microbik.ru
1 2 3 4


На правах рукописи

БОГДАНОВА

Елена Евгеньевна




ДОБРОСОВЕСТНОСТЬ УЧАСТНИКОВ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ИХ СУБЪЕКТИВНЫХ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ


Специальность 12.00.03 -

гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право


Автореферат


диссертации на соискание ученой степени

доктора юридических наук


Москва


2010




Диссертация выполнена в Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» на кафедре правового обеспечения рыночной экономики.
Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор,

Заслуженный юрист РФ

Коршунов Николай Михайлович

доктор юридических наук, профессор

Ершова Инна Владимировна

доктор юридических наук, профессор

Заслуженный работник Высшей школы РФ

Лукьянцев Александр Анатольевич
Ведущая организация: ГОУ ВПО «Российский государственный

гуманитарный университет»

Защита диссертации состоится 26 ноября 2010 года в 12 часов на заседании Диссертационного совета по юридическим наукам Д. 502.006.15 в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации (119606, Москва, проспект Вернадского, д. 84, 1-й учебный корпус, ауд. 2283).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.
Автореферат разослан ____
Ученый секретарь

Диссертационного совета В.В. Зайцев



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

  1. Актуальность темы диссертационного исследования. Одним из важнейших институтов гражданского права, обеспечивающего стабильность гражданского оборота, является институт защиты субъективных гражданских прав участников договорных отношений. Переход к рынку, обострение конкурентной борьбы между участниками гражданского оборота требуют эффективной защиты их субъективных прав. О необходимости защиты субъективных гражданских прав говорится во многих нормах права и, прежде всего, в ст. 2 Конституции РФ, согласно которой человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. В ст.ст. 35, 36 Конституции РФ гарантируется защита частной собственности, а также судебная защита прав и свобод.

  2. Защите субъективных прав посвящено большое количество норм ГК РФ. Можно было бы сделать вывод, что общество имеет достаточно обширное и систематизированное законодательство, позволяющее участникам гражданского оборота эффективно защищать свои субъективные гражданские права. Однако практика применения законодательства выявила множество проблем. В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (далее — Концепция) отмечается о ненадлежащем, недобросовестном осуществлении прав и исполнении обязанностей, совершении действий в обход законов, злоупотреблении правом. Массовый характер приобрели споры о признании сделок недействительными, значительная часть которых инициируется недобросовестными лицами, стремящимися избежать исполнения принятых на себя обязательств.

  3. Практическое применение норм института защиты показало, что участники договорных отношений не получают должной правовой защиты в связи с несовершенством соответствующих норм права, их внутренней противоречивостью и, в известной мере, отставанием от потребностей современного общества. В результате право на защиту в одних случаях стало использоваться во вред своему назначению, в других — не обеспечивает необходимой защиты субъективных гражданских прав.

  4. Концепция предусматривает введение в гражданское законодательство принципа добросовестности, как одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права, что потребует пересмотра, как положений теории, так и правовых норм института защиты. В связи с этим необходимо исследовать содержание понятия добросовестности, установить его соотношение с виновностью, противоправностью, разумностью; определить специфику использования добросовестности в договорных отношениях.

  5. Эффективная защита субъективных гражданских прав в договорных отношениях невозможна без определения оснований их защиты. Анализ научных позиций и норм права позволяет сделать вывод, что в качестве основания защиты, прежде всего, принимается во внимание нарушение субъективных гражданских прав. Однако введение в гражданское законодательство принципа добросовестности обусловливает необходимость конструирования ранее неизвестных гражданскому праву России оснований защиты: добросовестного непризнания права и добросовестного оспаривания права. Требует пересмотра содержание категории «нарушение права» и ее соотношение с категорией «правонарушение». С новых позиций следует рассмотреть вопрос о самостоятельности права на защиту. Теоретическое и практическое значение имеет проблема недобросовестного применения как права на защиту, так и способов защиты. Возникла необходимость выработать новые подходы к защите субъектами своих прав посредством самозащиты, которая также может быть как добросовестной, так и недобросовестной.

