microbik.ru
1 2 3



Философия

Cодержание:
Тест 3

Контрольная работа 5

1. Возникновение и развитие схоластической философии в Западной Европе 5

2. История философии в СССР 10

3. Философское осмысление техники 14

4. Человек в поисках смысла жизни 19

5. Жизнь и философская деятельность И. Канта 24

6. Философия А.Бергсона 26

Литература 30

Тест
1.(7) Определите основные черты философского мировоззрения.

Ответ: Опора на разум (рационализм), сомненение, универсализм.

2.(11) Выделите признак, необходимый для философского мировоззрения.

Ответ: системность.

3.(15) Где и когда появился буддизм?

Ответ: В VI в. в Индии.

4.(16) Назовите основные черты древнекитайской философии.

Ответ: Единство человека и космоса.

5.(20) Кто был основателем древнегреческой философии?

Ответ: Фалес.

6.(24) В чем сущность философской системы Гегеля?

Ответ: Мир есть результат непрерывного развития абсолютной идеи.

7.(31) Назовите главную особенность средневековой философии.

Ответ: Теоцентризм.

8.(35) Среди предложенных выражений укажите наиболее важные этические принципы философии Канта.

Ответ: - основанием поступков человека должно быть сознание того, что сам человек есть высшая ценность, а не средство достижения цели.

- все поступки должны быть направлены на всеобщее благо.

9. (39) Как именуется процесс воспроизведения свойств одного объекта в другом?

Ответ: Отражение.

10.(40) Что такое законы?

Ответ: Устойчивые и существенные связи явлений.

11.(44) Что такое пространство?

Ответ: Формы взаимного расположения тел и порядок смены состояния материи.

12.(48) укажите, какие действия не может совершать кибернетическая машина.

Ответ: - управление государством;

- определение целей и задач исследования;

- обучение и воспитание;

13. (55) Перечислите свойства человека, характеризующие его как Homo Sapiens/

Ответ: разумность, социальная активность, речь, способность создавать орудия труда.

14.(59) В мотивах деятельности проявляются…

Ответ: потребности.

15.(63) Отличительными для человека являются…

Ответ: - самосознание;

- использование орудий труда;

- речь.

16.(64) Объединение людей в общество обусловлено…

Ответ: - преимуществами сотрудничества и разделения труда в целях выживания по сравнению с усилиями отдельных индивидов;

- способность людей взаимодействовать друг с другом на основе символической коммуникации (общения).

17.(68) Что представляет собой по сути общественная практика?

Ответ: преобразующую деятельность.

18.(72) Что быстрее всего меняется в системе общественного производства?

Ответ: способ производства

19.(79) Что, с точки зрения А. Тойнби, является движущей силой развития цивилизации?

Ответ: деятельность творческой элиты.

20.(3) Основные элементы мироощущения.

Ответ: чувства, ценности.

Контрольная работа
1. Возникновение и развитие схоластической философии в Западной Европе
В последний период существования Римской империи начинают развиваться элементы феодализма. В V столетии этот процесс происходит все более интенсивно в сложных отношениях с варварами (главным образом германцами) и народами, которые жили в западной части Римской империи и находились под гнетом варваров.

В конце VIII — начале IX в. центр философской мысли перемещается на запад и север Европы. Главным центром тогдашней средневековой культуры становится франкское царство Карла Великого, которое простиралось на север от Альп, на территории между Испанией и Дунаем, от Дании до Италии. Носителями культуры становятся прежние варвары. Начинается новое оживление культуры — «каролингское возрождение». Основой могущества монархии Каро-лингов было более быстрое развитие феодальных отношений у франков по сравнению с византийцами и, в частности, арабами. Арабы были остановлены в своем победном шествии на запад Европы и начали постепенно вытесняться с Пиренейского полуострова.1

