microbik.ru
1


Л. ГРУДЦЫНА,

кандидат юридических наук, адвокат, член РАЮН

КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВО НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ

В РОССИИ И ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ

Право на судебную защиту провозглашено в ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Местоимение «каждому» означает, что право на защиту обеспечивается любому лицу: работающему на государственном, общественном, частном или ином предприятии, организации; нигде не работающему; пенсионеру; военнослужащему; студенту; школьнику; лицу, находящемуся под следствием или судом или уже отбывающему наказание; имеющему или не имеющему постоянного места жительства; дееспособному лицу или лицу, находящемуся под опекой или попечительством (в таких случаях действует его представитель)1. Принцип распространяется на граждан России и других государств, лиц без гражданства (апатридов)2. Равноправие (образно говоря, «равный масштаб» конституционной нормы для всех) граждан перед судом исключительно важно, поскольку суд является наиболее эффективным средством защиты и восстановления прав и свобод в случае спора или факта их нарушения.

Судебной защите подлежат любые права и свободы, в каком бы документе они ни были закреплены — в Конституции, отраслевых законах, других нормативных или индивидуальных правовых актах. Это следует из смысла ч. 1 ст. 55 Конституции РФ, установившей, что сам факт перечисления в федеральной Конституции основных прав и свобод не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Таким образом, право на судебную защиту имеет универсальный характер, оно не знает никаких исключений. В этом смысле рассматриваемая норма федеральной Конституции находится в полной гармонии с требованиями, сформулированными в ст. 8 Всеобщей декларации прав человека: «Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его прав, предоставленных ему Конституцией или законом».

Конституционно гарантированное право на судебную защиту выступает в виде правоотношения, на одной стороне которого находится лицо, обратившееся за защитой, а на другой — суд, обязанный рассмотреть жалобу этого лица и принять законное и обоснованное решение. Особо следует сказать о том, что охранительный аспект права на судебную защиту действует постоянно, «работает» и до возникновения юридического факта (подачи жалобы), порождающего правоотношение1.

Любое заинтересованное лицо является субъектом процессуального права на обращение в судебные органы, однако участником процессуального правоотношения оно становится только после того, как в результате его инициативы это правоотношение возникло и конструировалось в виде определенного набора прав и обязанностей между подавшим жалобу, судом и другими лицами, участвующими в деле. Аналогичный принцип был закреплен, например, в ст. 4 прежней Конституции Швейцарии (18 апреля 1999 г. швейцарский народ принял на референдуме новую Конституцию Швейцарской Конфедерации, которая вступила в силу с 1 января 2000 г.): «Все швейцарцы равны перед законом». Данный принцип наряду с другими был признан в Швейцарии в качестве содержания писаных конституционных норм, т. е. так называемых субпринципов Конституции. Из этого принципа Федеральный Суд Швейцарии вывел следующие субпринципы:

— запрет произвола: решение является произвольным, если очевидно противоречит основному смыслу закона, внутренне противоречиво или явно противоречит принципу справедливости;

— принцип веры и доверия;

— запрет противоречивого поведения администрации;

— запрет обратной силы закона;

— принцип правовой безопасности: администрация, сталкиваясь с аналогичными случаями, обязана придерживаться аналогичной практики. Для изменения практики необходимы весомые основания, и оно должно быть последовательным, т. е. не просто единичное исключение из общего правила, а последовательная замена старой практики новой. При этом не должен нарушаться принцип веры и доверия.

Однако в результате деятельности швейцарских судей были сформулированы и иные принципы, которые появились на свет не в результате толкования писаных конституционных норм, а в силу признания за ними уровня конституционных. В швейцарском административном праве основополагающим является принцип соразмерности. В соответствии с ним любое действие администрации должно быть пригодным и необходимым для достижения поставленной цели и лишь в разумной степени ограничивать права и свободы гражданина («запрет стрельбы из пушки по воробьям»). Федеральный Суд Швейцарии неоднократно подчеркивал, что данный принцип является одной из основ конституционного права, хотя как таковой и не содержится в тексте Конституции1. Возможность существования неписаных конституционных прав, признанных судьями в качестве таковых, допускает и российская Конституция в ч. 1 ст. 55: «Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина».

