microbik.ru
  1 ... 59 60 61 62 63
Часть Седьмая
1. Петр В.И. О составах, строях и ладах в древнегреческой музыке. Киев, 1901, с. 116-216; Лосев А.Ф. Античная музыкальная эстетика. М., 1960, с. 70-85.

2. Соединение, смешение здесь нельзя понимать как одновременное совпадение разноименных звуков - древнегреческой музыке была неизвестна полифония, то есть одновременное движение различных реальных (оставался, следовательно, унисон и октавный унисон) голосов.

3. "Природа", 1970, № 6, с. 44-50.

4. Мандес М. Сборник рукописных статей, посвященных С.А.Жебелеву. - Ленинград, 1926, с. 524-536.

5. Мандес М. Сборник рукописных статей, посвященных С.А.Жебелеву. - Ленинград, 1926, с. 524.

6. Мандес М. Сборник рукописных статей, посвященных С.А.Жебелеву. - Ленинград, 1926, с. 524.

7. Мандес М. Сборник рукописных статей, посвященных С.А.Жебелеву. - Ленинград, 1926, с. 525.

8. Мандес М. Сборник рукописных статей, посвященных С.А.Жебелеву. - Ленинград, 1926, с. 525.

9. Мандес М. Сборник рукописных статей, посвященных С.А.Жебелеву. - Ленинград, 1926, с. 526.

10. Мандес М. Сборник рукописных статей, посвященных С.А.Жебелеву. - Ленинград, 1926, с. 527.

11. Мандес М. Сборник рукописных статей, посвященных С.А.Жебелеву. - Ленинград, 1926, с. 530.

12. Мандес М. Сборник рукописных статей, посвященных С.А.Жебелеву. - Ленинград, 1926, с. 530.

13. Мандес М. Сборник рукописных статей, посвященных С.А.Жебелеву. - Ленинград, 1926, с. 531.

14. Мандес М. Сборник рукописных статей, посвященных С.А.Жебелеву. - Ленинград, 1926, с. 532.

15. Гномон - простейшие солнечные часы: тень, отбрасываемая вертикальным столбиком, позволяет делить беспрерывность и беспредельность времени на части и тем самым измерять его.

16. Гомперц Г. Жизнепонимание греческих философов и идеал внутренней свободы. Пер. И.Давыдова и С.Салиган. Спб., 1912, с. 225-226.

17. Koller H. Die mimesis in der Antike. Bern, 1954.

18. Об этом щите Ахилла у Гомера см.: ИАЭ I 193-195.

19. Nicev A. La catharsis tragique d'Aristote. Sofia, 1982, p. 207-215.

20. Nicev A. La catharsis tragique d'Aristote. Sofia, 1982, p. 114-137.

21. Лосев А.Ф. Очерки античного символизма и мифологии. М., 1930, с. 135-281.

22. Перечисление этих работ - ИАЭ II 695-697, с краткой характеристикой на с. 146-148.

23. Платон. Соч. в 3-х т., т. 2, с. 571-572.

24. См.: Ван дер Варден Б.Л. Пробуждающаяся наука. М., 1959, с. 398-400.

25. Много интересных подробностей с привлечением греческих текстов и современных исследований по интересующей нас теме можно найти и в ИАЭ I, II, III, и в специальной работе А.И.Штерна "Stoicheia и Платоновы многогранники" в сборнике "Античная культура и современная наука" (М., 1985, с. 36-42).

26. Ван дер Варден Б.Л. Пробуждающаяся наука. М., 1959, с. 393-434 и особенно с. 432-434.

27. Ван дер Варден Б.Л. Пробуждающаяся наука. М., 1959, с. 258-261.

28. Тимердинг Г.Е. Золотое сечение. Пер. В.Г.Резвой, под ред. Г.М.Фихтенгольца. Пг., 1924, с. 52.

29. Тимердинг Г.Е. Золотое сечение. Пер. В.Г.Резвой, под ред. Г.М.Фихтенгольца. Пг., 1924, с. 20-21.

30. Тимердинг Г.Е. Золотое сечение. Пер. В.Г.Резвой, под ред. Г.М.Фихтенгольца. Пг., 1924, с. 21.

31. Вопрос о соотношении многогранников между собою, а также о соотношении физических элементов представлен в платоновском "Тимее" не без сложностей, заставляющих применять разного рода гипотезы и догадки. Входить во всю эту проблематику для нас нет никакой необходимости, а тех, кто этим заинтересовался бы, можно отослать к статье А.И.Штерна "Stoicheia и Платоновы многогранники" в сборнике "Античная культура и современная наука" (с. 36-42). О полной естественности для греков понимать правильную структуру материального мира именно в виде правильных многогранников и шара - ИАЭ II 613. Возможно, что исконную пифагорейскую гармонию впервые стал понимать при помощи теории правильных многогранников именно Платон.
Часть Восьмая
1. "Meander", 1957, N 9, p. 283-293.

2. "Meander", 1969, N 3, p. 103-115.

3. Diels H. Elementum. Leipzig, 1899.

4. Lagercranz O. Elementum. Eine lexicologische Studie. Uppsala (Leipzig), 1911.

5. Заметим, что наши предыдущие тексты имеют в виду землю именно как элемент. Что же касается широкого историко-мифологического и вообще фольклорного значения земли, то не устаревшей до сих пор является книга: Dieterich A. Mutter Erde. Ein Versuch uber Volksreligion. Leipzig-Berlin,1905 (3. Aufl.-1925).

6. В этом смысле много интересных текстов можно найти в книге: Ninck M. Die Bedeutung des Wassers im Kult und Leben der Alten. Eine symbolgeschichtliche Untersuchung. - Philologus. Supplementband XIV. Hf. 2. Leipzig, 1921.

