microbik.ru
1
Лекция 5

ОСОБЕННОСТЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ СТРЕССОВ

5.1. Общие закономерности профессиональных стрессов

  1. Профессиональный стресс

  2. Феномен профессионального выгорания

5.2. Примеры профессиональных стрессов

  1. Учебный стресс

  2. Спортивный стресс

  3. Стресс медицинских работников

  4. Стресс руководителя

5.1. Обшие закономерности профессиональных стрессов

5.1.1. Профессиональный стресс

Профессиональный стресс — многообразный феномен, выражающий­ся в психических и физических реакциях на напряженные ситуации в трудовой деятельности человека [16].

В настоящее время он выделен в отдельную рубрику в Междуна­родной классификации болезней (МКБ-10). По мнению специали­стов, к профессиональному стрессу приводит перегрузка человека работой, недостаточно четкое ограничение его полномочий и долж­ностных обязанностей, неадекватное поведение коллег и даже долгая и выматывающая дорога на службу и обратно, не говоря уже о недо­статочной оплате труда, однообразной деятельности или отсутствии карьерных перспектив. Следует отметить, что профессиональный стресс возникает и у сотрудников, недостаточно загруженных рабо­той, а также у тех людей, которые полагают, что не реализуют в пол­ной мере свой профессиональный потенциал и способны на большее. Причиной сильного нервного перенапряжения могут служить усло­вия труда: плохие освещение и вентиляция, тесное помещение и др. К факторам, прямо или косвенно способствующим профессиональ­ным стрессам, можно также отнести отсутствие информации и отсут­ствие времени. Как полагают специалисты по профессиональным стрессам, последние два фактора являются фоном, на котором стрес­сом может стать любое дополнительное раздражение.

Английские психологи из Манчестерского университета составили шкалу стресса и риска алкоголизма и психических заболеваний для полутора со­тен профессий. Степень стресса определялась по частоте сердечных при­ступов и других заболеваний, в частности алкоголизма, а также по частоте разводов и участия в дорожных происшествиях людей разных специаль­ностей. Опасность развития профессиональных стрессов оценивалась по 10-балльной шкале. На первое место по степени риска нервного стресса вышли шахтеры (8,3 балла) и полицейские (7,7 балла). Затем идут строи­тели, журналисты и пилоты самолетов (по 7,5 балла). Довольно высокий показатель риска развития психических заболеваний у актеров, полити­ческих и общественных деятелей. Среди потенциальных алкоголиков на первое место выходят врачи, за ними идут журналисты, опережая даже ра­ботников правоохранительных органов. Самая спокойная профессия по всем показателям — у сотрудников библиотек (2,0 балла).

Однако такая расстановка профессий по шкале наличия стресса не является единственно возможной. Специалист в области стресс-менеджмента доктор А. Элкин в своей книге приводит несколько по­добных ранжированных шкал, значительно отличающихся одна от другой [12].

Так, по данным Американского национального института охраны труда, первые места в списке занимают такие «обычные» профессии, как разно­рабочие, секретари, инспекторы, лаборанты и офис-менеджеры. Данный реестр основан на результатах анализа отчетов медучреждений, в которых отражены жалобы работников на стресс. Так что отсутствие в первых по­зициях этого списка полицейских, пожарников и биржевых брокеров не говорит, что данные категории служащих не страдают от стресса, а лишь то, что данные работники реже жалуются на свою жизнь. Соответственно в списке Американского института исследования стресса, составленном на основании более тщательного обследования, первые три места в спи­ске последовательно занимают: учителя старших классов, полицейские и шахтеры.

Комментируя такое расхождение в оценке стрессогенности тех или иных профессий, А. Элкин отмечает, что уровень стресса на рабо­те возрастает за счет двух факторов: тяжести психологического прес­синга и отсутствия свободы в принятии решений [12]. К ним можно с достаточным основанием добавить уровень моральной и материаль­ной удовлетворенности своим трудом. С учетом данных факторов становится понятным, почему разнорабочие и секретари заняли пер­вые места в списке Американского национального института охраны труда. Конечно, их работа не столь опасна, как у шахтеров, и не на­столько ответственна, как у авиадиспетчеров, однако они лишены свободы в принятии решений, получают маленькую зарплату, а соци­альный статус их профессий весьма низок.