Исследование государственного устройства швейцарской федерации свидетельствует о неуклонном расширении компетенции центральной власти за счет сужения полномочий кантонов, усилении мощи исполнительной власти и сосредоточении рычагов государственной власти в ее исполнительном аппарате2. По мнению И.Д. Левина, «члены Союза во все большей мере утрачивают свою политическую роль, урезываются в своих правах, подпадают во все большую зависимость — юридическую, финансовую, политическую — от Союза»3. Поскольку в сфере судебной системы кантоны и федерация наделены параллельной компетенцией, в стране действуют, наряду с Федеральным законом о судоустройстве от 16 декабря 1943 г., процессуальные нормы, закрепленные в кантональных конституциях, в кантональных законах о судоустройстве, Гражданском процессуальном и Уголовно-процессуальном кодексах, принятых во всех швейцарских кантонах. Эти нормы регулируют порядок деятельности органов юстиции, определяют их функции и компетенцию. Отсюда — разнообразие кантональных судебных систем1.

24 октября 1991 г. Верховный Совет РСФСР принял Концепцию судебной реформы, наметившую основные направления судебно-правовой реформы в РФ. Был принят ряд важных законов, в частности: Федеральный закон от 26 июня 1992 г. № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации»; Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе в Российской Федерации»; Федеральный закон от 14 марта 2002 г. № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации». Принципиальное значение для реализации конституционного принципа самостоятельности судов имело создание в соответствии с требованиями ст. 30 и 31 Закона о судебной системе Судебного департамента при Верховном Суде РФ. С его появлением функции кадрового, материально-технического и финансового обеспечения судов общей юрисдикции перешли из ведения Министерства юстиции РФ, т. е. исполнительной власти, в ведение судейского сообщества2. Однако, несмотря на законодательство последних лет, суды так и не завоевали доверия граждан, продолжая выносить противоречивые, неправильные и нередко незаконные постановления, о чем свидетельствуют многочисленные общественные организации, проводящие свои «судебные мониторинги»3.

При такой постановке вопроса необходимо опираться на зарубежный опыт построения судебной системы, на разнообразие судов в зарубежных странах, близких России по форме государственного устройства. Например, в сфере гражданской юрисдикции в Швейцарии функционируют не только обычные суды, но и множество специализированных судов. К ним, в частности, относится торговый суд. В четырех швейцарских кантонах (Берн, Цюрих, Санкт-Галлен, Ааргау) гражданско-правовые иски рассматриваются в судах торгового права, если они вытекают из крупных коммерческих сделок и обе стороны или, по крайней мере, ответчик зарегистрирован в качестве предпринимателя в торговом реестре кантона. В кантонах Женева, Во, Цюрих, Невшатель, Берн, Люцерн, Базель, Санкт-Галлен, Ааргау, Тичино и Юра существуют суды по трудовым спорам. Они состоят из представителей работодателей, наемных работников и представителя коммунального суда, выступающего в качестве председателя. Организация судов по трудовым спорам — обязанность общин.

Схожая система формирования применяется в судах, рассматривающих споры, вытекающие из арендных правоотношений1. В Женеве (ст. 56а Закона о судоустройстве), Цюрихе (ст. 14 Закона о судоустройстве) и некоторых других кантонах Швейцарии учреждены и действуют суды, компетентные рассматривать споры, касающиеся найма городского жилья и квартплаты. Судьи этих специализированных судов избираются на равных основаниях из представителей домовладельцев и арендаторов жилья. В кантоне Аппенцель, например, существует предусмотренный местной Конституцией суд по разрешению споров о недвижимости в сфере земледелия. Так, ст. 41 Конституции кантона Аппенцель гласит: «Суды по разрешению конфликтов рассматривают спорные вещные дела, если предметом спора являются угодья, источники и колодцы, ручьи и леса, тропы и пастбища». Существуют и арбитражные суды, являющиеся государственными органами и разрешающие споры между врачами и аптекарями, с одной стороны, и больничной кассой, с другой.

Таким образом, в Швейцарии в целях эффективного функционирования судебной системы государство подразделяет суды на несколько взаимопересекающихся подсистем. Основным принципом разделения является определение суда, который компетентен самостоятельно рассмотреть дело, а также суда или судов, полномочных контролировать правоприменительную деятельность тех судов, которые первыми приняли решения по существу. Исходя из этого судебные органы могут быть классифицированы на нижестоящие суды, или суды первой инстанции, и вышестоящие суды, или суды второй, третьей инстанции и т. д. согласно числу степеней судебных органов. И, безусловно, важным в швейцарском судоустройстве является подразделение судов на обычные и специализированные.

Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации» позволил ввести в практику институт мировых судей, приближенных к населению. К началу 2002 г. в РФ действовали более 3 000 мировых судей1. Их работа принесла населению реальные плоды: упростилось обращение гражданина к мировому судье, несколько сократились сроки разрешения гражданских дел, упростилась процедура обжалования судебных решений. Поскольку жалобы на решения мировых судей рассматривают федеральные суды районных судов, жителям сел и райцентров не требуется выезжать в областной центр для участия в суде второй инстанции. Таким образом, у большего числа граждан появляется реальная возможность отстаивать свои права в суде. На рассмотрении в Государственной Думе находится федеральный конституционный закон «Об административных судах Российской Федерации», принятие которого также необходимо.

Представляется, что позитивным будет использование опыта функционирования судебной системы Швейцарии в части создания специализированных судов, а также порядка избрания судей населением для рассмотрения конкретного дела. Отметим, что речь идет не о назначении (оно, безусловно, должно осуществляться федеральной властью), а о выборе судей, например, на определенный период (один-два года) и по определенной специализации дел, населением определенной территории, на которой они будут осуществлять свою деятельность. Поскольку многие российские общественные неправительственные организации в последние несколько лет организовали весьма серьезный мониторинг деятельности судов, их представители посещают открытые процессы в целях выявления нарушений судьями норм материального и процессуального права, можно сделать вывод: оглашение правозащитниками итогов своего наблюдения за деятельностью судов станет своеобразным «общественным контролем» над судьями. Например, возможно создание специализированных судов по трудовым спорам, квартплате.

В части 1 ст. 47 Конституции РФ впервые за историю развития российской государственности сформулирован принцип: «Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том судье и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом». Это право, широко известное на Западе как право на законного, на «своего» судью (например, ст. 101 Конституции ФРГ), ранее никогда не фигурировало в России даже в качестве постулата прав и свобод человека. Гражданский кодекс РФ, введенный в действие с 1 января 1995 г., содержит специальную норму о судебной защите гражданских прав (ст. 11). В ней предусмотрено, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляют в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суды общей юрисдикции, арбитражные или третейские суды. Защита гражданских прав судом является основным способом защиты. Правда, в этой же норме Гражданского кодекса России сделана оговорка: граждане могут искать защиту и в административных органах (милиция, городское самоуправление и т. д.). Подобные случаи малозначительны и требуют четкой регламентации в законе. Кроме того, любое решение, принятое по жалобе в административном порядке, может быть пересмотрено в суде. Именно судебная защита прав, свобод и законных интересов выступает для гражданина как высший, кульминационный, завершающий этап его хождений по бюрократическим кабинетам.

Право на обращение в суд (право на предъявление иска) может быть реализовано только при наличии определенных предусмотренных гражданским процессуальным законодательством условий. Среди них — подсудность дела данному суду, дееспособность истца, наличие у представителя истца надлежащим образом оформленных полномочий, должным образом составленное заявление (исковое требование), уплата в указанных законом случаях государственной пошлины. Если перечисленные условия соблюдены, суд обязан принять к рассмотрению исковое заявление гражданина. Отказ в принятии иска может последовать только при обнаружении процедурных факторов, делающих невозможным исковое производство. Например, дело неподведомственно суду, отсутствует требуемое законом предварительное внесудебное рассмотрение дела, имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. Эти правила в своей совокупности устанавливают тот процессуальный порядок, в рамках которого всякое заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса.

Однако на практике подать в суд иск бывает не так легко, что подтверждают многочисленные примеры и исследования общественных организаций. Например, согласно Докладу «Условия доступности судебной защиты прав и свобод человека и гражданина на территории Ростовской области», подготовленному ростовской региональной общественной организацией «Христиане против пыток и детского рабства», в одних судах судьи отказываются принимать рукописные жалобы и требуют дополнительные, не предусмотренные процессуальным законодательством, документы, в других — отказываются принимать жалобы в отчетный период (с середины декабря по конец января).

