microbik.ru
1
Лекция 11-2011

Последовательность эколого-геохимической оценки состояния окружающей среды

Качественная оценка

Рассмотрим теперь последовательность оценки состояния окружающей среды, проводимой на ландшафтно-гео­химической основе.

1. Составив карту геохимических ландшафтов, следует перехо­дить к определению тенденции развития изменений. Их можно устанавливать, во-первых, при определении результатов протекания какого-либо одного конкретного процесса. Так, среди довольно большого числа раз­нообразных пойменных ландшафтов на юге европейской части Рос­сии выявились ландшафты с типоморфными ионами Na+, Cl-, SO42-, т.е. ландшафты с засоленными почвами. Часть их расположена в зонах орошения. Есть ли тенденция к засолению при развитии тех­нического орошения? После подсчетов получаем следующую ин­формацию: на неорошаемых пойменных землях 4% ландшафтов подвержены засолению, а на орошаемых (при всех остальных не­изменных ландшафтно-геохимических факторах) - свыше 50%. Таким образом, можно говорить о тенденции развития засоления при современной системе орошения.

Установление тенденции в развитии определенных качест­венных изменений дает возможность обоснованно планировать про­ведение последующих эколого-геохимических работ. В рассматри­ваемом случае нужно детально изучать особенности орошения пой­менных земель.

2. Следующим этапом исследований является непосредст­венная качественная оценка состояния окружающей среды либо последствий каких-либо техногенных или природных процес­сов. Для этого на картах геохимических ландшафтов необходи­мо выделить геохимические ландшафты, необычные для данных природных условий. Их называют аномальными. Иногда прост­ранственно или генетически связанные между собой аномальные ландшафты объединяются в отдельные аномальные зоны. Выде­ление таких ландшафтов и зон можно считать важнейшей зада­чей качественной оценки территорий по результатам первых ис­следований.

Попутно с основной задачей может (и должен) решаться це­лый ряд второстепенных задач. Так, в последние годы в печати ча­сто появляются публикации о естественном (природном) самоочи­щении целых регионов Анализ карты геохимических ландшафтов Ростовской области (масштаб 1:500 000) показывает, что около 90% всей территории приходится на техногенные (в основном на сельскохозяйственные) ландшафты. В них практически вся миграция элементов контролируется различными антропогенными процесс­ами. О каком же самоочищении можно говорить при таком пол­ожении в этом регионе? Опыт работ, проводимых на ландшафтно-геохимической ос­нове, показал, что по результатам качественной оценки можно да­ть предварительную экономическую оценку планируемой деятельности - например, вырубке лесов и созданию на их месте сель­скохозяйственных ландшафтов, планировать освоение новых тер­риторий.

3. После проведения повторной оценки эколого-геохимичес­кого состояния территории (что является фактически началом мониторинговых исследований) полученные данные можно сравни­вать с результатами первых исследований, Т.е. переходить к каче­ственной оценке последствий природных и антропогенных проце­ссов, происходивших в промежутке времени между двумя эко­лого-геохимическими исследованиями. Качественно можно определить и последствия суммарного действия всех природных и антропогенных факторов, между двумя рассматриваемыми исследованиями, по данным сравнения карт геохимических ландшафтов. Так, на Кавказе за 10 лет отмечается уменьшение площадей, занятых лесными ландшафтами. Произошло это глав­ным образом за счет возрастания площадей пашен, садов, насе­ленных пунктов, пожаров и вырубки лесов. Из-за вырубки внут­ри лесных ландшафтов появились новые ландшафты.

Часто качественной оценки состояния окружающей среды и ее изменений за определенные промежутки времени бывает не­достаточно и требуется количественная оценка этих явлений.

Количественная оценка состояния территорий и его изменений

Современная количественная оценка состояния биосферы долж­на производиться не только с «мерой и весом». Разнообразие по­следствий антропогенной деятельности требует кроме количест­венного учета происшедших изменений прогноза новых, ожида­емых, а также комплексного всестороннего подхода. При этом необходимо учитывать сложную картину переплетения различ­ных видов миграции элементов. Как уже указывалось, для био­сферы характерно теснейшее переплетение процессов физико-­химической и собственно механической миграции косного ма­териала с биогенной миграцией, являющейся результатом гео­химической работы живых организмов. Однако в настоящее время биосфера ускоренно переходит в ноосферу - по опреде­лению В.И. Вернадского, новое геологическое явление на нашей планете. В ней впервые человек становится реальной геологической силой. В ноосфере существенную роль начинает играть техногенная социальная миграция элементов, причем она про­исходит не обособленно, а переплетается с уже рассмотренны­ми природными процессами миграции элементов в биосфере. Сле­довательно, оценить состояние окружающей среды в осваивае­мых и уже освоенных районах можно только в результате про­ведения комплексных исследований.

