microbik.ru
  1 2 3 ... 7 8
занимают особое место. В пользу этого свидетельствуют следующие факты: 1) высокая реакционная способность сульфгидрильных групп, благодаря которой некоторые тиолы окисляются с очень высокой скоростью; 2) зависимость скорости окислительной модификации SH-групп от их радикального окружения в молекуле, что позволяет выделить из множества тиоловых соединений особую группу легко окисляющихся веществ, выполняющих специфические функции антиоксидантов; 3) обратимая реакция окисления сульфгидрильных групп в дисульфидные, что предполагает возможность энергетически выгодного поддержания гомеостаза тиоловых антиоксидантов в клетке без активации их биосинтеза; 4) способность тиолов проявлять как антирадикальное, так и антиперекисное действие (Плужников Н.Н. и соавт., 2000; Зенков Н.К. и соавт., 2001) гидрофильными свойствами тиолов обусловлены их высокое содержание в водной фазе клетки и возможность защиты от окислительного повреждения биологически важных молекул ферментов, нуклеиновых кислот, гемоглобина и др. (Плужников Н.Н. и соавт., 2000; Wu L., Wang R., 2005 )

Таким образом, эффективность лечебных мероприятий при остром лучевом поражении в значительной степени, по мнению большинства авторов, определяется их способностью активизировать процессы постлучевого восстановления кроветворной ткани, то есть их воздействие на пролиферацию и дифференцировку костномозговых клеток и на восполнение дефицита полноценных зрелых клеточных форм в периферической крови (Легеза В.И., Чигарева Н.Г., 1997; Легеза В.И. и соавт., 2001). Обращает на себя внимание тот факт, что лечебные средства, обеспечивающие восстановление целостности слизистой полости рта в условиях лучевой тепапии при раке орофарингеальной области, не должны ослаблять эффективность основного лечения. Поэтому многие авторы делают вывод о том, что следует обратить внимание на применение цитодифференцирующих агентов, которые находят широкое применение в онкологии ( Антонов В.Г. и соавт., 2005).

1.4.1. Цитодифференцирующие агенты в онкологии

Одним из путей непрямого воздействия на гемопоэтические или злокачественные клетки является индукция дифференцировки в них посредством различных цитодифференцирующих агентов. Существует много цитодифференцирующих агентов разнонаправленного действия, среди которых витамины, цитокины, низкомодекулярные соединения и некоторые цитостатики. Некоторые индукторы дифференцировки нашли применение в онкологической практике в качестве противоопухолевых средств или при коррекции побочных эффектов лекарственной терапии. Недостатком такой терапии является невысокий кратковременный эффект, который может быть усилен благодаря сочетанию как с другими цитодиференцирующими агентами, средствами специфической химиотерапии, так и с радикальной лучевой терапией.

Под индукцией дифференцировки клеток понимают способность различных веществ восстанавливать или запускать утраченные или сниженные в результате различных причин функции: прохождение клеткой нормального клеточного цикла, синтез специфических белков и т.п. Вещества или соединения, механизм действия которых не связан с одной конкретной функцией клетки и которые могут вызывать ее дифференцировку по нескольким параметрам, отнесят к неспецифическим индукторам дифференцировки (Рафальский В.В., 1997; Атауллаханов Ф.И., 2000).

В последние годы внедрены в клиническую практику препараты, вызывающие дифференцировку кроветворных клеток, поврежденных в результате лучевой терапии. Эти препараты представляют собой различные цитокины, полученные из костного мозга, такие как гематогормоны: гранулоцитарный колониестимулирующий фактор, гранулоцитарно-макрофагальный колониестимулирующий фактор и др. Их применение снижает поражающее действие радиотерапии на кроветворные клетки при лечении злокачественных опухолей, вызывая не только стимуляцию пролиферации, но и ускорение созревания клеток костного мозга (Johnson C., Cook C., Furans P., 1998; Matsui W. et al., 2005).

Наиболее вероятным механизмом индукции дифференцировки опухолевых клеток, по мнению многих авторов, является остановка клеточного цикла в фазе G0/G1. Реализация большинства дифференцировочных программ требует выхода клетки из митотического цикла в стадию покоя G0. Перманентная стимуляция размножения клеток и отсутствие ответа на ростингибирующие цитокины, являющиеся одновременно индукторами дифференцировки (например, трансформирующий фактор роста β), нередко приводят к блокированию или извращению процессов дифференцировки (Fujiwara M. et al. 2000; Райхлин Н.Т. и соавт., 2004; Райхлин Н.Т. и соавт., 2005).