Существует много классификаций профессионального стресса, отличающихся как степенью его детализации, так и концептуальны­ми подходами. Например, Н. В Самоукина выделяет информацион­ный, эмоциональный и коммуникативный стресс. Первая разновид­ность стресса, по ее мнению, возникает в условиях жесткого лимита времени, вторая разновидность — при реальной или предполагаемой опасности, а третья связана с проблемами делового общения [10]. Данная классификация представляется нам не очень удачной, так как в названии первого и третьего вида стрессов обозначены причины их возникновения, в то время как название второго вида стресса обозначает форму его проявления. На самом деле, любой производственный стресс является эмоциональным независимо от того, вызван ли он недостатком информации или коммуникативной компетенции. В то же время Н. В. Самоукина достаточно подробно описала в своей кни­ге многие частные причины производственных стрессов:

+ профессиональный стресс достижения;

+ стресс конкуренции;

+ стресс, вызванный страхом совершить ошибку;

+ стресс от несовпадения темпов общения работников и т. д.

Западные специалисты в области профессионального стресса вы­деляют шесть главных источников стресса работников управленче­ского профиля:

  1. режим трудовой деятельности (плохие условия труда, слишком интенсивный режим деятельности, нехватка времени и т. д.);

  2. роль работника в организации (ролевые конфликты, повышенная ответственность, недостаток полномочий, ролевая неопределен­ность и т. д.);

  3. коммуникативные факторы (взаимоотношения с руководством, подчиненными или коллегами, трудности делегирования полно­мочий и т. д.);

  4. трудности построения деловой карьеры (неадекватный уровень притязаний, профессиональная неуспешность, слишком медлен­ный или слишком быстрый карьерный рост, страх перед увольне­нием и т. д.);

  5. факторы, связанные с организационной культурой и психологиче­ским климатом (несоответствие установок и ожиданий работника корпоративной культуре предприятия, ограничение индивидуаль­ной свободы, интриги и т. д.);

  6. внеорганизационные источники стрессов (проблемы в семейной жизни из-за сверхнормативных нагрузок на работе; неумение раз­делить профессиональную и семейную ролевую стратегию пове­дения; семейные конфликты, связанные с притязанием обоих суп­ругов на карьерное продвижение, и т. д.)1.

С нашей точки зрения, факторы, вызывающие производственный стресс, можно достаточно условно разделить на объективные (мало зависящие от личности работника) и субъективные (развитие кото­рых больше зависит от самого человека) (рис. 35).



Рис. 35. Причины производственного стресса

К первой группе относятся вредные характеристики производ­ственной среды, тяжелые условия работы и чрезвычайные (форс-мажорные) обстоятельства. Следует отметить, что некоторые виды Деятельности изначально предполагают наличие стрессогенных фак­торов, связанных с особенностями производства. Это пыль на цемент­ном заводе, ядовитые испарения в химическом производстве, высокий Уровень шума в ткацком цехе, жара в литейном производстве и т. д. В некоторых видах дельности эти вредные факторы действуют ком­бинированно — так, например, шахтеры работают в условиях замкну­того пространства, угольной пыли, высоких температур (в глубоких выработках) и психологического ожидания возможной аварии (взры­ва метана, обвала горной породы и т. д.). Данные факторы производственной среды первично способствуют развитию биологического стресса, который затем может осложняться стрессом психологиче­ским. Например, после Чернобыльской катастрофы у многих «лик­видаторов» на фоне первичного радиационного облучения, интенсив­ность которого была им неизвестна, развивалась радиофобия, приво­дившая к серьезному стрессу1.

К неблагоприятным условиям работы, провоцирующим развитие производственного стресса, можно отнести высокий темп деятель­ности (профессиональный спортсмен), длительную работу (шофер дальних рейсов), «рваный» темп деятельности (врач скорой помощи), повышенную ответственность (авиадиспетчер), значительные физи­ческие нагрузки (грузчик) и т. д.

Дополнительными факторами стресса являются различные чрез­вычайные (форс-мажорные) ситуации, которые могут принимать раз­личный характер в зависимости от специфики труда. Так, для работ­ников нефтедобывающей промышленности это будет авария на бу­ровой установке или газопроводе, для биржевого маклера — обвал акций или неожиданное изменение курса валют, для менеджера отде­ла снабжения — срыв поставок сырья или комплектующих.

Вторая группа (субъективные факторы стресса) включает две основные разновидности: межличностные (коммуникационные) и внутриличностные стрессы.