7. На русском языке ценной работой остается: Мандес М.И. Огонь и душа в учении Гераклита. Сб. в честь Э.Р.фон Штерна. Одесса, 1912, с. 252-283. За рубежом проблему античного огня в настоящее время значительно продвинули: Ramnoux C. Vocabulaire et structures de pensee archaique chez Heraclite. Paris, 1959, p. 70-85, 102-106, 181-191, 257-259, 380-381; Wheelwright Ph. Heraclitus. London, 1959, p. 122-125, 141; Heraclitus. The cosmic fragments, ed. with an introd. and comment. by G.S.Kirk. Cambridge, 1962, p. 349, 352-354, 363. Наконец, необходимо указать на ценное и обстоятельное изложение Гераклита в кн.: Михайлова Э.Н., Чанышев А.Н. Ионийская философия. М., 1966, с. 83-132.

8. Напоминаем, что настоящая работа все же относится только к лексике и семантике элементов, но не охватывает сюда относящиеся стихии в целом. Стоит указать только на то, что всем этим элементам свойственна еще особая таинственная сила, познакомиться с которой можно по исследованию: Rohr J. Der okkulte Kraftbegriff im Altertum. - Philologus. Supplementband XVII. H.J. Leipzig, 1923.

9. Шрёдингер Э. 2400 лет квантовой теории. - В кн.: Избранные труды по квантовой механике. М., 1976, с. 254-255; Гейзенберг В. Философские проблемы атомной физики. М., 1953, с. 47-52.

10. Из последней литературы, изучающей соотношение мысли и слова в античности, можно указать на работу В.В.Борисенко "Филологический метод античной философии с позиций современной лингвистики (оппозиция logos-phone)" в сб.: Античная культура и современная наука, с. 166-170. В этой работе весьма убедительно трактуются разные формы соотношения мысли и слова на материале античности, начиная от полного противоположения этих категорий, переходя к тому или другому их совмещению и кончая их полным отождествлением.

11. Это противоречие было вскрыто М.Д.Муретовым в кн.: Муретов М.Д. Учение о логосе у Филона Александрийского и Иоанна Богослова в связи с предшествовавшим историческим развитием идеи логоса в греческой философии и иудейской теософии. М., 1885; ср.: Его же. Философия Филона Александрийского в отношении к учению Иоанна Богослова о логосе. М., 1885.

12. Теория этих подразделений излагается в кн.: Лосев А.Ф. Знак. Символ, Миф. М., 1982, с. 408-452.

13. Veazie W.B. The world FUSUS. - In: Archiv fur Geschichte der Philosophie. NF Bd. XXVI, Hf. 1, S. 12.

14. См.: Лосев А.Ф. Эстетическая терминология ранней греческой литературы. - Учен. зап. МГПИ им. В.И.Ленина, т. 83. М., 1954, с. 130.

15. Спасский А. История догматических движений в эпоху вселенских соборов (в связи с философскими учениями того времени). Т. 1. Сергиев Посад, 1914, с. 519-526.

16. Творения иже во святых отца нашего Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской. Изд. 4-е. Ч. 3. Сергиев Посад, 1900, с. 224-226.

17. В статье "Судьба как эстетическая категория (об одной идее А.Ф.Лосева)". - В кн.: Античная культура и современная наука, с. 331.

18. В дальнейшем мы приводим с минимальным сокращением статью А.А.Тахо-Годи под названием "Миф у Платона как действительное и воображаемое" в сборнике "Платон и его эпоха" (М., 1979, с. 58-82).

19. Понятийному и вместе с тем терминологическому анализу мифа у Платона посвящен параграф в ИАЭ II 557-567. Однако тексты там приведены выборочно и рассмотрены с учетом общего направления исследования.

20. Kirk G.S. Myth, its meaning and functions in ancient and other cultures. Berkeley, 1971. Автор полагает, что определить "миф" вообще очень трудно, так как он означиет нечто невысказанное в самом широком смысле слова. Отсюда и "мифология" понимается Платоном как "изложение рассказов" (p. 8).

21. Прав Г.Перлс (Perls H. Plato, seine Auffassung von Kosmos. Bern, 1966, S. 225), когда относит миф к области невероятного и вместе с тем правдоподобного, причем правдивость мифа зависит от правдивости его цели, поэтому в лживых мифах, рассказываемых детям, всегда содержится правда (R.P. II 377a).

22. В.Тайлер (Theiler W. Untersuchungen zur antiken Literatur Berlin, 1970. S. 138) сочувственно относится к оценке мифа как "самой истины", данной В.Отто в его знаменитой книге (Otto W. Die Gotter Griechenlands. Berlin, 1929).

23. Служение музам и отсюда вдохновение как "телесное воплощение божественного дыхания" характерно, по мнению В.Верли, вообще для архаики (Wehrli F. Hauptrichtungen des griechischen Denkens. Zurich, 1964, S. 34).

24. О своеобразии вступления к "Теогонии" Гесиода, где объединяются глубина переживаний и традиционность, говорит П.Фридлендер (Friedlander P. Studien zur antiken Literatur und Kunst Berlin, S. 68-80).

25. Ж. -П.Вернан (Vernant J. -P. Les origines de la pensee grecque. Paris, 1962) говорит об "интеллектуальной революции" в Ионии, когда "логос неожиданно освободился от мифа" (с. 97 и сл.), указывая на сложность взаимоотношения мифа и рационального знания, что приводит иной раз к противоположным точкам зрения. Таковы точки зрения Дж.Бернета - о невозможности искать истоки ионийской науки в мифе и Ф.Корнфорда - о близости первых философов к мифологическим конструкциям, а не научным теориям (с. 98). Сложность взаимоотношений мифа и логоса в греческой доплатоновской философии трактуется в книге Ф.Х.Кессиди "От мифа к логосу (становление греческой философии)" (М., 1972).

