microbik.ru
1 2 3
Шапошникова Л.В. Исторический процесс как космическое явление // Пути восхождения. Материалы международных общественно-научных конференций (1993, 1994).- Москва, Международный Центр Рерихов, 1995. – С. 201-222.
Л.В.Шапошникова,

ученый-индолог, лауреат международной премии имени Дж.Неру,

вице-президент МЦР,

директор музея имени Н.К.Рериха

(Москва)
ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС КАК КОСМИЧЕСКОЕ ЯВЛЕНИЕ1

Научно понять значит установить явление в рамки научной реальности Космоса.

В.И.Вернадский

...Лучшие умы обращаются к факторам взаимодействия космических сил с судьбами земных народов.

Н.К.Рерих

Исторический процесс в самом широком его смысле есть основа нашей жизни, сопряженная со многими ее явлениями, такими как культура и цивилизация, духовное и материальное развитие человечества, экономика и политика и другие проявления человеческой деятельности. Различные уровни существования человека, начиная от самого низкого и кончая самым высоким, так или иначе связаны с историческим процессом и в разной степени влияют на последний. Осмыслить, что есть исторический процесс во всем его богатстве ― значит понять и правильно оценить закономерности и особенности развития человечества в прошлом, осознать цели этого развития в настоящем и познать основные направления нашего будущего.

Ошибки и неудачи, которые преследовали и продолжают преследовать человечество, связаны в первую очередь с неправильными представлениями о сути исторического процесса в пространстве и его целях во времени. Это не значит, что при верном осмыслении этого процесса мы счастливо избежим всех ошибок и неудач и плавно, без помех двинемся по широкой дороге истории. Трудности и ошибки ― это праздник, который всегда с нами в этом земном мире. Преодолевая и постигая одни, мы должны быть готовы к встрече с другими, ибо любой процесс на Земле в ходе его познания будет нам всегда открывать все новые и новые свои грани. Пробиваясь же к истинной основе исторического процесса и имея определенное представление о его движении, мы избежим разрушительных потерь на нашем историческом пути.

Точки отсчета для исследования исторического процесса могут быть самыми разными. Для нас, обитателей российского пространства, таковой может служить Октябрьская революция 1917 года и последовавший за ней короткий и трагичный период текущих десятилетий. Идеология, созданная в эти годы в России, основывалась на диалектическом материализме, на бесплодной почве которого и возрос исторический материализм, ставший на долгие годы для нас единственной теорией, объяснявшей исторический процесс так, как его представляли себе создатели этой теории. Движение и развитие этого процесса объяснялись изменениями в "способе производства" и "производственными отношениями". Все остальное, включавшее культуру, человеческий дух, творчество как таковое и многое другое, составляло надстройку исторического процесса, учитывать которую было не обязательно. Данный подход свидетельствовал о прямолинейном, я бы сказала, двухмерном понимании такого сложнейшего понятия как материя.

На основе философии "способа производства" сложилось и учение о социально-экономических формациях, составлявших, согласно этой философии, основу самого исторического процесса, и определялись формы и типы классовой борьбы. Из этих главных установок исторического материализма выводились различного рода "закономерности" и "законы" истории, которые не имели никакого отношения к исторической реальности, а, скорее, являлись политическими моментами, оправдывающими то или иное действие очередного вождя и учителя.

Искусственные идеологические схемы истмата были как бы политической декорацией, за которой неуклонно и объективно протекал действительный исторический процесс, глубокому осмыслению которого в пространстве России мешала все та же декорация.

XX век оказался переломным для планеты и человечества в целом. Этот век стоял на пороге грандиозных изменений, связанных с космической эволюцией человечества и приближением ее нового витка. Наше столетие является итогом исторического и эволюционного развития человечества не менее чем за три тысячелетия. Накопленная за это время энергетика вылилась в ряд социальных потрясений, отразилась в "научном взрыве", сформировавшем новую модель Вселенной и иные подходы к ее исследованию, наполнила новым содержанием философскую мысль, нетрадиционные построения которой легли в основу нового мышления планеты. Выдающийся ученый В.И.Вернадский, который прозревал складывающиеся новые тенденции в эволюции и историческом развитии человечества, писал о судьбе марксистского диамата и истмата следующее: "Трудно сказать, удастся ли им долгое время, оставаясь живыми, стоять на базе научных достижений старого времени при той коренной ломке, какой подвергается научная картина Космоса"2. Вернадский увязывал, и совершенно справедливо, космические исследования с изменением взглядов на все процессы и явления, связанные с земной действительностью. Марксистские диамат и истмат, уходившие корнями в XIX век, в новую научную картину Космоса не укладывались.

