microbik.ru
1 2 3

Крюков С.Ф.,

начальник Научно-редакционного отдела РГТЭУ,

заместитель директора

Центра исследований православной культуры и традиции


Православные мифы и фольклор

о Сталине и Великой Отечественной войне



Подавили ли мы реакционное духовенство? Да, подавили. Беда
только в том, что оно не вполне еще ликвидировано. Антирелигиозная пропаганда является тем средством, которое должно довести до конца дело ликвидации реакционного духовенства. Бывают случаи, что кое-кто из членов партии иногда мешает всемерному развёртыванию антирелигиозной пропаганды. Если таких членов партии исключают, так это очень хорошо, ибо таким «коммунистам» не место в рядах нашей партии. «И.В.Сталин»
Особое место среди исторических мифов современной России занимают православные исторические мифы. Их можно разделить на две категории. Часть мифов официально признается церковью решением Архиерейского Собора или выступлением с церковной кафедры Патриархом РПЦ. Другие мифы, имеющие широкое хождение среди верующих и священников, объявляются благочестивыми.

Рассмотрим православные предания и мифы о Сталине и Великой Отечественной войне. С моей точки зрения Православие не нуждается в приукрашивании, не нуждается в мифах, как хороший качественный чай не нуждается в ароматических добавках. Но в последнее время в церковной литературе появилось много фольклора о Сталине и Великой Отечественной войне, которое замутняет нормальное религиозное сознание и вводит в соблазн православных.

Эта мифология, не подкрепленная никакими ссылками на церковные или архивные источники, кочует из книги в книгу. Автором большинства этих мифов является протоиерей Василий Швец. Наиболее полно его сочинения были представлены в книге «Россия перед вторым пришествием» (М., 1993, 1994 и т.д.) – своеобразной энциклопедии православного мифотворчества, составителем которой является Сергей Фомин. Вошли эти мифы также и в книгу иеромонаха Филадельфа (Моисеева) «Заступница Усердная» (М., 1992).

Не будем разбирать все описываемые о. Василием события, отметим лишь кратко то, что никак не может соответствовать исторической правде.

Приведём в пример наиболее известные мифы постоянно обсуждаемые в православной среде.

Миф о спасении Москвы от немцев

с помощью иконы Божьей Матери

Согласно мифу, по указанию Сталина, осенью 1941 года будто бы его личный пилот на самолёте (по разным источникам то на По-2, то на Ли-2) трижды облетел Москву с иконой на борту. И немцы поэтому не смогли взять город. Названия икон разнятся - то Тихвинская, то Казанская, то Владимирская Божья Матерь. Даты разнятся - то облёт был ещё до 15 ноября, то 2 декабря. Такой разнобой не мог не смутить. Неужели облёт был произведён несколько раз? А может - в самолёт загрузили разные иконы, для верности воздействия?

И поэтому немцы не смогли преодолеть сопротивления заступницы. Однако в ноябре - декабре 1941 года, ни о какой религиозной пропаганде, а тем более в войсках, не могло быть и речи. Но точного описания события - кто именно, когда, как осуществлял облёт, найти так и не удалось. Зато удалось найти мнение человека, по всей видимости, верующего, но находящего ложь неприемлемой в вопросах, связанных с верой. Вот что пишет Николай Каверин: "Повествования прот. Василия Швеца (без ссылок на какие-либо источники!) могут представляться весьма благочестивыми, ибо связаны они с глубоко почитаемым верующим русским народом Казанским образом Божией Матери – Заступницей Усердной рода христианского. Однако необходимо предостеречь легковерного читателя не доверять слепо всему тому, что вышло из-под пера прот. Василия Швеца и затем вошло в различные сборники о войне".

Миф: Казанская икона и Сталинград

После Москвы Казанскую икону Божьей Матери перевезли в Сталинград, где пред нею непрестанно служили молебны и панихиды.

