microbik.ru
1
Языковая личность: прагматический уровень анализа (на материале произведения Г.Е. Катанаева «На заре сибирского самосознания.»)

Данная работа выполнена в русле лингвоперсонологии на основе мемуарного очерка Г.Е.Катанаева «На заре сибирского самосознания». Задача изучения языковой личности представляется особенно интересной на материале автобиографической прозы, в которой автор максимально полно выражает себя, свои жизненные принципы, установки, идеалы.

Одной из самых авторитетных работ в области лингвоперсонологии можно считать работу Ю.Н. Караулова «Русский язык и языковая личность». В данной работе автор отмечает, что изучать языковую личность можно на разных уровнях: I уровень её изучения – тезаурусный (выявление, установление иерархии смыслов и ценностей в её картине мира, в её тезаурусе).II уровень – мотивационно-прагматический (выявление и характеристика мотивов и целей, движущих её развитием, поведением, управляющих её текстопроизводством и в конечном итоге определяющих иерархию смыслов и ценностей в её языковой модели) .<...> [Караулов Ю.Н.,1987]

Рассмотрим второй уровень (мотивационно-прагматический) анализа языковой личности и только один их его аспектов – коммуникативно-регистровую организацию мемуаров Катанаева.

Коммуникативно-регистровая организация текста мемуаров.

Коммуникативный регистр - это модель восприятия и отражения действительности, которая может реализоваться в одной предикативной единице или в блоке предложений. Одно и то же предложение может быть использовано в разных регистрах: репродуктивном, информативном, генеритивном, волюнтивном и реактивном.

По нашим наблюдениям, художественные тексты могут быть организованы как в одном коммуникативном регистре (монорегистровые структуры), так и с использованием нескольких регистров (полирегистровые структуры). Мемуарный очерк Г. Е. Катанаева представляет собой полирегистровую структуру, в нем можно выделить все регистры, но представлены они разными по объему фрагментами текста.

В тексте мемуарного очерка Г. Е. Катанаева преобладает информативный регистр. По мнению Золотовой Г. А., «Коммуникативная функция блоков информативного регистра состоит в сообщении об известных говорящему явлениях действительности в отвлечении от их конкретно-временной длительности и от пространственной отнесенности к субъекту речи.». [Золотова Г. А., 1998, с. З94] Обычно информативный регистр является основным в повествовательных и описательных контекстах, формирующих образы персонажей и событийный ряд литературно-художественного произведения.

Используя данный регистр, автор обычно выражает свои знания о повторяющихся, типичных явлениях. При этом воспроизводятся факты, имевшие место в прошлом.

Например: «Впервые я увидел и отчасти познакомился с Г. Н. Потаниным и Н. М. Ядринцевым, сколько помнится, в 1864 году в городе Омске, как я еще был кадетом шестого класса тамошнего кадетского корпуса» (с.36); «Осуществляя свои любимые мечты, он в короткое свое время управления краем успел основать в Омске первую мужскую (классическую) гимназию, а в Томске и Тюмени реальные училища, привлекши в последнем случае к деятельному участию в постройке <..> местного богача Трусова» (с.75)

В художественных текстах информативного регистра грамматическая доминанта- глагол прошедшего времени, тип контекстно-вариативного членения, как правило, повествование.

Например: «Одновременно с этим появились такие же статьи и в столичных журналах и газетах «Голосе», «Новом времени», «Биржевых» и «Петербургских ведомостях , «Вестнике Европы» и др.» (с. 86); «Статья заняла целых пять номеров газеты» (с. 54 ).

Вторым по представленности в тексте является реактивный регистр.

В этом регистре организуются тексты, выполняющие контактоустанавливающую и реактивно-оценочную функцию. В прозаических текстах это чаще всего реплики персонажей, выражающие их собственные переживания, эмоции, а также оценивающие что-либо в окружающем мире: события, их участников. Обычно подобные фразы являются экспрессивными, эмоционально-окрашенными, поэтому преимущественно представляют собой восклицательные и вопросительные высказывания.

В мемуарном очерке Г.Е.Катанаева реактивный регистр представлен фрагментами собственно авторского повествования. Автор открыто проявляет свою реакцию на происходящие события, выражает чувства досады, радости, удивления и др.

Например: «И досталось же мне за это!» (с. 55), «Боже мой! Сколько ходит по Сибири передающихся из поколения в поколение удивительных анекдотов о преданных осмеянию подвигах этих вершителей судеб» (с. 69); «Какая, с божьей помощью, перемена за 42 года!!» (с.102 ).

