microbik.ru
  1 2 3 4 5

Первый период ассоциирован с новорожденностью и длится в среднем 25–35 дней. В это время отмечаются существенные изменения лейкоцитарной формулы: снижение количества клеток гранулоцитарного ряда и повышение лимфоцитарного пула клеток (абсолютный лимфоцитоз). При этом организм ребенка впервые подвергается атаке ранее незнакомых для иммунной системы многочисленных эндо- и экзогенных патогенов и их антигенов. Гуморальный и клеточный иммунитет, неспецифические факторы видового иммунитета в это время еще незрелы и малоэффективны. Пассивный материнский иммунитет варьирует и также относителен (у значительной части новорожденных материнские антитела отсутствуют или находятся на невысоком уровне). Именно в этот период отмечается наибольшая восприимчивость детей к патогенным и условно-патогенным микроорганизмам с развитием локальных (гнойно-воспалительных, респираторных, кишечных) и системных (бактериемия, сепсис) инфекций.

Второй период формируется между 3-м и 6-м месяцами жизни ребенка. Он обусловлен двумя факторами: а) постепенным ослаблением и исчезновением пассивного специфического материнского иммунитета; б) отставанием морфофункционального созревания иммунной системы некоторых детей. Этот период характеризуется слабыми возможностями для развития собственного гуморального и клеточного иммунного ответа, непродолжительной иммунологической памятью, развитием ненапряженного противоинфекционного активного естественного и искусственного иммунитета. При этом преимущественно формируется первичный иммунный ответ с синтезом низкоаффинных полиспецифических антител — IgM. Местный иммунитет также ослаблен. Для развития вторичного протективного иммунного ответа на детские вакцины против дифтерии, столбняка, коклюша, полиомиелита, кори требуется трехкратная иммунизация. Незрелость иммунной системы проявляется обычно повышенной чувствительностью таких детей к респираторным вирусным инфекциям (аденовирусам, вирусам гриппа и парагриппа, РСВ). К этому периоду среди новорожденных уже выявляются дети, характеризующиеся относительно более частым возникновением и длительным течением инфекций. Это своеобразный индикатор того, что у некоторых из них могут иметься определенные типы первичных генетических дефектов иммунной системы (преимущественно В-зависимых).

Синдром внезапной смерти. Особенностью перестройки иммунной системы детей этого периода является спонтанное возникновение у них синдрома внезапной смерти. Этот синдром является ведущей причиной летальности детей постнатального периода в развитых странах. Пик летальности приходится на возрастной промежуток между 1-й неделей и 1-м годом (наиболее часто возникает между 2-й неделей и 4-м месяцем) после рождения. Большинство случаев смерти приходится на зимний период. Синдром, как правило, возникает у детей с респираторной патологией, родившихся от курящих матерей. Смерть наступает внезапно во время сна в положении ничком. Возможные причины синдрома интенсивно исследуются. Предположительно этиологическими факторами являются измененная иммунологическая реактивность, инфекционные агенты респираторного тракта и их токсины. К инфекционным агентам, способствующим высокому риску развития синдрома внезапной смерти, относят возбудителей респираторной патологии преимущественно бактериальной природы: стафилококки, бордетеллы, Haemophilus influenzae, клостридии, кишечную палочку, хеликобактер и их токсины. Особую роль в генезе синдрома отводят экзотоксинам данных микроорганизмов, являющихся суперантигенами, вызывающими гиперстимуляцию Т-системы лимфоцитов, избыточную продукцию цитокинов. Гипрепродукция цитокинов IL-1, IL-6, TNF, а также высокий уровень IgE и повышенная функция Tх2 типа в связи с этим синдромом интенсивно обсуждаются.

Третий период проявляется на 2-м году жизни ребенка. На это время приходится важный физиологический переход формирования адаптивного иммунитета — созревание способности переключения изотипов иммуноглобулинов с IgM на IgG (вначале приобретается возможность синтеза IgG1, IgG3, а затем IgG2 и IgG4). В целом, системный и особенно местный иммунитет еще остаются недостаточно эффективными, сохраняется высокая восприимчивость к инфекциям. Это связано с недостаточностью регуляторной функции CD4+Tх1 типа, продукцией ИФН-, взаимодействия CD4+ Tх2 типа с В-лимфоцитами.

Четвертый период проявляется между 4-м и 6-м годами развития ребенка и связан со второй перестройкой в кроветворении и с изменением содержания основных типов форменных элементов. Следует отметить, что к этому возрасту у большинства детей иммунологические параметры уже близки к уровню взрослых. Иммунная система ребенка уже имеет достаточный персональный опыт по организации специфической противоинфекционной защиты от естественной локальной и системной инфекций, а также иммунного ответа на вакцинные препараты. К этому времени в популяции достаточно четко формируется группа часто и длительно болеющих респираторной патологией детей (ЧДБ). Частота респираторных инфекций в течение года может достигать 6–10 раз. Особенностью иммунной системы таких детей является сниженный уровень секреторного иммуноглобулина А или его селективный дефицит. У значительной части детей при этом отмечается повышение биосинтеза иммуноглобулинов Е, что является свидетельством доминирования функции CD4+ T-клеток Tх2 типа над субпопуляцией Tх1 типа. Для таких детей характерно более частое развитие атопических, паразитарных и иммунокомплексных процессов.