26. См. у Эмпедокла (B 4) о том, что музы приоткрывают скрытую истину, и у Вергилия (Georg. II 475 и сл.), где поэт просит муз раскрыть ему тайны природы.

27. "Платон в "Тимее", - пишет М.Стоукс, - выдвигая на центральное место творение мира, оставляет путь атомистов с их бесчисленными мирами="умами" и восстанавливаст единый Ум-Нус как демиурга, преодолевающего Любовью вражду с ее разъединенностью почти по Эмпедоклу" (Stokes M.C. One and many in presocratic philosophy. Cambrige, 1971, p. 255).

28. Б.Снелль (Snell B. Die Entdeckung des Geistes. Hamburg, 1955) пишет, что в идеальном государстве Платона, где управляют философы, "высшее теоретизирование объединяется с высшей практикой" и "теория пронизана практическими интересами" (с. 407-408).

29. Эсхатологические мифы Платона не нуждаются в доказательствах, так как являются предметом его веры, замечает Дж.Ллойд (Lloyd G.E.R. Polarity and analogy. Cambridge,1966, p. 400).

30. Дж.Керк полагает, что Платон и философы его типа "прибегали к мифу в критические моменты, когда чистый разум казался неспособным продвинуться дальше" (Kirk G.S. Myth, its meaning and functions in ancient and other cultures, p. 259).

31. Пиндар вообще мыслит самого себя пророком, провозвестником истины (frg. 150 Sn.), получившим этот дар от муз (frg. 52 t=Paean VI 6 Sn.).

32. Dodds E.R. The greeks and the irrational. Berkeley, 1959, p. 81-82. Ср. утверждение Р.Хэрриот о том, что Платон "целиком новое" представление о поэтическом безумии облекает в знакомые по традиции образы (Harriot R. Poetry and criticism before Plato. London, 1969, p. 83). О разных типах энтузиазма не только в поэзии, но в политике и философии пишет Г.Фласхар (Flashar H. Der Dialog Jon als Zeugnis platonischer Philosophie Berlin, 1958).

33. Общественная роль логоса, его связь с деятельностью полиса, когда homo sapiens равнозначен homo politicus логос разумно воздействует на человека, не занимаясь природой, выразительно отмечена Ж. -П.Вернаном (Vernant J. -P. Les origines de la pensee greque, p. 127, 129). Ср.: Vernant J. -P. Mythe et pensee chez les grecs, etudes de psychologie historique. Paris, 1966, p. 314 (о логосе и его связи с полисом). Ср. также мнение о древнем мифическом мышлении как некоем "озарении", пережившем в VII-VI вв. до н.э., то есть в эпоху становления полисов, процесс секуляризации с выдвижением на первое место разумного ведения спора, а значит, и диалога, необходимого в общественной жизни (Detienne M. Les maitres de verite dans la Grece archaique. Paris, 1967, p. 100-103).

34. Дж.Е.Ллойд (Lloyd G.E.R. Polarity and analogy. Cambridge, 1966) подчеркивает у Платона различие между образом (eicon) и мифом, с одной стороны, и необразным изложением (logos) и доказательством (apodeixis) - с другой, отмечая, что в размышлениях о космосе надо пользоваться только мифом, причем метафоричность языка Платона никогда не является "пустой фигурой речи" (с. 226. сл.).

35. Ср. "Кратил" 428c, о Музе, которая находится в душе Сократа. Ср. также мысль о мифолого-религиозном понимании "Музы" Платоном, которое соответствует современной нам эстетической категории прекрасного в искусстве (Mueller G.E. Plato the founder of philosophy as dialectic. New York, 1965, p. 140) и о даре Муз создаватъ через творчество (poiesis) "переход от небытия к бытию" (с. 141).

36. П.Фридлендер, намечая разные ступени в понимании Платоном мифа, относит рассказ Диотимы об Эросе в "Пире" к мифу на его второй, сократовской, ступени. Здесь Платон, по мнению исследователей, создает образ мифологического Эроса по типу Сократа, стремящегося к мудрости и влюбленного в мудрость, то есть Сократ как бы сам становится мифом (Friedlander P. Platon. Eidos. Paideia. Dialogos. Berlin, 1928, S. 203-219).

37. Дж.Боас (Boas G. Rationalism in greek philosophy. Baltimore, 1961) отмечает, что Платон прибегает к мифу, например в "Меноне", чтобы объяснить свою теорию воспоминания, однако сам миф "не есть объяснение" (с. 156).

38. Однако Платон часто предпочитает мифы, так как "они воплощают в конкретной форме философские идеи, слишком трудные для толкования с помощью ученого языка" (Boas G. Rationalism in greek philosophy p. 355). Для Платона в мифе воплощается нечто вечное, поэтичное, когда он хочет выявить недостатки людей, "он обращается к истории, когда же он хочет указать путь к улучшению, он обращается к вечности" (с. 164), то есть, собственно говоря, к мифу, как, например, он это делает в "Тимее", рисуя творение мира, упорядочение, улучшение его. Поскольку улучшение связано с рациональным отношением к миру, значит, по Боасу, в вечности, идее и божестве есть тоже нечто рациональное, то есть миф и логос объединяются естественно (с. 184).