  6. Введение принципа добросовестности в гражданское законодательство в качестве одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права обусловит необходимость решения вопроса о формах защиты субъективных гражданских прав, о соотношении судебной и административной защиты. Необходимо определить, какие органы смогут обеспечить адекватную оценку нравственности поведения субъекта и тем самым воздействовать на формирование критериев нравственности в обществе.

  7. Актуальность данного диссертационного исследования обусловлена также тем, что в настоящее время разработана и внедряется Концепция, что потребует изменения содержания многих правовых норм, регулирующих, в частности, защиту субъективных гражданских прав в договорных отношениях. Поставленная Президентом РФ задача совершенствования гражданского законодательства и отдельные положения Концепции могут быть реализованы, в том числе, посредством использования результатов данного исследования, что позволит обеспечить эффективную защиту субъективных гражданских прав участников договорных отношений.

Степень разработанности темы исследования. Проблемам защиты субъективных гражданских прав и интересов уделяли внимание виднейшие представители русской дореволюционной цивилистики, но монографической разработки в то же время они не получили. Впоследствии к вопросам защиты субъективных гражданских прав и интересов обращались видные советские ученые (Т.Е. Абова, В.П. Грибанов, Т.И. Илларионова, Д.М. Чечот, К.Б. Ярошенко и др.)

После введения в действие Гражданского кодекса РФ проблемы защиты гражданских прав и интересов явились предметом исследования В.В. Витрянского, М.С. Кораблевой, Д.В. Микшиса, О.А. Минеева, М.В. Мурашко, Д.В. Славецкого, Э.Л. Страунинга, Е.М. Тужиловой-Орданской, Д.Н. Кархалева и некоторых иных авторов.

Проблемам изучения добросовестности на уровне диссертационных исследований посвятили свои работы Т.Ю. Дроздова, А.В. Попова, Т.В. Новикова, Г.Т. Бекназар-Юзбашев и некоторые другие авторы. Ряд авторов затрагивали вопросы добросовестности при исследовании иных проблем гражданского права (С.А. Иванова, М.Ф. Лукьяненко, С.Д. Радченко).

Однако до настоящего времени не было диссертационных исследований проблем защиты субъективных гражданских прав с позиции добросовестности участников договорных отношений, в которых рассматривалось бы влияние добросовестности на конструирование оснований защиты, выбор форм и способов защиты субъективных гражданских прав и т.д.

Поэтому в настоящее время ощущается недостаток исследований, в которых анализировались проблемы оснований защиты субъективных гражданских прав добросовестных участников договорных отношений, а также способов защиты их прав; была бы осуществлена разработка понятийно-категориального аппарата института защиты; реализован системный подход в разработке данных проблем применительно к отношениям, вытекающим из гражданско-правового договора.

Цель и задачи исследования. Целью исследования является разработка и обоснование теоретической концепции защиты субъективных гражданских прав участников договорных отношений в связи с введением в гражданское законодательство принципа добросовестности в качестве одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права, а также понятийно-категориального аппарата института защиты; анализ способов защиты субъективных гражданских прав с позиции добросовестности сторон договора, их классификация и содержание; исследование правового регулирования осуществления права на защиту участниками гражданского оборота в договорных отношениях, в зависимости от вида заключенного договора; решение иных теоретических и прикладных вопросов.

В соответствии с целью исследования в диссертации решаются следующие задачи:

1. Установить содержание добросовестности участников договорных отношений и сформулировать понятие добросовестности.

2. Разработать и обосновать понятийно-категориальный аппарат института защиты с учетом добросовестности участников договорных отношений, в частности, понятий добросовестного непризнания права и добросовестного оспаривания права; установить соотношение понятий нарушение права и правонарушение.

