microbik.ru
1
Рекомендации НКС по вопросам применения АПК РФ от 11.04.2008

11 апреля 2008 г. в Арбитражном суде Свердловской области состоялось заседание Научно-консультативного совета по вопросам применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Традиционно свое видение решения вынесенных на обсуждение проблем было представлено арбитражными судами Уральского округа: Семнадцатым арбитражным апелляционным судом, Арбитражным судом Оренбургской области, Арбитражным судом Челябинской области, Арбитражным судом Курганской области, Арбитражным судом Пермского края, Арбитражным судом Республики Башкортостан.

В работе Научно-консультативного совета, помимо членов, приняли участие: от Федерального арбитражного суда Уральского округа Н.П. Соколова – председатель судебного состава, Е.Н. Сердитова – начальник отдела анализа и обобщения судебной практики, а также С.Б. Полич - председатель судебного состава Арбитражного суда Челябинской области.

Арбитражный суд Свердловской области искренне благодарен всем, кто участвует в обсуждении правоприменительных проблем, вынесенных на обсуждение Научно-консультативного совета при Арбитражном суде Свердловской области.

На обсуждение Научно-консультативного совета было вынесено семь вопросов, по каждому из которых были выработаны рекомендации.

1. Арбитражным судом приняты обеспечительные меры по делу, рассматриваемому третейским судом (ст. 90 АПК РФ). Кто вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об отмене обеспечительных мер? Вправе ли с подобным ходатайством обратиться лица, не участвующие в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт?

Сторонники одной позиции [1] считают, что инициатором отмены могут быть лица, участвующие в деле, а также другие заинтересованные лица, чьи права и законные интересы нарушены применением обеспечительных мер.

В соответствии со ст. 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, не участвовавшие в деле, о правах и обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт, вправе обжаловать этот судебный акт, а также оспорить его в порядке надзора по правилам, установленным настоящим Кодексом. Такие лица пользуются правами и несут обязанности лиц, участвующих в деле.

Пунктом 34 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» предусмотрено, что ходатайство об отмене обеспечительных мер, принятых арбитражным судом по заявлению стороны третейского разбирательства, подается в арбитражный суд, применивший обеспечительные меры, в порядке, предусмотренном нормами главы 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исходя из системного толкования норм статей 4, 42, 97 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если вынесенное арбитражным судом определение об обеспечительных мерах нарушает или затрагивает права лиц, не участвовавших в деле, то они вправе ходатайствовать об отмене обеспечительных мер.

С.К. Загайнова[2], поддерживая данную позицию, ссылается, в том числе и на Определение Конституционного Суда Российской Федерации №377-О-О от 04.06.2007 г. «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Алтухова А.П., Алтуховой Г.Ф. и других на нарушение их конституционных прав ч. 1 ст. 4, ст. 42 АПК РФ, абз. 6 п. 1. ст. 17 ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в котором предусмотрена возможность для лиц, не участвующих в третейском производстве, оспаривать решение третейского суда.

Данной точки зрения также придерживаются Арбитражный суд Челябинской области, Арбитражный суд Оренбургской области.

Сторонники другой позиции считают, что систематическое толкование ст. 97 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации позволяет сделать вывод о том, что лица, не участвовавшие в деле, о правах и обязанностях которых вынесен судебный акт, наделены лишь правом подачи апелляционной и кассационной жалобы или заявления о принесении протеста в порядке надзора. Указанные лица не имеют права подавать заявление о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам, а также просить суд, рассматривающий дело, отменить меры по обеспечению иска в порядке ст. 97 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации[3].

Данную позицию разделяют судьи Семнадцатого арбитражного апелляционного суда, Арбитражного суда Республики Башкортостан, Арбитражного суда Пермского края.

По результатам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу по обозначенной проблеме:

В соответствии с п. 22 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 г. № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» ответчик, иные лица, участвующие в деле (часть 1 статьи 97 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), а также лица, чьи права и интересы нарушены в результате применения обеспечительных мер (статья 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), после получения определения арбитражного суда о применении обеспечительных мер вправе обратиться с ходатайством об их отмене в суд, их применивший, в порядке, предусмотренном статьей 97 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предоставив объяснения по существу примененных мер, на основании которых суд повторно проверяет наличие оснований, установленных частью 2 статьи 90 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и оценивает отношения на соответствие критериям, указанным в пункте 10 настоящего Постановления. С учетом сбалансированной оценки доводов заявителя и ответчика суд отказывает в отмене обеспечительных мер либо выносит определение об их отмене.

