода. Девочка же не достигла возраста 18 лет и поэтому имеет полное право жить у своей матери в Норвегии. Возможно, у чиновников в UDI слишком плохие условия работы, и поэтому они хотят показать свою власть в данном случае?

Поскольку речь идет о том, чтобы девочка отправлялась назад в Россию и жила там одна до тех пор пока ее дело не будет рассмотрено, пожалуй было бы неплохой идеей послать чинов-никам из UDI для просмотра фильм «Lilja 4 ever».
У меня самого пасынок-подросток из России, и я знаю как работает там служба охраны детства. Мы, находящиеся в такой же ситуации, устали бороться со все более развивающейся норвежской бюрократией и хотим указать на следующее: подростки, приезжающие из России – это ресурс, который мы должны беречь и который ничего не стоит норвежскому государству. Они приезжают в экономически независимые семьи, многие из них закончили среднюю школу, учат быстро нор-вежский, хорошо знают математику, не несут с собой чужой культуры которой они должны сле-довать, и в будущем не собираются вступать в брак со своими братьями и сестрами из родной страны. Проще говоря, норвежское общество в лице русских получает способных детей, закон-чивших школу, что позволяет ему хорошо сэкономить на детских пособиях, декретных отпусках родителям и затратах на школьное образование.


Вызывает некоторую тревогу, что нам, женатым на русских женщинах и подающим вместе с ними на воссоединение семьи, на которое мы имеем право по закону (в отношении детей не достигших 18 лет), приходится сталкиваться с такими сложностями. В то же время иммигранты из стран с культурами, отличными от нашей, осуществляют без проблем воссоединение с роди-телями, сестрами, тетями, дядями, бабушками, котами и т.д. Так в чем же разница? Может быть, здесь действует «закон Янте»?

Нет уж, давайте рассматривать дело 16 лет-ней Олеси из Бергена и 15-летнего Андрея из Сторда с уважением и тем обращением, которого они заслуживают!

Ян Тюв /Лаксевог/

Bergens Tidende, 2 ноября 2003 г.
В разгар дебатов в прессе, в «Русский бульвар» обратился отчим Олеси из Бергена. Он попросил нас вмешаться в конфликт с UDI. Однако, когда мы обра-тились за разъяснениями в отдел полиции Хордаланна по работе с иностранцами, неожиданно для нас выяснилось, что такой проблемы больше не существует.

Вот что сообщил нам комиссар полиции Хьель Му:
– Действительно, на протяжении последних лет этот вопрос был для нас «больным». Время от времени в прессе появлялись жалобы на «жестокость» полиции, высылающей детей русских женщин на родину, в то время как их матери получили законное право остаться в стране.

В настоящее время это правило пересмотрено и Министерство иностранных дел Норвегии издало но-вую директиву, согласно которой дети, находящиеся в стране по туристической визе, имеют право просить разрешение на пребывание в стране по месту жи-тельства их матерей. Директива действительна со 2 декабря 2003 года.
Л. Кнапстад


Раиса Циркова:


Русские общества Норвегии
Политика интеграции должна включать в себяf обеспечение иммигрантов работой
Раиса Васильевна Циркова живет в Норвегии 30 лет.

По профессии экономист и фило-лог. Закончила экономический фа-культет Института народного хозяйства им. Плеханова (Москва) и институт повышения квалифика-ции при Госплане СССР. До 1973 года работала старшим экономис-том в Центральном статистичес-ком управлении при Совете Министров СССР.

Приехала в Норвегию с семьей. Училась в университете Осло. Сдала дополнительные экзамены по экономике на факультете общественных наук, работала старшим консультантом по экономике в университете и позже в других крупных государственных учреждениях. Совмещала экономическую работу с учебой в Институте восточноевро-пейских исследований (отделение русского языка и литерату-ры), преподавала русский язык и литературу. Сдала экзамены по научному языкознанию и по норвежскому языку и литера-туре (Институт лингвистики). В 1986 году окончила универси-тет и получила звание кандидата филологических наук. Последнее время преподает и занимается переводами.

Принимала участие в создании «Большого норвежско-русско-го словаря» под руководством профессора Санкт-Петербургс-кого Государственного университета В.П. Беркова.

Руководитель Норвежско-русского культурного центра в Осло.

– Раиса Васильевна, вы приехали в Норвегию в 1973 году, когда русских здесь было совсем мало. Чем отли-чалась тогдашняя Норвегия от нынешней? Как встре-чали тогда приезжих русских местные жители?

– Тогдашняя Норвегия значительно отличалась от ны-нешней. За тридцать лет многое здесь изменилось. И это естественно, ведь тридцать лет – это большой срок. С открытием нефтяных месторождений изменилась эконо-мика страны и сама жизнь. Изменился состав населения. Норвегия в то время была гомогенной и спокойной стра-ной, довольно провинциальной, на мой взгляд. Большин-ство женщин были домохозяйками и воспитывали детей. Сейчас женщины не только работают на руководящих постах, но и играют огромную роль в общественной, культурной и политической жизни страны.

Если раньше в Норвегии посюду были маленькие частные магазины, где каждый хозяин знал в лицо своих покупателей, то в последние годы они почти полностью вытеснены торговыми центрами, как один похожими друг на друга, и представляющими пример «автомати-ческого общества». В выходные дни можно было увидеть вереницы взрослых и детей, идущих в поход, на природу. Это была такая идиллия!.. Сейчас я смотрю и возмуща-юсь, как люди целыми толпами – с маленькими детьми, с колясками, прогуливаются не на природе, а шастают по торговым центрам, изнуряя как себя, так и детишек.

