microbik.ru
  1 ... 5 6 7 8 9
ГЛАВА 6
БУДУЩЕЕ ИССЛЕДОВАНИЙ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА


На протяжении нашего исследования мы чувствовали потребность в более точной оценке характеристик общенационального политического лидерства. Мы обнаружили, что высказанные суждения часто туманны, а доказательства несвязны. Эта туманность и несвязность служит питательной средой для принципиальных противоречий, касающихся, в частности, вопроса: важны ли лидеры? Интуиция подсказывает многообразие вариаций: от руководителей, почти не оставивших следа, тех, кто оказал определенное воздействие, и до немногих, существенно изменивших общество. Представляется нелегким делом перейти от умозаключений к очевидным доказательствам: индикаторы, которые при этом можно использовать, не во всем точны, и оперировать ими затруднительно.

Часть проблемы, связанной с оценкой лидерства, вытекает из потребности усовершенствовать концептуализацию проблемы. Главная цель данной книги – более основательно взглянуть на эти вопросы с тем, чтобы идентифицировать ключевые элементы при оценке политического лидерства. Учитывая, что главное определить роль лидеров, первый приоритет должен состоять в выявлении переменных величин, с помощью которых можно сопоставить действия лидеров и реакцию общества; должны быть сделаны усилия по разграничению роли личностных факторов и структурных ресурсов, находящихся в распоряжении руководителей. Тщательный анализ приводит к выводу о возможности описания влияния лидеров, а также классификации личностных качеств и институциональных механизмов.

Однако оценка требует большей точности, чем просто выявление влияния некоторых личностных черт или отдельных институциональных факторов. Необходимо измерить это влияние в конкретных ситуациях, определить, как различные факторы взаимодействуют в контексте данной группы лидеров. Но такое [c.116] измерение возможно только при наличии переменных величин, поддающихся измерению.

Аспекты лидерства, которые измеримы и до определенной степени уже представлены количественно

Если мы рассматриваем сферу лидерства en bloc (в целом), может показаться утопичным утверждение, что измерение возможно. Самые известные методы анализа или, по крайней мере, те, которые лучше разработаны, имеют качественный характер. Эти методы связаны, в первую очередь, с общими соображениями относительно свойств лидерства или с описанием индивидуальных биографий лидеров (обычно, выдающихся). Точное количественное измерение в лучшем случае представляется отдаленной целью.

Мы рассматривали детально вопрос о возможном влиянии лидеров. Замечено, что есть методы, которые могли бы привести к повышенной точности оценки, хотя сложность этой задачи очевидна. Поскольку при первом рассмотрении вывод, что лидеры как категория оказывают определенное воздействие (даже если это воздействие не столь велико), показался правильным, мы перешли к анализу источников этого воздействия. Мы выяснили, что началось изучение личностных характеристик, что они могли бы быть (в определенной степени) классифицированы, но попыток пойти дальше простой классификации, по крайней мере, в отношении общенациональных политических лидеров, наблюдалось немного. Обнаружилось также, что лидеры имеют институциональные и другие структурные ресурсы и ограничения. Оказалось возможным перечислить многие из них, но эти институциональные и структурные ресурсы не анализировались в тесной связи с оценкой того, помогают ли они лидерам или мешают им и насколько сильно; общее направление воздействия лидеров могло бы быть выявлено, но его точный результат в каждом случае (и даже в большинстве из них) остается не очень ясным.

Итак, если вместо анализа этих трех проблем en bloc (влияние, личностные свойства, институциональные механизмы) [c.117] мы рассмотрим аспекты каждой из них в отдельности, то их количественное изменение представляется в определенной степени возможным, и им уже начали пользоваться. Конечно, переменные величины, связанные с институциональными механизмами, наверное, трудноизмеримы, но длительность пребывания лидеров в должности поддается измерению; личностные переменные величины, которые связаны с социальным происхождением и карьерой и даже некоторые из тех, что связаны с личностью как таковой, также могут быть измерены. И если воздействие лидеров представляется в целом трудноизмеримым, один аспект проблемы – популярность руководителей – в некоторых странах изучен с большей точностью.