Для этих исследований также требуется определенная после­довательность. Начинаться они должны (как и при качественной оценке) с мелкомасштабных (1:2 000 000 - 1:200 000) работ, даю­щих общую количественную характеристику больших территорий. Важным условием количественной оценки состояния окружающей среды является необходимость рассмотрения перемещения элементов на современном атомно-ионном уровне с учетом форм их на­хождения, а также сложного, изменчивого взаимоотношения меж­ду элементами в различных участках биосферы.

Опыт работ, проводимых для оценки состояния биосферы на макете, показал, что наиболее удобным и отвечающим перечис­ленным требованиям является изучение всех процессов, протека­ющих в окружающей среде на ландшафгно-геохимической основе
Характеристика предельно допустимых концентраций с точки зрения экологической геохимии

Изменение концентрации загрязняющих веществ в какой-либо части ландшафта, несомненно, отразится на всех его частях. Однако, учитывая природную консервативность, этот процесс может затянуться на годы. Загрязнение же такой части ландшафта, как, например, ат­мосферный воздух, может сказаться на состоянии (и даже суще­ствовании) живых организмов включая человека, гораздо рань­ше. Эта опре­деленная консервативность биосферы и сделала необходимым установление для различных ее частей контрольных значений, по­лучивших название предельно дoпycтuмых концентраций (ПДК).

Предельно допустимые концентрации веществ, загрязняю­щих биосферу, вводились как нормирующие показатели во мно­гих странах. Единые ПДК были введены в свое время и для та­кой громадной территории, как СССР, а затем и России. Часть из них вводилась с учетом времени пребывания человека в данном месте. В них учитывалось предельно безвредное для человека со­держание отдельных химических веществ, в том числе техноген­ных, не имеющих природных аналогов.

Кроме ПДК были введены и другие (тоже нормирующие) по­казатели, например, предельно допустимый выброс (ПДВ) за­грязняющих веществ отдельным источником за единицу времени. Превышение ПДВ теоретически должно приводить к последую­щему превышению ПДК в среде, окружающей рассматриваемый источник загрязнения. Однако, разрабатывая общие для огромных территорий ПДВ, не учитывались ландшафтно-геохимические особенности и история геологического (геохимического) развития, хотя бы за последние миллионы лет, отдельных участков загряз­няемой территории. В соответствии же с одним из законов раз­вития антропогенных изменений в биосфере поведение загрязняющих веществ (концентрация, рассеяние, особенности рас­пределения), поступивших в результате техногенеза в биосферу, а во многих случаях и форма нахождения этих веществ определя­ются конкретными ландшафтно-геохимическими условиями за­грязняемой территории.

Кроме того, при установлении ПДВ не учитывается все мно­гообразие возможных сочетаний совместного расположения источ­ников загрязнения. Таким образом, ПДВ в целом представляют со­бой «(средневыдуманную нормирующую величину», которая долж­на была бы ограничить выбросы­ до концентраций, не приводящих к превышению ПДК. Однако эти концентрации в воздухе и питьевой во­де, как правило, сохраняются непродолжительное время. Техника очищения воздуха и воды относительно проста, а для многих природных и даже некоторых техногенных ландшафтов часто ха­рактерен процесс самоочищения.

Гораздо дольше сохраняется большинство загрязняющих ве­ществ в почвах, которые в последующем сами могут стать вторичными источ­никами загрязнения атмосферы, воды, растительных и живот­ных организмов. Именно поэтому особое внимание всегда уделя­ется вопросам связанным с возможностью использования ПДК для почв. С точки зрения экологической геохимии, да и экологии вооб­ще, ПДК могут использоваться в практической деятельности лишь как предварительные показатели-ориентиры. Вероятно, они необходимы в странах с низкой экологической культурой и на пер­вых этапах исследований в новых регионах. Однако их широкое использование при оценке состояния окружающей среды часто не­возможно по целому ряду объективных причин. Отметим только важнейшие из них.