Прот. В. Швец пишет, что во время обороны Сталинграда Казанская икона стояла среди наших войск на правом берегу Волги, и поэтому немцам не удалось разбить наши войска:

«Знаменитая Сталинградская битва началась с молебна перед этой иконой, и только после этого был дан сигнал к наступлению. Икону привозили на самые трудные участки фронта, где были критические положения, в места, где готовились наступления. Священство служило молебны, солдат кропили святой водой...» (с. 275) Описывая такую неправдоподобную идиллию (огромная часть русского священства в это время находилась в тюрьмах и лагерях). Все описанное протоиереем Василием просто не имело места, как бы это красиво и благочестиво ни читалось. По свидетельству участников Сталинградской битвы никакого молебна перед привезенной Казанской иконой перед началом битвы, да и самой иконы, не было. Фронтовики лишь свидетельствовали, что во всех сохранившихся православных храмах духовенство возносило молитвы о победе нашей армии. Непосредственных участников битвы за Сталинград и свидетелей тех событий с каждым годом становится все меньше, а неудержимая фантазия церковных мифотворцев готова сочинять самые нелепые небылицы, представляя их как «предания» и истинные чудеса. И кочуют подобные «предания» и «чудеса» из одной книги в другую, искажая историю Русской Православной Церкви, умаляя подвиг русского воина на полях Великой Отечественной войны.

Таким же мифом является сообщение о крестном ходе с Казанской иконой Божией Матери вокруг блокадного Ленинграда.

При этих обстоятельствах ни условий, ни возможности, ни сил, ни духовенства для обнесения крестным ходом иконы Божией Матери вокруг осажденного Ленинграда просто не было. Но вернемся к сочинениям прот. Василия Швеца. Не представляются правдоподобными его сообщения о крестном ходе с Казанской иконой Божией Матери вокруг блокадного Ленинграда, по указанию митрополита гор Ливанских Илии, переданному им советскому правительству.

После Архиерейского Собора 1943 года митрополит Алексий возвратился в свой страждущий город. 11 ноября 1943 года ему была вручена правительственная медаль «За оборону Ленинграда».

Мифом же является рассказ о штурме

старой немецкой твердыни – Кенигсберга.

Великие трудности встали на пути наших воинов при взятии старой немецкой твердыни. Миф гласит: «Наши войска уже совсем выдохлись, немцы были все еще сильны... Вдруг приехал командующий фронтом, много офицеров и с ними... священники с иконами. Командующий быстро приказал всем построиться и снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли к передовой с иконой. И вдруг стрельба с немецкой стороны одновременно прекратилась. Тогда был дан сигнал, и наши войска начали общий штурм города-крепости - с суши и с моря. Как потом в один голос рассказывали пленные, перед самым русским штурмом в небе появилась Богородица, Которая была видна всей немецкой армии, и... абсолютно у всех отказало оружие...(они не смогли сделать ни одного выстрела... Не понятно только, откуда столько погибших советских солдат. Тогда-то наши войска сломили сопротивление врага и взяли город. Во время этого явления Божьей Матери немцы падали на колени и очень многие поняли... Кто помогает русским». Однако в реальности было по - другому. В центре и в южной части косы Фрише-Нерунг, а также в устье реки Висла оказывали упорное сопротивление остатки некогда сильной восточно-прусской группировки. И только 9 мая! более 22 тыс. солдат и офицеров врага сложили оружие.
Митрополит гор Ливанских Илия (Антиохийский Патриархат) – Истинный молитвенник и друг России