Роль структур и сроки деятельности лидеров

Среди институциональных ресурсов, находящихся в распоряжении лидеров, сила персонального положения, как мы видели, является важным фактором. Длительность пребывания у власти – это элемент персонального положения; определенность этого положения может иметь значение, хотя, как мы также видели, поведенческие нормы явно влияют на законодательные механизмы. Так, ожидания, связанные с длительностью пребывания лидера в должности, являются, пожалуй, самой значимой переменной величиной: они влияют на лидеров, политику и широкую общественность. Например, итальянские или японские премьер-министры должны действовать, исходя из предпосылки, что их пребывание в должности не превысит несколько лет, в то время как смещение британских, шведских или германских лидеров в основном обусловлено неблагоприятными результатами выборов.

Конечно, срок пребывания в должности – это только одна переменная величина. (Есть и другие, связанные с институциональными ресурсами, находящимися в распоряжении лидеров). Но она важна, о чем свидетельствуют усилия тех, кто составлял конституции, предусматривающие сокращение срока пребывания в должности, уменьшение роли главы исполнительной власти или, напротив, увеличение срока пребывания в должности, чтобы обеспечить новый уровень лидерства, какого не было в [c.118] предшествующие периоды демократического правления.

Эта переменная величина может быть представлена количественно, и поэтому на ее основе можно дать точную оценку реалистичности ожиданий, связанных с лидерами в разных странах.

Но как бы то ни было, мало попыток было сделано для использования этой переменной величины в полной мере. Анализ лидерства велся так, будто срок пребывания в должности бесконечен и у большинства лидеров нет временных ограничений. С тех пор как большинство лидеров, формально назначаемых на неограниченный срок, не может находиться в должности более нескольких лет, вопросы срока пребывания в должности и связанных с этим ожиданий очень значимы и заслуживают полномасштабного исследования.

По другим аспектам институциональных основ лидерства проводить точные измерения, видимо, гораздо труднее. И все же можно продвинуться вперед по трем направлениям. Первое: имеется или может быть без труда получена информация об уровне эффективного участия других лиц, помимо лидеров, в выработке политики. Существует информация о “разделенной”, или “дуальной” системе лидерства (делегирование президентом части вопросов, связанных с принятием решений, премьер-министру, особенно по внутренним проблемам). Технологии измерения, которые находятся в нашем распоряжении, может быть, и не позволяют нам разместить системы дуального лидерства в определенной точке спектра от “всевластия президента” до “всевластия премьер-министра”, но позволяют по крайней мере выявить в разделенном лидерстве четыре или пять типов, обусловленных той долей власти, что остается после ее разделения “второму в цепи лидеру”: почти все, большая часть, значительная часть, немногое или очень немногое в процессе принятия решений. Время вносит свои коррективы, которые легко увидеть и определить затем, насколько изменения в распределении власти воздействуют на влияние высшего руководителя и вообще на весь лидирующий “дуумвират”. [c.119]

Далее, почти такой же уровень информации доступен и в том, что касается связи между лидером и его “окружением”, особенно кабинетом. Мы пока не знаем той границы, перейдя которую кабинет из иерархичного превращается в коллективный и наоборот, и, следовательно, не можем вычертить точный график изменения этой связи в различные моменты времени. Но является ли данный кабинет полностью иерархичным, полностью коллективным, либо отнесенным к какой-то из промежуточных позиций, мы – в тот или иной момент – знаем. Мы можем поэтому оценить, насколько отношения между кабинетом и лидером воздействуют на влияние лидера в отдельно взятый момент времени. В главе 5 мы отметили, что воздействие этих отношений, по правде говоря, может быть несколько уменьшено в результате того, что лидеры непосредственно назначают подчиненных для реализации конкретных задач, например, подчиненных, обладающих компетентностью в сфере технологии. Поскольку информация о социальном происхождении лидеров имеется и поскольку может быть получена информация о социальном происхождении министров и других членов “окружения”, то можно определить, существует ли связь между компетенцией и иерархическим (или коллективным) правительством; можно затем определить, как воздействует и воздействует ли вообще совокупность этих переменных величин на лидера.

Возможностей для аналогичного измерения роли бюрократии заметно меньше. В большинстве стран очень скудна информация по таким характеристикам административных органов как компетентность персонала, организация департаментов, связь с правительством, связь с населением. Это, конечно, не значит, что они в принципе не могут быть точно описаны.