Первые могут возникать при общении с вышестоящими долж­ностными лицами, подчиненными и коллегами по работе (равностатусными работниками). Руководитель достаточно часто является ис­точником стресса для своего подчиненного, у которого может возни­кать стойкое психологическое напряжение по самым разнообразным причинам: из-за чрезмерного контроля со стороны руководителя, из-за его завышенных требований, недооценки его труда, отсутствия четких указаний и инструкций, грубого или пренебрежительного отношения к себе со стороны начальника и т. д. В свою очередь, подчиненные становятся источниками стресса для своих начальников из-за своей пассивности, излишней инициативности, некомпетентности, воров­ства, лени и т. д.

Лица, не работающие в данной организации, но контактирующие с ней, также могут быть источником стрессов для сотрудников орга­низации. Примером может служить стресс продавцов, которым при­ходится общаться с большим количеством покупателей, или стресс бухгалтеров, сдающих квартальный или годовой отчет в налоговой инспекции. В то же время для налогового инспектора стрессорным фактором будет бухгалтер, который по отношению к нему является примером внешнего стрессора.

Внутриличностные стрессы, в свою очередь, можно подразделить на профессиональные, стрессы личностного характера и стрессы, свя­занные с плохим соматическим здоровьем работников. Профессиональ­ные причины стрессов обусловлены нехваткой знаний, умений и на­выков (стресс новичков), а также ощущением несоответствия между трудом и вознаграждением за него. Причины стрессов личностного характера носят неспецифический характер и встречаются у работни­ков самых разных процессий. Чаще всего этодшзкая самооценка, не­уверенность в себе, страх неудачи, низкая мотивация, неуверенность в своем будущем и т. д. Источником производственных стрессов мо­жет быть и состояние здоровья человека. Так, хронические заболева­ния могут приводить к стрессам, так как они требуют повышенных усилий для их компенсации и снижают эффективность деятельности работника, что может отразиться на его авторитете и социальном ста­тусе. Острые заболевания также служат источником переживаний как за счет соматопсихических связей, так и косвенно, «выключая» на время работника из трудового процесса (что влечет за собой фи­нансовые потери и необходимость заново адаптироваться к произ­водству).

Совокупность большей части встречающихся причин производст­венного стресса отображена на рис. 29.

Некоторые виды деятельности могут приводить и к профессио­нальным и к бытовым стрессам — например, вождение автомобиля. С одной стороны, многие профессиональные водители испытывают стрессы, связанные с их работой, но подобные стрессы испытывают и миллионы людей других профессий, которые используют автомобиль Для перемещения на работу или по своим делам.

Например, в Интернете был опубликован опрос немецких психологов, экспертов журнала «Young Help», согласно которому, на первом месте сре­ди стрессогенов стоят автомобильные пробки (95% респондентов), на вто­ром — дорожные работы (91%), на третьем — поиск парковки (91%). В оп­росе участвовало 4995 мужчин и женщин в различных регионах Германии, так что эти результаты можно считать заслуживающими доверия. Любо­пытны тендерные различия в реакции на происходящее в пути. Женщин больше нервируют бессмысленные попытки обгона в плотном потоке, мужчин — помехи, вызванные дорожными работами. Мужчины гораздо чаще сохраняют спокойствие в том случае, если сбились с пути, тогда как женщины чаще считают такую ошибку оскорбительной для себя. Анало­гичные исследования психологов из Великобритании показывают, что для англичан дорога на работу и обратно вызывает стресс не меньше, чем сама работа. Таких в опросе оказалось 44%. Результаты российских опросов по­казывают, что среди причин «стресса водителя» на первом месте распола­гаются автомобильные пробки, на втором — неадекватное поведение дру­гих участников движения — автомобилистов и пешеходов. Чуть реже ви­новниками нервных срывов становятся представители ГИБДД, неполад­ки в автомобиле, светофоры, расставленные слишком густо, и незнакомые маршруты. В то же время, раздражающим фактором может быть и дорога, по которой приходится ездить изо дня в день, ибо предсказуемость про­цесса подавляет живое, заинтересованное отношение к движению.

5.1.2. Феномен профессионального выгорания

К профессиональным стрессам тесно примыкает явление, которое в раз­личных источниках обозначается как «феномен профессионального выгорания», «явление психического выгорания», «синдром эмоцио­нального выгорания» и т. д. Под этим явлением понимают «состоя­ние физического, эмоционального и умственного истощения, проявля­ющееся в профессиях социальной сферы» [16]. Помимо представи­телей данной группы профессий (педагогов, психологов, врачей и социальных работников), этот синдром отмечается также у биржевых маклеров, продавцов, работающих в системе сетевого маркетинга, и представителей ряда других профессий, испытывающих длительные эмоциональные перегрузки. Это явление (в англоязычной литерату-



Рис. 36. Основные составляющие синдрома профессионального выгорания

ре оно называется «burnout») широко изучается на Западе, но в на­шей стране еще не стало предметом пристальной заботы со стороны медиков и психологов [8]. Данный феномен представляет собой мно­гокомпонентный синдром, наиболее выраженными составляющими которого являются эмоциональная истощенность, деперсонализация и редукция профессиональных достижений (рис. 36).