Предельно допустимые концентрации в их настоящем виде рассматриваются как нормы содержаний различных веществ в сре­де, окружающей человека, при которых он может считать безопас­ным свое существование в тех участках биосферы, для которых эти ПДК определены. При этом под существованием подразумевает­ся проживание или только нахождение во время работы в райо­нах, для которых эти ПДК определены. Подразумевается также ис­пользование продуктов и воды, для которых установлены ПДК.

Однако надо учитывать, что ПДК стали устанавливаться толь­ко в последние десятилетия. А к настоящему времени достовер­но известно, что последствия многих видов загрязнения (напри­мер, силикоза) проявляются через десятилетия после нахождения в загрязненной зоне. Естественно, что большинство поздно ска­зывающихся последствий загрязнения не могло быть учтено. По­ложение усугубляется еще тем, что многих видов загрязнения не­сколько десятилетий назад не существовало, а на некоторые просто не о6­ращалось внимания.

Определенные вещества могут вызывать генетические измене­ния. Последствия загрязнения такими поллютантами в полной ме­ре скажутся только на последующих поколениях. Многие из та­ких веществ, а тем более их опасные концентрации даже не мог­ли быть учтены при установлении ПДК, хотя эти вещества сле­дует относить к наиболее опасным поллютантам.

Сказанное позволяет рассматривать ПДК только как один и часто не самый важный показатель быстрого воздействия на чело­веческий организм некоторых (и далеко не самых опасных) загряз­нителей окружающей среды.

· Совершенно не ясны и практически не учтены в ПДК по­следствия совместного воздействия на человека разных химиче­ских элементов (а тем более их токсичных соединений), находя­щихся в самых различных концентрациях. С одной стороны, ас­социация основных антропогенных загрязняющих веществ изве­стна. В соответствии с законом ассоциаций химических элемен­тов, образующих крупные техногенные геохимические аномалии, она определяется в основном уровнем развития науки и техники в период загрязнения. Однако, с другой стороны, учесть все воз­можные комбинации совместного воздействия этих поллютантов, к тому же находящихся в разных концентрациях, практически не­возможно. К настоящему времени нет даже работ, рассматрива­ющих суммарное влияние на организмы группы химических эле­ментов с различными аномальными (повышенными и понижен­ными) концентрациями.

Ряд химических элементов, при недостатке последних в сре­де (или продуктах питания), замещается их геохимическими ана­логами. При этом возникают многие довольно тяжелые болезни у растительных и животных (включая человека) организмов. К на­стоящему времени наиболее известными с этих позиций являют­ся пары элементов Ca-Sr-Ва; S-Se Так, уровская бо­лезнь (поражение скелета человека и животных - искривление по­звоночника, поражение суставов, ломкость костей, выпадение зубов и т.д.) характерна лишь для районов с пониженным содер­жанием Са, но при избытке Ва и особенно Sr. В районах с повышенным содержанием в почвах Se, перехо­дящего в растения, наблюдается специфическое отравление этим элементом, получившее название алкалоз. Однако внесение кри­сталлической серы (и даже гипса) в почвы с тем же содержани­ем селена уменьшило относительное содержание этого элемента в выращенном на этих почвах зерне с 12 до 4 мг/кг. При концентрации в зерне селена около 12 мг/кг поедающие его крысы, кролики, крупный рогатый скот, лошади через несколько месяцев умирали. Вскры­тие показало поражение печени, а в некоторых случаях - почек, сердца. Таким образом, для геохuмически подобных друг другу элементов чрезвычайно важным становится относительное (по сравнению со cpeдним) содержание каждого из них, так как одна и та же концен­трация одного из этих элементов в одном случае является токсич­ной, а в других - совершенно безвредной. И это тоже было бы не­обходимо учесть в ПДК, иначе возможны большие ошибки, при­водящие к ненужным затратам и заболеваниям людей.

В.А. Алексеенко (1969) было установлено, что потребление многих ме­таллов организмами контролируется особенностями биогеохи­мической связи между химическими элементами в организмах. Очень четко эти закономерности были выявлены в растениях для РЬ, Сии Мо; Ве, Bi и К, Na, Si.

Поступление в организм в существенно повышенных (или пониженных) содержаниях одних элементов, определяемое толь­ко изменением концентрации в окружающей среде других элемен­тов, как бы «наследуется» при перемещении по трофической це­пи и часто сопровождается болезнями организмов. Этo широко раз­витое для отдельных элементов явление также совершенно не отражено в ПДК, хотя оказывает чрезвычайно большое воздейст­вие на организмы.