И, наконец, имеется гораздо больше информации по отдельным политическим структурам, связывающим лидеров с населением, поэтому может быть предпринято более точное описание роли этих структур; правда, сложность всей сети связей такова, что многие из “измерений” гипотетичны. Конечно, лучше всего известны такие структуры, как политические партии. Можно [c.120] оценить влияние партийной системы и выявить данные о том, в какой мере партийная система как целое и одна партия в отдельности помогают лидерам в популяризации их целей, в том, чтобы сделать их более приемлемыми для населения. Можно провести разграничение между системами без партий, системами, в которых партии слабы, и системами, в которых партии представляют собой подлинно значимые институты; в случае однопартийной системы можно определить, эффективна ли партия и находится ли она в распоряжении лидера; в случае двух – или многопартийной системы – существует ли доминирующая партия, на которую лидер может опереться, либо фракционность такова, что лидеру не приходится рассчитывать на партию в усилении своего влияния. Можно составить определенную градацию политических систем в зависимости от того, какая помощь (“никакая”, “существенная” и т.д.) может быть оказана лидеру политической партией.

Гораздо труднее оценить роль других структур, их характеристики часто менее известны, не говоря уже о том, что еще не изучен (а тем более, не измерен) принцип, по которому эти структуры следовало бы рассматривать как альтернативные или взаимодополняющие.

Роль личностных факторов и оценка социального происхождения лидера

Другой комплекс переменных величин, измерение которых важно, представлен социальным происхождением лидеров, что связано не только с полом, возрастом, образованием, религиозными или профессиональными характеристиками лидеров, но и с более конкретными политическими факторами, такими как партийно-политическая принадлежность или парламентская карьера. Не зная, проявляются ли определенные психологические черты в определенных типах лидерства и свойственны ли они людям определенного возраста или социального окружения, мы не можем знать, становятся ли люди того или иного происхождения лидерами в силу тех или иных психологических качеств; но, по крайней мере, мы можем знать, проявляются ли у этих лидеров определенные психологические качества. Мы можем не знать, [c.121] какой психологический эффект имеет возраст, но важно знать, имели ли лидеры, пришедшие к власти в определенном возрасте, определенные качества лидера. В мире имеется достаточно примеров пожилых руководителей, чтобы выявить, как возраст воздействует на характер лидерства.

Данные относительно социального происхождения помогают лучше понять связь жизненного пути лидера с его деятельностью.

Анализ личностных факторов гораздо труднее, поскольку его совершенство зависит от уровня психологического анализа. Но два аспекта уже изучены. Во-первых, прорыв сделан в отношении исключительных, в частности, революционных лидеров. Работы Риджея и Филлипса показывают, что можно задокументировать определенное количество психологических черт “исключительных” лидеров1.

Во-вторых, достичь прогресса в оценке всех типов лидеров можно, следуя определениям Барбера и Хиди. Современные лидеры могут быть классифицированы в соответствии с такими важными качествами как энергия, интеллект, умение работать с подчиненными и быть популярным среди населения. В результате не всегда получается комплексная классификация, но выявление определенных групп возможно; возможно также определение роли “активности” или “позитивной” ориентации среди лидеров. Пока разграничения проведены достаточно грубо, но они проливают свет на связь между личностью лидера и его происхождением, его влиянием на общество. Например, представляется возможным определить, отличаются ли психологические характеристики “лидеров-менеджеров” от характеристик лидеров иного типа; вызвано ли чертами психологического склада отличие “осторожных” лидеров (то есть тех, кто стремится к меньшему, чем общество ждет от них) от “амбициозных” руководителей (тех, кто стремится сделать больше, чем от него ожидается).

Влияние лидеров, оценка их популярности и требований населения

Однако измерение даже одной важной личностной характеристики лидера и институциональных рамок, внутри которых он действует, мало что значит, если нет возможности измерить влияние этого лидера. И здесь тоже необходима одна [c.122] важная оценка (хотя бы для некоторых стран) в двух аспектах: популярность лидера среди населения и позиция граждан по различным вопросам. Следует сказать, что популярность не тождественна влиянию. Популярность – это составной индекс, вытекающий из политики и имиджа, из внешних и внутренних действий, из стиля, равно как из содержания. Но популярность не принимает во внимание цели, даже если они каким-то образом преломляются в ней. Более того, поскольку популярность может быть рассмотрена в связи с бытующими точками зрения или вопросами, можно попытаться выявить элементы связи между воспринятыми качествами лидеров и запросами общества. Когда лидеры популярны, можно оценить, в какой степени эти запросы связаны с популярностью; когда лидеры непопулярны, можно оценить дистанцию между восприятием качеств лидеров и требованиями, которые население выдвигает перед ними.