Кроме того, тогда не существовало такого понятия о Норвегии, как о ”flerkulturelt samfunn”, и иммигрантов было совсем незначительное количество, а уж русских было и подавно очень мало. К русским, с которыми я в то время общалась, местное население относилось доброже-лательно, хотя некоторые смотрели на нас с опаской. Но лично о себе я должна сказать, что я жила среди норвеж-цев, которые всегда оказывали мне поддержку и помощь. Я очень им благодарна за это, никогда этого не забуду и высоко ценю эту черту норвежцев.

– Что происходило в вашей душе тогда в связи с эмиграцией?

– Откровенно говоря, на душе было тревожно, в голо-ве – полная сумятица: я в чужой стране, родственники и друзья – в Москве. Было чувство, что я их потеряла навсегда, никогда больше их не увижу, и никогда никто их мне не заменит. Конечно, это была трагедия. На душе было тяжело. Я родилась и жила в Москве, многомил-лионном культурном центре. Здесь же – тихая, спокойная Норвегия. Уже после пяти вечера все сидят по домам, на улицах никого нет. Было такое ощущение, что все как-то не так, как там, у нас. Но мне повезло: в Норвегии живет моя сестра и ее семья, которых я очень люблю, и которые нам всячески всегда помогали. Первое время мы – муж, малолетний сын и я – жили у них.Однако все это выгля-дело как бы «отпуском». Нужно было срочно определить-ся: что делать? Как жить дальше? Оказаться в стране с моим коллективистским настроем, привычкой постоянно находиться среди друзей, с которыми можно поделиться абсолютно всем, что у тебя на душе, на первых порах было просто трагедией. Отромным тормозом для меня было к тому же и незнание языка. Но представить себя без работы я не могла. Поэтому поставила перед собой цель: выучить язык, сдать необходимые дополнительные экзамены и поступить на работу по специальности. Мне это удалось сделать. Но на это ушло время и вложен колоссальный труд.

– Многие, добившись получения работы, теряют интерес к общению с соотечественниками. Что стало определяющим в том, что вы стали занимать-ся общественной деятельностью?

– После перестройки, когда открылась возможность для русских свободно выезжать из России, в Норвегию приехало много наших соотечественников. В основном это были женщины, которые выходили замуж за норвеж-цев. Многие из них со временем устроились прилично и обрели свое семейное счастье. Однако повезло не всем, некоторым пришлось пройти через развод, психический надлом и кризисные центры. И ряды таких женщин постоянно пополняются. В последние годы в норвежской прессе много заговорили о русской мафии, о потоке прос-титуток и т.д., что отрицательно сказывается на репута-ции всех русских в Норвегии вообще. Такое огульное обобщение и порой неправильное толкование оказывает свое воздействие на отношение определенной части нор-вежских граждан к проживающим здесь русским. Это очень обидно. Ведь русские – носители многовековой культуры и замечательных традиций, от которых Норве-гия может получить большую пользу. В тоже время и Норвегия имеет свою историю, культуру, традиции. И русские должны знать это. Наши соотечественники, приезжающие сюда, должны знать и о системе взаимоот-ношений в норвежском обществе, законах и особеннос-тях этой страны, уважать и соблюдать их. Большинство русских, переселяясь в Норвегию, не имеют ни малей-шего представления об этом. Языковой барьер еще больше усугубляет проблемы, с которыми они здесь сталкиваются. Поэтому задача нашего Центра – познакомить норвежцев с русской культурой и наоборот, русских – с норвежской, содействовать установлению дружеских отношений между нашими странами, предотвращать конфликты.

Когда мне предложили возглавить Центр, я подумала: у меня огромный опыт организаторской работы как в России, так и здесь. Я всегда с удовольствием занималась общественной работой, есть необходимые навыки и знания, хорошо знаю Россию и Норвегию. Так почему бы не взяться за эту работу?

Кстати, в состав нашего правления входит восемь человек, половина из которых норвежцы, половина – русские. Это люди с огромным опытом работы и боль-шим и разносторонним запасом знаний. И без них, а также без многих других активистов, не состоялся бы никакой Норвежско-русский центр. Усилия только одно-го руководителя ни к чему не приведут.

А вообще я всегда занималась общественной работой. В Москве была активным членом профсоюза, работала в оргкомитетах по проведению культурных мероприятий. Здесь, в течении многих лет была присяжным заседате-лем, а затем членом Комитета по социальным вопросам в фюльке Акерсхус, до сих пор активна в профсоюзе.
А моя семья и мое окружение по роду деятельности всегда имели прямое отношение к культуре и искусству. Вероятно, эти факторы и повлияли на то, что я стала заниматься общественной деятельностью в Норвежско-русском культурном центре.

– В чем отличие вашей организации от других подобных?

– Отличие нашей организации от других состоит, скорее всего, в том, что мы не только активно занимаемся распространением культуры, но и вопросами интеграции русских в норвежское общество. Мы против создания «гетто», поэтому мы привлекаем к нашей работе норвеж-цев и норвежские организации и сотрудничаем с ними. На наших культурных вечерах, которые мы проводим регулярно один раз в месяц, собирается много народу: как русские, так и норвежцы. Уверена, что такое сотруд-ничество дает хорошие результаты. Тот факт, что за ко-роткий период наша организация «выросла» до свыше ста членов и более 250 друзей Центра, говорит сам за себя.



следующая страница >>