39. Совершенно прав Х.Д.Ф.Китто (Kitto H.D.F. Poiesis, stucture and thought. Berkeley, 1966), который считает, что миф отнюдь не ниже логического построения, хотя и находится у Платона в сфере того, "во что он верит, но доказать не может". Это "не внезапный переход в неразумное", но естественное следствие исчерпания всех возможностей логики (с. 187-188, о "Горгии").

40. Ср. мысль о том, что "трагическое ограничение разума неизбежно ведет к религиозному углублению, а религиозный миф необходимо содержится внутри диалектического размышления" (Mueller G.E. Plato the founder of philosophy as dialectic, p. 172-174).

41. О "двусмысленности" греческого слова "логос" и о заключенных в нем значениях истинности и ложности см. в кн.: Kneale W., Kneale M. The development of logic. Oxford, 1971, p. 18; ср. также: Marten R. Der Logos der Dialectik. Berlin, 1965 (о диалектическом отношении философа и софиста в логосе - с. 167-179). Логос скорее "утверждает", чем "определяет", пишет Д.Росс (Ross D. Plato's theory of ideas. Oxford, p. 27-28, 163).

42. О связях мифологии и философии см.: Чанышев А.Н. Эгейская предфилософия. М., 1970, с. 175-214; о связях мифа и логоса - ИАЭ I 565.

43. Логос служит, таким образом, необходимым "инструментом", чтобы достигнуть Разума-Нуса. Он "понятийно" разлагается "для того, чтобы потом создать предпосылки для непосредственной цельности видения предмета" в Нусе (Jager G. Nus in platonischen Dialogen. Gottingen, 1967, S. 164-165). Логос - средство, через которое совершается знание, хотя у эмпириков роль логоса часто выполняет "доха", "мнение" (Sprute J. Der Begriff der Doxa in der platonischen Philsophie. Gottingen, 1962, S. 116-119), так как "doxa" есть не что иное, как форма познания, присущая изменчивому, движущемуся миру (Detienne M. Les maitres de verite dans la Grece archaique. Paris. 1967, p. 115), на что указывает корень dec-, означающий приспособление к тому, что есть норма (Redard G. Du grec decomai "je recoi" au sanscrit atka "manteau". Sens de la racine dec. - In. Sprachgeschichte und Wortbedeutung. Festschrift. A.Debrunner. Bern, 1954, S. 351-362; Hus H. Docere et les mots de la famille de docere. Etude de semantique latine. Paris, 1945).

44. В.Нестле прекрасно говорит о "величественной попытке" Платона соединить в своей философии "рациональное с иррациональным чувственное со сверхчувственным, преходящее с непреходящим, временное с вечным, земное с небесным, человеческое с божественным, что, однако, приводит Платона к конфликту с "высшими ценностями греческой культуры" (Nestle W. Griechische Geistesgeschichte von Homer bis Lukian in ihrer Entfaltung vom mythischen zum rationalen Denken dargestellt. Stuttgart. 1956, S. 283-284)

45. Как остроумно замечает Ф.Верли, политическая утопия Платона воплощает "символ преодоления всякой недостаточности", а само идеальное государство является некой "экспериментальной фикцией", то есть, собственно говоря, мифологическим вымыслом (Wehrli F. Hauptrichtungen des griechischen Denkens, S. 145, 150).

46. Ср. у Рейнгардта (Reinhardt K. Platons Mythen. Bonn, 1927): "Чему учит логос, то делает откровением миф" (с. 112).

47. К.Рамну (Ramnoux C. L'amour du lointain. - In: Etudes presocratiques. Paris, 1970, p. 163) отмечает, что греческая народная традиция вообще не любила предаваться мечтам, сознавая возможности человека, но Пиндар и Парменид вышли за пределы этой архаической мудрости "здравого смысла", необходимой для государственного деятеля (с. 169).

48. Ramnoux C. L'amour du lointain - In: Etudes presocratiques, p. 171.

49. Brunius T. Inspiration and katharsis. Uppsala, 1966. Ср. также его ссылки на трактат "О возвышенном" (XVI), где обосновывается наглядность "представления" (phantasia) или зрительных образов (eidolopoiias).

50. Pokorny I. Indogermanisches etymologisches Worterbuch. Bd. 1. Bern - Munchen, 1959.

51. Chantraine P. Dictionnaire etymologique de la langue grecque. Historie des mots. T. 2. Paris, 1970.

52. В.В.Каракулаков в статье "Первые греческие философы о роли языка в познании" (Учен. зап. Душанбинского гос. пед. ин-та им. Шевченко, 1963, т. 40. Сер. филолог., вып. 16) пишет о "мифе-слове": "В мифологической картине мира основное внимание уделяется не языку в целом, а имени, которое мыслится органически связанным с именуемым им предметом, вещью, явлением, составной его частью, а следовательно, выражающим его сущность; знание человека, таким образом, равнозначно познанию соответствующего предмета" (с. 73).

53. Ср. рассуждение Ж. -П.Вернана (Vernant J. -P. Les origines de la pensee grecque) о воплощении силы слова у греков в божестве Пейто (peitho - "убеждение", с. 40), а также об общественном характере слова.

54. Ср. рассуждение В.Хирша (Hirch W. Platons Weg zum Mythos. Berlin - New York. 1971) о совмещении в логосе разъединенных "одного" и "другого" в некой целостности и о мифе как "целом", выделенном из единства всего настоящего (с. 387).

55. Красис - слияние рядом стоящих гласных в один звук.

56. Эти слова исключены Астом и поставлены в скобки Шанцем. "Материк" - персидское царство, но также и Европа, и Ливия.

57. Белинский В.Г. Полн. собр. соч., т. VIII. Под ред. Венгерова, с. 471.

58. Герцен А. Полн. собр. соч. и писем, т. XIII. Под ред. Лемке, с. 391.