3. Провести анализ существующих научно-теоретических доктрин, концепций, содержащих понятие права на защиту, способов защиты и дополнительно обосновать самостоятельность права на защиту.

4. Выявить критерии классификации способов защиты субъективных гражданских прав и обосновать авторскую классификацию данных способов.

5. Выявить тенденции в изменении содержания форм защиты субъективных гражданских прав в связи с введением в гражданское законодательство принципа добросовестности. Определить специфику самозащиты в договорных отношениях.

6. Исследовать особенности применения способов защиты субъективных гражданских прав добросовестными участниками договорных отношений.

7. Разработать теоретически обоснованные и пригодные для практического применения рекомендации по совершенствованию законодательства Российской Федерации, регулирующего отношения по защите субъективных гражданских прав в договорных отношениях.

Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, складывающиеся при осуществлении участниками договорных отношений права на защиту их субъективных гражданских прав.

Предмет диссертационного исследования – нормы российского и зарубежного гражданского законодательства, практика их применения, а также научная доктрина по вопросам правового регулирования отношений, складывающихся по поводу защиты субъективных гражданских прав в договорных отношениях.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные методы познания: диалектика, анализ, синтез, аналогия, функциональный, системный и структурный подходы, абстрагирование и конкретизация, лингвистический анализ; а также специально-юридические методы исследования: формально-юридический, сравнительно-правовой, технико-юридический, правовое моделирование и др.

Нормативной базой исследования явились нормы российского гражданского законодательства и законодательств некоторых зарубежных государств, а также отдельные международные правовые акты.

Эмпирическую базу исследования составили материалы практики Конституционного Суда РФ, судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а также иных правоприменительных органов. Исследовано значительное количество дел, рассмотренных судами различных инстанций, опубликованных в печати и собранных автором лично. Проанализированы материалы судебной практики отдельных иностранных государств.

Теоретическая основа исследования. Диссертационная работа построена на базе положений, выводов, сформулированных правовой наукой. Автором использованы труды известных дореволюционных цивилистов: Е.В. Васьковского, Ю.С. Гамбарова, Д.Д. Гримма, Н.Л. Дювернуа, Д.И. Мейера, С.А. Муромцева, К.П. Победоносцева, И.А. Покровского, В.И. Синайского, Г.Ф. Шершеневича. Учтены концептуальные идеи ученых-юристов советского периода и настоящего времени: Т.Е. Абовой, С.С. Алексеева, М.М. Агаркова, В.К Андреева, В.А. Белова, Ю.Г. Басина, Е.В. Богданова, М.И. Брагинского, С.Н. Братуся, Л.Ю. Василевской, А.В. Венедиктова, А.П. Вершинина, В.В. Витрянского, Г.А. Гаджиева, Б.М. Гонгало, В.П. Грибанова, П.Ф. Елисейкина, И.В. Ершовой, Т.И. Илларионовой, О.С. Иоффе, Д.Н. Кархалева, Н.И. Клейн, В.П. Камышанского, С.М. Корнеева, Н.М. Коршунова, О.А. Красавчикова, П.В. Крашенинникова, Е.А. Крашенинникова, О.А. Кузнецовой, В.А. Лапача, О.Э. Лейста, А.А. Лукьянцева, Л.А. Лунца, А.Л. Маковского, Н.С. Малеина, В.П. Мозолина, Л.А. Новоселовой, И.Б. Новицкого, Б.И. Пугинского, В.А. Рахмиловича, В.В. Ровного, Б.М. Сейнароева, Г.А. Свердлыка, А.П. Сергеева, В.Л. Слесарева, Э.Л. Страунинга, Е.А. Суханова, В.А. Тархова, Ю.К. Толстого, Д.О. Тузова, П.М. Филиппова, Е.А. Флейшиц, А.П. Фокова, Р.О. Халфиной, Б.Л. Хаскельберга, В.А. Хохлова, С.А. Хохлова, Б.Б. Черепахина, Л.И. Шевченко, А.Е. Шерстобитова, А.М. Эрделевского, В.Ф. Яковлева, К.Б. Ярошенко и других. В работе проанализированы выводы известных зарубежных цивилистов: Дж. Адамса, Д' Анжело, Дж. Битсона, Р. Браунсфорда, Р. Гуда, М. Грэхэма, Б. Зеллера, О. Ландо, Р. Леже, Э. Макдональд, Э. МакКендрика, Д. Медикуса, Т. Кейли, Х. Кетца, Л. Коффмана, К. Осакве, Э. Педен, Г. Трейтеля, А. Фарнсворта, Д. Фридманна, Л. Фуллера, М. Хесселинка, Г. Шварца, К. Цвайгерта и др.

