microbik.ru
  1 ... 14 15 16 17 18 19 20
Глава 8. ГЕНДЕРНАЯ АСИММЕТРИЯ В ПРОФЕСИОНАЛЬНОЙ СФЕРЕ
8.1.. Феминизация бедности и занятости
Бедность - это состояние, при котором насущные потребности человека превышают его возможности для их удовлетворения. Это определение имеет общий характер, ибо не конкретизирует, что такое насущные потребности. В этом смысле бедность может быть абсолютной (нехватка средств для поддержания физической жизни и здоровья) и относительной (нехватка средств для поддержания принятого в данном обществе уровня жизни). На основе концепции абсолютной бедности рассчитывается прожиточный минимум. Прожиточный минимум - показатель объема и структуры потребления важнейших материальных благ и услуг на минимально допустимом уровне, обеспечивающем условия поддержания активного физического состояния человека в данном регионе.

Существует три подхода к оценке доли бедных домохозяйств в стране, в регионе, среди социально-демографических групп. Первый - официальный (абсолютный) подход, основанный на сопоставлении денежных доходов или расходов домохозяйства с региональным прожиточным минимумом. Второй подход - субъективный, основанный на представлениях населения о том, считается ли их семья бедной, принадлежит ли к средним слоям населения или считается богатой. Замеряются представления домохозяйств о том, какие ресурсы нужны семье, чтобы не быть бедной. Третий подход - депривационный, основанный на измерении "лишений", то есть отклонений от принятых в обществе стандартов потребления.

По оценкам Госкомстата РФ (официальный подход), домохозяйство считается бедным, если среднемесячные доходы на одного члена домохозяйства ниже регионального прожиточного минимума. Среднедушевой доход рассчитывается на каждого члена семьи независимо от того, получает он какой-нибудь доход или нет. Госкомстат РФ представляет информацию о доходах домохозяйств как в материалах выборочных обследований домохозяйств, так и в балансе денежных расходов и доходов населения и сектора домашних хозяйств в системе национальных счетов. Гипотеза о занижении доходов и сокрытии источников доходов домохозяйствами заставляет искать способы более адекватной оценки доходов и бедности: дооцениваются доходы (увеличиваются в одинаковой пропорции уровни доходов); прожиточный минимум с 1997 года сопоставляется не с доходами, а с располагаемыми ресурсами домохозяйств (это сумма валовых доходов домохозяйства, привлеченных для текущего потребления ранее накопленных средств и ссуд, кредитов, натуральных поступлений продуктов питания и дотаций и льгот в натуральном выражении).

В международных документах по развитию народонаселения, например, в Пекинской платформе действий, Копенгагенской программе действий одной из основных целей развития населения ставится искоренение абсолютной бедности и борьба с феминизацией бедности, распространение которой в обществе приводит к ситуации, когда женщины располагают относительно меньшими ресурсами (доходами, имуществом, активами), чем мужчины.

Существование процесса феминизации бедности просматривается в России как через преобладание женщин в материально-уязвимых социально-демографических группах (семьи с одним родителем, одинокие пенсионерки), так и через отраслевую сегрегацию (преобладание женщин в низкооплачиваемых отраслях). Бюджет времени (асимметрично используемый мужчинами и женщинами) также влияет на распределение ресурсов между мужчинами и женщинами. В обществах, в которых предпочтения родителей в отношении пола будущего ребенка смещены в сторону мальчиков (son-oriented society), девочки получают меньше ресурсов, так как живут в относительно более многодетных семьях (родители рожают детей, пока не рождается мальчик). Для наиболее всесторонней оценки феминизации бедности и распределения ресурсов по полу на уровне домохозяйства необходимо проводить качественные исследования образа и уровня жизни домохозяйств различных социально-демографических типов.

Феминизация занятости предполагает два принципиальных изменения ситуации на рынке труда: первое - это существенное расширение занятости женщин в оплачиваемом секторе экономики; второе - возникновение новых качественных видов занятости, которые считаются женскими, потому что женщины ассоциируются с более низкой оплатой труда, гибкими и неформальными видами трудовой деятельности.