Пунктом 34 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 г. № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» предусмотрено, что ходатайство об отмене обеспечительных мер, принятых арбитражным судом по заявлению стороны третейского разбирательства, подается в арбитражный суд, применивший обеспечительные меры, в порядке, предусмотренном нормами главы 8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Иное толкование ст.ст. 4, 42, 97 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неоправданно лишает лицо, не участвующее в деле, права подать заявление об отмене мер по обеспечению иска в суд, рассматривающий дело, в случае, если существенно ущемлены его права или на него возложены дополнительные обязанности судебным актом о принятии обеспечительных мер.

2. На стадии подготовки судебного заседания (до проведения предварительного судебного заседания) стороной по делу направлено в суд ходатайство об истребовании доказательств по делу в порядке ст. 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Необходимо ли назначать отдельное заседание для разрешения данного ходатайства с вызовом сторон по делу либо данное ходатайство можно разрешить в предварительном судебном заседании (которое, например, состоится только через месяц), либо возможно вынесение определения об удовлетворении или об отказе в удовлетворении такого ходатайства без проведения заседания и вызова сторон по делу?

С учетом задач и принципов арбитражного судопроизводства, закрепленных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, правомочие суда содействовать сторонам в представлении доказательств по делу предусмотрено ст. 66, 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В соответствии со ст. 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд после принятия заявления к производству совершает процессуальные действия по подготовке дела к судебному разбирательству, в том числе оказывает содействие лицам, участвующим в деле, в представлении необходимых доказательств. Лицо, участвующее в деле и не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства (ч.4 ст. 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Согласно одной точки зрения[4] ходатайство об истребовании доказательств, поступившее с заявлением, рассматривается судом без вызова сторон, аналогично рассмотрению ходатайства о привлечении третьего лица, и удовлетворение его либо отказ в этом отражается либо в определении о принятии к производству заявления и подготовке дела, либо в определении о подготовке дела, поскольку в соответствии со ст. 135 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации именно на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд определяет достаточность представленных доказательств и рассматривает ходатайства об истребовании доказательств от других лиц[5].

И.В. Решетникова[6] полагает, что ходатайство об истребовании доказательств должно рассматриваться судьей единолично после возбуждения производства по делу без проведения судебного заседания и вызова сторон по делу, поскольку одной из задач судьи в силу ст. 133 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на стадии подготовки дела к судебному разбирательству является максимальный сбор доказательств по делу. Результат рассмотрения заявленного стороной по делу данного ходатайства отражается судьей в определении о принятии к производству заявления и подготовке дела либо в отдельном определении об удовлетворении ходатайства об истребовании доказательств или об отказе в этом, если ходатайство заявлено после возбуждения производства по делу. Отложение рассмотрения такого ходатайства до предварительного судебного заседания приведет к затягиванию судебного разбирательства. На предварительном судебном заседании решается вопрос о готовности дела к судебному разбирательству.

С.К. Загайнова также считает возможным рассмотреть ходатайство об истребовании доказательств в порядке подготовки дела без проведения заседания и вызова сторон по делу. По общему правилу, обязанность по представлению доказательств возложена на лиц, участвующих в деле. В виду невозможности самостоятельного получения доказательства, сторона по делу вправе в силу ч. 4 ст. 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обратиться в арбитражный суд с соответствующим ходатайством об оказании содействия в истребовании доказательств. Данное процессуальное действие направлено на обеспечение всестороннего исследования доказательств. Поскольку при решении данного вопроса не затрагиваются права другого участника процесса, то нет необходимости решение этого вопроса переносить в предварительное судебное заседание, или назначать специальное судебное заседание для разрешения этого ходатайства. Подобные действия приведут к затягиванию процесса. Кроме того, целью предварительного судебного заседания является проверка готовности дела к судебному разбирательству. В связи с этим, если ходатайство будет разрешаться на втором заключительном этапе стадии подготовки, то потребуется время для исполнения определения арбитражного суда об истребовании доказательств, что опять приведет к увеличению срока. С другой стороны, если заявление будет разрешено судьей единолично без проведения судебного разбирательства, то уже на предварительном судебном заседании стороны могут ознакомиться с этим доказательством, и противоположная сторона в процессе может дать свои пояснения по поводу представленного доказательства, что облегчит работу судьи при рассмотрении дела.