Показано, что степень интенсивности профессионального выгора­ния зависит от жизненных стратегий, применяемых тем или иным работником. Высокий уровень выгорания отмечается при наличии у людей пассивных тактик сопротивления стрессу, а личности, зани­мающие активную жизненную позицию по отношению стресс-фак­торов, демонстрируют низкие показатели выгорания [15]. Иссле­дователями также отмечается, что профессиональному выгоранию способствует экстернальный локус контроля индивидуума, т. е. пере­несение ответственности за свою жизнь на внешние факторы [14].

5.2. Примеры профессиональных стрессов 5.2.1. Учебный стресс

Экзаменационный стресс занимает одно из первых мест среди причин, вызывающих психическое напряжение у учащихся средней и, особен­но, высшей школы. Очень часто экзамен становится психотравмиру-ющим фактором, который учитывается даже в клинической психиат­рии при определении характера психогении и классификации невро­зов. В последние годы получены убедительные доказательства того, что экзаменационный стресс оказывает негативное влияние на нерв­ную, сердечно-сосудистую и иммунную системы студентов [2-4, 6, 8, 10-11,17].

В другом исследовании было показано, что экзаменационный стресс, особенно в сочетании с употреблением кофеина, может приводить в последующем к стойкому повышению артериального давления у сту­дентов [17]. По данным российских авторов, в период экзаменацион­ной сессии у студентов и школьников регистрируются выраженные нарушения вегетативной регуляции сердечно-сосудистой системы [2, 3, 6, 9, 12]. Длительное и весьма значительное эмоциональное на­пряжение может приводить к активации симпатического или пара­симпатического отделов вегетативной нервной системы, а также к развитию переходных процессов, сопровождающихся нарушением вегетативного гомеостаза и повышенной лабильностью реакций сер­дечно-сосудистой системы на эмоциональный стресс.

К неблагоприятным факторам периода подготовки к экзаменам можно отнести:

+ интенсивную умственную деятельность;

+ повышенную статическую нагрузку;

+ крайнее ограничение двигательной активности;

+ нарушение режима сна;

+ эмоциональные переживания, связанные с возможным изменени­ем социального статуса студентов.

Все это приводит к перенапряжению вегетативной нервной систе­мы, осуществляющей регуляцию нормальной жизнедеятельности ор­ганизма. Многочисленные исследования показывают, что во время экзамена значительно повышается частота сердечных сокращений, возрастают артериальное давление, уровень мышечного и психоэмо­ционального напряжения. После сдачи экзамена физиологические показатели не сразу возвращаются к норме и требуется несколько дней для того, чтобы параметры артериального давления вернулись к исходным величинам. Таким образом, по данным большинства иссле­дователей, экзаменационный стресс представляет собой серьезную угрозу здоровью студентов и школьников, причем особую актуаль­ность проблеме придает массовый характер данного явления, ежегод­но охватывающего сотни тысяч учащихся в масштабах нашей страны [6,10-11].

В то же время следует отметить, что экзаменационный стресс не всегда носит вредоносный характер, приобретая свойства «дистрес­са». В определенных ситуациях психологическое напряжение может иметь стимулирующее значение, помогая учащемуся мобилизовать все свои знания и личностные резервы для решения поставленных перед ним учебных задач. Поэтому речь идет об оптимизации (кор­рекции) уровня экзаменационного стресса, т. е. снижении его у сверх­тревожных учеников с чрезмерно лабильной психикой и, возможно, некотором повышении его у инертных, маломотивированных учащих­ся. Коррекция уровня экзаменационного стресса может достигаться разными средствами — при помощи фармакологических препаратов, методами психической саморегуляции, оптимизацией режима труда и отдыха, при помощи системы биологической обратной связи и т. Д. В этом случае перед школьным психологом встает проблема прогно­за стрессовых реакций того или иного ученика на процедуру экзаме­на. Ее решение невозможно без детальной проработки как физиоло­гических, так и психологических составляющих экзаменационного стресса с обязательным учетом индивидуальных личностных особен­ностей.

Опираясь на стадии, описанные в концепции развития стресса Г. Селье, можно выделить три «классические» стадии, отражающие про­цесс психологического напряжения, связанного со сдачей экзаменов.