59. Герцен А. Полн. собр. соч. и писем, т. XIII. Под ред. Лемке, с. 391-396.

60. Герцен А. Полн. собр. соч. и писем, т. XIII. Под ред. Лемке, с. 395.

61. Горький А.М. Собр. соч., т. XXIII, с. 341.

62. См., например: Arist. Eth. N I 11, 1101a 14; VII 14, 1153b 9.

63. См. также calocagathein. Aristoph., frg. 1.

64. Перевод у Соболевского греческого "sophrosyne" можно оспаривать. Перевести это слово вообще невозможно ни на какой язык. Означает оно просветленное и успокоенное состояние животных ощущений и потребностей человека, что заставляло практических и деловых римлян переводить его как "temperantia" - "умеренность". Старые переводы "скромность", "рассудительность", "благоразумие" никуда не годятся. Лучше уж придерживаться буквального перевода - "целомудрие", понимая, однако, целомудрие не специфически, но очень широко, распространяя понятие на всю сферу животных ощущений, свойственных человеку. Это, таким образом, некое общее целомудрие, целомудрие вообще.

65. Schmidt L. De eironos notione apud Aristonem et Theophrastum. - In: Marburger Lectionsverzeichniss von Sommer, 1873; Ribbeck O. Ueber den Begriff des eiron. - ("Rhein. Mus. N.F.", XXXI. 1876, S. 381-400). Эти тексты далеки от полноты, а интерпретация приводимых текстов в настоящее время устарела. Чем можно воспользоваться из этих работ, тем мы пользуемся.

66. В данной статье исследуются исключительно только термины, а не иронические элементы в античной и романтической литературе, что требует специального анализа; например, категории иронии в "Илиаде" Гомера посвящены следующие работы: Piechowski J. De Ironia Iliadis. Mosquae, 1856; Сахарный Н.Л. Илиада. Разыскания в области смысла и стиля гомеровской поэмы. Архангельск, 1957, с. 174-185; Thomson J.A.K. Irony, a historical introduction. London, 1927.

67. Kierkegaard S. Der Begriff der Ironie mit standiger Rucksicht aul Sokrates. Munchen, 1929.

68. Bayeidzein - thryptesthai ("жеманничать", "кокетничать", "притворяться", "хвастаться").

69. Имеется в виду лишняя, показная простота.

70. По Ламбину - dissimulatorem. В подлиннике - simulatorem.

71. Ср. Quintil. IX 2, 46.

72. Имеется в виду, вероятно, неприятная сцена, очевидцем которой оказался ироник.

73. Слова в квадратных скобках - добавление Риббека, так как в рукописном тексте в этих местах пропуски. Некоторые ученые делали другие добавления, мало отличающиеся по смыслу от приведенного нами.

74. Здесь подразумеваются разные житейские ситуации. Например, ведя переговоры о продаже дома, ироник скрывает свое желание продать дом до тех пор, пока состоится сделка. Или, например, когда его дом хвалят, он говорит, что собирается его продавать.

75. По изданию Казабона. В подлиннике слова: "что он подумал". Вероятно, имеется в виду желание избежать прямого общения.

76. Имеется в виду, вероятно, реакция на неожиданный, но ставший очевидным факт.

77. Theophrasts Charaktere, herausgegeben, erklart und ubersetzt von der philologischen Gesellschaft zu Leipzig. Leipzig, 1897, S. 1.

78. Wiener Sitzungsberichte Phil. -hist. Kl., CXVIIX. 1888.

79. Следует отметить плохое состояние текста этой главы "Характеров", неясность, трудность многих его мест. Мы даем перевод по указанному в ссылке тексту. Отдельные фразы воспроизведены по комментариям этого издания, а также указанной статьи Риббека.

80. Solger K. Vorlesungen uber Asthetik. Hrsg. K. Heyse. Berlin, 1829; Idem. Vier Gesprache uber das Schone und der Kunst. Berlin, 1815. 1907.

81. Лосев А.Ф. Диалектика художественной формы. М., 1927, с. 232-233, 236-238.

82. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 137. Тексты Новалиса в подлиннике даны по изд.: Novalis Werke in vier Teile. Dritte Teil. Fragmente I. Hrsg. von H.Friedman. Berlin - Leipzig.

83. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 136.

84. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 127.

85. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 127.

86. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 126.

87. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 137.

88. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 175.

89. Novalis Werke in vier Teile. Dritte Teil. Fragmente I. Hrsg. von H.Friedman. Berlin - Leipzig, S. 136. frg. 746 (перевод наш. - А.Л.)

90. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 178.

91. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 235.

92. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 236.

93. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 238.

94. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 239.

95. Schlegel F. Schriften und Fragmente. Ein Gesamtbild seines Geistes. Stuttgart. 1956, S. 16.

96. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 176.

97. Литературная теория немецкого романтизма пред. и сост. Н.Я.Берковского. Сб. документов. Л., 1934, с. 177.

98. Schlegel F. Schriften und Fragmente. Ein Gesamtbild seines Geistes. Stuttgart. 1956, S. 104.

99. Schlegel F. Schriften und Fragmente. Ein Gesamtbild seines Geistes. Stuttgart. 1956, S. 159.

100. Гегель. Лекции по эстетике. - Соч., т. 12. М., 1938, с. 68-71.

101. Литературная теория немецкого романтизма, с. 176 (Ф.Шлегель критикует здесь буквальное понимание иронии.)

102. Вся дальнейшая глава, посвященная термину "символ", представляет собой перепечатку работы А.А.Тахо-Годи с некоторыми изменениями в кн.: Образ и слово. М., 1980, с. 16-57.