Согласно другой точке зрения[7] ходатайство об истребовании доказательств, поступившее с заявлением, подлежит рассмотрению на предварительном судебном заседании и его удовлетворение либо отказ в этом отражается в определении о назначении дела к судебному разбирательству.

В ходе обсуждения С.Б. Полич[8] пояснила, что мнения у судей Арбитражного суда Челябинской области разделились: одни судьи считают возможным удовлетворять данное ходатайство на стадии подготовки дела, другие - напротив, ссылаясь на ч.1 ст. 159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, считают, что заявленное ходатайство должно быть рассмотрено на предварительном судебном заседании в присутствии сторон и с учетом их мнения.

Однако, по мнению И.В. Решетниковой, рассмотрение ходатайств в порядке ч. 1 ст. 159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относится не к стадии подготовки дела, а к другой стадии процесса – судебного разбирательства, и, следовательно, рассмотрение заявленного на стадии подготовки дела ходатайства об истребовании доказательств не должно осуществляться по правилам ст. 159 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

По результатам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу по обозначенной проблеме:

Ходатайство об истребовании доказательств, поступившее с исковым заявлением, рассматривается единолично судьей без проведения судебного заседания и вызова сторон, аналогично рассмотрению ходатайства о привлечении третьего лица, и удовлетворение его либо отказ в этом отражается в определении о принятии к производству заявления и подготовке дела либо в отдельном определении об удовлетворении ходатайства об истребовании доказательств или об отказе в этом, поскольку в соответствии со ст. 135 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации именно на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд определяет достаточность представленных доказательств и рассматривает ходатайства об истребовании доказательств от других лиц.

3. Исковое заявление оставлено без движения в связи с отсутствием документов, подтверждающих соблюдение досудебного порядка урегулирования спора. В порядке устранения недостатков истец представляет претензию, которая была направлена ответчику после направления искового заявления в арбитражный суд.

Следует ли считать в данном случае, что претензионный (досудебный) порядок урегулирования спора соблюден, а если не соблюден, то является ли это обстоятельство основанием для возврата искового заявления по ст. 129 Арбитражного процессуального кодекса РФ, либо исковое заявление подлежит принятию к производству с последующим оставлением искового заявления без рассмотрения по п. 2 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса РФ?

Согласно п. 5 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для определенной категории споров федеральным законом установлен претензионный или иной досудебный порядок урегулирования либо он предусмотрен договором, спор передается на разрешение арбитражного суда после соблюдения такого порядка.

Анализ судебно-арбитражной практики свидетельствует, что направление истцом претензии ответчику после подачи искового заявления не подтверждает соблюдение истцом требований законодательства о досудебном (претензионном) порядке урегулирования спора и в соответствии с п. 2 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд оставляет исковое заявление без рассмотрения[9].

Данной точки зрения придерживаются Арбитражный суд Курганской области, Арбитражный суд Республики Башкортостан,

Судьи Арбитражного суда Пермского края считают, что сам по себе факт представления во исполнение определения суда об оставлении заявления без движения претензии, которая была направлена ответчику после предъявления искового заявления в арбитражный суд, не свидетельствует о нарушении истцом досудебного порядка урегулирования спора. В случае соответствия такой претензии условиям договора (а в необходимых случаях – требованиям закона), в том числе по срокам, установленным для ее рассмотрения и добровольного исполнения, следует считать претензионный порядок урегулирования спора соблюденным. Такая позиция является целесообразной с точки зрения воспрепятствования затягиванию разрешения спора, поскольку возвращение искового заявления, равно как и оставление его без рассмотрения не лишают права вновь обратиться с заявлением в суд в общем порядке.