Автор настоящей статьи провела социологический опрос руководителей некоторых общественных неправительственных региональных организаций, занимающихся изучением и защитой прав человека, по вопросу реализации гражданами своего конституционного права на судебную защиту. Результаты, полученные в ходе обсуждения с региональными правозащитниками столь актуальной проблемы, представляются интересными и необходимыми для дальнейшего исследования и понимания сути проблемы и служат в некоторой степени ключом к ее решению. Приведем некоторые данные опроса.

1. Получение гражданами информации о правилах обращения в суд

Республика Хакасия. Из интервью председателя Хакасского республиканского общественного правозащитного благотворительного фонда «Наше право» А.В. Ищенко журналу «Адвокат»1 видно, что в Хакасии конституционные гарантии судебной защиты не соблюдаются, в судах на досках информации нет разъяснений и правил подачи гражданами исковых заявлений, устаревшая информация не заменяется новой, что вводит в заблуждение граждан.

Санкт-Петербург и Ленинградская область. Закон «О бюджете Санкт-Петербурга на 2002 год» сохранил позиции бюджета 2001 года, которые предусматривают финансирование районных и городского судов из бюджета города. Однако ст. 124 Конституции РФ запрещает финансирование судов иначе как и федерального бюджета. По мнению сотрудника благотворительной автономной некоммерческой организации «Центр правовой помощи им. Гарольда и Сельмы Лайт» Р.А. Масарского, фундаментальное конституционное право граждан на обращение в суд ограничено, поскольку суды поставлены в зависимость от исполнительной и законодательной власти города.

Смоленская область. По данным председателя смоленского общественного благотворительного фонда «Добросердие» Т.Г. Бахметовой, большинство обратившихся в фонд граждан высказывают недоверие судам, надеясь на справедливое разрешение их дела с помощью Уполномоченного по правам человека в Смоленской области2 или общественных организаций.

Ярославская область. По данным директора ярославского областного общественного учреждения «Правозащитный Центр» В.А. Сторожева, нередко судьи пытаются убедить граждан, пришедших на прием для подачи искового заявления, в бессмысленности их действий, заранее говоря о невозможности удовлетворения их исковых требований, не принимают иски, написанные от руки, требуя напечатать их.

Чукотский автономный округ. По данным председателя чукотского общественного экологического объединения «Кайра-клуб» Г.П. Смирнова, права человека в регионе практически не защищены, отсутствуют физические лица и организации, имеющие опыт правозащитной деятельности, ощущается нехватка квалифицированных юристов, властные структуры и правоохранительные органы скрывают и искажают данные о нарушениях прав человека, отсутствуют независимые источники информации1. Понятно, что в таких условиях, точнее при отсутствии всяких условий, граждане порой не знают, куда им обратиться за защитой своих прав, где узнать правила обращения в суд и процессуальные сроки обжалования судебных постановлений. Доска объявлений о делах, подлежащих рассмотрению, в здании суда отсутствует.

2. Принятие судами исков к рассмотрению

Республика Хакасия. По мнению председателя фонда «Наше право» А.В. Ищенко, «как в городских, так и в районных судах установлены дни и часы приема заявлений и жалоб. …именно часы приема, а не в течение рабочего дня. Кроме того, в некоторых судах производится своеобразная «фильтрация» заявлений до их, скажем так, официальной подачи в суд». В Хакасский фонд «Наше право» часто обращаются граждане с жалобами на то, что судьи сами умышленно затягивают процессы2. «Разбираясь в таких ситуациях, приходится констатировать, — пояснил И.В. Ищенко, — что причин тому две: в одних случаях — это предвзятость судьи, в других — некомпетентность»3. По мнению А.В. Ищенко, нужно исходить из того, что судьи являются достаточно высокообразованными специалистами: «Не вина судей, что Государственная Дума принимает столько законов, что уследить за каждым практически невозможно. С другой стороны, скажем, в гражданском процессе, обязанностью какой-либо из сторон является доказывание тех обстоятельств, на которые она ссылается». Это подтверждается ст. 55 и 56 ГПК РФ.