Феминизация занятости сопровождает сокращение постоянной занятости и в целом откат от фордистской модели трудовых отношений. Непостоянство женских трудовых биографий, связанное с беременностями, рождением и воспитанием детей, совпадает с гибкими требованиями рынка труда, поэтому женщины продемонстрировали большую адаптивность к повышению гибкости рынка труда по сравнению с мужчинами.

Феминизация занятости также - это процесс втягивания женщин на рынок труда и немедленного выталкивания в низкооплачиваемые и нестабильные сегменты экономики, хотя предполагалось, что благодаря расширению участия женщин в экономике они выиграют от процесса глобализации производства, развития торговли и сервиса. Однако женщины интегрируются и маргинализируются одновременно. Дешевая и подвижная женская рабочая сила воспринимается как естественный и расширяющийся ресурс.
8.2.Гендерные методы анализа видов деятельности
Экономическая несправедливость пронизывает взаимоотношения между мужчинами и женщинами. Она является главным источником экономического неравенства и не дает женщинам шансов улучшить свое положение в обществе. Женщины меньше спят и больше работают, чем мужчины, а за свой труд получают меньшую оплату либо не получают вовсе. Неоплачиваемый домашний труд считается «естественным продолжением» репродуктивной функции женщин. Соответственно, он не замечается и не ценится обществом, а очень часто и самими женщинами, и лежит в основе экономической дискриминации.

Чтобы найти причину экономической дискриминации необходимо разобраться в видах деятельности. В гендерной теории вся деятельность человека подразделяется на три вида: продуктивную (как правило, это оплачиваемый труд), репродуктивную (как правило, это неоплачиваемый труд) и общественную деятельность.

Продуктивная деятельность подразумевает производство товаров и услуг для потребления и торговли (сельскохозяйственное производство, промышленность и т.п.). Когда человека спрашивают о его работе, ответ чаще всего относится к продуктивной деятельности, но для большинства их функции и обязанности будут отличаться в соответствии с гендерным разделением труда. Продуктивная деятельность женщин часто менее заметна и оценивается ниже, чем аналогичная деятельность мужчин.

Репродуктивная деятельность означает поддержание семьи и заботу о членах семьи, включая вынашивание, рождение и воспитание детей, приготовление пищи, обеспечение дома водой и топливом, осуществление покупок, ведение домашнего хозяйства и заботу о здоровье членов семьи. Для выживания человека, восстановления его физических и духовных сил, затраченных в процессе продуктивной деятельности, репродуктивная деятельность является чрезвычайно важной, однако она редко рассматривается как «настоящая работа». В бедных сообществах репродуктивная работа является по большей части ручной, трудоемкой, отнимающей много времени. Обычно, такая работа считается обязанностью девочек и женщин в семье.

Общественная работа - это коллективная организация общественных событий: церемоний, работ по улучшению условий в махалле, кишлаке, это участие в группах и организациях, местных политических событиях и так далее. Этот тип работы редко принимается во внимание при экономическом анализе социальной единицы. Однако он подразумевает значительное количество добровольно отданного времени и очень важен для духовного и культурного развития сообщества, будучи движущей силой организации и самоопределения социальной единицы. И женщины и мужчины вовлечены в деятельность по делам местного сообщества, хотя гендерное разделение труда превалирует и здесь.

Женщины, мужчины, мальчики и девочки, скорее всего, вовлечены во все три области деятельности. Однако, во многих обществах женщины выполняют почти всю репродуктивную и большую часть продуктивной деятельности. Любые положения и изменения в одной области будут влиять на другие. Рабочая нагрузка женщин может мешать им участвовать в проектах развития. При участии в этих проектах дополнительное время, отданное работе в поле, на производстве, обучению или участию в собраниях, означает, что у женщины остается меньше времени для других дел, таких, как забота о детях и приготовление пищи. Рассмотрение трудового вклада каждого человека по такой методике показывает, что большая часть труда женщин остается непризнанной и неоцененной. Этот фактор влияет на статус женщин в обществе, определяет их возможности в общественной жизни и обуславливает отсутствие учета гендерного фактора в политике развития.

