microbik.ru
1
Соколова Наталия Олеговна

10-я чешская группа, русское отделение.

Задание 1. Человек Говорящий как субъект языка, культуры и коммуникации.

Основным субъектом коммуникации является человек говорящий, предстающий как совокупность личностных феноменов и обладающий набором когнитивных совокупностей, которые значительно влияют на коммуникацию. Но что же такое феномен Человека Говорящего (homo loquens)?

Человек по своей природе находится в ситуации обмена, получения, передачи информации – то есть в ситуации коммуникации, в ситуации воздействия на собеседника. Наряду с тем, что при этом он является субъектом коммуникации, человек также предстает и как субъект языка и как субъект культуры. Сегодня уже невозможно анализировать и описывать языковые явления или, лучше сказать, проявления языка в дискурсе без учета того, кто говорит и воспринимает речь, т.е. без учета субъекта коммуникации (как автора, так и реципиента).

Человек говорящий есть личность, одним из видов деятельности которой является речевая деятельность, которую А. А. Леонтьев считал складывающейся из языка как предмета, языка как процесса и языка как способности. Из чего же складывается феномен Homo Loquens? Исследователи раскладывают это понятие на три составляющие: личность языковая, личность речевая и личность коммуникативная. Поясним эти термины.

Языковая личность — личность, проявляющая себя в речевой деятельности, обладающая определенной совокупностью знаний и представлений; соотносима с языком как феноменом и сознанием как феноменом. Речевая личность — личность, реализующая себя в коммуникации, выбирающая и осуществляющая ту или иную стратегию и тактику общения, выбирающая и использующая тот или иной репертуар средств, как собственно лингвистических, так и экстралингвистических; соотносима с языком как способностью и интеллектом как способностью. Коммуникативная личность — конкретный участник конкретного коммуникативного акта, реально действующий в реальной коммуникации; соотносима с языком как процессом и мышлением как процессом.

Одним из важнейших понятий здесь является понятие языковой личности. Оно появилось относительно недавно. Впервые этот термин употребил Ю. Н. Караулов в своей научной работе «Русская языковая личность и задачи ее изучения», вышедшей в 1987 году. Под языковой личностью Караулов понимал «совокупность способностей и характеристик человека, обусловливающих создание и восприятие им речевых произведений (текстов), которые различаются: а) степенью структурно-языковой сложности, б) глубиной и точностью отражения действительности, в) определенной целевой направленностью». В своем научном труде Караулов исследовал три аспекта изучения анализа текста и выделил три уровня языковой личности, споря с устоявшимся лозунгом, восходящим к идеям Соссюра, «За каждым текстом стоит система языка». Структура языковой личности представляется Караулову состоящей из трех уровней: «1) вербально-семантического, предполагающего для носителя нормальное владение естественным языком, а для исследователя — традиционное описание формальных средств выражения определенных значений; 2) когнитивного, единицами которого являются понятия, идеи, концепты, складывающиеся у каждой языковой индивидуальности в более или менее упорядоченную, более или менее систематизированную "картину мира", отражающую иерархию ценностей. Когнитивный уровень устройства языковой личности и ее анализа предполагает расширение значения и переход к знаниям, а значит, охватывает интеллектуальную сферу личности, давая исследователю выход через язык, через процессы говорения и понимания — к знанию, сознанию, процессам познания человека; 3) прагматического, заключающего цели, мотивы, интересы, установки и интенциональности. Этот уровень обеспечивает в анализе языковой личности закономерный и обусловленный переход от оценок ее речевой деятельности к осмыслению реальной деятельности в мире». Характерна новая установка на понимание языковой личности не только «как часть объемного и многогранного понимания личности в психологии, не как еще один из ракурсов ее изучения, а как вид полноценного представления личности, вмещающий в себя и психический, и социальный, и этический и другие компоненты, но преломленные через ее язык, ее дискурс». Не менее интересны выделяемые Карауловым в своей работе «исследовательские сюжеты», в реализации которых акцентируется та или иная сторона языковой личности: теория врожденности языка, социально-психологические характеристики языковой личности и эволюция русской языковой личности. Все эти психолингвистические исследования представляли и представляют большой интерес для ученых, изучающих различные стороны человеческой личности.