Первая стадия (стадия мобилизации или тревоги) связана с ситу­ацией неопределенности, в которой находится студент перед началом экзамена. Психологическое напряжение в этот период сопровождает­ся избыточной мобилизацией всех ресурсов организма, учащением частоты сердечных сокращений, общей перестройкой метаболизма.

На второй стадии (адаптации), которая наступает после полу­чения билета и начала подготовки к ответу, организму удается за счет предшествующей мобилизации успешно справляться с вредными воз­действиями. При этом перестройка вегетативной регуляции организ­ма приводит к усиленной доставке кислорода и глюкозы к головному мозгу, однако такой уровень функционирования организма является энергетически избыточным и сопровождается интенсивной тратой жизненных резервов.

Если организму в течение определенного времени не удается при­способиться к экстремальному фактору, а ресурсы его истощились (на­пример, билет попался очень трудный или возникла конфликтная си­туация с экзаменатором), то наступает третья стадия — истощения.

В принципе, эти три фазы развития стресса можно проследить и на большем временном отрезке — на протяжении всей сессии, где фа­за тревоги развивается в течение зачетной недели, предшествующей экзаменам, вторая фаза (адаптации) обычно наступает между вторым и третьим экзаменом, а третья фаза (истощения) может развиться к концу сессии. Важно отметить, что интенсивность развивающейся адаптационной реакции у человека, как правило, зависит не столько от характеристик стрессора, сколько от личностной значимости дей­ствующего фактора. Поэтому один и тот же экзамен может у различ­ных студентов приводить к разнообразным психофизиологическим и соматическим проявлениям. Данная сторона стрессорных реакций на социогенные факторы подчеркивает необходимость личностного под­хода к данной проблеме. У некоторых студентов процедура экзаме­нов может оказывать значительное травмирующее воздействие на психику вплоть до появления у невротических расстройств. Извест­но, что кратковременное эмоциональное напряжение даже значитель­ной силы достаточно быстро компенсируется нейрогуморальными ме­ханизмами организма, в то время как относительно небольшое, но длительное стрессовое воздействие может приводить к срыву нор­мальных психических функций мозга и вызывать необратимые веге­тативные нарушения.

Длительность учебной сессии продолжается две-три недели, что при определенных условиях достаточно для возникновения синдрома экзаменационного стресса, включающего в себя нарушения сна, повы­шенную тревожность, стойкое увеличение артериального давления и другие показатели [4]. Условно-рефлекторным путем все эти негатив­ные явления могут связываться с самим процессом обучения, вызывая в дальнейшем страх экзаменов, нежелание учиться, неверие в собст­венные силы. Поэтому некоторые специалисты высшей школы вообще подвергают сомнению необходимость экзаменов, предлагая заменять их или программированной формой обучения [6], или же аттестацион­ной системой с определением итоговой отметки студента по результа­там промежуточных результатов [11].

Если обратиться к экзаменационному стрессу как наиболее резко выраженной форме учебного стресса, то можно отметить, что ожида­ние экзамена и связанное с этим психологическое напряжение могут проявляться у студентов в виде различных форм психической актив­ности: в виде страха перед экзаменатором либо негативной оценкой или в виде более диффузной, мало обоснованной неопределенной тре­воги за исход будущего экзамена, причем оба эти состояния сопровож­даются достаточно выраженными вегетативными проявлениями [3]. В особых случаях эти явления могут перерастать в невроз тревожно­го ожидания, особенно у студентов, для которых уже в преморбидном периоде были характерны черты тревожной мнительности и эмоцио­нальной лабильности. Однако гораздо чаще у студентов наблюдают­ся не неврозы, а острые невротические реакции, которые имеют сход­ную картину, но протекают в более ограниченном временном отрезке (часы — дни — недели). Клинически на экзамене эти невротические реакции могут проявляться:

+ в затруднении выполнения привычной функции или формы дея­тельности (речь, чтение, письмо и др.);

+ в чувстве тревожного ожидания неудачи, которое приобретает боль­шую интенсивность и сопровождается полным торможением соот­ветствующей формы деятельности или нарушением ее. Традиционно тревожность относят к негативным явлениям, так как она проявляется в виде беспокойства, напряженности, чувства страха перед предстоящими экзаменами, мнительности и т. д. С другой стороны, отмечается, что существует оптимальный уровень тревожно­сти, при котором достигается наибольшая успешность деятельности.

Также показано, что высокие показатели успеваемости демонст­рируют студенты, обладающие одновременно высоким уровнем спо­собностей (определяются по шкале «В» теста Кеттела) и высоким уровнем личностной тревожности.