Трудовая деятельность женщин в значительной степени недооценивается с экономической точки зрения. Это частично объясняется ограниченным характером определения экономической деятельности. Однако часть проблем сводится к самому понятию «ценности».

Для целей экономической оценки термин «ценность» является синонимом термина «рыночная стоимость». Национальные статистические данные о доходах первоначально рассчитывались путем сложения рыночной стоимости всех произведенных и проданных товаров и всех предоставленных платных услуг. Тем не менее, многие товары и услуги, имеющие экономическую стоимость, не продаются. Теоретически, эта проблема была бы разрешима, если бы такие товары и услуги можно было бы продавать, поскольку в этом случае определялась бы их рыночная стоимость, как это делается в отношении стоимости сельскохозяйственных культур, потребляемых самими производителями в качестве продуктов первой необходимости. Можно определять стоимость арендной платы в домах, занимаемых самими владельцами. В то же время значительная часть домашней и общественной работы остается недооцененной. Таким образом, происходит недооценка общественного продукта, а экономический вклад многих людей, особенно женщин, не получает признания и вознаграждения.

Общая проблема неоплаченного труда была выявлена уже достаточно давно. В начале этого столетия родоначальник «экономики социального обеспечения» Артур Сесил Пигу остроумно заметил, что если бы женщина, нанятая для управления хозяйством холостяка, вышла за него замуж, то национальный доход снизился бы, поскольку ее ранее оплачивавшаяся работа отныне не оплачивалась бы. При этом неоплачиваемая работа вовсе не ограничивается ведением домашнего хозяйства, и тот факт, что ее учет отсутствует, приводит к значительному пробелу в системе учета национального дохода.
8.3. Гендерный фактор в предпринимательстве
Процесс перехода к рыночной экономике сопровождается резким снижением уровня жизни населения. С одной стороны, женщины оказываются за чертой бедности быстрее, чем мужчины; с другой стороны, часто они более мобильны в поисках выхода из кризиса. Об этом свидетельствует рост мелкой торговли и «шоп-туры», где преобладают женщины. Во многих случаях именно женщины зарабатывают большую часть семейного дохода.

В сфере среднего и крупного предпринимательства, где шансы на устойчивое улучшение материального положения более надежны, а престиж выше, по-прежнему преобладают мужчины, хотя большую часть организационной и практической работы, а часто и стратегическое планирование, осуществляют женщины. Собственность оформляется на имя мужчины. В единичных случаях женщины становятся директорами банков, мини-цехов и т.п.

Получается, что женщины, которые в целом экономически более активны, чем мужчины, вытеснены из тех сфер экономической деятельности, где усилия приносят наибольший эффект. В гендерных отношениях изменение ролей женщин и мужчин порождает конфликты, особенно болезненные на уровне семьи: алкоголизм мужчин, разводы, дети, предоставленные самим себе и т.д. Парадоксально, что хотя женщины фактически содержат семью, их статус в семье не повышается и объем домашней нагрузки остается прежним.

Бесспорно, что женщина в предпринимательстве имеет большой потенциал, который общество не может эффективно использовать. Экономическое положение в странах переходного периода слишком тяжелое, чтобы этим потенциалом не воспользоваться. Для выравнивания возможностей женщин и мужчин в сфере предпринимательства требуется целый комплекс мер: доступ женщин к кредитам, владение собственностью, законодательные меры по охране труда женщин, развитие детских дошкольных учреждений, сеть бытовых услуг, обязательность исполнения закона об общем образовании, целенаправленное обучение женщин основам предпринимательства, доступ к юридическим консультациям и т.п. При этом, следует проявлять особую осторожность ко всякого рода льготам. Любые льготы уже сами по себе являются дискриминацией, хотя иногда и позитивной. Но опасность представляют побочные явления льгот - это различные спекуляции вокруг статуса пользователя льгот, вымогательства со стороны чиновников по предоставлению этих льгот, подставные лица и другие негативные явления. Устойчивый положительный результат возможен только тогда, когда произойдет перестройка гендерных отношений в обществе, изменятся гендерные стереотипы о ролях женщин и мужчин в обществе.