Политическому и социальному единству должно было способствовать и единство религии и философии. Достижение этого единства было облегчено и общим языком — латынью; наука и философия интернационализировались. Объединению западноевропейских народов способствовал и католицизм. Это теологическое единство происходило, однако, не только на уровне мышления. Церковь располагала широкой организацией, управляемой в соответствии с феодальными иерархическими принципами. Она была также и крупным землевладельцем, освящала светский феодальный строй, церковные догматы служили исходным пунктом и основой всей духовной жизни. Монопольное положение церкви проявляется в организации образования, воспитания. Церковные школы и монастыри становятся культурными центрами. В церковных школах первой ступени ученики получали светские знания, в школах второй, высшей ступени изучали теологию. Светское образование включало семь «свободных искусств», образованных в поздней античности, содержание которых было приспособлено к религиозно-теологическим и богословским целям Ф. Энгельс в «Крестьянской войне в Германии» эту историческую эпоху характеризовал следующим образом: «Средневековье развилось на совершенно примитивной основе. Оно стерло с лица земли древнюю цивилизацию, древнюю философию, политику и юриспруденцию, чтобы начать во всем с самого начала. Единственным, что оно заимствовало от погибшего древнего мира, было христианство и несколько полуразрушенных, утративших всю свою прежнюю цивилизацию городов. В результате, как это бывает на всех ранних ступенях развития, монополия на интеллектуальное образование досталась попам, и само образование приняло тем самым преимущественно богословский характер. В руках попов политика и юриспруденция, как и все остальные науки, оставались простыми отраслями богословия, и к ним были применены те же принципы, которые господствовали в нем. Догматы церкви стали одновременно и политическими аксиомами, а библейские тексты получили во всяком суде силу закона. Даже тогда, когда образовалось особое сословие юристов, юриспруденция еще долгое время оставалась под опекой богословия. А это верховное господство богословия во всех областях умственной деятельности было в то же время необходимым следствием того положения, которое занимала церковь в качестве наиболее общего синтеза и наиболее общей санкции существующего феодального строя».

Философия в тот период преподавалась лишь в монастырских школах, где ее изучали будущие священники и церковные служители. Задачей философии было не исследование действительности, а поиски рациональных путей истинности доказательства всего того, что провозглашала вера. Отсюда и название — схоластика. Философия не была свободной, она зависела от церкви, стала «служанкой теологии». Поэтому исследования схоластов можно лишь условно характеризовать как философские, если исходить из традиций древнегреческих философов. Философия почти на тысячелетие оказалась задавленной христианскими идеями. Единственный предмет изучения теологии — божественное естество — являлся также и предметом философского изучения. Провозглашалась лишь одна истина; различия между наукой и теологией, между философией и теологией не допускалось. 2

Так как все это было общим не только для схоластики, но и для патристики, христианская философия средних веков, включая и патристику, часто обозначается как схоластика. Однако между схоластикой и патристикой существует различие. Перед учителями патристики ставится задача создать систематическую догматику из того, что содержалось в Священном писании. Схоластики уже располагали догматической конструкцией, в сущности их задача состояла в том, чтобы ее упорядочить и сделать доступной для необразованных людей, например представителей народа, которые в то время переходили в христианство.

Сложность ситуации для учителей схоластики состояла в том, что в начале средних веков было мало пособий по философии. Известны были лишь работы Порфирия, латинские комментарии Боэция к трудам по логике Аристотеля, извлечения из них Кассиодора, часть диалогов Платона, работы неоплатоников (они были относительно полными), «Органон» Аристотеля. Работы Аристотеля в период ранней схоластики были мало известны. Они стали доступны лишь в период поздней схоластики, когда были переведены с арабского, а позднее прямо с греческого.

Начало схоластики приходится на IX столетие, и ее развитие продолжается до конца XV столетия. Она носила лишь религиозный характер; мир, согласно представлениям схоластов, не имеет даже самостоятельного существования, все существует лишь в отношении к богу.

Метод схоластической философии был предопределен еще в ее исходных посылках. Речь идет не о нахождении истины, которая уже дана в откровении, а о том, чтобы изложить и доказать эту истину посредством разума, т. е. философии. Из этого вытекают три цели: первая — с помощью разума легче проникнуть в истины веры и тем самым приблизить их содержание к мыслящему духу человека; вторая — придать религиозной и теологической истине систематическую форму при помощи философских методов; третья — используя философские аргументы, исключить критику святых истин. Все это не что иное, как схоластический метод в широком смысле слова, в котором господствует формализм.

Схоластика возникает и развивается как религиозная философия, стремящаяся осмыслить прежде всего реалии религиозного опыта и христианского вероучения. Главным предметом анализа в схоластике являются философско-теологические проблемы. Но способ их обсуждения в схоластике иной. Его своеобразие определяется применением особого — схоластического — метода в исследовании проблем и при обосновании выдвигаемых положений.

Эталоном схоластического метода рассуждения для ученых и философов на протяжении всего средневековья были теологические трактаты Боэция. Когда современный читатель приступает к чтению этих трактатов, его охватывает недоумение. Что это такое — формально-логическая конструкция или разбор содержательных проблем? Прежде всего речь в них идет не о правилах рассуждения, — Боэций не зани-мается, подобно Аристотелю в «Первой Аналитике», описанием законов логики, не изыскивает схемы, которые гарантировали бы правильность вывода, а ставит вопросы, явно выходящие за сферу логики, входящие в компетенцию теологии и онтологии. Эти вопросы сформулированы в заглавии трактатов: «Каким образом Троица есть единый Бог, а не три Божества», «Каким образом субстанции могут быть благими, в силу того, что они существуют, не будучи благами субстанциальными» и др. Но обсуждение теологических и онтологических проблем ведется им не путем разбора соответствующих тезисов но существу (как это делает, например, Августин, на которого Боэций опирается), а путем анализа языковых средств, с помощью которых формулируются эти тезисы. Первичный материал, с которым работает Боэций, — это язык: неязыковая реальность становится предметом исследования только в качестве значения соответствующего слова.