Научная новизна исследования заключается в том, что в диссертации разработана авторская концепция защиты субъективных гражданских прав участников договорных отношений с учетом их добросовестности, что представляет собой решение крупной теоретической задачи российского гражданского права.

В диссертации сформулировано авторское определение добросовестности субъектов права, определено содержание данного понятия, осуществлено отграничение от других категорий гражданского права, показано значение добросовестности в конструировании оснований защиты субъективных гражданских прав, доказаны новые основания защиты: добросовестное непризнание права и добросовестное оспаривание права, установлены отличия категорий «нарушение права» от «правонарушения», обоснована роль суда в определении критериев нравственности участников договорных отношений и сформулирован вывод о невозможности рассмотрения в административном порядке споров, связанных с установлением добросовестности их участников, исследованы особенности применения отдельных способов защиты и показано значение добросовестности субъектов при решении вопроса о защите их субъективных гражданских прав. Новизна исследования заключается также в положениях, вынесенных на защиту.

В результате проведенного исследования сформулированы и выносятся на защиту следующие основные положения:

1. Под добросовестностью участников договорных отношений следует понимать сложившуюся в обществе и признанную законом, обычаем, судебной практикой систему представлений о нравственности поведения субъектов права при приобретении, осуществлении и защите субъективных гражданских прав, а также при исполнении обязанностей. Нравственность поведения участников гражданского оборота оценивается на основе противопоставления категорий добра и зла. Поведение, отражающее представление о добре, следует считать добросовестным. Поведение, отражающее представление о зле, - недобросовестным.

Недобросовестность, в отличие от добросовестности, представляет собой дифференцированное понятие: особо злостное для общества поведение - неизвинительная недобросовестность и поведение, не характеризующееся особой злостностью, - извинительная недобросовестность.

2. Добросовестным поведением участников договорных отношений, по общему правилу, является правомерное поведение. Противоправное поведение может быть добросовестным в случае прямого признания его таковым законом, обычаем, судебной практикой при безупречном отношении самого субъекта к совершенному действию (бездействию), то есть нравственная безупречность к противоправному поведению. Критериями нравственной безупречности может быть отсутствие осведомленности участников договорных отношений о принимаемых во внимание обстоятельствах (не знал и не мог знать), осуществление субъективных гражданских прав или исполнение обязанностей с соблюдением особых условий (например, немедленно, без промедления, проявляя разумную заботливость), оказывая сотрудничество и др.

3. Особо злостная недобросовестность (неизвинительная недобросовестность) участников договорных отношений учитывается законодателем при квалификации поведения субъекта в качестве гражданского правонарушения — основания гражданско-правовой ответственности.

Поведение субъекта, не представляющее для общества особой злостности, - извинительная недобросовестность — квалифицируется законодателем в качестве нарушения права — основания защиты субъективного гражданского права. Предполагается достаточным в этом случае восстановление нарушенного субъективного гражданского права (например, безвозмездное устранение недостатков в товаре в разумный срок) без привлечения субъекта права к гражданско-правовой ответственности. Безвозмездное устранение недостатков в разумный срок, соразмерное уменьшение покупной цены и др. есть формы извинения нарушителя права за причинение неудобств правообладателю.