Поводом к возникновению невроза ожидания является иногда да­же незначительная неудача или заболевание, вызвавшее преходящее изменение какой-либо функции. Развивается неадекватная тревога, ожидание повторения неудачи; чем более внимательно и пристрастно больной следит за собой, тем это ожидание действительно затрудня­ет нарушенную функцию — таким образом реализуются так называ­емые «самосбывающиеся негативные прогнозы», когда ожидание какого-либо несчастья закономерно повышает вероятность его реали­зации. Человек, страдающий неврозом тревожного ожидания, создает в своем сознании негативную «модель мира», для построения кото­рой из всего многообразия сигналов окружающей среды он отбирает только те, которые отвечают его установке видеть все только «в чер­ном цвете». В случае экзаменационного стресса студент, склонный к данному типу реагирования, мысленно перебирает в уме все негатив­ные факторы, согласно которым его может ожидать неудача на экза­мене: строгий преподаватель, пропущенные лекции, неудачный билет и пр. Сконструированный таким образом неблагоприятный прогноз будущих событий пугает невротика, вызывая у него страх перед буду­щим, и он даже не догадывается, что сам является автором этого «без­надежного» и «ужасного» будущего. Таким образом, «вероятность» неблагоприятного события превращается в сознании человека в ре­альную «возможность» его наступления.

5,2.2. Спортивный стресс

Специфика протекания спортивного стресса напоминает учебный стресс, в котором хронические нагрузки межсессионного периода перемежаются с экстремальными эмоциональными переживаниями во время экзаменов. Подобным образом у спортсменов можно выде­лить стрессы тренировочного периода и стрессы, вызванные соревно­ваниями.

Первая группа стрессов может быть вызвана чрезмерными тре­нировочными нагрузками, травмами, плохими отношениями с трене­ром или товарищами по команде, неадекватными или чрезмерными ожиданиями будущих спортивных результатов и т. д.

Вторая группа стрессов может быть спровоцирована собствен­ными неудачными выступлениями на соревнованиях или удачными выступлениями соперников, конфликтами с судьями или тренерами, чрезмерным перенапряжением, травмами и т. д. Во второй группе причин стресса ведущую роль играет экстремальное физическое и эмоциональное напряжение, а в первой группе — больше когнитивно-эмоциональные факторы. В то же время и в соревновательный пери­од информационный аспект стресса нельзя сбрасывать со счетов. Как отмечает Б. А. Вяткин, ситуация спортивных соревнований является стрессовой потому, что происходит значительное расхождение между поставленными перед спортсменами задачами и возможностями для их реализации, которые имеются у спортсмена. При этом не только объективная трудность задачи, а вероятностная оценка спортсменом ее достижения является главной причиной психического напряже­ния. Чем меньше уверен спортсмен в точности своего прогноза, тем выше стресс. Исследование содержания катехоламинов у теннисистов и пловцов показало, что во время тренировки содержание катехола­минов в организме статистически не превышало обычный уровень гормонов данной группы, в то время как на соревнованиях содержа­ние норадреналина было существенно выше нормы. При этом наи­более успешно выступали те спортсмены, у которых соотношение норадреналина к адреналину было большим. Спортивные психологи приходят к выводу, что организм спортсмена может адаптироваться к физическим нагрузкам во время соревнований, а к эмоциональным нагрузкам во время состязаний — нет [1].

Другой специалист в области спортивной психологии, Л. Д. Гис-сен, пишет:

«В условиях спортивной деятельности наряду с физиологическими ком­понентами психические аспекты также могут быть сильными стрессора­ми. Не сама ситуация является стрессором, а отношение спортсмена к ней может сделать ее таковой» [5; с. 13].

Существуют разнообразные виды классификаций спортивных стрессов. Согласно одной из них, все стрессы можно разделить на группу с кратковременным действием и группу с длительным дейст­вием на организм.

К первой группе относят следующие стрессоры:

+ вызывающие страх (исполнение упражнения, в котором ранее бы­ла получена травма, встреча с явным фаворитом и т. д.);

+ вызывающие неприятные физиологические ощущения (боль, ус­талость, плохие метеорологические условия и т. д.);

+ темпа и скорости (необоснованно завышенные установки на ре­кордный результат);

+ отвлечения внимания (тактические маневры противника, опасе­ния за здоровье, семейные и бытовые трудности и т. д.);

+ неудач (неудачный старт, ошибка в технике движения, «неудач­ный противник» и т. д.).