1.4.2. Индукторы дифференцировки

Витамины. Ретиноиды (производные ретинола) могут вызывать терминальную дифференцировку и подавлять пролиферацию злокачественных опухолевых клеток различных линий, полученных из меланом, нейробластом, лейкозных и зародышевых клеток, опухолей костей и молочной железы, а также эпителиальных опухолей. Из более 4-х тысяч исследованных к настоящему времени ретиноидов клинический интерес представляют несколько соединений. Это изомеры ретиноевой кислоты, среди которых ретиноевая кислота и 13цис ретиноевая кислота разрешены для клинического применения в онкологии, а 9-цис ретиноевая кислота проходит клинические испытания (Wigington D.P. et al., 2004; Kunisada M. et al., 2005).

Полностью транс-ретиноевая кислота считается наиболее изученным и востребованным цитодифференцирующим препаратом. К настоящему времени определены оптимальная суточная доза и необходимая длительность терапии транс-ретиноевой кислотой, эффективность при различных злокачественных опухолях, побочные эффекты и способы их устранения (Choi S.H. et al., 2000; Moro A. Et al., 2001).

Аналоги витамина D3. Регуляция пролиферации и дифференцировки под влиянием активных форм витамина D3, в том числе измененных, лежит в основе ингибирования опухолевого роста и способствует профилактике канцерогенеза, в частности, рака толстой кишки (Bazzoni F., Beutler B., 1996), рака предстательной железы. (Szeps M. et al., 2003), рака молочной железы (Pendino F. et al., 2001). Витамин D3 вызывает дифференцировку свежевыделенных лейкозных миелобластов человека при их кратковременном культивировании в жидкой среде (Bazzoni F., Beutler B., 1996).

Цитокины. Известно, что под воздействием препаратов интерферонов 2 α и 2b происходит остановка клеточного цикла и накопление клеток в фазе G0 с последующей гибелью через механизм апоптоза. Показана цитодифференцирующая и ингибирующая клеточный рост активность рекомбинантного лейкоцитарного интерферона IFN–α на клетках HL-60 и усиление дифференцировки в сочетании с изомерами ретиноевой кислоты или диметилсульфоксида даже в отношение резистентных линий (Masciulli R. et al., 1995, Glasob W. et al., 2005). Высокая эффективность интерферона IFN–α выявлена при онкогематологических заболеваниях: волосато-клеточном лейкозе, хроническом миелолейкозе, множественной миеломе, неходжкинских лимфомах и хроническом лимфолейкозе (Атауллаханов Ф.И., 2000; Утешев Д.Б. и соавт., 2001; Ченцов Ю.С., 2004), а также при меланоме.

Гемопоэтические колониестимулирующие факторы. Эффект дифференцировки миелоидных предшественников под влиянием гранулоцитарного колониестимулирующего фактора (Г-КСФ) связан с наличием на их поверхности рецептора CD34, гранулоцитарномакрофагальный колониестимулирующий фактор (ГМ-КСФ) способствует дифференцировке и активации зрелых моноцитов, нейтрофилов и эозинофилов. Эти гемоцитокины оказывают различное действие на нейтрофилы, ГМ-КСФ не укорачивает время созревания нейтрофилов, но удлиняет период пребывания их в кровотоке, в то время как Г-КСФ вызывает противоположный эффект, притом, что оба увеличивают число митозов в костном мозге (Matsui W. et al., 2005). В онкологической практике применение гемоцитокинов, в основном, сконцентрировано на уменьшении глубины фебрильной нейтропении и на ускорении выхода больного из нее. Широкое клиническое применение гемоцитокинов стало возможным только после получения их в рекомбинантной форме. С помощью генно-инженерных технологий были разработаны препараты рекомбинантного человеческого Г-КСФ, препараты гликозилированного Г–КСФ – ленограстим (Граноцит) и негликозилированного Г–КСФ – филграстим (Нейпоген).