Правда, для подобного анализа существуют географические ограничения. Во-первых, только в тех странах, где проводятся опросы общественного мнения и публикуются их результаты, можно точно оценить популярность лидера и общественные требования.

Но дело не только в этом. Различны качество, а значит, и достоверность получаемых данных, хотя они заметно улучшились в последние десятилетия. В целом, стало возможным точно измерить уровни популярности и типы социальных требований, и следовательно, вычертить графики успеха или краха многих лидеров.

Однако можно идти дальше, начиная с получения информации о целях и программах лидеров, с которыми они приходят к власти. Необходимо также прослеживать, как эти цели и программы меняются с течением времени; лидеры не всегда склонны заявлять о том, что им приходится делать резкий поворот, тем более когда это происходит под давлением обстоятельств, наперекор их идеологическим пристрастиям и первоначальным декларациям. Но тщательный анализ позволит выявить изменение, даже если точный момент поворота не всегда ясен самому лидеру. [c.123]

Концептуализация, измерение и изучение политического лидерства

Оценка того, что возможно в будущем, зависит не только от совершенствования сбора данных и техники анализа, но также от усилий по концептуализации и операционализации, результат которых трудно предсказать. Поэтому мы должны проанализировать препятствия и оценить возможность их преодоления. Представляется, что менее серьезные трудности связаны с измерением психологических характеристик, а совершенствование оценки структурных ресурсов и влияния лидеров явно осложнено.

Измерение психологических характеристик лидеров

Итак, к настоящему времени относительно мало было достигнуто в измерении психологических переменных. Это в основном вызвано тем, что политологи и политические психологи не слишком уделяли внимание выработке классификации, которая могла бы быть применена к политическим лидерам. Идентифицировано большое число черт, о чем было сказано в главе 4, но исследования были очень специализированы, не проявлялось должного внимания к накоплению знаний. Более того, эти черты часто оказывались слишком детализированы, чтобы их можно было использовать в сравнительном анализе; по крайней мере, на первых порах следовало бы сосредоточиться на небольшом количестве широких характеристик.

Политологи не могут предпринять подобное исследование без помощи психологов, которые должны предоставить убедительную технику исследований и которые могут повторить такое исследование среди населения с тем, чтобы вскрыть различия между лидерами и не лидерами. Но учитывая, что психологи уже включились в исследования лидерства в существенной мере, проблема не столько в том, чтобы вырабатывать новые методы анализа, сколько в том, чтобы широко и систематично применять существующие методы.

Политологи нуждаются в сотрудничестве с психологами [c.124] и в анализе личностных характеристик самих лидеров. С общенациональными политическими лидерами тесты не могут быть проведены таким же образом, как это делается среди населения; необходимо проанализировать психологические характеристики лидеров так, как это сделали Риджей и Филлипс в своем исследовании революционных руководителей, воссоздавая структуру личности лидеров на основе их поведения. Для подавляющего большинства общенациональных политических лидеров современности такой анализ возможен, учитывая, что многое известно об их жизни в прошлом и настоящем и особенно в том, каким образом они откликаются на проблемы, реагируют на кризисы и действуют для обеспечения поддержки подчиненными и населением. Ясно, что для таких исследований нет технических препятствий. Поэтому можно сделать вывод, что личность лидеров может быть оценена с определенной детализацией, что могут быть выявлены различия между лидерами и не-лидерами на основе существующих методологических инструментов и доступной информации.

Измерение структурных ресурсов лидеров

Более серьезные проблемы связаны с измерением структурных ресурсов, имеющихся у лидеров. Информация, которую надо собрать в этой связи, обширна, а очертания анализа неясны. В идеале нам следовало бы знать – по каждой стране и по каждому лидеру – как силу политических структур, так и ту степень помощи, которую они могут оказать лидеру. По правде говоря, то, что мы знаем об этих структурах, туманно. Мы могли бы углубить наше понимание характеристик бюрократий, предпринимая систематические усилия по исследованию организации, компетенции и связей этих структур с правительством и населением. Мы могли бы точнее оценить помощь лидерам политических партий. Но было бы совершенно нереально надеяться дать точное описание роли, которую играют “естественные” структуры, не говоря уже о таком “современном” институте как армия, отчасти из-за того, что влияние этих структур определено менее четко, а также потому, что не ведется исследований на достаточно широкой основе. [c.125] Самое большее, на что мы можем надеяться – постепенное совершенствование информации.