Сегодняшний миф, кочующий из одного церковного издания в другое, звучит так: «Стояла зима 1941 г. Немцы рвались к Москве. Промыслом Божиим для изъявления воли Божией и определения судьбы страны и народа России был избран друг и молитвенник за нее из братской Церкви – Митрополит гор Ливанских Илия (Антиохийский Патриархат). Он решил затвориться и просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Каждое утро владыке приносили сводки с фронта о числе убитых и о том, куда дошел враг. Через трое суток бдения ему явилась в огненном столпе Сама Божия Матерь и объявила, что избран он, истинный молитвенник и друг России. Вот как об этом рассказывает протоиерей Василий Швец: «Спустившись в каменное подземелье, куда не доносился с земли ни один звук и где не было ничего, кроме иконы Божьей Матери, Владыка затворился там. Не вкушал пищи, не пил, не спал, а только молился Божьей Матери и просил Ее открыть, чем можно помочь России. И вот через трое суток в огненном, столпе явилась ему Сама Матерь Божья и объявила, что он, как истинный молитвенник и друг России, избран для того, чтобы передать определение Божье для этой страны. Если это определение не будет выполнено, Россия погибнет.

1. Для спасения России должны быть открыты по всей стране храмы, монастыри, духовные семинарии и академии.

2. Священники, возвращенные с фронтов и отпущенные из тюрем должны начать служить.

3. Ленинград сдавать нельзя. Для спасения его пусть вынесут чудотворную Казанскую икону Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города. Тогда ни один враг не ступит на святую землю города на Неве.

4. Перед Казанской иконой нужно отслужить молебен и в Москве. Затем она должна быть в Сталинграде, который тоже нельзя сдавать врагу.

5. Казанская икона должна идти с войсками до границ России, а когда война кончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать, как она была спасена.

Тогда Владыка связался с представителями Русской Православной Церкви, с советским правительством и передал им определение Божье. Сталин вызвал к себе митрополита Сергия, митрополита Алексия и обещал исполнить переданное митрополитом Илией. Из Владимирского собора Ленинграда вынесли Казанскую икону Божьей Матери и обошли с крестным ходом вокруг города. Блокада Ленинграда была прорвана в день празднования святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. После Ленинграда Казанская икона начала свое шествие по России...

Однако всё это мифы. Факты упрямая вещь.

Когда в сентябре 41 года Ленинград был на пороге падения – Сталинград был в глубочайшем тылу и о его сдаче и не было и речи. Зимой 41-го немцы уже не рвались к Москве: их наступление заглохло еще в ноябре, и с конца же ноября уже начались контрудары советских войск, к пятому декабря переросшие в генеральное наступление. Существуют архивные документы, свидетельствующие, что осенью 1942 года разрабатывались планы проведения Поместного Собора в Ростове-на-Дону или Ставрополе с целью избрания Патриархом митрополита Берлинского и Германского Серафима (Лядэ) – немца по национальности, находившегося в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви и тесно сотрудничавшего с некоторыми ведомствами нацистской Германии.

Сталин и Высшее политическое и военное руководство СССР внимательно следили за настроением населения на оккупированных территориях. По линии военной разведки и НКВД, а также от руководителей партизанского движения они постоянно получали сообщения о том, что германская военная и гражданская администрации способствуют открытию православных храмов и деятельности духовенства среди населения. И уж тем более был значим религиозный фактор на Украине. Осенью 1943 года Красная Армия вышла к границам Украины. Предыдущие два года показали, что далеко не все украинцы стремятся к вхождению в Советский Союз. Им, конечно, и немцы не любы, но и москали и «жидокомиссары» – не милы. Было очевидно, что украинская партизанщина может повернуться и против красных (как это уже бывало в годы Гражданской войны). Чтобы националистическое движение не приняло религиозные черты, Сталину было важно взять под свой контроль возродившуюся религиозную жизнь в районах оккупации. А для этого необходима была структура, лояльная, проверенная и находящаяся в Москве. Сказка о покаявшемся Сталине гласит, будто «Во время войны в Советском Союзе были открыты тысячи церквей. Сталин же после той встречи начал регулярно видеться с крупными российскими духовными лицами». Тезис о регулярных встречах Сталина с православными иерархами не подвтерждается фактами.

Расхожий миф об открытии тысячи церквей в годы войны тоже не подтверждается. Вот цифры из секретной справки, составленной Г. Карповым 31 октября 1945 года:

«1) На октябрь месяц 1943 года ко дню образования Совета по делам Русской Православной Церкви действующих православных церквей на территории Союза было 9829. Из них открыто немцами в период временной оккупации нашей территории примерно 6500 церквей.