Таким образом, это сложный процесс: с одной стороны, правовая и общественная поддержка экономической активности женщин дает им независимость и более высокий статус; с другой стороны, более высокий статус позволяет им добиваться успехов в экономической деятельности. В конечном счете, это повышает экономический потенциал всего общества.
8.4. Гендерный подход к изучению проблем профессиональной занятости
Происходящие в России экономические, политические и социальные процессы чрезвычайно сложны и неоднозначны. Влиять на них возможно и правомерно, лишь учитывая гамму интересов всего общества, которая в большой степени определяется дифференциацией населения по полу, исторически сложившимися и современными различиями в положении женщин и мужчин. Более того, во многих современных международных документах, например, в решениях Копенгагенской встречи по социальному развитию в марте 1995 г. подчеркивается, что "ситуация в странах во многом определяется именно тем, как складываются взаимоотношения полов, насколько они равноправны и могут внести свои вклад в экономический и всякий другой прогресс".

Очевидно, что никакая социальная (в широком понимании) работа с населением как государственных органов, так и общественных организаций не будет эффективна без учета ярко выраженной асимметрии в двух наиболее показательных в отношении положения мужчин и женщин сферах -политической, которая суммирует в конечном итоге все возможности (экономические, правовые и т.д.) личности, и профессиональной, которая в большинстве случаев является ведущей в процессе самореализации человека.

Таким образом, эти две сферы, и профессиональная, и политическая, без сомнения, - ведущие факторы социализации, влияние которых нельзя не учитывать в построении схемы конструирования гендера/ов на современном этапе.

Изучение проблем занятости мужчин и женщин является традиционным как для нашей общественной науки, так и для феминистских исследований, поскольку труд и занятость относятся к ключевым сферам жизнедеятельности человека. Однако методологические подходы и приоритетные направления исследования проблем занятости в "традиционной" и феминистской науке отличаются в значительной мере.

Традиционные аспекты исследования связаны с изучением отраслевой и профессионально-квалификационной структуры рабочей силы, с проблемами условий и оплаты труда в "женских" и "мужских" отраслях и т.п. Давая общее представление об изменении структуры занятости по полу, традиционные подходы не позволяют понять природу причинно-следственных связей тех проблем, которые возникают в результате структурных сдвигов в экономике, и не отвечают на вопрос о влиянии этих сдвигов на положение женской и мужской рабочей силы на рынке труда.

Например, весьма показательно то, что в российском высшем образовании 55% всего числа работников составляют женщины. Они преобладают в таких областях, как экономика, здравоохранение и образование. Женщины составляют 28% от общего числа кандидатов наук и 13% - докторов наук. Женщины составляют 60% специалистов с высшим и средним специальным образованием.

Между тем, согласно исследованию, проведенному в Женевском университете Ж.Коенен-Хютер, "анализ показателей учебы в университете и до поступления в него позволяет сделать следующий вывод: нет никаких свидетельств того, что женщины менее одарены, чем мужчины. Наоборот, если и выявляются какие-либо отличия, то они, как правило, в пользу девушек... Получив доступ к образованию, женщины концентрируются на занятиях лучше, чем мужчины, и менее склонны принимать участие в других видах деятельности".

В большинстве случаев, женщины начинают свою карьеру на приблизительно равном профессиональном уровне, по сравнению с мужчинами, но затем резко отстают в своей квалификации и в скорости восхождения по служебной лестнице. По мере продвижения по службе число женщин среди руководителей снижается, составляя примерно 60% от общего числа специалистов высокой квалификации, но только 7% из них занимают руководящие, в основном, низовые должности.

Как правило, это не связано с различной степенью одаренности или компетенции, а объясняется разницей в ожиданиях и поведении, что, в свою очередь, обусловлено ранней полоролевой социализацией так же, как и конкретной экономической ситуацией. Например, в нашей стране идет процесс постепенного вытеснения женщин не только с руководящих должностей, но и из сферы высококвалифицированного труда, даже в тех профессиях, которые традиционно считались женскими - банковское дело, страховая деятельность и т.п. На наш взгляд, это связано с переходом к рынку и возрастанием роли этих учреждений, а, следовательно, и доходов. Одновременно усиливается дискриминация выпускниц вузов, которых не берут на работу и о чем не боятся открыто писать в рекламных объявлениях. Такая практика противоречит Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, принятой в 1979 году и ратифицированной нашей страной в 1981 году.