В мемуарном очерке «На заре сибирского самосознания» есть и особого рода оценочные комментарии автора, которые не являются частью основного текста. Подчиненное их положение отмечено и графическими средствами – они набраны мелким шрифтом и даны как сноски. В этих примечаниях автора Г.Е.Катанаев полемизирует со своими оппонентами, но полемика эта запоздалая, так как аргументы, доказывающие его правоту, относятся ко времени написания мемуаров, а не ко времени описываемых в них событий.

Например, приводится такое утверждение из Постановления Университетской комиссии: Пароходство по Иртышу… только что организуется. В примечаниях автора к этой фразе читаем: Кстати, замечу здесь для оценки степени правильности этих предположений комиссии: по имеющимся у меня данным за зиму 1913-1914 гг. в устье Оми и на Иртышском затоне зимовало 34 парохода и 101 разного рода буксирного судна… (с.91)

Далее в тексте мемуаров читаем: Интересны и дальнейшие ожидания Университетской комиссии от Томска, который, по ее мнению, с учреждением в нем университета через 20-30 лет должен увеличиться вдвое и втрое, и тогда в нем будут по меньшей мере 3 или 4 гимназии. Здесь опять дается сноска: Где они, эти гимназии, даже и после того, как в Томске открыт не только университет, но и технологический институт? (с.93)

Цитируется газета «Наш век», выступавшая против кандидатуры Омска: В омском обществе.. . нет никакой почвы для университета… Не будет ли это скорее степной, среднеазиатский университет или, как говорят злые языки, - киргизский?. В примечаниях автора читаем: В настоящее время в Омске два высших учебных заведения – политехнический и сельскохозяйственный институты, заполненные представителями и представительницами всех областей России, в числе которых пока меньше всего киргиз. (с.87)

Реактивный регистр достаточно широко представлен в анализируемом произведении, что совершенно естественно в силу его жанровой специфики. Автор мемуаров редко дает волю чувствам, но собственное отношение к описываемым событиям он высказывает всегда. В реактивном регистре даны также небольшие текстовые фрагменты, передающие чужую речь, речь персонажей.

Например: отрывок из текста автобиографии А.О. Дюгамеля в комментариях к постановлению Университетской Сибирской Комиссии: «Неоднократно разъезжая по киргизской степи вдоль и поперек, я полагаю, что в состоянии высказать беспристрастное мнение и начну с того, что те части этой степи, которые принадлежат к Западной Сибири, много лучше тех, которые смежны с Оренбургской губернией». (с. 90).

Функция репродуктивного (изобразительного ) регистра «заключается в воспроизведении, репродуцировании средствами языка фрагментов, картин, событий действительности как непосредственно воспринимаемых органами чувств говорящего, наблюдателя, локализованных в едином с ним хронотопе (реально или в воображении)» [Золотова Г. А.,1998,с.276 ]

Например, в репродуктивном регистре оформлены следующие строки из стихотворения Ядринцева «Ветрянка» (К родным цветам).

Снег обогрело, ручьи зажурчали,

Ранней весной выхожу я на поле:

Надо взглянуть, как природа цветет;

Грудью вольной подышу я на воле. (с.41)

В литературно-художественных произведениях данного коммуникативного регистра наблюдается процесс отображения, фиксации реально наблюдаемых автором текста явлений, событий. Вследствие этого грамматической доминантой данного регистра является настоящее время, в плане контекстно-вариативного выражения- описание.

В репродуктивном регистре оформлены анекдоты (курьезы), встречающиеся в тексте мемуарного очерка «На заре сибирского самосознания».

Оба курьеза касаются деятельности П. М. Капцевича, «смехотворного цивилизатора», сторонника Аракчеевских реформ, бывшего генерал- губернатором Западной Сибири за несколько десятков лет до Н. Г. Казнакова.

Г.Е. Катанаев являлся современником П. М. Капцевича, в детском возрасте был очевидцем и наблюдателем происходящих событий, поэтому курьезы, представленные в тексте, являются примерами репродуктивного (изобразительного) регистра.

