microbik.ru
1 2 ... 36 37
Сергей Минутин

Сергей Неустроев


НЕИЗВЕСТНОЕ ЗАВОЛЖЬЕ
ГОРОД ЗАВОЛЖЬЕ
ОТ ИСТОКОВ

ДО СОВРЕМЕННОСТИ

Диалог культур

Нижний Новгород - Заволжье – 2011

УДК 94 (470.341)

ББК 63.3 (2 Рос – 4 Ниж.)

М – 61

Издание 2-е, исправленное и дополненное
М 61 Минутин С.А. (автор - составитель)

Авторы: С. Минутин, С. Неустроев

Город Заволжье. От истоков до современности.

Издательство: ООО «Издательский дом «Диалог культур», Нижний Новгород, 2011, - 328 с.
Книга является обобщающим материалом серии книг: «Заволжье – 40 лет», «Город Заволжье: версии, слухи, факты», «Неизвестное Заволжье».

Основной задачей, которую мы перед собой ставили, можно считать наше намерение побудить горожан к написанию своих воспоминаний о жизни города Заволжье.

Благодаря нашим первым книгам свои воспоминания о городе написали Ю.К. Тола-Талюк «Опыт присутствия», Павел Маленёв «Пацаны выходят из бараков», А.С. Логичев «Благое и кошмарное», а также вышла книга «Заволжские чтения – 2006». Хорошее начинание всегда полезно продолжить.

В связи со сменой общественного устройства страны и новых ориентиров развития промышленности и сельского хозяйства город пережил массу трудностей. Раньше мы писали, что наш городок устоял. Но к 2010 году стало понятно, что это не факт. На примере нашего города началась новая страница истории России в виде «моногородов».

История нашего города чрезвычайно интересна и в наше время, и для будущих поколений как опыт «выживания» сначала имперского города, вдруг ставшего провинцией при крушении Империи СССР, затем как местного самоуправления вассального, районного подчинения, и, наконец? «моногорода», который некуда и некому «сбагрить».

Сергей Неустроев

ISBN 978-5-902390-19-0
Издательство Диалог культур

Заволжье - Нижний Новгород

2011
СОДЕРЖАНИЕ


ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО 4

ДРУГУ В УНИСОН 9

ПРЕДИСЛОВИЕ ГЛАВЫ АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДА 9

ЭТО БЫЛО НЕДАВНО, ЭТО БЫЛО ДАВНО… 11

ГЛАВА ПЕРВАЯ
КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ 19

Выводы по главе 42

ГЛАВА ВТОРАЯ
ПРИХОД ИЗВЕСТНОСТИ 48

Выводы по главе 76

ГЛАВА ТРЕТЬЯ
НА ПИКЕ ИЗВЕСТНОСТИ 79

Выводы по главе 90

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ
СТАГНАЦИЯ 91

Выводы по главе 114

ГЛАВА ПЯТАЯ
МЕДЛЕННЫЙ ПОДЪЁМ 116

АРХИТЕКТУРА ГОРОДА 117

СОЦИАЛЬНАЯ И КУЛЬТУРНАЯ СРЕДА ГОРОДА 129

ГЛАВА СЕДЬМАЯ
МЕДЛЕННЫЙ ПОДЪЁМ (продолжение) 142

ЛЮДИ И ИДЕИ 144

ГОРОДСКАЯ ПОЛИТИКА 148

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ РАБОТЫ 153

КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ГОРОДА 153

ТИПОВЫЕ АЛГОРИТМЫ 156

РЕШЕНИЯ ГОРОДСКИХ ПРОБЛЕМ 156

ЗАВОЛЖЬЕ – ГОТОВЫЙ ОФФШОР 165

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
РОЛЬ ГОРОДЦА В МЕДЛЕННОМ «ПОДЪЁМЕ» 169

ЗАВОЛЖЬЯ, ИЛИ КТО КОГО ПОДНИМАЕТ 169

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
ЗАВОЛЖЬЕ В СТИХИИ СОВРЕМЕННОСТИ 179

ВЛАСТЬ В НАШЕМ ГОРОДЕ 185

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ 229

ЗАВОЛЖЬЕ – КЛАССИЧЕСКОЕ МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ РОССИИ 229

(период 2002 – 2010 гг.) 229

О НАС, ГРЕШНЫХ 229

КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЁ 235

ЗАВОЛЖЬЕ В РАЗРЕЗЕ 245

СТАНОВЛЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА 245

ЗАВОЛЖЬЕ – ИНДИКАТОР 261

ОБЩЕРОССИЙСКОГО ЗДОРОВЬЯ 261

О РЕАЛИЗАЦИИ 269

МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ 269

300

О СИСТЕМНОСТИ 300

МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ 300

О ГАРОМОНИЗАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЙ, 306

РЕГИОНАЛЬНОЙ И МЕСТНОЙ ВЛАСТИ 306

МЕСТНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ 311

И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ. 311

ВЗГЛЯД СО СТОРОНЫ. 311

Литература 326



ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО


Как автор-составитель этой книги, я абсолютно не претендую ни на какую истину по поводу высказываемых здесь мыслей, идей, мнений. Я просто живу в этом времени и считаю, что каким бы умным человеком не был краевед или историк, который возьмётся за историю города Заволжья, например, через 100 лет, он всё равно будет знать меньше, чем ныне живущий и самый бестолковый заволжанин.