Некоторые исследователи пытались объяснить данные факты нежеланием женщин конкурировать с мужчинами в их традиционных сферах и возможностью реализоваться в других областях. Однако во всем мире женщины быстрыми темпами входят в профессиональный мир. Вот интересные факты об освоении ими сферы менеджмента: в 1971 году доля женщин, получивших диплом магистра делового администрирования, составляла лишь 4% в общем числе выпускников, в 1976 году - уже 12%. в 1987 г. эта цифра достигла 33%, а в настоящее время среди выпускников по данной специальности женщины превышают половину.

В 80-е годы было обнаружено, что изучение успехов женщин ведется в рамках традиционно признанных академических и профессиональных достижений. Согласно идее Дж.Экклз, традиционное определение достижений является не только узким, но и стереотипно мужским. Исследовательница предлагает понимание термина "карьера" в соответствии с женскими представлениями.

Традиционные теории развития карьеры одинаково ограничены тем, что сосредоточены только на профессии в отдельности, а не на связи ее с другими сферами жизни. Мы считаем, что теория должна учитывать социально-политический контекст, определяющий диапазон возможностей женщин, природу и рамки внешних барьеров, стоящих на пути определяющих карьеру решений.

Целый ряд американских исследовательниц предположил, что женщины имеют просто "другой взгляд на мир", поэтому определяют достижения или успех совершенно иначе, чем мужчины. С их позиции относительности преимуществ в достижениях рост и укрепление значимых межличностных отношений могут прекрасно конкурировать по важности с продвижением по службе.

Однако большинство женщин, которые связывают себя как карьерой, так и семьей, сталкиваются с проблемой двойной ответственности и нагрузки. Мужчины же, наоборот, могут более легко совмещать работу и семью. И чем более успешен мужчина, тем более вероятно, что он женится и заведет семью. Для женщины, как нам представляется, эта зависимость носит обратный характер.

Традиционная роль успешного мужчины обязывает быть хорошим добытчиком для своей семьи. В связи с этим достижения мужчины и его собственность часто рассматриваются как показатели того, что он стоит. Таким образом, эта роль имеет как очевидные преимущества, так и существенные недостатки: с одной стороны, мужчины имеют больше возможностей для профессионального роста и потенциальную позицию лидера, с другой стороны, боязнь несоответствия и провала является оборотной стороной жестких требований успеха. Так же дорого стоит мужчинам и синдром конкуренции, который заставляет их рассматривать Других мужчин как соперников. И хотя мужчины обычно лелеют идею мужской солидарности, мужская дружба редко приводит к доверительным отношениям. Все это ведет к сильному прессингу, так как во многих индустриальных обществах весьма немногие мужчины могут достичь того Уровня благосостояния, власти и привилегий, который предписывается им социальным идеалом. В связи с этим, должны быть переосмыслены ценностные представления о карьере применительно не только к женщинам, но и к мужчинам.

Истоки неравного положения полов в обществе в значительной мере кроются в маргинальной позиции женщин в трудовой сфере и общественной недооценке их трудового вклада. Поэтому в центре внимания гендерных исследований находятся не только проблемы неравного доступа женщин и мужчин к ресурсам и принятию экономических решений, но и вопрос о недооценке женского вклада в экономику в результате того, что в экономическом анализе не учитывается неоплачиваемый домашний труд женщин. Это заставило феминистски ориентированных ученых поставить под сомнение саму господствующую парадигму современной экономической науки, в соответствии с которой экономически значимой признается только активность человека в общественном секторе экономики, а вся сфера неоплачиваемого труда по обслуживанию семьи, где преимущественно заняты женщины, остается вне поля зрения науки.