103. О постоянном интересе к символу в мировой культуре свидетельствует ряд фактов. Начиная с 1968 г. выходит ежегодно под руководством М.Люркера "Библиография по символике, иконографии и мифологии" (Bibliographie zur Symbolik, Ikonographie und Mythologie. Hrsg. von M.Lurker. Baden-Baden, 1968), представляющая собой международное реферативное издание. Вся предшествующая библиография собрана в издании: Lurker M. Bibliographie zur Symbolkunde. Bd. I-III. Baden-Baden, 1964-1968. Результаты исследований символов в различных областях мировой культуры представлены изданием: Symbolon. Jahrbuch fur Symbolforschung. Bd. I-VII. Basel, 1960-1971 (издание продолжается), а также: Лосев А.Ф. Проблемы символа и реалистическое искусство. М., 1976.

104. Фотий, со ссылкой на Менандра, отождествляет "символы" (symbolaia) с "договорами" (synallagmata).

105. Гигон считает исходным для символа его понимание как дощечек гостеприимства, откуда развивается так называемое юридическое значение символа как знака, удостоверяющего идентичность (пропуск, герб, знаки на монетах), договоры и т.д. См.: Lexikon der alten Welt. Zurich,1965, S. 2954.

106. В.В.Бычков отмечает у Псевдо-Дионисия тонкое различие символов вообще (symbola) и чувственных символов (aistheta symbola). Однако и те и другие приближают человека "неизреченно и непостижимо к неизрекаемому и несознаваемому", чтобы он "посредством чувственных (предметов) восходил к духовному и через символические священные изображения к простому (совершенству) небесной иерархии, не имеющему никакого чувственного образа". В системе автора "Ареопагитик" "сообщение (photodosia) передается не с помощью формально-логических конструкций, а только посредством емких символических образов (en typoticois symbolois)", пишет В.В.Бычков (Бычков В.В. Образ как категория византийской культуры. - В кн.: Византийский временник, 34. М., 1975, с. 160). См. также: Бычков В.В. Византийская эстетика. М., 1977.

107. В известном словаре философских понятий Эйслера (Eisler R. Worterbuch der philosophischen Begriffe Bd. 3. Berlin, 1930, v. Symbol) история символа в античности вообще отсутствует. Есть лишь краткое указание на пифагорейские символы. О значении слова символ, да и то односторонне и ограниченно, см.: Muri W. Symbolon, Wort- und sachgeschichtliche Studie. Bern, 1931; Baatz W. Zur Wort- und Bedeutungsgeschichte von Symbol. "Jahrbuch fur Psychologie und Psychotherapie", 1955. Значение термина "символ" в античности до сих пор не разработано

108. Мифологическая символика вообще в культуре и истории древней Месопотамии и Греции рассматривается Г.Керком (Kirk G.N. Myth. Its meaning and functions in ancient and other cultures. Cambridge, 1971) с использованием исследования теорий К.Леви-Стросса, К.Юнга и К.Керени. К архетипам и символам Юнга (мудрый старец, мать-земля, божественный младенец, бог, сияние, дух и душа, число четыре, крест, само и др.) Керк подходит критически, стараясь, однако, понять этот общий процесс символизации и ту пользу, которую может принести идея Юнга об "основных" мифических символах или концепция "статичных" символов с "динамическими возможностями" (с. 275-280).

109. Хотя слово символ отсутствует в древнегреческом эпосе, но символическое толкование мифов Гомера в античности было повсеместным (Buffiere F. Les mythes d'Homere et la pensee grecque. Paris, 1956). Также символически были истолкованы гомеровские имена (Rank O. Etymologisierungen verwante Verschijnselen bij Homerus. Assen, 1952).

110. Несмотря на отсутствие слова символ у Гесиода, почти все его мифологические образы "Теогонии" являются символическими обобщениями. Есть работы, посвященные Хаосу, Ночи, Эфиру в их дальнейшем философско-художественном развитии: Lossev A. Chaos antyczny. - "Meander", 1957, N 9, s. 283-293; Ewolucja pojlcia nocy u starozytnosci na tle przemian spoleczno-historycznych. - "Meander", 1969, N 3, s. 103-115 (ср.: Античная ночь и социально-историческое сознание древних. - "Acta conventus" XI. "Eirene", Warszawa, 1971, s. 355-366.

111. Символике античной Ночи посвящена специальная статья К.Рамну (Ramnoux C. Historie d'un symbole. Historie antique de la nuit, p. 220). Автор доказывает, что Ночь - это символ тяжелых испытаний при переходе к последним ритуальным посвящениям. Вообще, символике "ночного" и "дневного" отведен ряд глав в книгах французской исследовательницы (Ramnoux C. Etudes presocratiques, p. 191-297; Eadem. La Nuit et les Enfants de la Nuit dans la tradition grecque. Paris, 1958).

112. Из всей древнеаттической комедии можно указать еще три текста со словом "символ" в бытовом значении (Архипп I 8 Kock. и Гермипп I 14, 61).

113. У Эмпедокла смешение противоположных первооснов также в B 22, 26, ср.: Платон Legg. 889c.

114. Пифагорейская доктрина и ее символы обследованы в известной книге: Delatte A. Etudes sur le litterature pythagoricienne. Paris, 1915.

115. В греческой традиции существовало и другое учение о стремлении подобного к подобному, еще начиная с Гомера (Од. XVII 219). См. свидетельство Аристотеля о натурфилософах (31 A 20a), а также тексты Левкиппа (67 A 1), Демокрита (68 A 99a - "подобное стремится к подобному"), Филолая (44 A 29). Не чужд этой идее Платон (Conv. 195b, Lys. 214b, Phaedr. 240c, Prot. 337cd), Псевдо-Ксенофонт (Ath. Polit III 10 сл.) и сам Аристотель (Rhet. I 11, 1371b).