Фактор некроза опухолей. Туморнекротический фактор (TNF) проявляет различные свойства (Маркина И.Г. и соавт., 2002; Трещалин И.Д. и соавт., 2005). Биологическая активность TNF-α опосредуется связыванием со специфическими трансмембранным рецепторам типа I, которые экспрессируются на многих клетках, включая полиморфоядерные лейкоциты, эндотелиальные клетки, фибробласты, кератиноциты и др. Связывание с соответствующими рецепторами приводит к активации факторов транскрипции, которые регулируют активность нескольких генов, кодирующих синтез провоспалительных цитокинов и других медиаторов воспаления, и индуцируют апоптоз (Cinatl J. et al., 1998). TNF-α так же, как ретиноевая кислота и ее изомеры, вызывает макрофагальное созревание клеточных линий HL-60.

Низкомолекулярные пептиды. Глутоксим (бис (гаммаLглутамил)Lцистеинилбисглицин) синтетический аналог природного гексапептида - окисленного глутатиона. Способность препарата глутоксим индуцировать дифференцировку кератиноцитов была отмечена при лечении псориаза (Новиков А.И. и соавт., 2003). Результаты использования препарата в схемах лечения онкологических заболеваний свидетельствуют о его способности влиять на процессы гемопоэза (Горбунова В.А. и соавт., 2003; Филатова Е.И. и соавт., 2004; Манихас Г.М. и соавт., 2008). В эксперименте показана способность препарата подавлять рост опухоли в режиме монотерапиии, потенцировать противоопухолевую активность цисплатины, этопозида (Седакова Л.А., Миндра Н.В. и соавт., 2005).

Основываясь на данных экспериментов, проведенных на клетках А431, НЕR14, некоторые авторы предполагают возможность прямой активации глутоксимом рецепторов цитокинов и/или их сродства к цитокинам в клетках разных типов, что приводит к проявлению специфической клеточной активности (например, стимуляции кроветворения, дифференцировка кератиноцитов, модуляции активности клеток иммунной системы) (Антонов В.Г. и соавт., 2005; Бурова Е.Б. и соавт., 2005). Этим могут объясняться терапевтические эффекты препарата глутоксим, который используется в клинике как иммуномодулятор широкого спектра действия.

1.4.3. Роль окисленного глутатиона в окислительно-восстановительной

системе клеток

В последние годы значительно возрос интерес к функционированию окислительно-восстановительных систем клеток, в частности к роли окисленного и восстановленного глутатиона. Около 95 % внутриклеточного глутатиона находится в восстановленной форме. Он является важнейшим внутриклеточным антиоксидантом и способен к регуляторному S–глутатионилированию белков (Klatt P., Lamas S., 2000; Pompella et al., 2003). О роли как внутриклеточного, так и внеклеточного окисленного глутатиона известно немного. Продемонстрировано, что окисленный глутатион изменяет активность ряда очищенных ферментов, таких как карбоангидраза III (Cabiscol, Levine, 1997), протеинкиназа С (Ward N. E. et al., 1998; Chu et al., 2003), альдозоредуктаза человека (Cappiello M. et al., 1996) и протеаза I типа вируса иммунодефицита человека (Davis D. A. et al., 1996). При экзогенном добавлении окисленного глутатиона в высокой концентрации к клеткам лейкемии человека U937 наблюдаются даун-регуляция антиапоптотического белка Вс1-2, активация МАР-киназы р38 и последующий апоптоз (Filomeni G. et al., 2003). Следует отметить, что окисленный глутатион извне не проникает через плазматическую мембрану, и ранее не были известны рецепторные или другие мембранные мишени его действия (Maister A., 1994).

Фармакологический аналог окисленного глутатиона - глутоксим как иммуномодулятор широкого спектра действия стимулирует процессы костномозгового кроветворения, активирует системы фагоцитоза, в том числе в условиях иммунодефицитных состояний, способствует восстановлению уровня нейтрофилов, моноцитов, лимфоцитов в периферической крови и функциональной дееспособности тканевых макрофагов (Михайленко и др., 2003). Глутоксим применяется в комплексной фармакотерапии тяжелых форм псориаза (Новиков А. И. и др., 2003), антибиотикорезистентных форм туберкулеза (Соколова Г.Б. и соавт., 2002), внутриклеточных инфекций половых путей, в профилактике и лечении расстройств кроветворения, сопутствующих злокачественному росту, химио-и лучевой терапии.

Трансактивация (лиганднезависимая активация) рецептора эпидермального фактора роста является частью системы регуляции передачи сигнала в клетке и играет важную роль в реакции клеток на различные внешние воздействия. Трансактивацию вызывают различные цитокины и активаторы рецепторов, сопряженных с G–белками (Fischer O. M. et al., 2003). К стрессовым факторам, приводящим к трансактивации, относятся УФ- и гамма-излучение, осмотический и тепловой стресс, окислители и тяжелые металлы (Zwick et al., 1999; Gschwind et al., 2001).