Это чрезвычайно острый социально-политический вопрос, который касается положения миллионов людей, и не только женщин. В этом можно убедиться на примере процессов, происходящих в современном российском обществе. Кризис социальной инфраструктуры, массовое закрытие детских дошкольных учреждений и резкое повышение стоимости в сфере услуг привели к тому, что значительную часть работ, ранее выполнявшихся службой быта, теперь женщина вынуждена выполнять дома сама. Это привело к увеличению продолжительности времени, затрачиваемого на домашние дела, и увеличило объем неоплачиваемого домашнего труда по обслуживанию семьи.

В результате, сужение сферы оплачиваемого труда для женщин, связанное с безработицей и дискриминацией на рынке труда, не привело к снижению суммарной трудовой нагрузки на женщин, а лишь изменило соотношение этих двух видов женского труда в обществе. Но статистики, которая учитывала бы этот необходимый семье (а значит и обществу) труд, не существует. В то же время трудно предположить, что в наше время женщины имеют финансовую возможность не работать, за исключением узкого круга достаточно обеспеченных.

Исследование проблем занятости, проведенное с позиций гендерного анализа, позволяет за видимыми количественными изменениями рассмотреть основные тенденции и существенные качественные сдвиги в структуре занятости по полу. При этом задачи гендерного исследования не ограничиваются простой констатацией ситуации гендерного неравенства в экономической сфере, а требуют изучения истоков этого неравенства и поиска путей его преодоления.

Начавшиеся в России после 1991 года социально-экономические преобразования по-разному повлияли на положение мужчин и женщин в обществе в целом и в сфере труда, в частности. Об этом свидетельствуют многочисленные научные исследования и статистика. Это также отмечено в Национальном докладе о положении женщин в России, представленном в 1995 году в ООН и на IV Всемирную конференцию по положению женщин в Пекине. Гендерное неравенство нашло свое выражение не только в отстранении женщин на "периферию" основных политических и экономических структур, но и в прямом вытеснении женщин из сферы оплачиваемого труда. Остановимся на этой проблеме более подробно, проанализировав данные государственной статистики, характеризующие российский рынок труда с 1990 по 1995 гг., когда спад экономики был наиболее велик.

Наиболее общими характеристиками рынка труда являются численность и структура занятости по половому признаку, и поэтому анализ изменений, происходивших в сфере занятости, начнем с рассмотрения динамики этих показателей.

Отмена обязательной трудовой занятости и другие глобальные изменения повлекли за собой значительное сокращение общей численности занятого населения, составившее за пять лет более 8 млн. человек, или 10,9%. Однако это снижение уровня занятости происходило очень неравномерно, в результате чего женская занятость уменьшилась на 7,6 млн. человек, или почти на 20 %, а мужская - только на 1,6%. Таким образом, среди тех, кто за это пятилетие покинул сферу экономической активности, женщины составили 92,97 %.

Самым парадоксальным является то, что с 1991 по 1995 гг., когда количество рабочих мест для женщин сократилось почти на 5 млн., количество мужских рабочих мест пусть и незначительно, но наращивалось! То есть конъюнктура на рынке труда для мужчин была относительно благоприятной, в то время как для женщин назвать ее таковой просто невозможно.

Возникает правомерный вопрос: куда же делись эти 7,6 млн. женщин, выброшенных из официальной сферы оплачиваемого труда? Если они теперь не отражаются в статистике занятости, то неужели они действительно не работают? Результаты исследований показывают, что многие из них перешли на работу в неформальный сектор: стали "челночницами", работа которых полна риска не только материального, но и физического (по статистике, "челночников" около 10 млн. человек, и процент женщин среди них очень высок); торгуют в ларьках и палатках, где нередко у них при приеме на работу отбирают паспорта, в результате чего они становятся полностью бесправными; выращивают овощи и цветы, которыми сами же и торгуют и т.п. Таким образом, эти женщины чаще всего продолжают работать в сфере домашнего труда или неформальной занятости, где сегодня практически не существует ни прав, ни законов.

Чтобы понять, как и почему все это произошло, кратко рассмотрим Деятельность некоторых социальных институтов и их влияние на сегодняшнее положение женщин. Прежде всего, трудно предположить, что все женщины, оказавшиеся лишними на рынке труда, были плохими работниками или балластом, который мешал проведению рыночных реформ в стране. Ведь по многим качественным характеристикам в России женская рабочая сила превосходит мужскую: как уже указывалось, уровень образования у наших женщин в среднем более высокий, чем у мужчин, они в основной своей массе более дисциплинированны, практически не употребляют алкоголь в рабочее время и более ответственно относятся к работе.