Например: «На моей еще детской памяти случаи проездов высшего начальства через казачьи станицы, когда дня за три до этого великого события по главной проезжей улице поселка разъезжал верховой десятник и постукивал в окна каждой избы.» (с. 70); «В степи появилась кобылка, покрывшая миллионы десятин луговых трав и хлебных посевов. Народное бедствие. Благодетельное начальство шлет циркуляры за циркулярами по деревням, поучая мужиков, как следует бороться с нахлынувшей бедой.<…> Мало того, само начальство двигается в поход на кобылку по деревням самолично.(с. 67)

В волюнтивном регистре обычно организуются разговорные тексты и те художественные тексты и их фрагменты, которые передают интонацию, мелодику устной речи, поскольку основная его функция- волеизъявление говорящего, побуждение к действию.

Например: «Внимательно выслушав мои соображения, Казнаков сказал:

-Дайте мне вашу записку, я оставляю ее у себя…в ней есть соображения, заслуживающие самого серьезного внимания. Зайдите ко мне завтра, я познакомлю вас со все «делом» о сибирском университете.» (с. 78)

Текст стихотворения Ядринцева «Сибирским пионерам» почти полностью написан в волюнтивном регистре:

Вперед, друзья, туда,

Где текут ручьи живые,

Где представителей труда

Застучит топор впервые

Припев: За работу же скорее,

Пионеры молодые.

Марш вперед, марш вперед

За Потаниным в народ.

В тексте стихотворения есть призывы автора к действию, автор призывает идти «за Потаниным в народ», такое волеизъявление полностью соответствует особенностям волюнтивного коммуникативного регистра. Тексты, созданные в этом регистре, можно отнести к разряду регулятивов. В них доминирует прагматическая информация, они насыщены эмоционально-оценочной лексикой и экспрессивными синтаксическими конструкциями.

Пример волюнтивного и реактивного регистров из диалогов:

-Ну что, как дела?- спрашивает начальство.

-Худо, ваше высокое превосходительство, - отвечают мужики,- погибать приходится, кобылка все пожрала…

-Что ж вы не исполняли, что я вам приказывал?!

-Как не исполняли, все исполняли, как в приказе…и в ружья стреляли, и в заслонки выли, и трещали…

-Ну и что ж кобылка?

-Что? Известно что? Одно, жрет себе да и только. Ничего не понимат.<…>

-Что?!!- кричит обиженное начальство…- ах вы лентяи, ах вы пьяницы! Вам бы только на боку лежать, да казенный паек получать! Вот вам мой приказ: чтобы к возвратному моему проезду вся кобылка была выловлена!

В целом, примеров волюнтивного регистра немного, они представлены в тексте, но в меньшей степени, чем информативный и реактивный коммуникативные регистры.

Генеритивный регистр. «Его функция- «обобщение», осмысление информации, соотнесение ее с жизненным опытом, с универсальными законами мироустройства, с фондом знаний, проецирование ее на общечеловеческое время за темпоральными рамками данного текста.» [Золотова Г. А., 1998, с. 395] Главное в произведениях, в которых преобладает генеритивный регистр- воспроизведение устойчивых общечеловеческих знаний о мире в виде размышлений, умозаключений. Вследствие этого авторские рассуждения обычно представляют собой коммуникативные блоки высказываний, оформленные в генеритивном регистре.

Например: «Роль и значение Сибири для русского государства в переживаемое нами время весьма известны и достаточно оценены уже не только самими нами, но и далеко за пределами нашего отечества» (с. 35); «Да. Трудно быть пророком по нынешним временам. Тем ценнее люди, которые могут заглядывать в будущее, если не за столетия, то, по крайней мере, за десятки лет. К числу таких людей принадлежал Н. Г. Казнаков.» (с.106);

Генеритивный регистр реже всего встречается в тексте мемуаров Катанаева. Автор лишь изредка позволяет себе обобщающие умозаключения или сентенции, текст не перегружен нравоучениями, хотя из написанного, безусловно, можно извлечь урок. Так проявляется, как нам кажется, одна из личностных особенностей Катанаева – его деликатность, стремление к объективности, нежелание оказывать давление на читателя.

В каждом тексте может быть выявлен доминирующий тип регистрового оформления, выполняющий текстообразующую функцию. Так, в мемуарном очерке «На заре сибирского самосознания» организующей доминантой всего текста является информативный регистр, что соответствует информирующей потребности, которая в первую очередь реализуется автором. Информативный регистр дополняется высказываниями реактивной регистровой принадлежности, и остальными, но уже в меньшей степени. Автор очерка Г.Е Катанаев как языковая личность демонстрирует способность работать в разных коммуникативных регистрах. Своеобразие мемуаров проявляется не просто в особом сочетании регистров в рамках художественного текста, но и в соединении художественного текста полирегистровой структуры с нехудожественным текстом.