Ко второй группе (длительного действия) относят стрессоры, связанные:

+ с риском и опасностью (альпинизм, прыжки с трамплина, хоккей, мотоспорт);

+ с длительной нагрузкой (продолжительное выполнение упражне­ний на фоне физического и психического утомления);

+ с борьбой (длительные соревнования);

+ с изоляцией (отрыв от дома и семьи во время соревнований) [5].

Различают три формы соревновательного стресса: предстартовую лихорадку, стартовую апатию и боевую готовность.

Первая форма спортивного стресса выражается в чрезмерном перевозбуждении нервной системы, неоправданно повышенном то­нусе мышц и трудностях в поддержании ясности тактического мыш­ления. При этом вегетативный баланс организма сдвинут в сторону преобладания тонуса симпатической нервной системы.

Вторая форма отмечается при длительном ожидании соревнова­ний и на спортивном жаргоне обозначается как «перегорание» спорт­смена. Она сопровождается ваготонией — преобладанием тонуса па­расимпатической нервной системы и субъективно проявляется в виде пониженной мотивации и общей слабости.

Наиболее оптимальной формой считается третья форма — бое­вая готовность, которая позволяет достичь наилучших спортивных результатов и по своей сути является вариантом эустресса.

Б. А. Вяткин так характеризует это психическое состояние:

+ высокая мотивация деятельности;

+ напряженное ожидание старта;

+ умеренное эмоциональное напряжение;

+ трезвая уверенность в своих силах;

+ способность к сознательной саморегуляции поведения, мыслей и чувств;

+ хорошая концентрация внимания на предстоящей деятельности [1].

Согласно оценке этого спортивного психолога, состояние боевой готовности можно соотнести с начальной стадией стресса по Селье, где организм полон сил и энергии, когда об отрицательном влиянии стресса на деятельность еще не может быть и речи, а ситуация вос­принимается как тревожная, но не угрожающая благополучию лич­ности.

5.2.3. Стресс медицинских работников

Стресс медицинских работников вызван рядом специфических осо­бенностей их профессии.

Во-первых, это огромная ответственность за жизнь и здоровье пациентов, которая тяжким грузом ложится на их плечи.

Во-вторых, длительное нахождение в «поле» отрицательных эмо­ций — страдания, боли, отчаяния, раздражения и т. д., которые так или иначе по механизму эмоционального заражения передаются и на медицинский персонал.

В-третьих — это неравномерный режим работы с ночными и су­точными дежурствами, что нарушает естественные биоритмы труда и отдыха и негативно влияет на адаптационные способности организма.

В-четвертых (что характерно для постсоветского пространства), заработная плата врачей и среднего медицинского персонала явно не соответствует степени их социальной ответственности, что вызывает чувство неудовлетворенности своей профессией и связанные с этим фактом личностные стрессы. Однако следует заметить, что четвертая причина стрессов (зарплата) не является определяющей, о чем свиде­тельствуют данные по западным медикам.

Например, в 1992 году в Англии 40% всех случаев нетрудоспособности у лиц коммуникативных профессий, в частности врачей, были связаны со стрессом. Среди обследованных медиков принимала медикаментозные средства для снятия эмоционального напряжения, а степень употребления ими алкоголя с этой целью превышала средний в популяции уровень. Об­следование 620 врачей общей практики в Великобритании в 1995 году вы­явило у 41% из них высокий уровень тревоги и у 26% врачей — клинически выраженную депрессию, нередко даже более значительную, чем у их пациентов. Это неожиданное открытие оказалось важным стимулом не только к тому, что для врачей в Великобритании стали проводить регуляр­ные семинары по диагностике и преодолению профессионального стресса, но и к тому, что в Британской медицинской ассоциации в середине 90-х го­дов открыли круглосуточную службу психологической поддержки для медработников.

Исследования показывают, что явление стресса сопутствует повсе­дневной, рутинной профессиональной деятельности, часто требующей от врачей достаточно интенсивного, не обязательно конфликтного, но эмо­ционально напряженного общения с пациентами, причем у врачей общей практики частота и интенсивность этого синдрома оказалась даже боль­шей, чем у хирургов или травматологов.

Симптомы «стресса медработников» не отличаются строгой спе­цифичностью и могут варьировать в широком диапазоне — от легких реакций типа раздражительности, повышенной утомляемости и т. д. до невротических и даже психосоматических расстройств у самих врачей. При этом большое значение играют тип ВНД и черты лично­сти, например, у меланхолика больше шансов впадать в уныние и бес­покойство по поводу работы, а у холерика выше вероятность возник­новения агрессивного стиля общения с пациентами.