Очевидно, что ликвидация такого количества женских рабочих мест отрицательно сказалась не только на их общественном статусе, но и деформировала рынок труда, а, следовательно, и трудовое поведение его агентов: работниц, работодателей и безработных.

Безработные женщины, особенно разведенные и одинокие матери, являющиеся единственными кормильцами в семье, а также молодые девушки, впервые вступающие на рынок труда, соглашаются на любую работу на любых условиях. И поэтому работодатели, принимающие их на работу, не стесняются выдвигать такие условия, в которых учитываются интересы только одной стороны. Кроме того, среди этих условий встречаются такие, как подписки о том, что женщина не имеет права выходить замуж или рожать детей и т.п.

Практика показывает, что в частный сектор женщин принимают неохотно и, в первую очередь, на низкостатусные должности секретарей, уборщиц, продавщиц, практически не считаясь с уровнем образования и квалификацией. Поскольку заработки в частном секторе значительно выше, чем в госсекторе, полная материальная зависимость работницы от работодателя нередко принимает криминальный характер: имеются в виду сексуальные домогательства на работе. По данным исследований, подобная практика навязывается женщинам в каждой третьей частной фирме, не говоря уже о ларьках и палатках.

В цивилизованных странах законы рынка уравновешиваются социальной политикой государства, самого мощного социального института в области занятости, и деятельностью профсоюзов, защищающих права работников на труд. Ничего подобного в России пока не было и нет, так как государственные программы занятости женщин существуют, в основном, на бумаге и не обеспечены ресурсами, а профсоюзы заметили женщин только тогда, когда забастовки учителей, где основную массу составляют женщины, по масштабам превысили забастовки шахтеров. Таким образом, можно считать, что отсутствие целенаправленной государственной политики в отношении женщин в сфере занятости - это тоже политика, и при этом дискриминационная.

Становится очевидно, что подобный подход к решению проблем адаптации сферы занятости к новым рыночным условиям не эффективен ни с экономической, ни с социальной точек зрения, о чем свидетельствуют продолжающийся кризис практически во всех сферах и массовая, преимущественно женская, безработица, а также углубление социального расслоения общества, сопровождающееся обнищанием значительной части населения.

Для большинства семей оплачиваемая работа женщин по прежнему является необходимым источником средств существования, а потеря заработка нередко отбрасывает всю семью за черту бедности. Это подтверждается данными семейных обследований, проведенных Госкомстатом России, где в качестве основной причины бедности семьи указывается наличие в ней иждивенцев, как детей, так и неработающих членов семьи. Но почему-то в нашем обществе и средствах массовой информации проблемы женской безработицы, как, впрочем, и проблемы насилия, и прав женщин, рассматривают преимущественно как "специфически женские", а не социально-политические и правовые проблемы всего общества, что является индикатором развития общества, общественного сознания и культуры в целом.
8.5. Секс-работа как профессиональная занятость
Секс-работа - занятость, связанная с женской и мужской проституцией, а также предоставлением секс-услуг (секс по телефону и секс-шоу). Ряд авторов полагают, основываясь, в том числе, и на исследовании идентичности секс-работников, что продажа секса за деньги - это такой же труд, как и любой другой (O'Connel Davidson). Секс здесь отделяется от других его социальных смыслов - например, межличностные, романтические отношения, релаксация - и трактуется исключительно как профессиональная деятельность. Развитие современного общества сделало размытыми границы между потреблением и объектом потребления, работой и отдыхом, потреблением и производством товаров и услуг, превратив секс в работу, которая связана с потреблением тела и формированием определенного типа идентичности (Chapkis). Занятость в сфере секс-индустрии связана с выполнением определенной доли эмоционального труда, что связывает ее с занятостью в индустрии отдыха тем, что здесь требуется исполнение эмоционально насыщенных ролей, которое определяет успех продажи предлагаемых услуг (Brewis and Linsted).