Движение иного, более глубокого и правильного осмысления исторического процесса, и, прежде всего, в нашей стране, началось уже в первой четверти XX века наряду с "научным взрывом". К этому времени сложились три потока мысли, непосредственно причастных к этой сложной интеллектуальной работе. Прежде всего, надо упомянуть целую группу ученых, связанных с экспериментальной наукой, в которой доминировали русские исследователи, такие как В.И.Вернадский, К.Э.Циолковский, А.Л.Чижевский, В.М.Бехтерев и другие. Вторую группу составляла плеяда интереснейших русских философов, чья деятельность совпала с "серебряным веком" русской поэзии и которые являли собой, не ошибусь, если скажу, "золотой век" русской философии. Это Н.А.Бердяев, П.А.Флоренский, В.С.Соловьев, С.Н.Булгаков, И.А.Ильин и другие. Судьбы их сложились трагически. Одни были уничтожены физически тоталитарным режимом, другие превратились в изгнанников, работающих за рубежом. И, наконец, третий поток был представлен целой серией удивительных книг, называвшихся Живая Этика, или Агни Йога. Эти книги были созданы анонимной группой Учителей в сотрудничестве с Е.И. и Н.К.Рерихами, которые и донесли до нас это важнейшее для XX века Учение. Идеи этого Учения были созвучны научным достижениям самых выдающихся ученых нашего века.

Конечно, были и какие-то различия во взглядах представителей этих потоков современной мысли, однако концепция исторического процесса, заключавшаяся в том, что этот процесс носит природный характер и связан с законами самой природы, была общей для всех них. Вернадский утверждал, что любое явление можно понять, только определив его место в научной реальности Космоса. Циолковский размышлял о различных силах Космоса и Воле Вселенной. Чижевский чертил кривые зависимости земных исторических событий от активности Солнца и улавливал в этом взаимодействии неведомые ритмы. Ритмы Солнца отражали биение более высокой энергетической структуры, о которой сообщала Живая Этика, ― Космического Магнита. И ученый через Солнце определял его пульсацию. Ибо как само Солнце являлось энергетическим сердцем нашей Солнечной системы, так и Космический Магнит был таким же Сердцем для всего сущего во Вселенной. Чижевский писал о великой электромагнитной жизни Вселенной, которая объединяла человека в одно целое с Космосом, и закладывал свои первые кирпичики в фундамент энергетического мировоззрения.

"Великолепие полярных сияний, ― отмечал ученый, ― цветение розы, творческая работа, мысль ― все это проявление лучистой энергии Солнца"3.

"Огонь Солнца и огонь духа ― наши творческие силы. Теплота Солнца и теплота сердца ― наши жизнедатели", ― звучало со страниц книг Живой Этики ("Беспредельность", I, 79).

Чижевский пришел к мысли о том, что исторический процесс обусловлен энергетической деятельностью Космоса и в самой энергетической деятельности заключена причина этого исторического процесса. Обработав огромное количество материала, ученый уловил космический ритм в человеческой истории и обнаружил в ней регулярные одиннадцатилетние циклы. Каждый цикл имеет в себе четыре периода, характеризующиеся различным уровнем энергетики человеческой деятельности.

Первый период ― пассивный; второй более активный, в котором закладывается более высокая энергетика последующего периода. В третьем периоде происходят главные исторические события ― такие как революции, смена эпох. Именно в таком периоде случились Великая французская революция и Октябрьская революция в России. Четвертый период ― время успокоения и затухания социальных и экономических катаклизмов. Все, о чем думал и писал Чижевский в 20-е годы нашего столетия, совсем не походило на Марксов "способ производства".

"Из сказанного следует заключить, ― утверждал ученый, ― что есть некая внеземная сила, воздействующая извне на развитие событий в человеческих сообществах. Одновременность колебаний солнечной и человеческой деятельности служит лучшим указанием на эту силу"4.