Все рассмотренное, с позиции совместного токсичного воздей­ствия нескольких химических элементов, делает практически не­возможной разработку ПДК для больших территорий, включаю­щих отдельные районы (и даже целые геохимические провинции) с повышенными или пониженными местными фоновыми содер­жаниями.

Токсичность химических элементов (их соединений) зависит не только от концентрации, но и от формы, а часто и от вида их нахождения в биосфере. Так, в почвах большинство химических элементов находится в минеральной форме. При этом чем труд­нее минерал растворим, тем менее доступны для организмов со­ставляющие его химические элементы, а следовательно, меньше их токсичное воздействие даже при высоких концентрациях.

Рассмотрим в качестве примера поведение натрия. Более до­ступным и токсичным он будет при высоких концентрациях в поч­венных растворах, а не в минералах. Однако и в разных минера­лах степень его доступности будет различной: в галите (NaCl) ­доступен, а в жадеите (NaAlSi20s) - практически недоступен. Подобных примеров можно привести очень много.

Учесть в ПДК все формы, а тем более конкретные виды, в ко­торых находятся элементы, практически невозможно. Кроме то­го, растворимость многих соединений определяется кислотно-щелочностью среды, температурой и еще целым рядом изменяющихся в биосфе­ре ландшафтно-геохимических факторов.

· Природное распределение химических элементов в различ­ных типах горных пород отличается крайней неравномерностью (а как уже указывалось, любой химический элемент, попадающий в организм, при определенной концентрации и форме нахожде­ния может стать токсичным).

Горными породами во многом определяется состав формиру­ющихся на них (и за счет них) почв, вод, растительных и живот­ных организмов. К неравномерности распределения элементов в породах, а точнее, к вполне определенным концентрациям хими­ческих элементов в конкретных породах отдельных регионов жи­вые организмы (от простейших до высших) привыкают, по край­ней мере за миллион лет (четвертичный период). В некоторых ре­гионах такое привыкание и эволюция происходили не один, а мно­гие миллионы лет.

Как пример возникновения резких геохимических отличий существования организмов можно рассмотреть участки биосферы с карбонатными и ультраосновными горными породами. В кар­бонатных породах Cr содержится в 100, а Со в 1500 раз меньше, чем в ультраосновных. Отличаются эти породы, хотя и не столь контрастно, содержанием и других элементов.

Весьма существенны геохимические отличия и между други­ми типами горных пород. Конечно же, геохимические особенно­сти пород, получивших преимущественное распространение в от­дельных регионах, привели к естественному отбору в их пределах определенных организмов. Так, по наблюдениям С.М.Ткалича, на Сахалине над угленосными пластами произрастают лиственные оль­хово-березовые леса, а над вмещающими их породами - хвойные, над кимберлитами в Сибири произрастают лиственничные и оль­ховники на фоне лишайниковых редколесий (А.Н. Лукачева,1960). Подобных примеров можно привести очень много.

Таким образом, с точки зрения геохимии природных образо­ваний выбрать для всех участков биосферы или даже для такой боль­шой страны, как Россия, единые ПДК невозможно, а безответст­венное ориентирование на предлагаемые цифры без учета конкрет­ной ландшафгно-геохимической обстановки может привести к эко­логическим осложнениям, вплоть до катастроф.

· Особо следует учесть, что для всех живых организмов, вклю­чая человека, нет химических элементов «полезных» или «вредных». для нормального развития организма необходимы все элементы, но только при их определенных концентрациях и формах нахож­дения в различных частях биосферы. При этом одни элементы нуж­ны в больших концентрациях, другие - в меньших. Как известно, элементы, находящиеся ниже линии питатель­ных веществ, даже при незначительном повышении концентра­ции очень быстро становятся токсичными). Резко пониженные содержания элементов также вызывают различные болезни живых организмов, включая человека. Вспом­ним йод, фтор и ряд других элементов, недостаток которых уже учитывается в обыденной жизни (Фторирование воды и зубной пасты, йодирование соли и т.д.).