Жизнь меняется так быстро, что тот холодный город, построенный как аэродинамическая труба, продуваемый насквозь холодными ветрами с водохранилища, ныне помнят только ветераны Заволжья. Новому поколению об этой части нашей истории ничего не известно – потеплело.

Воспоминания о былом остались в заволжском шансоне Олега Зеленова:

«Ветерок по лужам прогулялся,

По Заволжью, по Заволжью.

И от северного ветра задрожали

Заволжане, заволжане.

Нам от тёплых сновидений

Не теплеет всё равно,

А питейных заведений,

Ох, понатыкано полно.

Мы ж живём, надеемся,

Мы ж не пьём, а греемся.

Ныне живущий заволжанин хорошо знает сегодняшнюю среду своего собственного обитания, которая так и останется недоступной для потомков.

Наша жизнь сегодня станет «терра инкогнита» завтра.

Что касается, некоторых исторических экскурсов, то Россия страна огромная, но я её почти всю проехал и прошёл. И поэтому о «язвах капитализма», присущих, например, дореволюционному городу Нижнему Новгороду, могу судить по Забайкальскому городку Борзя нашего времени.

В Борзе, сегодня проживает столько же жителей, сколько было в дореволюционном Нижнем Новгороде, и городок Борзя ещё остался во временах «дореволюционных».

В г. Борзе, произведение А.М. Горького «На дне», написанное о Нижнем Новгороде, и сегодня играет своими неумирающими гранями нищеты, порока и «загнивающего» капитализма. Но лучше всего эти грани по-прежнему играют на Московском вокзале г. Нижнего Новгорода, на его автостанции и других местах, в которые «сбивает» народ тоска, нищета и желание перемен.

Всю «радость» сегодняшнего капитализма, в который мы опять устремились, забыв о том, как большой республиканец, демократ и либерал Наполеон, а затем такой же выборный демократ и либерал Гитлер топили мир в крови, я прекрасно изучил в Москве и Санкт-Петербурге. Скажу лишь, что этот капитализм очень сильно отличается от того, который я видел, например, в Праге (Европа) или Дамаске (Восток). У нашего нынешнего капитализма личико самое что ни на есть звериное и далеко не славянское.

Хочется верить, что миру удастся избежать новой войны. Хотя учебники истории СССР учили, что при прибыли в 300% нет такой «пакости», на которую бы не отважился капитализм и его высшая стадия - империализм. Нынешняя работорговля в этом контексте, даже не пакость, а так, мелочь. Ещё учебники писали о том, что передел собственности никогда не проходит бескровно. И на сормовские баррикады в 1905 годы вышли потомки тех крепостных невольников, которых вплоть до 1861 года продавали на Нижегородской ярмарке.

Что же касается социализма, то и в нём мне пожить довелось.

Доказать и показать можно всё. Вопрос здесь другой, станет ли наше доказательство аксиомой. Аксиома – это уже почти «чистая» правда. Например, имел место факт продажи крепостных крестьян на Нижегородской ярмарке вплоть до отмены крепостного права. Для тех, кого там продавали – это аксиома и чистая правда, как и для их современников. Такая правда, что даже художники этот факт зарисовывали прямо с натуры, как это сделал художник Лебедев в картине «Продажа крепостных на Нижегородской ярмарке».

Но для ныне живущих это уже теорема. Ныне живущие знают о величине товарооборота этой ярмарки, но совершенно не понимают, «на чём и как делали деньги». Да за красивую крепостную девку даже сегодняшний олигарх другому олигарху Родину продаст, думая о счастье народном. А если не за девку, то за какой-нибудь футбольный клуб со всеми футболистами.

Сегодня для нас, ныне живущих, такое понятие, как «отмывка зелени» (отмывание денег) высшими чиновниками – аксиома. А завтра, когда дай Бог, эти чиновники достроят капитализм, и все мы заживём необыкновенно счастливо, «отмывка денег» перейдёт в разряд теорем.

Тот же сподвижник Петра, его «птенец» Меньшиков сразу же после смерти Мин-Херца умыкнул и разместил в иностранных банках годовой российский бюджет той поры (7,5 млн. руб.), за что и был отправлен в ссылку. Для его соратников – это аксиома, а для нас теорема, так как, позднее нарисовали картину «Меньшиков с дочками в ссылке», в бедной хатке, при одной свечке.

Петровские времена очень сильно напоминают времена ельцинские, а нынешние - екатерининские, при которых Екатерина II освободила всё дворянство не только от государственной службы, но и от любой ответственности перед Российским государством. Две эти царствующие особы породили сегодняшнее «прожорливое» и безответственное чиновничество.