4. Введение в гражданское законодательство принципа добросовестности в качестве одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права позволяет утверждать, что право на защиту субъективного гражданского права должно конструироваться не в качестве его элемента, а как самостоятельное субъективное гражданское право. При недобросовестном осуществлении права на защиту неблагоприятные последствия предусмотрены только для данного права, вследствие чего лицу отказывают в защите субъективного гражданского права. В отношении защищаемого субъективного гражданского права неблагоприятные последствия не наступают. При включении права на защиту в само субъективное гражданское право в качестве его элемента, неблагоприятные последствия следовало бы конструировать в отношении всего субъективного гражданского права, что является неоправданным, так как будет подрывать стабильность гражданского оборота.

5. Для злоупотребления субъективными гражданскими правами участниками договорных отношений характерна особо злостная недобросовестность (неизвинительная недобросовестность). В таких случаях основанием защиты нарушенных прав следует считать правонарушение, а защиту осуществлять посредством привлечения субъектов, злоупотребивших правами, к гражданско-правовой ответственности.

Осуществление участниками договорных отношений своих субъективных прав при извинительной недобросовестности является нарушением права. Такое осуществление субъективных прав не представляет собой злоупотребление субъективными правами. Защита нарушенных прав будет осуществляться посредством соответствующих способов защиты без привлечения участников договорных отношений к гражданско-правовой ответственности.

6. Под недобросовестным применением способа защиты участниками договорных отношений понимается использование его для достижения целей, не связанных с защитой субъективных гражданских прав: уклонение от исполнения обязательства (вследствие, например, требования о признании оспоримой сделки недействительной); воспрепятствование деятельности контрагента (в результате, например, предъявления необоснованного требования о возмещении убытков и в этой связи наложения ареста на имущество и денежные средства контрагента); доведение до банкротства (посредством, например, предъявления обоснованных требований о возмещении убытков одновременно или в ближайшие сроки по сговору несколькими субъектами) и др. При установлении недобросовестного применения способа защиты, последствия для участников договорных отношений определяются в зависимости от того, является ли недобросовестность извинительной или неизвинительной.

7. Введение в гражданское законодательство принципа добросовестности обусловливает необходимость с новых позиций исследовать проблему оснований защиты субъективных гражданских прав.

В договорных отношениях может возникнуть неразрешимая до судебного решения правовая неопределенность в вопросе существования субъективного гражданского права у конкретного лица или о принадлежности субъективного права конкретному лицу, когда такое право не признается или оспаривается другими участниками гражданского оборота. Исходя из презумпции добросовестности, - поведение лица, не признающего право или его оспаривающего, является добросовестным.

Изложенные обстоятельства обуславливают необходимость принятия положения, что дополнительно к нарушению права, имеют место добросовестное непризнание права и добросовестное оспаривание права, как основания защиты субъективных гражданских прав.

8. При добросовестном непризнании субъективное гражданское право не признается (отрицается) другими лицами, не претендующими на данное право. Суд, разрешая правовую неопределенность, устанавливает наличие или отсутствие субъективного гражданского права у данного участника договорного отношения.

Не признаваться субъективное гражданское право может только добросовестным субъектом, который не знал и не мог знать о его наличии у соответствующего лица.

Непризнание субъективного гражданского права недобросовестным субъектом, то есть таким, который знал или должен был знать о его наличии у конкретного участника договорного отношения, следует квалифицировать как нарушение права.

9. При добросовестным оспаривании оспаривается принадлежность субъективного гражданского права участнику договорного отношения другими субъектами, добросовестно претендующими на данное право. Суд, разрешая правовую неопределенность, устанавливает конкретного субъекта, которому принадлежит соответствующее право.

Недобросовестное оспаривание субъективного гражданского права, когда оспаривающая сторона знала или должна была знать, что право принадлежит конкретному участнику договорного отношения, следует квалифицировать как нарушение права.