Чижевский интуитивно почувствовал Космический Магнит, который он определил как "некую внеземную силу", проявляющуюся в режимах "солнечной и человеческой деятельности".

Если экспериментальная наука шаг за шагом пробивалась к той космической реальности, которая влияла самым решительным образом не только на явления земного плана, но и на человека как такового, то Учение Живой Этики, появившееся в переломный момент развития человечества, уже несло в себе цельную и сформировавшуюся концепцию нового энергетического мировоззрения. Мировоззрение это включало в себя лучшее из достижений мысли Востока и Запада, сочетало в своих выводах древность и современность. Сложившись в природном потоке Космоса, это Учение несло в себе заряд действенности в преддверии наступающего эволюционного витка и имело одно существенное отличие от предыдущих учений, данных великими духовными учителями. Если учения прошлого реализовывали себя через религию и культовую практику, то Живая Этика воплощалась через науку. Поэтому так были созвучны идеи этого Учения достижениям самой науки. Включая человека в систему Космоса как неотъемлемую часть последней, создатели Учения утверждали, что человек есть часть космической энергии, часть стихий, часть разума, часть высшей материи.

Само мироздание, согласно Живой Этике, есть грандиозная и одушевленная энергетическая система, которая развивается в процессе сложного энергетического обмена между различными структурами, входящими в эту систему. Человек ― одна из таких структур. Энергообмен, в который вступает человек, носит горизонтальный, вертикальный и глубинный характер. Горизонтальный предполагает энергообмен между людьми и человеческими сообществами, вертикальный дает возможность знергообмена между человеком и космическими телами ― планетами Солнечной системы, самим Солнцем, созвездиями Зодиака, таинственным созвездием Орион. Глубинный выводит человека на энергетическое взаимодействие с мирами более высоких измерений и иных, более тонких, состояний материи. Вся сложная гамма энергообмена, участником которого является человек, меняет его энергетический потенциал, а также потенциал самой планеты, Солнечной системы и Вселенной. Изменения этого потенциала создают энергетические условия для дальнейшего эволюционного продвижения.

Космическая эволюция, через которую проходит человек, подчиняется великим законам Космоса. В рамках действия этих законов идет важнейший для отдельного человека и человечества в целом процесс перехода от объекта эволюции, то есть от несознательного отношения к ней, к субъекту эволюции, или сознательному ее постижению и развитию умения правильно использовать великие космические законы, которым подчиняются не только энергетика Большого Космоса, но и все уровни нашего земного бытия. Субъекты эволюции, достигшие в своем развитии высоких ступеней, и составляют Иерархию одушевленного Космоса, играющую важнейшую роль в эволюции человечества в целом. Космическая эволюция, а не способ производства, определяет земной исторический процесс, и энергетика мироздания есть причина этого процесса, а не производственные отношения.

"Если бы вместо мнимых нововведений и установлений, ― писали авторы Живой Этики, ― человечество обратило внимание на законы космические, можно было бы установить равновесие, которое все больше и больше нарушается, начиная с закона зарождения и до космического завершения. Законы утвержденные едины. На всех планах можно утвердить единство. Путь эволюции проходит, как нить, через все физические и духовные степени. Потому государственный и общественный строй могут применить все космические законы для усовершенствования своих форм" ("Мир Огненный", III, 65).

Исторический процесс, участниками которого мы в той или иной степени являемся, есть одна из важнейших составляющих космической эволюции. Этот процесс формируется в пространстве взаимодействия духа и материи и определяется энергетикой этого взаимодействия. В этом же пространстве находятся циклы взлетов и падений самих исторических периодов, непосредственно связанные с эволюционными процессами одухотворения и утончения материи, а также пути совершенствования самого человека, высокие вершины его духовных достижений и ужасающие бездны его падений.

"Тема о всемирной исторической судьбе человека, ― писал один из выдающихся философов нашего века Н.А.Бердяев, ― есть тема об освобождении творящего человеческого духа из недр природной необходимости, из этой природной зависимости и порабощенности низшими стихийными началами"5. Иными словами, главное наполнение исторического процесса состоит в этом взаимодействии духа, или мира свободы, с материей, или миром необходимости. И сама эволюция, содействуя расширению пространства духа, направлена к свободе, утончению материи и повышению качества самой энергетики.