Что касается социализма? Все мы, заволжане, выросли в его оазисе, самом что ни на есть имперском, социалистическом городе Заволжье.

Наш заволжский бард Олег Зеленов написал чрезвычайно интересную песню на эту тему:

«Наша жизнь не светская,

Но течёт размерено,

Улицей Советскою

Да на площадь Ленина.

Мы живём не бедствуем,

Нам во снах летается,

Мы живём соседствуем,

Нам ещё мечтается.

Ильича приветствуем,

и он в ответ - пытается».

Существует такое суждение, что те миры, в развитии которых Высшие сомневаются, дублируются. Видимо, наш мир является именно таким, иначе очень сложно объяснить различные общественные формации в одно и то же время на одной и той же планете: австралийские аборигены, американские индейцы, западный капитализм, советский социализм, а дальше?

Человеку дают возможность попробовать буквально всё, и даже возможность изучать себя сегодняшнего, ныне живущего в разной обстановке и разной среде. Но он этого понимать не хочет, схватит знамя прошлого и носится с ним по улицам, «кошмаря» настоящее. Так и живём, то «туризмом по краеведению», то «краеведением по туризму», то коммунизм строим, то капитализм достраиваем, а то и археологи найдут останки кости на ржавом наконечнике стрелы и восстановят по нему свирепый облик нашего, безвинно павшего предка. А историк выведет резюме: «Вот как жили-то предки, Родину защищали, а мы что творим?», и давай опять стрелы затачивать и друг дружку кошмарить. Видимо, так веселее. Ну, а уж если найдётся ржавый меч былинного богатыря и такой же медный шлем, то исторический восторг бьёт просто через край. Сразу начинается поиск многочисленных костей, которые должны быть на этом месте по определению, и никому в голову не придёт, что может быть жил на этом месте лет двести назад «олигарх», собирающий антиквариат, и местный кузнец по случаю, за бутылку, сотворил ему и шлем и меч. Поэтому летопись лучше сразу писать, как судовой журнал или книгу воинской части: час в час, день в день. Пока ещё живы очевидцы и ничего не надо придумывать.

Заволжье в этом плане город счастливый, очевидцы ещё живы. Поэтому каждый читатель, даже не найдя в книге себя, информацию о себе может добавить, ибо он очевидец и главный житель нашего города, а если с чем не согласен, то и проверить, а как есть (не было, а есть) на самом деле. Ещё есть, у кого спросить. Так ищется истина, которая всегда тяжела для человека, ибо познание её идёт через борьбу с самим собой и другими.

В городе Заволжье ещё очень мало закостеневших опорных точек, под которые можно бы было начать многолетнее строительство логической монолитной структуры. У нас не умер А. Невский, у нас не был А. Пушкин.

У нас жили-были купцы. Но город на месте их жизни построен новый. Поэтому они и не попали ни в древний Городец, ни в современное Заволжье. Но кое-что у нас есть. У нас есть город Заволжье, в котором, как, например, в Городце, нет явных исторических нестыковок и противоречий, поэтому нам ничего не нужно выдумывать.

У нас жил фотохудожник Горячев, которого смело можно считать достойным продолжателем традиций нижегородских всемирно известных фотографов, Дмитриева и Карелина.

У нас жил, ныне живущий в Москве, художник Разгулин, который Городецкую роспись перенёс на свои картины, и картины теперь украшают как российские галереи, так и зарубежные.

Заволжье дало спорту трёх олимпийских чемпионов и многочисленных чемпионов Мира и Европы. Вышли из нашего города и депутаты Государственной Думы. К гордости заволжан эти депутаты не являлись профессиональными общественниками, а были профессиональными инженерами, что у нас всегда ценилось больше.

Наша история - это история современности. Это и хорошо и плохо. Люди всегда во что-то верят и, прежде всего, в тот видимый мир, который их окружает, при этом они пытаются понять и определить своё отношение к его устройству.

Если есть опыт поколений и сформированная ими городская бюрократия – верить легче. Если такой древней бюрократии нет, а в Заволжье её ещё нет, то верить труднее. Очевидно, что чем ближе представление человека о мире к оригиналу, тем крепче вера. Если объективные законы взаимодействия человека с миром для большинства неизвестны, людям ничего не остаётся, как брать их «с потолка». Именно здесь корни всех грехов и болезней человеческих.

Чего я сам не понимал, о том спрашивал у своего единственного друга Сергея Неустроева. Он штурман гражданской авиации. Он видел значительно больше, ибо почти всё время обозревает всю землю, включая и заморские страны, с большой высоты.

Заволжье может стать очень благополучным городом, если ничего не будет брать с потолка. Вера должна быть в свой город, в его будущее. Просто, пришло время писать о городе и укреплять веру.

Олег Зеленов так определяет эту насущную для нас мысль:

«Все заволжане непреклонны и ранимы,

На Волге есть такая каста у людей….

Вожди уходят, остаются заволжане,

А это, граждане, мне кажется важней…».

Сергей Минутин


следующая страница >>