На это можно возразить: и любом рассуждении, не только схоластическом, неязыковая реальность попадает в поле зрения человека, будучи предварительно обозначена словом, становясь его значением. Это верно. Но в обычном рассуждении слова — это посредники, необходимые для указания значений, на них самих не фиксируется внимание: мы рассуждаем с их помощью, видим то, что стоит за ними, но не видим их самих. В схоластике же всякое значение рассматривается не просто с точки зрения его содержания, а в неразрывной связи со словесной формой. Внимание одновременно обращено и на значение, и на слово; при этом очень важные, может быть, самые существенные, аспекты значения предопределяются характеристиками, присущими слову как таковому.

Решающую роль в формировании схоластического метода сыграло убеждение в возможности и достижимости рационального знания о сущем. Это убеждение средневековая философия унаследовала от античности. Важнейшим положением античной философии был тезис о тождестве бытия и мышления, впервые сформулированный Парменидом. Из него вытекало, что бытие познаваемо, более того, абсолютно прозрачно для мысли; поэтому именно мышление, а не какая-либо другая познавательная способность, позволяет человеку соприкоснуться с бытием, схватить суть бытия.

При последовательном проведении этот тезис приводит к постулату, утверждающему, что структура мысли (если последняя истинна) должна в точности воспроизводить структуру бытия. Знание, фиксируемое подобного рода бытийной мыслью, не только описывает реальность, но и воспроизводит способ ее членения. Поскольку мысль формулируется в языке, то соответствие между мыслью и бытием выражается в соответствии между способами членения языка и реальности. Как предложения языка состоят из слов, относящихся к разным грамматическим категориям (существительных, прилагательных, глаголов и Др.), так и мир строится из сущностей разных типов, связанных между собой отношениями, аналогичными тем, что имеют место между членами предложения, прежде всего между подлежащим и сказуемым. Только знание, копирующее структуру объекта, способно дать полную и исчерпывающую информацию о нем.
2. История философии в СССР
После окончания гражданской войны в 1921 г. сразу обнаружилась нехватка интеллигенции — технической, творческой, научной. Область философии, конечно, не составляла исключения. Русские философы Н.О.Лосский, П.А.Сорокин, С.Л.Франк, Э.Л.Радлов, Н.А.Бердяев и другие в 1922 г. были изгнаны из страны. И к концу гражданской войны философских кадров, необходимых новой власти, почти не оказалось. Образовался вакуум, может быть, более значительный, чем в других областях науки и техники. Если в технике, например, речь могла идти об использовании «буржуазных специалистов», то в философской области начинать пришлось почти с нуля. Для подготовки кадров, в том числе и философских, был в 1921 г. образован Институт Красной профессуры (ИКП). Еще раньше (1918 г.) была создана Коммунистическая Академия, в состав которой входил и Институт философии. Для подготовки партийных кадров в 1919 г. создан Коммунистический университет имени Свердлова. И, естественно, встал вопрос о философах-преподавателях. Было бы противоестественно, если бы в этих условиях не вспомнили о двух выдающихся философах — Л.Аксельрод и А.Деборине.

Вскоре начал издаваться Новый философский журнал. Этому журналу тогда придавали значение официальные представители власти. Его рассматривали как основное звено в создании кадров «философского фронта». Из руководящего ядра большевиков существенную роль сыграл Л.Д.Троцкий. В советской политической литературе речь Ленина широко освещена, особенно его статья «О значении воинствующего материализма», опубликованная в журнале «Под знаменем марксизма» и считающаяся философским завещанием. Не следует, однако, забывать, что в это время Ленин был уже очень болен, и, по-видимому, не случайно его нет в списках тех, кто принимает участие в работе вновь образованного журнала. Из членов Политбюро там значатся лишь Л.Троцкий, Н.Бухарин и Л.Каменев. Такая активная деятельность Троцкого продолжалась, однако, недолго. Когда начались его серьезные разногласия со Сталиным, он, ссылаясь на занятость, несколько раз сообщал в редакцию журнала «Под знаменем марксизма», что не в состоянии выполнить взятые на себя литературные обязательства. Уже примерно к концу 1924 г. его сотрудничество с философами прекращается. А вскоре на страницах журнала много раз фигурировало его имя, но уже в совершенно другом качестве...