116. О понимании символа в логике Аристотеля см.: Szilasi W. Macht und Ohnmacht des Geistes. Berlin, 1946, S. 287, 291 f.

117. Символической геометрии космоса у античных философов Платона, Аристотеля и Плотина, а также у Николая Кузанского, Кеплера и Ньютона посвящает специальную главу своей книги Г.Блюменберг (Blumenberg H. Paradigmen zu einer Metaphorologie. Bonn, 1960, S. 125-142), подчеркивая жизненный характер символики вообще. "Разрушение символа (геоцентрической системы. - А.Т. -Г.) влечет за собой волю к уничтожению реального базиса", - писал Г.Блюменберг (с. 124).

118. Ср. подобное рассуждение Ф.Фонессена, который подчеркивает, что в античности мыслится символ "из чего-то, то есть соединение, синтез каких-то двух начал, а не символ чего-то" (Vonessen F. Der Symbolbegriff im griechischen Denken. - In: Bibliographie zur Symbolik. Ikonographie und Mythologie. Baden-Baden, 1970, S. 8).

119. "Символ в широком смысле слова, - полагает Ф.Бюффьер, - есть знак, который напоминает зрению или разуму о различного вида реальности". Связь между моментами символа или основана "на естественном соотношении вещей, или устанавливается искусственно", причем "этот символизм всегда достаточно субъективен и меняется в зависимости от точки зрения" (Buffere F. Les mythes d'Homere et la pensee grecque, p. 51).

120. А.Диттман отмечает, что в символе "схватывается способ соединения явления и того, что за ним смысловым образом находится и ускользает без этого единения" (Dittmann A. Stil Symbol, Struktur. Munchen, 1976, S. 84).

121. Символическая разработка неоплатониками ряда гомеровских мифов представлена у Ф.Бюффьера (Buffiere F. Les mythes d'Homere at la pensee grecque, p. 541-558): священный брак Зевса и Геры, битва богов, золотая цепь Зевса, пиршества богов, божественный смех и слезы. Перевод Порфирия и статью о нем А.А.Тахо-Годи см. в кн.: Вопросы классической филологии. Вып. VI. М., 1976, с. 3-45, а также ИАЭ VII, кн. 1, с. 92-110; кн. 2, с. 383-394.

122. Wittaker Th. The neoplatonists 4 ed. Hildesheim, 1961, p. 109.

123. О "перипатетической выучке" Порфирия см.: Лосев А.Ф. История греческой литературы. Т.3.М., 1960, с. 386.

124. Об интерпретации Гомера у неоплатоников см.: Friedl A.J. Die Homer-Interpretation des Neoplatonikers Proklos. Wurzburg, 1936. Ф.Верли, известный историк античной философии, посвятил истории иносказательных толкований Гомера свою диссертацию еще в 20-х гг. нашего века: Wehrli F. Zur Geschichte der allegorischen Deutung Homers in Altertum. Basel - Leipzig, 1928.

125. О понятии "история" в античности см. статьи: Тахо-Годи А.А. Ионийское и аттическое понимание термина "история" и родственных с ним. Эллинистическое понимание термина "история" и родственных с ним. - В кн.: Вопросы классической филологии. Вып. II. М., 1969, С. 107-157.

126. Для Порфирия поэтому важно не слово, а значение его, знаковость (semainomenon) (Theiler W. Forschungen zum Neuplatonismus. Berlin, 1966, S. 303).

127. Данное место читается различно. По-гречески здесь стоит или mysticon ("мистических", "тайных" символов), или mythicon ("мифических"). Порфирий, скорее всего, имеет в виду миф, выраженный символически.

128. В работе Э.Хирсмен (Hersman A.B. Studies in Greek allegorical interpretation. Chicago, 1906) аллегорическое и символическое толковании почти не различаются.

129. Порфирию принадлежала также не дошедшая до нас работа "О статуях богов" (Peri agalmaton), резюме которой сохранилось у Евсевия (Praeporatio evangelica III 7 сл), и фрагменты, которые собраны в изд.: Bidez J. La vie de Porphyre. Paris, 1913. Порфирий толкует здесь в символическом духе материал статуй, атрибуты, функцию божеств и их имена и взаимоотношения. Однако эта ранняя работа Порфирия, еще до его ученичества у Плотина. Судя по фрагментам, она была написана в духе стоического пантеизма.

130. А.Делатт указывает на различие трактовки пифагорейских символов у Ямвлиха и Порфирия. Первый старается сохранить буквальный смысл пифагорейских символов, второй - очистить их от суеверий и дать особое толкование (Delatte A. Etudes sur la litterature pythagoricienne, p. 305).

131. Имена сравниваются Проклом с неизреченными символами, посредством которых в статуях богов выделяется истинная божественность. Имена - это образы вещей, которые воспроизводят с наибольшей точностью природу предметов (In Crat. 19, 12, 5 sq. Pasquali).

132. Ср.: Лосев А.Ф. Диалектика символа и его познавательное значение. - "Известия ОЛЯ", 1972, т. XXXI, с. 228-238.

133. В "Первоосновах теологии" (Elementa theologica) Прокла слово символ отсутствует.

134. О пифагорейских символах ср.: Procl. in Alcib. comm. I 25 Creuz. Там же - о "символическом кивке" (symbolice cataneysis, I 283).

135. Статуи богов заключают в себе также определенные символы, являющиеся как бы отблеском (eneptra), отражением божественной демиургии и порядка (Procl. in Parm. IV 847 Cousin=§63, p. 321 Chaignet).