Социология трудовых отношений, занимаясь проблемами секс-работы, фокусируется на традиционных для этой дисциплины темах - проблемах состояния рабочей силы, разделения ее на основную и периферийную, условий и оплаты труда, профессионализации, трудового конфликта (McKeganey, Barnard). В ряде стран (Австралия, Германия, Нидерланды) секс-услуги являются легитимным видом трудовой деятельности с вытекающими отсюда формами социального контроля - нормативами условий работы, медицинского освидетельствования, профессиональными организациями, условиями оплаты труда (Perkins, Prestage, Sharp and Lovejoy). В таких странах существует и нелегальная секс-индустрия, где работают малолетние, нелегальные эмигранты, используется подневольный труд, регулируемый уже не трудовым, как в первом случае, а уголовно-правовым законодательством. В России и ряде других стран, где проституция запрещена, секс-работа функционирует как теневая и полутеневая криминальная занятость. Доходы в этом секторе экономической активности в 1997 г. только в Санкт-Петербурге составляли 20 млрд рублей (Санкт-Петербургские Ведомости), сюда вовлечено значительное количество людей - по данным московского ГУВД, более 70 тыс. занимались женской проституцией (Московская альтернатива). Запрещение секс-работы представляет амбивалентную политику: формально запретив этот вид занятости, власти почти не препятствуют проституции, осуществляющейся в таких организациях, как массажные салоны и услуги эскорта, существующие практически в любом крупном промышленном городе. В российских СМИ все чаще можно услышать дискуссии в пользу легализации проституции, что вывело бы секс-работу из сферы криминального бизнеса и сделало ее более безопасной для работников и клиентов (Арбатова; Говорухин; др.).
8.6. Пути преодоления гендерной дискриминации в сфере занятости
Какой выход можно найти из этого положения, не прибегая к определению рыночной стоимости всех не имеющих денежного выражения видов деятельности и к призывам радикальным образом изменить характер организации работы в семье. Некоторые страны решают эту проблему путем создания «счетов-спутников» для регистрации не имеющей денежного выражения работы, особенно выполняемой женщинами. На глобальном уровне для привлечения внимания к этой проблеме также можно сделать некоторые приблизительные оценки. Если бы эта неоплачиваемая деятельность рассматривалась как рыночные операции, то для ее оплаты потребовались бы колоссальные денежные средства - целых 16 триллионов долларов США, что примерно на 70% больше официальной оценки мирового производства, составляющей 23 триллиона долларов США. Эта оценка включает в себя стоимость неоплачиваемой работы, выполняемой женщинами и мужчинами, а также стоимость недостаточно оплачиваемой работы женщин на рынке по превалирующим ставкам. Из этих 16 триллионов долларов США 11 триллионов долларов США приходятся на не имеющий денежного выражения «невидимый» вклад женщин.

Эта оценка не означает, что именно эту сумму необходимо было бы платить за нерыночную деятельность, поскольку, если бы все виды деятельности учитывались на рынке, то изменилась бы вся структура заработной платы. Тем не менее, она указывает на то, что объем неоплачиваемого и непризнанного труда является весьма существенным.
Вопросы и задания для самоконтроля



  1. Выпишите в столбец все виды домашней деятельности. Затем сделайте гендерную оценку каждого вида деятельности в процентах. Например:

    покупка продуктов

    ж. - 65%,

    м. - 35%;

    ремонт дома

    ж. - 20%

    м. - 80%;

    стирка

    ж. - 100%

    м. - 0%

    утюжка

    ж. - 90%

    м. - 10%

    и т.п.







  2. Постарайтесь не забыть о каких-то видах домашней деятельности, чтобы дать более полную оценку домашнего труда. Теперь, когда вы закончили эту таблицу, попытайтесь в целом дать оценку в процентах женского труда и мужского труда в доме.

  3. Какие средства или методы Вы могли бы предложить для признания или учета неоплачиваемого домашнего труда или общественной работы в махалле?

  4. Что лично Вы могли бы сделать для того, чтобы поднять престиж неоплачиваемого труда в Вашей семье?



<< предыдущая страница   следующая страница >>