При наличии дефектов претензии она не может быть признана надлежащим доказательством соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, с учетом указанного обстоятельства требования определения суда об оставлении заявления без движения следует считать неисполненными, что является основанием для возвращения искового заявления по ст. 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

С.К. Загайнова полагает, что факт направления претензии еще не может свидетельствовать о том, что истцом соблюден предусмотренный договором досудебный порядок разрешения спора. В соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 125 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в исковом заявлении должны быть указаны сведения о соблюдении истцом претензионного или иного досудебного порядка, если он предусмотрен федеральным законом или договором. К исковому заявлению должны быть приложены документы, подтверждающие соблюдение истцом этого порядка.

При решении вопроса о соблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора необходимо принять во внимание сроки рассмотрения претензии, которые должны быть указаны в договоре или федеральном законе. Если претензия подана в суд, а срок для ее рассмотрения ответчиком не истек, то арбитражный суд возвращает исковое заявление по правилам ст. 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Данной точки зрения также придерживается Арбитражный суд Челябинской области.

Если претензия подана в суд после того, как ответчиком в установленный срок не дан ответ на претензию, то данный факт следует рассматривать как соблюдение истцом досудебного порядка урегулирования спора, в связи с чем арбитражный суд должен вынести определение о возбуждении производства по делу.

Оставление искового заявление без рассмотрения (п. 2 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации) применяется, когда факт несоблюдения досудебного урегулирования спора выявлен судом после возбуждения дела.

Аналогичной точки зрения придерживаются судьи Семнадцатого арбитражного апелляционного суда, Арбитражного суда Оренбургской области.

По результатам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу по обозначенной проблеме:

Направление ответчику претензии после подачи искового заявления в арбитражный суд не свидетельствует о соблюдении истцом досудебного порядка урегулирования спора. Представление в арбитражный суд данной претензии в порядке устранения обстоятельств, послуживших в соответствии с п. 7 ст. 126, ч. 1 ст. 128 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для оставления искового заявления без движения, влечет согласно п. 4 ч. 1 ст. 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации возвращение заявления.

Если обстоятельство, свидетельствующее о направлении претензии ответчику после подачи искового заявления в арбитражный суд, будет установлено только после принятия заявления к производству, суд оставляет исковое заявление без рассмотрения (п. 2 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

4. Каков порядок исчисления срока предъявления к исполнению исполнительных листов по делам об административных правонарушениях?

В соответствии с подп. 5 п. 1, подп. 4 п. 2 ст. 14 Закона об исполнительном производстве 1997 г. срок предъявления к исполнению постановления органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, составлял три месяца и подлежал исчислению со дня вынесения соответствующего постановления. Данная норма корреспондировала ст. 282 КоАП РСФСР (действовавшего до вступления в силу КоАП РФ 2002 г.), которая предусматривала трехмесячный срок давности исполнения постановления о наложении административного взыскания.

В силу действующего в настоящее время КоАП РФ срок давности исполнения постановления о назначении административного наказания составляет один год и начинает течь со дня вступления в законную силу соответствующего постановления (ч. 1 ст. 31.9 КоАП РФ, п. 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.10.2006 № 115 «О некоторых вопросах, касающихся исполнения постановлений по делам об административных правонарушениях»).

Кроме того, КоАП РФ в ст. 32.2 предусмотрел порядок исполнения постановления о наложении административного штрафа. Согласно ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ административный штраф должен быть уплачен лицом, привлеченным к административной ответственности, не позднее 30 дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу (в соответствии с ч. 4 ст. 206 АПК РФ решение арбитражного суда о привлечении к административной ответственности вступает в законную силу по истечении 10 дней со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба). Далее, ч. 5 ст. 32.2 КоАП РФ предусматривает правило, согласно которому при отсутствии документа, свидетельствующего об уплате административного штрафа, по истечении 30 дней со срока, указанного в части 1 настоящей статьи, судья, орган, должностное лицо, вынесшие постановление, направляют соответствующие материалы судебному приставу-исполнителю для взыскания суммы административного штрафа в порядке, предусмотренном федеральным законодательством.