Санкт-Петербург и Ленинградская область. По информации сотрудника «Центра правовой помощи им. Гарольда и Сельмы Лайт» Р.А. Масарского, иски, направленные против администрации Санкт-Петербурга, как правило, судами отклоняются. Если дело не затрагивает интересы администрации, по нему возможно вынесение справедливого решения1. Одним из приемов подобного отклонения исков является обоснование принимаемого решения законами, актами Санкт-Петербурга, противоречащими федеральным законам. Примером служит решение Смольнинского районного суда по делу о надругательствах над захоронениями на кладбище. Отказ в восстановлении могил за счет города районный суд обосновал неким актом, название которого, а также кем и когда он принят, в решении суда отсутствуют. Статья 52 Конституции РФ, положениям которой противоречит указанное решение, судом не учитывалась.

Смоленская область. По данным председателя смоленского общественного благотворительного фонда «Добросердие» Т.Г. Бахметовой, Рославльский и Ярцевский суды самостоятельно приняли решение о прекращении приема заявлений граждан по пенсионным вопросам и вопросам государственных пособий2. Необоснованное прекращение судебного производства имеет массовый характер.

Ярославская область. По данным директора ярославского областного общественного учреждения «Правозащитный Центр» В.А. Сторожева, рассмотрение дел в суде постоянно затягивается из-за непредусмотренных законом обстоятельств (загруженность, недостаток средств, нехватка народных заседателей и т. д.). В Угличском районном суде систематически отказывают в принятии исковых заявлений и кассационных жалоб, оформляя отказы не в виде определений, а в виде писем — не процессуальных документов, которые не могут быть обжалованы в областном суде в порядке частных жалоб3. Значительно затрудняют осуществление прав в судебном процессе временные ограничения, устанавливаемые в суде. Это распространяется на ограничения в днях и часах приема судьями исков и жалоб и на знакомство с материалами дела. Так, канцелярией суда Кировского района Ярославской области разрешено знакомиться с материалами дела только два дня в неделю.

Чукотский автономный округ. По данным председателя чукотского общественного экологического объединения «Кайра-клуб» Г.П. Смирнова, в Анадырском районном суде исковые заявления граждан принимаются только один раз в неделю. Для вызова секретаря канцелярии граждане вынуждены обращаться к приставам, которые «человека с улицы» в здание суда не пропускают. Пользуясь недостаточным знанием гражданами своих прав, суд по надуманным причинам не принимает их заявления.

3. Прямое применение судами конституционных норм

Республика Хакасия. По мнению председателя Хакасского фонда «Наше право» А.В. Ищенко, «все чаще судьи при вынесении судебных постановлений напрямую применяют нормы Конституции России»1. Выявляется интересная закономерность: если сторона ссылается на нормы Конституции РФ, то и суд в своем решении ссылается на них. Из этого следует, что применение судом конституционных требований зависит от самих граждан, обратившихся за судебной защитой.

Что касается вопроса давления на судей, то подобная тенденция в Республике Хакасия существует. Примером может служить «дело Кяшкиных» из села Кайбалы Алтайского района Хакасии, о котором рассказал журналу «Адвокат» председатель Хакасского фонда «Наше право». Получив ордер на квартиру и прожив в ней три года, семья Кяшкиных вдруг выяснила, что на эту квартиру ранее был выдан ордер некой Калининой. «Несмотря на очевидную сомнительность происхождения этого ордера, судья Алтайского районного суда Г.В. Попова вынесла решение в пользу Калининой. При этом судья необоснованно исключила из числа ответчиков администрацию района, нарушив при этом постановление Пленума Верховного Суда РФ, которое обязывает судей в таких случаях, при выдаче двух ордеров на одну жилплощадь, возлагать на местные власти обязанность по предоставлению другого жилья «проигравшей» стороне»2.

Санкт-Петербург и Ленинградская область. По информации исполнительного директора «Центра правовой помощи им. Гарольда и Сельмы Лайт» Л.А. Львова и сотрудника центра Р.А. Масарского, если судебное дело не затрагивает интересы городской администрации, то по нему возможно вынесение справедливого решения, в том числе и с использованием прямого действия конституционных норм. Однако если дело касается интересов администрации Санкт-Петербурга, то судьи, вынося решения, «забывают» о прямом действии Конституции РФ и используют любые акты (в том числе незаконные) для обоснования выгодного властям решения.

Смоленская область. По данным председателя смоленского общественного благотворительного фонда «Добросердие» Т.Г. Бахметовой, в области имеются случаи антиконституционной практики в деятельности судов1. Вынося решение, судьи больше ориентируются на нормативные акты областного значения, чем на федеральные законы и Конституцию России.