Результаты изучения относительного дефицита активности эндогенных цитокинов показали, что одной из ключевых его причин являются обратимые конформационные изменения поверхностно-клеточных рецепторов, включая и рецепторы цитокинов, что сопровождается понижением их сродства к своим лигандам (Neta R., 1997). В большей степени снижение сродства рецепторов к гуморальным факторам, включая и цитокины, отмечается в очаге поражения. Вне очага поражения клетки различных тканей сохраняют нормальную чувствительность к регуляторному воздействию гуморальных факторов включая и цитокины. Оказалось также, что негативные конформационные изменения затрагивают не только поверхностно-клеточные рецепторы цитокинов, но и мембранные транспортеры, ионные каналы, растворимые рецепторы и другие молекулы, которые составляют информационно-транспортные каналы межклеточного и матрикс клеточного, межтканевого и органного взаимодействия (Антонов В.Г., Козлов В.К., 2004).

Следствием понимания причин относительного дефицита активности не только цитокинов, но и других молекул, был поиск средств коррекции подобного типа расстройств. Результатом проведенных исследований явилось создание препарата глутоксим – средства на основе окисленного глутатиона. Препарат глутоксим обладает присущими окисленному глутатиону физико-химическими и биологическими свойствами, стабильностью при хранении и фармакологической активностью. Глутоксим, вводимый в организм, по-видимому, подобно выделяемому клетками во внеклеточное пространство окисленному глутатиону не поступает в клетки (Paolicchi et al., 2002).

В этой связи фармакотерапевтическое действие препарата глутоксим направлено на молекулярные процессы, регулируемые в организме окисленным глутатионом вне клеток (Антонов В.Г. и соавт., 2005).

Окисленный глутатион – низкомолекулярный тиол, выявляемый во всех типах клеток и внеклеточном пространстве. Содержание окисленного глутатиона в клетках и вне их невелико относительно сопряженного с ним соединения - восстановленного глутатиона, составляя 10-4 - 10-5 М против 10-3-10-2 М у восстановленного глутатиона (Cumming R.C. et al., 2004). Окисленный и восстановленный глутатионы образуют окислительно-восстановительную систему (редокс-систему). В спектре редокс-систем организма окислительно-восстановительная активность системы глутатиона является относительно невысокой, позволяя ей, однако осуществлять в пептидных молекулах редокс-контроль количества дисульфидных сшивок (–S–S–) и сульфгидрильных групп (–SH) (Forman H.L. et al., 2002).

Одними из важнейших точек приложения окисленного глутатиона вне клеток являются, по мнению Paolicchi A. et al. (2002), сульфгидрильные группы регуляторных и эффекторных поверхностноклеточных и растворенных молекул пептидной природы. Результатом воздействия окисленного глутатиона на сульфгидрильные группы молекул является образование дисульфидной связи, изменение конформации и, как следствие, функциональной активности молекулы.

Во внеклеточном пространстве, на клеточной мембране спектр молекул пептидной природы, функциональная активность которых возрастает при образовании дисульфидной связи или нескольких дисульфидных связей включает (Берман А.Е. и соавт., 2003):

– интегриновые, кадгериновые и иммуноглобулиновые рецепторы (физиологическая функция - организация функционально дееспособной ткани посредством межклеточных матрикс-клеточных контактов, негативная регуляция митотической активности);

– иммуноглобулины различных классов (физиологическая функция -гуморальное звено системы иммунитета);

– рецепторы инсулина, инсулиноподобных и других факторов роста (физиологическая функция - регуляция гомеостаза глюкозы, пролиферации дифференцировки апоптоза);

– рецепторы для семейства фактора некроза опухоли, интерлейкинов, интерферонов (физиологическая функция – опосредуют регуляторное воздействие на пролиферацию, дифференцировку, апоптоз различных типов клеток);

– нейротрофные факторы, ингибиторы тканевых протеаз, тропные к протеазам рецепторы (физиологическая функция - цитопротекторы, регуляторы пролиферации, локомоторной активности, дифференцировки апоптоза);

– пептидные биорегуляторы (например, трефоиловые пептиды - физиологическая функция - регуляция пролиферации, дифференцировки, апоптоза);

– рецепторы небелковых биорегуляторов – адрено-, холино- и другие рецепторы (физиологическая функция - опосредуют регуляторное воздействие на клеточный метаболизм, функциональную активность клеток, кровоснабжение ткани);

– АТФ-зависимые транспортеры цитоплазматической мембраны, которые по совместительству выполняют регуляторные функции;

– транспортные белковые молекулы внеклеточного пространства, например трансферрин, 2-макроглобулин, церулоплазмин и другие белки, определяющие защитные, компенсаторные и адаптивные возможности организма, органов, тканей и отдельных клеток.