Таким образом, в соответствии с положениями КоАП РФ исполнительный лист на взыскание административного штрафа должен быть выдан арбитражным судом не ранее, чем через 60 дней после даты вступления в законную силу решения о привлечении к административной ответственности.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 20.06.2007 № 41 «О применении арбитражными судами статьи 14 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в части регулирования сроков предъявления к исполнению постановлений органов (должностных лиц), уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях» дал разъяснение, касающееся определения момента, с которого подлежат исчислению сроки предъявления исполнительных документов к исполнению.

Пленум отметил следующее: если было наложено административное наказание в виде штрафа, постановление может быть направлено судебному приставу-исполнителю не с момента вступления его в силу, а после истечения срока на добровольное исполнение; поскольку КоАП РФ определяет момент, не ранее которого исполнительный документ может быть направлен судебному приставу-исполнителю, именно с этого момента подлежат исчислению сроки предъявления исполнительных документов к исполнению, указанные в п. 1 ст. 14 Закона об исполнительном производстве.

В настоящее время согласно ст. 21 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», вступившего в силу с 01.02.2008, срок предъявления к исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц по делам об административных правонарушениях составляет один год, который исчисляется со дня вступления актов в законную силу. Тем самым, Закон об исполнительном производстве приведен в соответствие с нормами КоАП РФ.

Однако в судебно-арбитражной практике возникли следующие варианты порядка исчисления срока предъявления к исполнению исполнительного листа на взыскание административного штрафа и определения момента его направления судебному приставу-исполнителю.

Первый вариант. Поскольку в соответствии с ч. 7 ст. 21 нового Закона об исполнительном производстве судебные акты по делам об административных правонарушениях могут быть предъявлены к исполнению в течение одного года со дня их вступления в законную силу, то исполнительный лист на взыскание административного штрафа может быть выдан сразу после вступления решения в законную силу.

Применение данного варианта представляется неверным, поскольку в таком случае игнорируются положения ст. 32.2 КоАП РФ, предусматривающие в обязательном порядке предоставление привлеченному к административной ответственности лицу срока на добровольную уплату штрафа.

Второй вариант. Срок предъявления к исполнению исполнительного листа, выданного на решение о привлечении к административной ответственности, подлежит исчислению со дня вступления судебного акта в законную силу, но при этом следует учитывать порядок исполнения наказания в виде административного штрафа, установленный ст.32.2 КоАП РФ. В таком случае исполнительный лист на взыскание административного штрафа направляется судебному приставу-исполнителю не ранее, чем через 60 дней после даты вступления в законную силу решения о привлечении к административной ответственности. При таком подходе срок для предъявления к исполнению исполнительного документа фактически становится короче на 60 дней, в течение которых суд не вправе выдать исполнительный лист[10].

Третий вариант. Срок предъявления к исполнению исполнительного листа на взыскание административного штрафа подлежит исчислению не с момента вступления в силу судебного акта, а после истечения срока на добровольное исполнение. Данный подход основан на разъяснениях, содержащихся в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.06.2007 № 41, которые касались применения положений ст. 14 Закона об исполнительном производстве 1997 г. и относились к порядку исчисления срока предъявления к исполнению исполнительного документа по делам об административных правонарушениях, когда этот срок равнялся трем месяцам[11].

Продление трехмесячного срока на предъявление к исполнению исполнительного листа происходило в пределах срока давности исполнения наказания, установленного ст. 31.9 КоАП РФ. Применяя этот подход к новому Закону об исполнительном производстве путем исчисления срока на предъявление к исполнению исполнительного листа не с даты вступления судебного акта в законную силу, а по истечении 30-дневного срока на добровольное исполнение, суд, тем самым, продляет срок давности исполнения наказания. Однако ч. 1 ст. 31.9 КоАП РФ содержит императивное указание на то, что постановление о назначении административного наказания не подлежит исполнению в случае, если это постановление не было приведено в исполнение в течение года со дня его вступления в законную силу. Таким образом, можно предположить, что к новому Закону об исполнительном производстве эти разъяснения вряд ли применимы.

В ходе обсуждения были высказаны следующие позиции по данному вопросу.