136. Ср. о "символах хтонических демонов", которые во время совершения таинств появляются вместо самого божества и приводят в смущение участников таинств (Procl. In Alcib. Comm. I 39 Creuz).

137. "Символ" и "условленный знак" (synthema) являются у Прокла указанием на божественное и побуждают к восхождению к высшему началу. "Выразимые" (sagbaren) и "невыразимые" (unsagbaren) знаки (Zeichen) в космосе побуждают мысль человека к продумыванию и достижению этой космической упорядоченности (Beierwaltes W. Proklos. Grundzuge seiner Metaphysik. Frankfurt am Main, 1965, S. 328).

138. Несмотря на пристрастие к "неизреченным" символам, сочинения Прокла отличаются отточенностью мысли и формулировки. А.Фестюжьер, рассматривая "философское созерцание и теургическое искусство" Прокла (последнее, кстати, наряду с магией осуждалось Платоном - Legg. X. 909b, XI 933ab, - официальным преемником которого был Прокл), приходит к выводу, что перед нами человек чистого "логоса", "великий диалектик" и "рационалист" (Festugiere A.J. Etude de philosophie grecque. Paris, 1971, p. 585).

139. О платоновской критике Гомера и защитниках его творчества см.: Weinstock S. Die platonische Homerkritik und ihre Nachwirkung - "Philologus", 1927, LXXXII, p. 121-153.

140. Критике теории подражания у Платона посвящен специальный раздел у А.Ф.Лосева (ИАЭ III 32-56). О противопоставлении античному мимесису как подражанию природе "неподражаемого подражания" (amimeton mimema) у Псевдо-Дионисия см.: Бычков В.В. Образ как категория византийской эстетики. - В кн.: Византийский временник, 34, с. 161.

141. Эстетика относительности у Аристотеля впервые разработана А.Ф.Лосевым (ИАЭ IV).

142. В.Байервальтес (Beierwaltes W. Proklos. Grundzuge seiner Metaphysik) отмечает разницу между символом и изображением (eicon) у Прокла. "Мифологическо-мифический" символ скрывает смысл того, на что он указывает, гораздо более, чем приоткрывает. Поэтому символ нуждается в толковании мифологов и мистагогов. "Изображение", напротив, понимается как "аналогия", как путь к "прообразу", к "чувственному образу", идее, которая сама из себя "невыразима", но схватывается через образ и в слове (с. 171). В.В.Бычков замечает, что у византийцев в системе эстетических категорий на первое место выдвигаются понятия "образ" и "символ", а не "прекрасное", "гармония" и "мера" классической античности, причем начало этому процессу положили неоплатоники (Образ как категория византийской эстетики, с. 152).

143. Наше мнение не совпадает с точкой зрения Ф.Фонессена (Vonessen F. Der Symbolbegriff im griechischen Denken. - "Bibliographcie zur Symbolik. Ikonographie und Mythologie", 1970, 3, S. 5-10), что в античности символ всегда означал только синтез, а в Новое время - всегда антитезис двух объединенных моментов. Из произведений неоплатоников (Ф.Фонессен их не принимает во внимание) видно, что именно здесь зародилась основа современного антитетичного понимания символа.

144. Schlesinger M. Geschichte des Symbols. Berlin, 1912 (Hildesheim, 1967). Опираясь на книгу М.Шлезингера, А.Диттман останавливается на понимании символического у Канта, Ф.Крейцера, Гете, Гегеля, Гердера (ср. с. 84-87), подробно анализируя понятие символе у Ф.Фишера и Э.Кассирера, имевшее огромное значение для искусствоведческих теорий А.Варбурга и Э.Панофского (Dittmann A. Stil, Symbol, Struktur, S. 88-108).

145. Анализ отношения символа к некоторым другим соседним категориям (знак, метафора, аллегория, эмблема, образ, тип, идея) произведен А.Ф.Лосевым в статьях: "Проблема символа в связи с близкими к нему литературоведческими категориями" ("Известия ОЛЯ", 1970, т. XXIX, N 5, с. 377-390) и "Символ и художественное творчество" ("Известия ОЛЯ", 1971, т. ХХХ, N 1, с. 3-14). См. также: Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство, с. 135-185.

146. Дефиниция символа с учетом единораздельной структуры и возможности бесконечных толкований подробно разработана А.Ф.Лосевым в статье "Логика символа" (Контекст. 1972. М., 1972, с. 182-217). См. также: Лосев А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство, с. 36-69.

147. В последние годы появился ряд капитальных работ о понятии "символ", рассматривающих его как одну из универсальных эстетических и жизненных категорий в мировоззрении писателей и философов разных эпох. См., например, о символе у немецких романтиков XVIII в. (Sorensen B.A. Symbol und Symbolismus. Cobenhagen, 1963); о символе как аналоге онтологической символики у Гете и романтиков (Jorgensen M. Symbol als Idee. - In: Studien zu Goethes Aesthetik. Bern - Munchen, 1968; Starr D. Uber den Begriff des Symbols in der deutsschen Klassik und Romantik unter besonderer Berucksichtigung von F.Schlegel. Reutlingen 1964); о понятии "символ" в литературе конца XIX-XX в., преимущественно у символистов (Jocic V. Simbolizam. Cetinje,1967; Doherty J. Sein, Mensch und Symbol. - In: Heidegger und die Auseinandersetzung mit dem neukantianischen Symbolbegriff. Bonn, 1972). Из старых работ укажем известную книгу: Volkelt J. Der Symbolbegriff in der neusten Asthetik. Jena, 1876.


<< предыдущая страница   следующая страница >>