Караулов упомянул о том, что личность вмещает в себя множество совершенно разных компонентов, а человеческое сознание – высшая форма психики. И личность эта развивается на протяжении всей жизни. Выготский писал о том, что процесс социализации происходит как межпоколенная трансляция культуры, в этом процессе формируется носитель языка и носитель культуры. Основной канал в этом процессе – язык, что обусловливает национально – культурную и этнически культурную детерминированность сознания. Человек Говорящий представляет собой творение и творца культуры, лингвокультуры, языка. Именно поэтому мы можем рассматривать феномен Homo Loquens как составленный из двух ипостасей: Homo sapiens (как представителя рода человеческого, человека разумного как такового) и Homo litteratus (как человека культурного, литературного). Вторая ипостась тяготеет к национально-культурной специфичности (по Н. А. Бердяеву, человек национальный). И действительно, трудно поспорить со словами Бердяева о том, что человек входит в человечество как человек национальный, пропуская сквозь себя национальное и общечеловеческое. Человек Говорящий предстает как носитель сознания.

Перерабатывая информацию о мире, пропуская ее через себя, свою систему ценностей, в сознании человека складывается картина мира, как некий результат переработки информации о мире, как некая его модель, образ. Соответственно рождается и языковая картина мира – представления человека о мире, закрепленные в знаках языка, отражающие не только личностные представления и характеристики человека, но и результаты влияния на него культуры, национального сознания. Именно поэтому мы можем говорить об индивидуальном (определенным образом структурированная совокупность знаний и представлений, которой обладает каждый человек) и коллективном (определенным образом структурированная совокупность знаний и представлений, которой обладают определенные представители того или иного социума) когнитивном пространствах, из которых складывается структура знаний и представлений Homo Loquens. Но необходимо также подчеркнуть, что должен существовать некоторый минимум представлений, который будут понятен всем представителям лингвокультуры, и этим минимумом мы считаем и называем когнитивную базу. Этот термин обозначает совокупность необходимых, обязательных знаний и национально детерминированных и минимализированных представлений, которыми обладают все представители данной лингвокультуры.

Проанализируем на конкретном примере феномен Человека Говорящего. Приведем отрывок из произведения Э.-М. Ремарка «Три товарища»:

Пат: Все это давным-давно прошло. Но тогда это мне казалось целой вечностью. В баре ты мне как-то рассказывал о своем друге Валентине. После войны он все время думал, какое это счастье - жить. И в сравнении с этим счастьем все казалось ему незначительным.

Робби: Ты все правильно запомнила.

П.:Потому что я это очень хорошо понимаю. С тех пор я тоже легко радуюсь всему. По-моему, я очень поверхностный человек.

Р.: Поверхностны только те, которые считают себя глубокомысленными.

П.: А вот я определенно поверхностна…

Проанализируем главного героя с точки зрения феномена Homo loquens, для начала – как совокупности субъектов. Как личность коммуникативная Робби представлен как конкретный участник конкретного коммуникативного акта – разговора с Пат. Как личность речевая герой реализует себя в коммуникации, выбирает и осуществляет ту или иную стратегию и тактику общения (он разговаривает с любимой девушкой, говорит о вещах серьезных, плюс к этому - нестандартность личностей у Ремарка как данность), выбирает и использует тот или иной репертуар средств, как собственно лингвистических, так и экстралингвистических (поощрение Пат, указание на ее правоту и т.д.) Как личность языковая проявляет себя в речевой деятельности, обладая определенной совокупностью знаний и представлений (что мы и видим на примере этого диалога: герои посредством вербальных средств обмениваются своими знаниями, жизненным опытом).

Еще одна сторона, с которой можно проанализировать Робби как Homo loquens, - анализ с точки зрения различных ипостасей Homo Loquens). Как Homo sapiens (представитель рода человеческого, человека разумного как такового) Робби просто существует, говорит, мыслит. Как Homo litteratus (человека культурный, литературный, национальный тяготеющий к национально-культурной), Робби наделен определенным багажом знаний о жизни своей страны в то время, о жизни людей, о преобладающих ценностях и о том, что для него «хорошо-плохо». Он представляет собой человека, наделенного разумом, душой, чувствами, жизненным опытом, мудростью. Все это он пронес сквозь всю жизнь, развиваясь как личность, проходя процесс социализации, «входя в человечество». Мы видим результат взаимодействия системы ценностей личности, или "картины мира", с ее жизненными целями, поведенческими мотивами и установками.