10. Условиями конвалидации ничтожных договоров являются: 1) слабость стороны договора, требующей конвалидации; 2) заключение договора к выгоде слабой стороны; 3) добросовестность другой стороны договора, когда она не знала и не могла знать о принимаемых во внимание обстоятельствах или не принимала участия в нотариальном удостоверении договора (регистрации) в силу обстоятельств, признанных судом уважительными. При установлении недобросовестности соответствующей стороны, договор не может быть конвалидирован даже при заключении его к выгоде слабой стороны, поскольку это будет способствовать недобросовестности участников оборота. К такому договору следует применять последствия его недействительности, а недобросовестная сторона должна возместить другой стороне причиненные ей убытки при наличии соответствующего требования.

11. При добросовестной самозащите субъективных гражданских прав применяются способы самозащиты и условия их реализации, установленные законом, обычаем и договором. К недобросовестной самозащите относится применение не предусмотренных законом, обычаем и договором способов самозащиты и условий их реализации (извинительная недобросовестность); использование самозащиты в целях причинения вреда (убытков) другой стороне (неизвинительная недобросовестность).

12. Оценка нравственности поведения участников договорных отношений может осуществляться исключительно судом, что обуславливает отказ от защиты субъективных гражданских прав в административном порядке. Судебной процедуре рассмотрения споров соответствует надлежащая правовая регламентация, наличие системы судебных органов, возможности апеллирования к другим судебным инстанциям, способности к анализу и обобщению судебной практики для единообразного применения законодательства, следовательно, формирования в обществе критериев нравственного поведения.

Административный порядок защиты субъективных гражданских прав представляется возможным сохранить только для разрешения споров, по которым не требуется оценка поведения участников договорных отношений с позиции добросовестности.

13. Обосновано положение, что обязательство из неосновательного обогащения возникает лишь в случае, когда обогатившийся участник договорного отношения не знал и не мог знать о неосновательности приобретения (сбережения) чужого имущества. При недобросовестном неосновательном обогащении, когда участник гражданского оборота знал или должен был знать о неосновательности приобретения (сбережения) чужого имущества, возникает обязательство из причинения вреда.

14. При участии в договорных отношениях юридических лиц должна приниматься во внимание презумпция соответствующей подготовки данных субъектов права к надлежащему участию в гражданском обороте, включая способность к самостоятельному расчету убытков.

Поэтому добросовестные юридические лица должны самостоятельно рассчитывать свои убытки, в то время как отсутствие такого расчета будет свидетельствовать о недобросовестности такого юридического лица, в связи с чем суду не следует предоставлять право определять размер убытков по спорам с их участием.

15. Требование стороны об одностороннем изменении условий договора следует считать добросовестным только в том случае, когда изменение договора не повлечет для другой стороны дополнительные имущественные обременения (расходы) по сравнению с теми, которые такая сторона должна была нести в пределах надлежащего исполнения обязательства.

В противном случае требование об одностороннем изменении договора является гражданско-правовой санкцией, примененной к стороне без ее согласия вне судебной процедуры. Такое поведение необходимо квалифицировать как недобросовестное и в удовлетворении требований соответствующей стороны следует отказать.

16. Определение размера неустойки в форме пени, взыскиваемой с поставщика до фактического исполнения обязательства в пределах его обязанности восполнить недопоставленное количество товаров в последующих периодах поставки, представляется не соответствующим специфике рыночных отношений. Неоднократные начисления неустойки за одни и те же товары способствуют недобросовестности соответствующих субъектов.

Установленная законом или договором поставки неустойка за недопоставку или просрочку поставки товара должна взыскиваться с поставщика в пределах соответствующего периода поставки, если иной порядок определения размера неустойки не будет предусмотрен договором.

Требования юридических лиц о взыскании неустойки без доказательств размера убытков следует рассматривать как их недобросовестное поведение, что должно позволить суду по своей инициативе уменьшать размер взыскиваемой неустойки.


следующая страница >>