Большое значение для оживления работы философов имело создание Общества воинствующих материалистов (ОВМ). 9 июня 1924 г. для этой цели состоялось общее собрание члено-учредителей. На нем присутствовали: Г.К.Баммель, В.А.Ваганян, Б.И.Горев, A.M.Деборин, Н.А.Карев, С.С.Кривцов, В.И.Невский, И.Е.Орлов, Д.Б.Рязанов, В.К.Сережников, И.Н.Стуков, А.К.Тимирязев, А.Я.Троицкий и А.Д.Удальцов. Отсутствовавшие члены-учредители — Н.И.Бухарин, И.М.Покровский — передали ОВМ свое приветствие и обещание принимать активное участие в деятельности общества.
В первые годы основное внимание, наряду с организацией «философского фронта», было уделено созданию учебных пособий по философии. Это объясняется следующим. Маркс и Энгельс не оставили цельного, связного учебника по философии. Их мысли были разбросаны по многим трудам, часто полемического характера. Это делает их не всегда пригодными для педагогических целей. Еще меньше для этой цели годится работа В. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм», в силу тех же причин. И поскольку изучению теории всегда в Советском Союзе придавалось первостепенное значение, то такое же значение придавалось и созданию учебников и учебных пособий. Первую роль в этом отношении сыграл учебник Н.Бухарина «Теория исторического материализма» — настольная книга всех учащихся в то время. Но значительную роль сыграл и учебник А.Деборина «Введение в философию диалектического материализма». Уже одно то, что предисловие написал Г.Плеханов — властитель дум тех лет, — свидетельстует, что учащиеся не оставались равнодушными к такому учебному пособию, и не случайно оно, как мы уже отмечали, за несколько лет выдержало шесть изданий.

Не меньшую роль сыграли учебные пособия харьковского профессора Ю.С.Семковского (имеется в виду его «Курс лекций по историческому материализму» и его «Марксистская хрестоматия»). «Курс лекций» Ю.Семковского весьма оригинален по структуре. Хотя он формально как бы посвящен историческому материализму, но в нем излагается вся философская система. Первая часть так и называется: «Диалектический материализм» (философия марксизма)», а вторая — «Исторический материализм (марксистская социология)». В книге даются определения философии, материи, диалектики, свободы и необходимости, детерминизма и индетерминизма. Но с 1924 года произошли события, повернувшие их внимание в другое русло. Начались новые дискуссии, которые стояли не только в центре внимания философов, но, в определенном смысле, — всей страны.

В 1924 г. вышла вторым изданием книга голландского демократа Германа Гортера «Исторический материализм». Ее перевел, написал предисловие и послесловие к ней видный большевик и общественный деятель И.И.Скворцов-Степанов Так началась дискуссия, всколыхнувшая весь советский ученый мир, все вузовские аудитории, партийные органы и вошедшая в историю советской философии как глава «О борьбе с механицизмом».3

Правдивое освещение истории советской философии может дискредитировать не только отдельных лиц, но и все официальное учение в целом. Дело в том, что престиж марксистской философии уже к концу 40-х годов резко упал, особенно в глазах ученых-естественников. Слово «философ» зачастую ассоциировалось у них с чиновником, ничего не смыслящим в науке, но который во имя «чистоты» марксизма вмешивается в ее дела, активно борясь с ересью. Сталин и его философские помощники превратили философию в дубинку, которую на своей собственной спине чувствовал не один ученый. Так, объявление генетики лженаукой шло под прикрытием философских терминов и фраз. Деятельность талантливого ученого и философа А.А.Богданова в 20-х годах, признанная теперь как начало эры кибернетики, была заклеймена как антимарксистская и загублена тоже из чисто «философских соображений». Теория относительности Эйнштейна была объявлена некоторыми руководителями «философского фронта» идеалистическим, махистским учением, что явилось в то время тягчайшим обвинением. В любой истории советской философии обойти молчанием такой неслыханный обскурантизм невозможно, а дать этому рациональное (с точки зрения официальных советских философов) объяснение выше человеческих сил. Отсюда видно, какие непреодолимые препятствия встают на пути объективной истории советской философии, если она пишется в Москве.

Далее. В 1930 г. начался период «сталинизации» философии. В связи с общей тенденцией замалчивать все, что связано с культом Сталина, эта проблема, судя по всему, вошла в реестр запретных тем и выпала из поля зрения советских историков философии, несмотря на то, что она имеет первостепенное значение. На Западе советская философия давно уже привлекает внимание многих авторов. Работы И.Бохенского2, А.Веттера3 внесли много ценного в понимание ее сущности. Имеются работы, в которых исследуются события 20—30-х годов, например, Л.Р.Грэхэма, Д.Журавского, Г.Клейна, Н.Бердяева, Ф.Франка и других.

следующая страница >>