Оценивая как токсичность химических элементов при опре­деленных высоких концентрациях, так и последствия их недоста­точной концентрации, следует помнить о влиянии на ор­ганизмы величин абсолютного разброса химических элементов, ус­тановившегося на континентах после образования осадочных по­род и почв. Существенное техногенное увеличение или уменьше­ние содержания химических элементов в первую очередь может негативно сказаться на развитии организмов для следующих эле­ментов: Bi (1,43), Ag (2,9), W (3,67), 1 (4), Ве (6), Аи (6), Br (6,2), Р (6,47), Zn (8,67). В скобках приведены значения абсо­лютного разброса для каждого химического элемента соответственно 0,00001 и 0,0011%, и картина резко изменится. Со­держание в почвообразующих породах Со в данном случае в 500 аз меньше предельно допустимой, а Сг - почти в 10 раз .Вряд ли нормально будут развиваться организмы, если в почв­енных горизонтах А и В содержание Со будет в 500 раз выше, чем горизонте С. (ПДК предопределяют именно такую картину.) К тому же нужно учесть, что расстояние между ними по вертикали может быть не больше первых двух десятков сантиметров. Во всех подобных случаях меняется содержание (пусть хоть не так кон­трастно) еще многих других элементов.

Таким образом, при определении нормирующих показателей для химических элементов должны учитываться две цифры - мак­симальная и минимальная их концентрацuя. Они должны ограничи­вать величины содержаний, определяющих условия наиболее оп­тимального развития организмов.

· В последние десятилетия все большую роль в биосфере на­чинают играть техногенные соединения, не имеющие природ­ных аналогов (Токсичность и время ее проявления для многих из них еще не известны. Пока ясно, что они «чужды конкретным природным условиям», что их количество поддается учету (и это необходимо делать), что особенности их разложения и свойства продуктов разложения следует изучать. Наверное, уже классическим примером стало изучение фреона и продуктов его разложения, влияющих на мощность озонового слоя, а в конеч­ном итоге - на выживание организмов. для большинства техно­генных соединений ПДК нет и в ближайшее время их невозможно оп­ределить.

· ПДК учитывают токсичность элементов или их определен­ных соединений по отношению к человеку. При этом не берет­ся во внимание их воздействие на другие организмы, в том числе и микро, а также то, что биосфера - это особая биокос­ная система, в которой тесно связаны и взаимообусловлены живые организмы и косное (минеральное) вещество. Изменения косного вещества (концентраций, форм нахождения, закономер­ностей распределения и т.д.), происшедшие в определенном районе, несомненно сказываются на каких-то (может быть, не­многих из находящихся в этом районе) организмах. Ими могут быть вирусы, бактерии, растения, грибы или животные. Непо­средственно для людей эти изменения могут быть в первое вре­мя безвредными. Но гибель или мутация определенных видов ор­ганизмов безусловно скажутся на остальных организмах. В би­осфере все организмы связаны между собой, а человек составляет часть биосферы. Выделение каких-либо ПДК только для человека ­по крайне мере бессмысленно. Загрязняя биосферу или ее отдель­ные части и районы веществами, вызывающими смерть, болез­ни и мутации определенных организмов, но безвредными на ка­ком-либо первом промежутке времени для человека, мы созда­ем для людей бомбу замедленного действия. Раньше или позже эта бомба сработает.
Геохимические показатели оценки состояния окружающей среды и ее изменений
Выступая за ограничение использования в практической де­ятельности экологов ПДК, следует предложить вместо них новые, более приемлемые показатели допустимых концентраций в кон­кретных природных условиях.

Такими нормирующими показателями для отдельных крупных регионов могуг и должны служить местные фоновые содержания хи­мическux элементов в почвах, поверхностных и подземных водах, основных видах дикорастущих растений в конкретных геохими­ческих ландшафтах. Определять местные фоновые содержания следует в геохимических ландшафтах, аналогичных изучаемым, но практически не подвергшихся техногенному воздействию. Это должно исключить влияние техногенеза на изменение величины природных фоновых концентраций. Определяя предполагаемый нор­мирующий показатель, можно объединять отдельные геохимиче­ские ландшафты в группы.

При установлении местных фоновых содержаний исследова­ниям следует подвергать достаточно большие территории. Жела­тельно, чтобы это была биосферная структура). Такая структура представляет собой совокупность геохи­мическux ландшафтов, ограниченную крупными планетарной точ­ки зрения) водоразделами и областями накопления материала, смы­ваемого и переносимого по ее территории. Это требование позволя­ет обеспечить более точное определение фоновых содержаний, так как при больших площадях исследований резко уменьшается ве­роятность влияния на величину фонового содержания анализов проб, отобранных из неучтенных, а потому и не исключенных из под­счетов геохимических, положительных и отрицательных аномалий как природного, так и техногенного генезиса.