Учителя, или космические иерархи, создавшие Живую Этику, в силу своих высоких знаний и способности приложить их в космическом пространстве являют собой пример самых блестящих историков, исследованию которых доступны и исторические прогнозы, и реальные заключения, относящиеся к прошлым накоплениям. Сам Николай Константинович был их талантливым учеником, который занимался изучением переломных моментов человеческой истории. Предшествующий нашему такой момент пришелся на I тысячелетие новой эры, когда энергетика эволюции подтолкнула человечество к новому витку в его развитии, изменив его образ мышления и подарив нахождения, неведомые ему до того времени. Это была заря формирования пятого энергетического вида человечества, к которому мы принадлежим и который находится на энергетическом исходе, ибо шестой вид уже спешит нам на смену.

Николай Константинович сумел выделить важнейшие моменты предшествующего переломного периода, такие как переселения народов, в которых он уловил, в отличие от традиционных историков, ритм космической эволюции. Он увидел в этих передвижениях бурный энергетический обмен, созидание новой энергии, необходимой для дальнейшего восхождения. Древние земледельческие цивилизации умирали, израсходовав свою энергию. Динамичный кочевой мир, возникший на основе переселений народов, принес свежую кровь, пробудившую новые силы. Нечто подобное происходит и в нашем XX веке, когда сдвинулись со своих насиженных мест, используя современные средства коммуникации, массы народа в бессознательной жажде усиленного энергообмена, необходимого для дальнейшего эволюционного сдвига.

Если космическая эволюция бесконечна в пространстве Беспредельности, представляя собой бушующий, меняющийся океан энергий, то исторический процесс имеет свое начало и исчерпывающий себя конец, ограниченные видом и состоянием материи, в рамках которой он происходит.

Начало нашего исторического процесса лежит в таком сложном явлении, как мифология. В старинных исторических хрониках Востока, как правило, присутствовала всегда мифологическая часть, которая многими исследователями не бралась в расчет и не считалась достойной внимания ученых мужей. С течением лет отношение к ней менялось, и уже в наше время было признано, правда, далеко не всеми, что мифология есть живой исток нашей истории. Мексиканский ученый Портильо пишет: "Религии, философские системы, искусство, общественные формы бытия примитивного и современного человека, первые научные и технические открытия, даже мучительные сновидения ― все это вытекает из единого мифологического источника"6.

Чем глубже мы проникаем в явление мифологии, тем больше загадок и необычных проблем находим. Земные процессы и явления, даже если они зарождаются в отдаленной древности, всегда оставляют какие-то следы своего формирования. В мифологии такие следы отсутствуют, и мы до сих пор не можем научно определить пути ее развития как культурной системы. Создается впечатление, что она как бы возникла сразу и в той завершенной форме, которую мы знаем сегодня. Что же касается архаической и классической мифологии, то это не разные качества самих мифологических систем, а разные уровни сознания и духовного развития народов, в среде которых возникла та или иная система.

Культурно-философская и космогоническая основы мифологий различных регионов, нередко разделенных огромными расстояниями, за исключением незначительных различий, оказались принципиально одинаковыми. Напрашивается вывод о том, что мифологический информационный "посев" был совершен на обширных территориях, если не сразу, то все-таки имел единый источник.

Анализ мифов различного времени и пространства дает основание утверждать, что мифология несла в себе иную, не похожую на земную, реальность. В ней существовали иное пространство и иное время, а участники сакральных и космогонических действий обладали такими способностями и возможностями, которые им не мог предоставить трехмерный мир Земли. Культовая практика человечества, выросшая из мифологического источника, стремилась преодолеть это противоречие миров различных измерений, пыталась по-своему свести воедино богов и людей. "Религиозная правда всех преданий и мифов, ― писал Н.А.Бердяев, ― заключается вовсе не в том, что они дают какие бы то ни было естественно-научные или исторические познания, которые могут конкурировать с современной историей, геологией, биологией и так далее, а в том, что они символически раскрывают какие-то глубочайшие процессы, совершавшиеся за

следующая страница >>