В заключение хотелось бы добавить, что исследование такого феномена как Человек Говорящий, действительно очень широко и лингвистически интересно рассматривает полноценное представление о личности, вмещающее в себя и психический, и социальный, и этический и другие компоненты, но преломленные через ее язык, ее дискурс. Благодаря комплексному анализу личности появляется возможность и необходимость выявления на базе дискурса не только ее психологических черт, но философско-мировоззренческих предпосылок, этнонациональных особенностей, социальных характеристик, историко-культурных истоков, что не может не заинтересовать.

Задание 2. Анализ конкретной единицы лингвокультуры.

Единицы когнитивного базового уровня представлены ментефактами, которые по своей природе суть элементы «содержания» сознания, идеальной стороны действительности.

В своей работе я проанализирую употребление одного из культурно-маркированных ментефактов, а именно употребление имени Иуды и связанные с этим именем устойчивые ассоциации и представления, на основе работы В. В. Красных «Культурное пространство: система координат (к вопросу о когнитивной науке)». Мы знаем, что первый ранг разбиения ментефактов на основе критерия «информативность образность» дает триаду «знания – концепты – представления», или, если быть более точным, работая на поле когнитивного базового уровня, следующую цепочку:

Знания




понятия

концепты




представления

«Представления» – это «имя» класса феноменов, которые могут анализироваться только как какой-либо конкретный тип феномена, выступающего в виде конкретной реализации, т. е. либо как стереотип, либо как прецедентный феномен и т. д.» (В.В. Красных)

Зная это, мы можем установить, что и имя Иуды, и связанные с этим определенные ассоциации и коннотации относятся к классу представлений.

Все составляющие класс «представления» типы феноменов обладают свойством прототипичности, если мы исходим из того, что прототип мы рассматриваем с двух точек зрения: прототип как наилучший пример; прототип – некий феномен, на основе которого строится тот или иной образ. Я постараюсь рассмотреть феномен Иуды как феномена предателя, предательство им Христа как эталон предательства. Мы не можем сказать, что это стереотип, так как феномен Иуды обладает прототипичностью. Также не можем мы отнести этот феномен и к таким типам представлений, как артефакт (так как это не предмет из вторичного, виртуального мира) и дух.

Следовательно, мы можем сделать вывод, что перед нами прецедентный феномен, который прототипичен во втором смысле: какой-либо феномен (фигура, ситуация, текст, высказывание), имевший место в реальном окружающем нас мире или в виртуальном мире, обретает статус прецедентного. Происходит «наращение» инварианта восприятия, который позволяет данному феномену выполнять, в том числе, и определенные функции («прототипную», эталонную, символьную).

И, конечно, мы должны уточнить, что перед нами явление прецедентного имени. Данная единица выполняет эталонную функцию, при том условии, что мы рассматриваем эталон как мерило, в соответствии с которым рассматриваются те или иные феномены. Иуда воспринимается как эталон предателя, а его предательство – как эталон предательства. Мы знаем, что для культуры важно важно различать «содержательный смысл» эталона – нишу эталона, с одной стороны, и ее «заполнение», овнешнение в знаке – с другой. А также мы должны учитывать, что сегодня можно говорить о трех типах отношений между эталонной нишей и знаком-эталоном. Прецедентное имя Иуда находится в четко выявляемом отношении с эталонной нишей: 1 знак – 1 имя (предатель – Иуда). Также мы должны упомянуть о том, что символом самого прецедентного имени Иуда могут служить тридцать сребреников, как символ награды за предательство.

Само возникновение данного прецедентного имени обосновано существованием феномена, имевшего место в окружающем мире:

Иу́да Искарио́т (ивр. יהודה איש קריות‎, Йеhуда иш-Крайот, «Иегуда из Кериофа»[1]) — сын Симона, один из апостолов Иисуса Христа, предавший его. Имя Иуды стало нарицательным для обозначения предательства. По легенде за предательство Иуде заплатили 30 сребреников (30 серебряных шекелей), которые так же часто используются как символ награды предателя.