Примером довольно крупной биосферной структуры может слу­жить Южно-Русская, ограниченная с северо-запада Среднерусской и северо-востока Приволжской возвышенностями, с юга - Боль­шим Кавказским хребтом, а с юго-запада и юго-востока такими областями накопления, как Азовское, Черное и Каспийское мо­ря. Меньшей биосферной структурой является Причерномор­ская, территория которой ограничена Керченским проливом, Большим Кавказским хребтом, Бзыбским хребтом и Черным мо­рем. Так как утверждение местных показателей, нормирующих концентрации загрязняющих веществ, у нас в стране проводит­ся с учетом административного деления, то первое их предвари­тельное определение можно делать для крупных областей, краев, республик.

Установление местных фоновых содержаний химических эле­ментов для больших регионов требует проведения в значитель­ных объемах специальных эколого-геохимических исследова­ний. В связи с этим пока чаще используются не местные фоно­вые, а кларковые содержания, рассчитанные для земной коры в целом или породные. Хотя использование их для оценки эколого-геохимической си­туации в отдельных регионах не может считаться вполне коррект­ным, тем не менее, они являются объективными величинами, ха­рактеризующими концентрации элементов, при которых суще­ствует определенный биоценоз.
. Принципы количественной оценки и введение новых эколого-геохимических показателей
Как уже указывалось, для выполнения требований комплекс­ности исследований и их проведения по единой методике, каче­ственная и количественная оценки эколого-геохимического состо­яния окружающей среды проводятся на ландшафтно-геохимиче­ской основе. При этом в полевой период ландшафтно-геохими­ческого картографирования для проведения количественных оце­нок проводится отбор проб из различных частей ландшафтов по определенной сетке. Все пробы анализируются в обя­зательном порядке на комплекс элементов, образующих ассоци­ации в крупных техногенных геохимических аномалиях. Кроме того, в тех случа­ях, когда на изучаемой территории ожидается появление новых npи­оритетных загрязняющих веществ, в пробах определяется и их со­держание.

Если эколого-геохимические исследования для оценки состо­яния окружающей среды проводятся на данной территории впер­вые, то при количественной оценке сначала следует сравнить ме­стные фоновые содержания, устанавливаемые для всех частей различных геохимических ландшафтов данного участка, с региональными фоновыми концентрациями (местными ПДК) или кларковыми содержаниями. Можно сравнивать местные фоновые содержания с существующими в настоящее время ПДК, едины­ми для всей страны, но в данном случае неизбежны все связан­ные с этим ошибки, рассмотренные в предыдущих разделах.

Проведенное сравнение позволяет установить, насколько ме­стные фоновые содержания отличаются от региональных (клар­ковых). В случае существенного отличия ставится вопрос о вы­делении специфической геохимической провинции, что необхо­димо учитывать при административном делении территорий, и о специфическом снабжении населения продуктами питания. От­метим, что такие случаи крайне редки.

Гораздо чаще местные фоновые содержания повышены или по­нижены (незначительно). В этих случаях полученную информацию следует рассматривать как количественное установление тенден­ции эколого-геохимических изменений в районе под влиянием различных действующих факторов. Указанная информация край­не важна при планировании развития регионов. Так, при пони­женных содержаниях в почвах Cr и Mn (как, например, в Таман­ском эколого-экономическом районе Черноморского побережья России) развитие промышленных предприятий, приоритетно за­rpязняющих биосферу этими элементами, не толь­ко не будет опасным, но даже способствует улучшению эколого­-геохимической обстановки. Повышенная же концентрация РЬ в почвах Сочинского района должна рассматриваться как серьезное предупреждение о последствиях, к которым может привести даль­нейшее развитие автомобильного транспорта, являюще­гося дополнительным источником РЬ в окружающей среде.

Следующая работа, которую надо выполнить при первичной количественной оценке состояния окружающей среды - это оценка выявленных геохимических аномалий. Для первичной оцен­ки этих аномалий Алексеенко предложен (1994, 1998) показатель аб­солютного накопления (ПАН) химических элементов, показыва­ющий, какая масса того или иного химического элемента (его со­единений) накопилась в результате определенных процессов (как природных, так и техногенных) на единице площади в концентра­циях, превышающux региональное фоновое содержание. Чтобы узнать величину относительного накопления химического элемента (это важно для принятия последователь­ных мер быстрого реагирования и предварительной оценки ме­дико-экологического влияния загрязнения каждым из поллютан­тов), следует вычислить значение показателя относительного на­копления - ПОИ Он представляет собой частное от деления показателя абсолютного накопления на фоновое (кларковое) содержание в почвах:

ПОН = ПАН/Сф