Как отмечает специалист в области профессиональных стрессов В. А. Винокур, профессиональный стресс — это, прежде всего, следст­вие снижения профессиональной мотивации, а «профессиональное выгорание» и сохранение увлеченности работой — это два полюса взаимоотношений человека и профессии. Целым рядом исследова­ний показано, что постепенно развивающаяся профессиональная де­формация у медицинских работников достаточно часто приводит к тому, что при высокой степени «выгорания» нарастает тенденция к негативному, нередко даже скрыто-агрессивному отношению к паци­ентам, общению с ними в односторонней коммуникации путем кри­тики, оценок, давления, от чего, естественно, страдают обе стороны.

5.2.4. Стресс руководителя

Согласно одному из важнейших постулатов китайской философии, все в этом мире уравновешено и сбалансировано. Так же, как две сущ­ности инь и ян плавно перетекают друг в друга, любое наше достиже­ние, любой успех имеют оборотную сторону, которая вносит горечь и сладкий вкус победы. Стресс руководителя — это одна из форм не­избежной расплаты за движение вверх по карьерной лестнице, веду­щей к власти и богатству. Чем выше поднимается по ней человек, тем больший груз ответственности давит ему на плечи, тем большим ко­личеством подчиненных ему приходится управлять, тем больше фак­тов и явлений он должен держать под контролем.

Известный польский ученый А. Кемпински так описывает стресс руково­дителя: «Типичным примером гиперстенической формы может служить так называемый "директорский невроз", появляющийся у людей, зани­мающих руководящие посты, которые не могут справиться со своими обя­занностями и живут в постоянном напряжении. Они все время что-то оформляют, неоднократно держат сразу несколько телефонных трубок, на простые вопросы реагируют вспыльчивостью и часто дают противоречи­вые распоряжения. Своим поведением они раздражают окружающих, все вертятся как белки в колесе, что в результате приводит к всеобщему раз­дражению» [7; с. 27].

Автор далее отмечает, что цена подобного карьерного продвижения может оказаться слишком высокой. Он пишет: «Борьба с сопротивлением окружения у таких руководителей приводит к большой мобилизации ве­гетативной и эндокринной систем. Особенно перегружена бывает в этих случаях сердечно-сосудистая система. В результате инфаркты миокарда являются частым ответом этой неумелой борьбе с сопротивлением окру­жения» [7; с. 259].

Источником «профессионального» стресса у бизнесмена (как вла­дельца небольшой фирмы, так и управляющего крупной кампанией) может стать любой фактор:

+ некомпетентные подчиненные;

+ недобросовестные партнеры;

+ жесткие конкуренты;

+ непредсказуемые политики;

+ жадные чиновники;

+ требовательные клиенты и т. д.

У высокопоставленного служащего госаппарата часть этих стрес­сов, связанных с бизнес-рисками, отсутствует, но они с лихвой по­полняются неустойчивостью его положения в иерархической струк­туре, более выраженной зависимостью от своего непосредственного начальника и бескомпромиссной карьерной конкуренцией, скрытой от постороннего взгляда, но от этого не менее жесткой.

В числе главнейших стрессов руководители различного уровня на­звали:

- «сложность и противоречивость отечественного законодательства и нормативных инструкций»;

- «низкую мотивацию сотрудников и необходимость постоянного контроля за их деятельностью»;

- «отсутствие взаимопонимания с деловыми партнерами и кон­фликты с ними», «постоянную нехватку времени»;

- «чрезмерный и не всегда обоснованный контроль со стороны ру­ководства» (у госчиновников и руководителей дочерних предпри­ятий);

- «ощущение несоответствия между затраченными усилиями и ре­альными результатами»;

- «потерю смысла деятельности»;

- «стресс несбывшихся надежд» и т. д.

Следствием постоянных проблем и стрессов у руководителей раз­ного ранга является целый букет невротических и психосоматических заболеваний:

  1. повышенная раздражительность;

  2. бессонница, гипертония или вегетососудистая дистония;

  1. нарушения функций желудочно-кишечного тракта (запоры, язва желудка, дисфункция поджелудочной железы);

  1. головная боль, мышечные боли различной этиологии и т. д.

Следствием этих хронических заболеваний являются инфаркты, инсульты и сокращение продолжительности жизни современных рос­сийских руководителей, несмотря на их, казалось бы, неограничен­ные возможности в получении высококачественного лечения. Такое положение связано с отсутствием навыков к рефлексии и саморегу­ляции у многих руководителей.