Как прецедентное имя Иуда встречается часто, употребляется в различных ситуациях, всегда с негативной окраской. Приведу некоторые примеры из различных источников:

«Ставропольский иуда (о Горбачеве). ...Однажды один из бывших президентов бывшей союзной республики спросил Горбачева: "Почему вы отторгаете наш народ от русских?". В ответ Горбачев просто опустил глаза. Он предал тех, кто сперва поверил его демагогии…» http://compromat.ru/main/gorbachev/likvidator.htm

«Гитлеровский иуда: предательство, трусость и смерть рейхсфюрера Гиммлера…» http://nvo.ng.ru/spforces/2003-11-14/7_gimmler.html

«Иуда! Андрей Михайлович Данилко (Верка Сердючка) /Andrey Danilko/Продажный ублюдок андрей данилко!!!» (о ситуации на Евровидении-2007) http://www.peoples.ru/art/theatre/actor/danilko/forum_iuda_a.shtml

«А веришь ли ты в Бога? Нет, раз у тебя есть кумир - Сталин. Кстати, изменивший христовой вере и ставший атеистом. Настоящий предатель! Истинный Иуда! Значит, твоим кумиром стал Иуда!» http://grani.ru/Society/History/d.134675.html?thread=1795424

«Бандерлог ты прежде чем так называться прежде немного бы почитал кто такой был Бандера, что это вообще за человек был и чем он занимался в так называемом плену у Немцов в Мюнхене. Истинный Иуда пособник фашистов!» http://novynar.com.ua/forum/read.php?1,605,page=4

«Как, по-вашему, должен вести себя настоящий иуда, чем он должен заниматься, чем зарабатывать на жизнь? Политика! Вот истинное его призвание, вот жила золотоносная! Слава, власть, деньги, покровительство всемогущих хозяев, ну просто рай земной для иуд всех мастей и оттенков». http://salomatin.a4y.ru/post_1192096883.html

«Так, первым "социалистическим государством Иудой" стала Югославия (СФРЮ). Эта большевистская страна отпала от СССР в 1948 году». http://alex-shor.livejournal.com/5049.html

"Хоть я и не болельщик Динамо, но как можно уважать этого игрока который кинул свою команду не пойму!" "а как можно уважать иуду и лажо?" "А Ващука бы я на месте динамовских фанов тоже бы попускал-ненавижу предателей!!!" "Ващук - ИУДа и этого не исправить...Нефиг в сПартак ходить." http://football.ua/author/article/35263/page14.html

«Реально...Я на этого Тимберлейка смотреть теперь не могу! козел. а этот, как его, подтанцовщик- настоящий иуда американского происхождения! они ее растоптали...Мы с тобой, девочка!держись». http://www.cosmo.ru/in_focus/section_news_events/289440/

«Какой позор! Автор - настоящий Иуда! Он предал демократические ценности за тридцать тысяч американских сребренников. Выставляет тирана чуть ли не кумиром народа, это ж надо было такое написать». http://inosmi.ru/forum/themes/viewthread?thread=25272&offset=40

Славянские народы испокон веков не только употребляли имя Иуды в различных выражениях, но мы можем упомянуть и о различных обрядах, проводимых славянами. Так, например, славяне сближают Иуду с различными персонажами народной демонологии. В Польше и на Украине имя Иуда упоминается среди названий черта: ср. укр. “юда” — злой дух, нечистая сила. В заговорах от болезни скота недуг отсылается “Июде (или черту) на здоровые ноги”. Описание кончины Иуды соотносится с поверьем об истреблении чертей громом: когда Иуда повесился, ударом грома части его тела были разнесены по свету (Галиция). В белорусских сказках появляется “Чуда - Юда”, крадущий с неба солнце, месяц и звезды или “Юда — беззаконный черт”, человекоподобное лесное существо, оборотень со смертоносными клыками. В рассказах сибиряков “Иуда беззаконный” сближается с водяным; если отказать Иуде в просьбе, он утащит в пруд, под мельничное колесо. У южных славян бытуют поверья о “юдах” — злых демонах, которые вредят людям, по ночам душат детей (Болгария, Македония). У западных и южных славян - католиков к кануну Пасхи приурочены обряды “сожжения” и “преследования” Иуды. В Страстную пятницу в Польше совершалось также “наказание Иуды”, В Чехии и Словакии “Иуда” участвовал в предпасхальных процессиях ряженых. Представления об Иуде связаны также со “злыми” днями: у лужичан и поляков несчастливым днем считается 1 апреля — в этот день родился Иуда.

Если говорить о чешском языке, то имя собственное Иуда переводится как Jidáš, в значении «предатель» переводится как zrádce и как jidáš (презрительное). Есть также прилагательное jidášský, что значит «иудин; предательский». Из этого мы можем сделать выводы, что в чешской лингвокультуре так же, как и в русской, прецедентное имя Иуда обозначает эталон предателя, что характерно для практически всех славян.