Главная трудность состоит в отсутствии концептуальной базы для анализа той помощи, которую эти структуры могут оказать лидерам. Во-первых, мы нуждаемся в оценке роли этих структур в обществе, например, в деле активизации требований граждан; мы должны выявить, в какой степени граждане следуют за партиями, за другими институтами. Действительно, мы нуждаемся в умении измерять “вес” каждой структуры в обществе. В реальности существует не так уж много методов для такого измерения. Интуитивно мы сознаем, что коммунистическая партия в коммунистических государствах “очень сильна” в том смысле, что ее “щупальца” проникают всюду, но нет убедительных методов сравнения этой “силы” с “силой”, например, некоторых западных партий. Можно, конечно, привести данные по членству, показать, какие важные государственные решения были приняты партией, но нет возможности пойти дальше этого и выработать составной показатель, на основе которого можно было бы сказать, что “вес”, например, КПСС по конкретному кругу вопросов больше, чем “вес” социал-демократической партии Швеции.

И это не все. Оценив относительный “вес” всех структур в обществе, нам следовало бы также оценить роль лидеров внутри каждой из важнейших структур. Мы можем быть уверены, что Генеральный секретарь ЦК КПСС имеет значительный авторитет внутри своей партии, в то время как во многих случаях президент CШA пользуется относительно меньшим влиянием внутри своей партии. Но параметров точной оценки не существует, как нет и признаков, что они появятся в обозримом будущем. Наше знание о влиянии лидеров внутри политических партий останется ограниченным. Методы, которыми мы могли бы измерить это знание, четко не определены, так что нам приходится полагаться на общие впечатления; и учитывая, что используемые нами инструменты столь неточны, трудно ожидать, что мы продвинемся дальше простых сравнений. [c.126]

Конечно, определенные подвижки будут иметь место, как это произошло в области углубления знаний о деятельности партий, о роли “естественных” структур и армии в ходе последних десятилетий. Но прогресс будет постепенным и относительно медленным; сбор данных и усилия по более совершенной операционализации приведут в ближайшие годы лишь к частичным результатам.

Измерение влияния лидеров

Сбор информации для оценки влияния лидеров порождает ряд трудностей; но еще серьезнее проблемы концептуализации и операционализации. С одной стороны, предполагается, что со временем будет получена более полная информация о целях лидеров и требованиях общества; количество стран, где проводятся опросы общественного мнения, возрастает, поэтому лидерам становится труднее противостоять давлению со стороны тех, кто желает выявить, что хочет население. Сами лидеры стремятся узнать методом опроса, какая политика популярна или непопулярна. Они могут пренебрегать полным знанием уровня своего влияния внутри собственной партии или внутри бюрократии, но не знанием реакции населения на их политику. Поэтому сами лидеры будут способствовать сбору информации в отношении требований общества.

С другой стороны, ждут своего решения проблемы концептуализации и операционализации. Можно разбить цели и требования по нескольким категориям, но, хотя переменные имеют подчеркнуто длительный характер, представляется непростой задачей осуществление измерений на постоянной базе, равно как анализ роли институциональных ресурсов, из которых лидеры могут извлечь пользу. Мы выявили ряд реальных факторов влияния лидеров (изменения, вмешательство). Однако практических указаний на то, какой может быть “единица” измерения этого влияния, нет.

Как хорошо известно, эта трудность долгое время служила одним из главных факторов, тормозивших развитие политологии по сравнению с экономикой, где можно использовать такую устойчивую переменную величину как деньги для оценки степени изменений, происходящих в отношении большого количества [c.127] показателей. Эту устойчивую переменную величину можно позаимствовать у экономистов, то есть оценить в денежном выражении эффект власти, перемен или правительственного вмешательства. В настоящее время этот путь представляется единственным. Однако при таком методе анализа возникают и серьезные проблемы, поскольку денежные индикаторы выявляют только часть – причем небольшую и меняющуюся – измеряемых проблем. В частности, если мы используем денежные индикаторы, некоторые аспекты правительственного вмешательства окажутся в привилегированном положении по сравнению с другими аспектами. То есть, если можно найти удовлетворительные денежные эквиваленты роста правительственного вмешательства в некоторых областях – экономической, социальной, то гораздо труднее найти денежное выражение идей обновления в других областях.

Итак, определенное совершенствование методов измерения влияния лидеров возможно. Но трудно ожидать, что в обозримом будущем будет найден инструмент предельно точного измерения этого влияния. [c.128]



<< предыдущая страница   следующая страница >>