2) За 1944–45 года по Союзу поступило от групп верующих 6770 заявлений об открытии церквей (не считая повторных). По рассмотрении этих заявлений, их проверке, по заключениям обл (край) исполкомов Советом открыто за 1944–45 года 529 церквей. Из них: за 1944 год – 208 церквей в 48 областях, краях и республиках; за 10 месяцев 1945 года – 321 церковь в 64 областях, краях и республиках.

3) За тот же период времени отклонено ходатайств верующих об открытии церквей 4850. Находится на рассмотрении 1391 ходатайство. Таким образом, удовлетворено за 1944–45 года 9,8% всех рассмотренных ходатайств.

4) На сегодняшний день имеется на территории Союза действующих православных церквей и молитвенных домов 10 358. Из них: в Украинской ССР – 6073; в РСФСР – 2606; в Белорусской ССР – 633; в Молдавской ССР – 615; в Литовской, Латвийской и Эстонской ССР – 343; в остальных союзных республиках – 88. Церкви и молитвенные дома размещены весьма неравномерно. Самое большое количество находится в районах, подвергавшихся немецкой оккупации, где в период 1941–1943 годов имело место массовое открытие церквей.

Винницкая область – 822 церкви; Киевская – 604; Ровенская – 438; Черниговская – 410; Полтавская – 347 и т.д. В ряде республик и областей количество действующих церквей незначительно. Например: Горьковская область – 24 церкви; Тамбовская – 17; Архангельская – 13; Астраханская – 11; Удмуртская АССР-16; и т. д. Есть области и края, где действующих церквей всего имеется от одной до пяти (Приморский и Хабаровский края, Марийская и Мордовская АССР, Кемеровская, Курганская, Новосибирская, Омская, Саратовская, Томская и Читинская области)».

К людям, которые оставались под всецелым и непрерывным контролем советского агитпропа, не предполагалось донесение церковного слова. В итоге в Псковской области до прихода немцев было 3 храма, а к возвращению советских войск их было 200, в Курской области до немцев было 2, стало – 282; зато в Тамбовской области, где советская власть стояла неизменно, так и оставалось 3 храма на всю область.

Сталин не организовывал церковное возрождение: он его сдерживал. Нетрудно заметить, что в годы войны советская власть удовлетворяла менее 10 процентов обращений о возвращении храмов.

Первые же храмы (числом в 18) было разрешено открыть только спустя почти полгода после встречи Сталина с митрополитами: постановлением Совмина от 5 февраля 1944 года. В Ульяновской же эвакуации с 1941 по 1943 года митрополит Сергий вообще вынужден был служить в бывшем католическом костеле. И в блокадном Ленинграде ни один храм не был возвращен Церкви для молитв! Как-то мало это вяжется с образом Сталина, покаянно вразумленного пророчеством ливанского митрополита…

При этом в январе 1944 года председатель Совета по делам Русской Православной Церкви Г. Карпов представил в правительство проект закона «О положении Церкви в СССР». Однако закон так и не был принят. По оценке официального современного церковного издания – «Сталинское руководство не хотело связывать себя письменными обязательствами с Церковью». В мае 1944 года Г. Карпов пишет: «Патриарх и епархиальные управления поставили перед Советом вопросы о возвращении некоторых «мощей» и «чудотворных» икон из числа находящихся в музеях. Мнение Совета по этому вопросу отрицательное».

Никаких архивных публикаций в подтверждение версии о контактах Илии и Сталина не известно. «Журналы записи лиц, принятых И. В. Сталиным в 1924–1953 гг.», не упоминают о митрополите Илии как собеседнике Сталина.

Но самое главное: как раз вскоре после приезда митр. Илии в Москву – в 1948 году – политика Сталина снова резко меняется и именно в антицерковную сторону.


следующая страница >>