По мнению А.В. Закарлюки[12], ч. 7 ст. 21 Закона об исполнительном производстве 2007 г. прямо говорит о том, что исполнительный документ по делам об административных правонарушениях может быть предъявлен к исполнению в течение одного года со дня вступления в законную силу судебного акта, следовательно, исчислять этот срок с другой даты нельзя. Кроме того, введенный в действие с 01.02.2008 Законом об исполнительном производстве 2007 г. годичный срок предъявления судебного акта, акта другого органа и должностного лица по делу об административном правонарушении к исполнению начинает течь одновременно с годичным сроком давности исполнения административного наказания, предусмотренным ч. 1 ст. 31.9 КоАП РФ. Очевидно, что срок исполнительной давности (срок предъявления к исполнению) не может превышать срок давности исполнения наказания.

С.К. Загайнова высказалась по вопросу о порядке определения момента направления судебному приставу-исполнителю исполнительного листа на взыскание административного штрафа. В ч. 5 ст. 32.2 КоАП РФ законодателем возложены на суд не свойственные ему функции – отслеживать исполнен ли добровольно административный штраф. Данные полномочия выходят за рамки осуществления правосудия, эти функции должна осуществлять служба судебных приставов. В связи с этим суд вправе выдать исполнительный лист для принудительного взыскания административного штрафа по истечении 30-дневного срока, предусмотренного ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ.

По мнению С.Д. Хазанова[13], срок предъявления к исполнению исполнительных листов по делам об административных правонарушениях исчисляется со дня вступления в законную силу судебного акта. Момент направления судебному приставу-исполнителю исполнительного листа о взыскании административного штрафа связан с отсутствием у суда информации о добровольном исполнении судебного решения. Таким образом, если суд не располагает сведениями о добровольной уплате штрафа, то через 30 дней (ч. 1 ст. 32.2 КоАП РФ) исполнительный лист направляется в службу судебных приставов для принудительного взыскания административного штрафа.

По результатам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу по обозначенной проблеме:

Срок предъявления к исполнению исполнительных листов по делам об административных правонарушениях составляет один год и подлежит исчислению со дня вступления в законную силу судебного акта, которым организация или индивидуальный предприниматель привлечены к административной ответственности. В случае если арбитражный суд не располагает сведениями о добровольной уплате административного штрафа, суд по истечении 30-дневного срока со дня вступления в законную силу судебного акта о привлечении к административной ответственности направляет в службу судебных приставов исполнительный лист для принудительного взыскания штрафа.

5. При изменении наименования организации, необходимо ли процессуальное правопреемство?

Процессуальное правопреемство – это переход процессуальных прав и обязанностей от одного лица, являвшегося в процессе стороной, на предмет спора к другому лицу в связи с переходом к нему субъективных материальных прав. Оно основано на правопреемстве в материальном праве. Основания для процессуального правопреемства юридического лица указаны в ст. 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации: переход субъективных материальных прав и обязанностей в результате реорганизации юридического лица, уступки требования, перевода долга и других случаев перемены лиц в обязательствах.

Сторонники одной позиции[14] считают, что поскольку изменение названия юридического лица не влечет за собой ни процессуального, ни материального правопреемства, поскольку юридическое лицо не выбыло из гражданского оборота, оно лишь изменило свое название. В государственном реестре не зарегистрировано новое лицо, а внесены изменения в название действующей организации. В случае изменения наименования юридического лица перехода прав не происходит, отсутствует юридический факт для правопреемства. В гражданском обороте остается этот же субъект, но под другим наименованием.

Сторонники другой позиции[15] полагают, что изменение названия юридического лица влечет за собой процессуальное правопреемство, поскольку перечень оснований для процессуального правопреемства, указанный в ст. 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, является открытым.

По результатам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу по обозначенной проблеме:

При тождественности индивидуального номера налогоплательщика изменение названия юридического лица не влечет за собой ни материального, ни процессуального правопреемства.

6. На заседании Научно-консультативного совета С.Д. Хазанову был задан вопрос о квалификации правонарушения, ответственность за которое установлена нормой КоАП РФ, введенной в действие одновременно со вступлением в силу Закона об исполнительном производстве 2007 г.