Противоположное влияние на активность перечисленных, физиологически значимых регуляторных и эффекторных молекул оказывает восстановленный глутатион. Восстанавливая дисульфидную связь или несколько связей в структуре молекулы до сульфгидрильных групп, он инициирует процесс формирования функционально низкоактивной или неактивной её конформации.

Изменение клеточных функций при действии физиологических концентраций окисленного глутатиона выражается в снижении локомоторной активности клеток, увеличении количества клеточных контактов, уменьшении числа погибших клеток в эксперментальных сериях по сравнению с контрольными (Божкова В.П., Розанова Н.В., 1998).

Таким образом, воздействие окисленного глутатиона на клетки является рецепторопосредованным. Непосредственная регуляторная активность окисленного глутатиона отражается на функциональной и метаболической активности клеток. Опосредованные эффекты окисленного глутатиона обусловлены специфическими лиганд-рецепторными взаимодействиями, для которых важны функционально активные конформации рецептора и/или биорегулятора, зависимые от дисульфидных связей в структуре молекулы.

Разнонаправленные, физиологически детерминированные взаимодействия окисленного и восстановленного глутатионов с поверхностноклеточными рецепторами, биорегуляторами, другими молекулами пептидной природы обеспечивают возможность ситуационно обусловленного сопряжения метаболической и функциональной активности различных клеток для осуществления физиологически адекватного ответа (Filomeni G. et al., 2002).

Секреция окисленного и восстановленного глутатиона во внеклеточное пространство осуществляется практически всеми клетками организма и является АТФ–зависимым процессом, вследствие чего их транспорт из клеток контролируется её энергетическим статусом. Особенностью транспорта окисленного глутатиона из клетки является то, что он зависим от количества коньюгат (Tew K. D., 2006).

Конъюгаты глутатиона - это соединения, образующиеся в реакции восстановленного глутатиона с органическими перекисями (GS-радикалы). GS-радикалы имеют более выраженное сродство к молекуле транспортера окисленного глутатиона по сравнению с окисленной формой глутатиона и ингибируют его транспорт из клетки.

Одними из следствий воздействия ионизирующих излучений на клетку является дефицит АТФ и окислительный стресс (Владимиров В.Г. и соавт., 1997). В условиях окислительного стресса в клетке активно идет образование окисленного глутатиона и конъгатов глютатиона с органическими и неорганическими радикалами (GS–радикал) (Tew K. D., 2006). В этих условиях секреция окисленного глутатиона во внеклеточное пространство оказывается сниженной до минимальных величин; угнетение его секреции во внеклеточное пространство обусловлено и дефицитом АТФ. В дополнение к этому дефицит АТФ негативно сказывается на возможности клетки экспортировать внеклеточный восстановленный глутатион (транспорт GSH в клетку АТФ–зависимый процесс).

При развитии патологического процесса в клетке имеет место выраженная тенденция к накоплению окисленного глутатиона, снижению окислительно-восстановительного потенциала, соответственно развитию связанных с этим негативных реакций. Дисбалланс между восстановленным и окисленным глутатионом внутриклеточного пространства в клетках, подвергшихся воздействию повреждающего фактора, приводит к изменению соотношения этих соединений вне клеток, как микроокружении поврежденных клеток, так и в организме в целом. Следствием подобной деформации обмена окисленного глутатиона между внутриклеточным и внеклеточным пространствами будет сниженное поступление данного соединения во внеклеточное пространство в первую очередь из пораженных клеток и в дополнение к этому из части нормальных клеток. Снижение секреции окисленного глутатиона из пораженных и части нормальных клеток сочетается с усиленным насыщением внеклеточного простанства его восстановленного эквивалента (Schafer F.Q., Buettner G.R. 2001).