Ярославская область. По данным директора ярославского областного общественного учреждения «Правозащитный Центр» В.А. Сторожева, судьи не всегда руководствуются прямым действием конституционных норм. Понимая, что они нарушают Основной закон страны, судьи попирают принципы открытости и гласности судебного заседания, нередко запрещая сторонам вести аудиозапись заседания, что противоречит ч. 7 ст. 10 ГПК РФ.

Чукотский автономный округ. По данным председателя чукотского общественного экологического объединения «Кайра-клуб» Г.П. Смирнова, Анадырский районный суд грубо нарушает принципы открытости и гласности судопроизводства. Например, при рассмотрении дела в отношении Л.Ю. Бурштейн в июне — августе 2000 г. судья М.В. Кожушко запретил пользоваться магнитофонами для записи судебных заседаний, несмотря на письменные ходатайства защиты. Более того, по приказанию судьи судебные приставы проводили досмотр граждан и помещений с металлоискателем и докладывали судье о найденных магнитофонах. В том же Анадырском районном суде в 2000 г. и по настоящее время в залы судебных разбирательств не допускаются граждане, желающие присутствовать на судебном заседании. Пристав при входе в здание суда выясняет личность пришедшего, цель посещения, записывает в журнал сведения о посетителях.

1 Права человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. — М., 2001. — С. 316, 317.

2 Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под редакцией Л.А. Окунькова. — М.: Юристъ, 2002. — С. 136, 137.

1 Права человека / Под ред. Е.А. Лукашевой. — М., 2001. — С. 318.

1 Сборник решений Федерального Суда Швейцарской Конфедерации. 102 Iа 69, 71; 96 I 234, 242.

Васильев Д.И. Швейцарский федерализм // Современный буржуазный федерализм. — М., 1978. — С. 162.

Левин И.Д. Современная буржуазная наука государственного права. — М., 1960. — С. 376, 377.

Пилипенко Ю.С. Гражданская юрисдикция швейцарских судов // Законодательство и экономика. — 2000. — № 4.

Радченко В.И. Базовый закон судебной реформы: краткий комментарий // Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации». — М.: Норма, 2002. — С. 14, 15.

3 Об этом свидетельствовали, например, правозащитники Комитета «За гражданские права» (председатель А.В. Бабушкин) на пресс-конференции «Общественный контроль за работой судов (Мониторинг судебной власти в Москве и Московской области, прошедшей 30 марта 2000 г. в Национальном институте прессы).

Пилипенко Ю.С. Указ. соч.

Радченко В.И. Указ. соч.

Грудцына Л.Ю. Регионы России: Республика Хакасия // Адвокат. — 2003. — № 1.

2 После принятия Областной думой закона «Об Уполномоченном по правам человека в Смоленской области» и утверждения должности Уполномоченного возможности по защите нарушенных прав граждан улучшились. Только в 2000 г. аппаратом Уполномоченного рассмотрено 343 письменных жалобы граждан, из них 21,8% удовлетворено 1999 году — 20%).

1 Доклад о соблюдении прав человека в Чукотском автономном округе в 2001 г. // Права человека в регионах Российской Федерации в 2001 году. — М.: Московская Хельсинкская Группа, 2002.

2 Доклад о соблюдении прав человека в Республике Хакасия в 2001 г. // Права человека в регионах Российской Федерации в 2001 году. — М.: Московская Хельсинкская Группа, 2002.

Грудцына Л.Ю. Указ. соч.

1 Доклад о соблюдении прав человека в Санкт-Петербурге и Ленинградской области в 2001 г. // Права человека в регионах Российской Федерации в 2001 году. — М.: Московская Хельсинская Группа, 2002.

2 Материалы второй правозащитной конференции «Права человека: реалии сегодняшнего дня и перспективы» // Смоленск, 2000. — С. 21, 22.

3 Доклад о соблюдении прав человека в Ярославской области в 2001 г. // Права человека в регионах Российской Федерации в 2001 году. — М.: Московская Хельсинская Группа, 2002.

Грудцына Л.Ю. Указ. соч. — С. 33.

2 Там же. — С. 34.

1 Доклад о соблюдении прав человека в Смоленской области в 2001 г. // Права человека в регионах Российской Федерации в 2001 году. — М.: Московская Хельсинская Группа, 2002.