Правомерно ли привлечение банка или иной кредитной организации к административной ответственности по ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ, введенной в действие с 01.02.2008, за неисполнение содержащегося в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств с должника, если исполнительное производство по исполнительному документу, за неисполнение которого привлекается банк, возбуждено на основании Закона об исполнительном производстве 1997 г.?

Согласно ст. 1.7 КоАП РФ лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения. Закон, устанавливающий или отягчающий административную ответственность за административное правонарушение либо иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет.

По мнению С.Д. Хазанова, норма ст. 17.14 КоАП РФ, устанавливающая административную ответственность, вступила в силу с 01.02.2008. соответственно под её юрисдикцию подпадают противоправные деяния, совершенные в период после 01.02.2008. Таким образом, если неисполнение требований исполнительного документа о взыскании денежных средств с должника произошло после 01.02.2008, то такое деяние квалифицируется по ст. 17.14 КоАП РФ, дата возбуждения исполнительного производства в данном случае юридического значения не имеет.

По результатам обсуждения Научно-консультативный совет пришел к следующему выводу по обозначенной проблеме:

При привлечении банка или иной кредитной организации к административной ответственности по ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ за неисполнение требований в рамках исполнительного производства, возбужденного на основании Закона об исполнительном производстве 1997г., необходимо учитывать период совершения противоправного деяния (после 01.02.2008), дата возбуждения исполнительного производства в данном случае юридического значения не имеет.

Председатель суда И.В. Решетникова

 

[1] Постатейный комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу// Под редакцией П.В. Крашенинникова. Автор комментария к ст. 97 Рузакова О.А. М., 2007, с. 396. См. также, напр. Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 19 октября 2005 г. №Ф04-6201/2005 (15057-А70-24).

[2] Загайнова Светлана Константиновна - кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии.

[3] Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации. Под редакцией В.В. Яркова. М., 2003. С. 98-99. См. также постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12 января 2004 г. № Ф09-3934/03ГК. Кузнецов С.А. Обеспечительные меры в гражданском и административном судопроизводстве. М., 2007.

[4] Данной позиции также придерживаются судьи Арбитражного суда Пермского края, Арбитражного суда Республики Башкортостан, Арбитражного суда Оренбургской области.

[5] Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 2 ноября 2005 г. по делу №А64-4557/05-19.

[6] Решетникова Ирина Валентиновна - председатель Арбитражного суда Свердловской области, доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии.

[7] Данную позицию разделяют Семнадцатый арбитражный апелляционный суд, Арбитражный суд Курганской области.

[8] Полич Светлана Байрамовна - председатель судебного состава Арбитражного суда Челябинской области.

[9] См., напр., Определение Арбитражного суда Свердловской области от 06 июля 2006 г. по делу № А60-43233/2005-С3; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 19 мая 2006 г. по делу № А56-44-86/2005.

[10] Второго варианта придерживаются Арбитражный суд Оренбургской области, судьи Семнадцатого арбитражного апелляционного суда.

[11] Третьего варианта придерживаются Арбитражный суд Челябинской области, Арбитражный суд Курганской области. По мнению Арбитражного суда Пермского края срок предъявления исполнительного листа к исполнению исчисляется со дня вступления судебного акта в законную силу, при этом исполнительный лист может быть выдан только через 30 дней, предоставленных лицу, привлеченному к административной ответственности на добровольную уплату штрафа.

[12] Закарлюка Александр Викторович - старший преподаватель кафедры гражданского процесса Уральской государственной юридической академии, консультант Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области.

[13] Хазанов Сергей Дмитриевич – заведующий кафедрой административного права Уральской государственной юридической академии, кандидат юридических наук, доцент.

[14] См. подр.: Абушенко Д.Б. Лица, участвующие в деле, и иные участники гражданского процесса//Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации/Под ред. В.В. Яркова. М.:Волтерс Клувер, 2004. С. 115-118.

[15] Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 17 марта 2005 г. по делу №Ф09-517/05-ГК; Постановление Арбитражного суда Свердловской области от 4 февраля 2005 г. по делу №А60-27447/2004-С2; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27 августа 2007 г. по делу №А13-2858/01-13; Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 января 2007 г. по делу №КГ-А40/12796-06.



[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[


[