Формируемый во внеклеточном пространстве при действии повреждающего фактора избыток восстановленного глутатиона относительно окисленного негативно сказывается на образовании активных форм биорегуляторов, рецепторных образований, протеолитических ферментов, функционально активные формы которых имеют в своей структуре дисульфидную связь (Reglinski J. et al., 1998., Filomeni G., et al., 2002). Регистрируемым следствием перераспределительного избытка восстановленного глутатиона во внеклеточном пространстве будет снижение сродства рецепторов с лигандами, функциональная несостоятельность биорегуляторов, транспортных и других молекул пептидной природы. Иными словами, формируется порочный круг, в котором нарушенный обмен восстановленного и окисленного глутатиона между клеткой и внеклеточным пространством снижает возможность внеклеточных механизмов регуляции её адаптивных реакций нормализовать клеточный метаболизм, что в свою очередь еще более расстраивает тиол-дисульфидный обмен, усугубляющий расстройства внеклеточной регуляции (Filomeni G. et al., 2002).

При действии патогенного фактора (ионизирующие излучения) клеточное звено иммунной системы выполняет интегрирующую функцию в формировании защитной реакции организма. Секретируемые гуморальные факторы (хемокины, интерлейкины, интерфероны и др.) призваны обеспечить формирование функционально единой защитной структуры из различных типов клеток, специализированных внеклеточных белковых молекул, органных функций. При воспалительных процессах индуцируемые внешним патогенным воздействием механизмы толерантности, включающие индукцию синтеза восстановительных эквивалентов, негативно сказываются на системе редокс-контроля, предопределяя относительный или абсолютный дефицит внеклеточной фракции окисленного глутатиона. Следствием дисбаланса в системе редокс-контроля будет как неэффективное включение отдельных элементов в комплекс защитных реакций организма, так и их извращенный ответ на специализированную фармакотерапию. Фармакологическая активность глутоксима в этих условиях позволяет преодолеть негативные изменения в системе редокс-контроля различных биологических взаимодействий, и как следствие, реализовать потенциал защитных реакций организма и этиопатогенетически ориентированной фармакотерапии (Филатова Е.И. и соавт., 2004).

Нормализация с помощью глутоксима реакций клеточной регуляции, доставки в клетки кислорода, интенсивности в них окислительного метаболизма и сопряженных с ним реакций, в сочетании с притоком пластического материала (аминокислот) способствует повышению резистентности нормоцитов к эндогенным и микробным токсинам, лучевой терапии, способствует ее лучшей переносимости и более быстрому достижению лечебного эффекта (Стромская Т.П., Рыбалкина Е.Ю., 2003).

Таким образом, анализ литературы позволяет заключить, что эффективность средств профилактики и лечения лучевых поражений и осложнений лучевой терапии рака орофарингеальной определяется их способностью:

– восстанавливать чувствительность рецепторов клеток костного мозга и слизистой оболочки полости рта к соответствующим эндогенным лигандам-активаторам пролиферации и дифферецировки.

– стимулировать пролиферацию и дифференцировку клеток костного мозга и эпителия слизистой оболочки полости рта;

– оказывать ингибирующее влияние на процессы перекисного окисления липидов в облученных тканях;

Казалось бы, на первый взгляд, в медицинской практике не существует фармакологических препаратов, применение которых позволило бы обеспечить вышеперечисленные процессы. Ряд исследователей отдает предпочтение антиоксидантам различного механизма действия для лечения лучевых стоматитов (эпителиитов). По мнению других авторов, восстановление с помощью интерлейкинов гемопоэза в облученном организме позволит ослабить выраженность радиационно обусловленных стоматитов (Рогачева С. А. 1998; Козлов В.К. и соавт., 2002; Бутомо и соавт. 2004)

Отсутствие устоявшихся взглядов на принципы профилактики и лечения основных осложнений лучевой терапии больных раком орофаренгиальной области не позволяет отдать предпочтение ни одному из вышеперечисленных методов лечения.

Следует подчеркнуть, что при описании того или иного метода профилактики и лечения постлучевых эпителиитов и гемодепрессии в литературе практически отсутствуют данные о влиянии применяемых препаратов на эффективность проведения лучевой терапии при раке орофарингеальной области. В связи с этим возникает необходимость в проведении научных, в том числе и экспериментальных исследований не только по оценке эффективности иммуноориентированной терапии с помощью иммуномодулятора глутоксим на выраженность и течение осложнений лучевой терапии рака орофарингеальной области – лучевого стоматита и гемодепрессии, но и на характер течения опухолевого процесса.



<< предыдущая страница   следующая страница >>