Пятый период в формировании иммунной системы ребенка приходится на подростковый возраст и обусловлен половой дифференциацией и процессами созревания организма. Начинается в возрасте 13–14 лет у мальчиков и 11–13 лет у девочек. Половые гормоны — андрогены и эстрогены — воздействуют на органы и клетки-мишени иммунной системы, стимулируют или ингибируют определенные субпопуляции, регуляторные и эффекторные механизмы. При этом отмечается снижение массы лимфоидных органов. Под действием андрогенов происходит подавление клеточного и стимуляция гуморального звена иммунитета. В этот период возможно формирование ряда иммунопатологических процессов, которые впоследствии могут способствовать формированию определенных иммунопатологических заболеваний. Базируются они на основе некоторых первичных или развившихся к этому времени вторичных иммунодефицитных состояний.
СИСТЕМА «МАТЬ–ПЛОД». ИММУНологическиЕ
ВЗАИМООТНОШЕНИЯ МАТЕРИ И ПЛОДА

Основная особенность беременности заключается в том, что плод по отношению к матери является генетически наполовину чужеродным организмом, который до положенного срока не отторгается. Аллогенность (чужеродность) плода заключается в том, что все клетки содержат гаплоидный набор ГКГС-антигенов не только матери, но и отца.

Особую опасность для клеток плода представляет иммунный ответ матери с развитием клонов Т-киллерных клеток (CD8+), специфичных к отцовским антигенам ГКГС I и II классов, ЕКК (CD16+ клетки) и цитотоксических антител против отцовских антигенов.

Поэтому с первых часов после зачатия и до момента родов развиваются супрессорные механизмы, которые не позволяют иммунной системе матери осуществлять атаку на плод и вызывать его отторжение на всех этапах развития.

Роль иммуносупрессии в иммунологических реакциях «мать–плод» описана впервые в 1953 году. Стало классикой говорить о «состоянии иммунотолерантности матери к своему плоду». Результаты научных работ последних лет существенно расширили понимание этой проблемы.

Развивающаяся супрессия многофакторна и формируется за счет изменений в системных (особенность функционирования иммунной системы матери в период беременности) и местных иммунных реакциях (функционирование фетоплацентарной единицы).

Во время беременности особую важность приобретает фетоплацентарная единица, которая индуцирует изменения в гормональном спектре матери и отвечает за динамическую перестройку иммунной системы (рис. 4).
Роль фетоплацентарной единицы

Роль фетоплацентарной единицы заключается в следующем:

  1. Трофобласт как плацентарный барьер изолирует кровоток плода от кровотока матери.

  2. Плацента («природный щит»):

а) нейтрализует материнские цитотоксические антитела против отцовских антигенов «антикомплементарными молекулами»: МСР (Membrane Cofactor Protein) и DAF (Decay Accelerating Factor). DAF контролирует также угрозу, исходящую из клеточного звена материнского иммунитета, из которого классически опасными считают клетки Т-киллеры;

б) является источником иммуносупрессивных факторов (в том числе супрессорного, изменяющего подвижность рецепторов к ИЛ-2), гормонов и негормональных белков, связанных с беременностью, что позволяет с одной стороны сохранить клеткам матери иммунокомпетентность для поддержания иммунного гомеостаза в организме, а с другой — эффективно защищать плод от иммунной агрессии материнских лимфоцитов.

Гормоны и белки беременности избирательно регулируют функциональную активность зрелых иммунокомпетентных клеток, результатом чего является антигенспецифическая супрессия, а также выступают в качестве медиаторов иммунной системы, ростовых или супрессорно-индуктивных факторов.

Примеры:

1. Под влиянием повышенного уровня прогестерона активированными Т-клетками секретируются два фактора: PIBF (progesterone induced blokmg factor) и TJ6. Эти факторы являются иммуносупрессивными молекулами, клонируют друг друга и регулируют активность СD3+ и CD16+ клеток (в присутствии PIBF в активированных лимфоцитах вырабатывается в 8 раз больше ИЛ-10 (цитокина Тх2), чем в его отсутствие).

2. Т-супрессоры — цитотоксические лимфоциты (CD8+) — имеют рецепторы к белку ранней фазы беременности. В результате их взаимодействия Т-клетки активируются и проявляют супрессорную активность.

Спектр гормонов и белков беременности достаточно велик, что позволяет создавать разнообразные комбинации (иммуномодулирующие «коктейли»), обеспечивающие выполнение задач каждого этапа беременности.

  1. Околоплодные воды играют роль антибактериальной защиты плода и являются стерильными, содержат лизоцим, β-лизин, трансферрин, иммуноглобулины (в основном IgG, незначительное количество IgА и sIgA, нет IgМ).

Во время беременности во всех звеньях иммунной системы происходят существенные сдвиги, меняющиеся в зависимости от сроков беременности, которые чрезвычайно динамичны и адаптируют данную систему к конкретным потребностям по защите матери и развитию плода.
Изменения в иммунной системе беременной
Изменения в иммунной системе будущей матери, которые обеспечивают физиологическое течение беременности:

  1. Уменьшение массы тимуса на фоне гипертрофии селезенки и регионарных по отношению к матке лимфоузлов. Эти изменения зависят от сроков беременности.

  2. Состав иммунокомпетентных клеток зависит от срока гестации:

  • в первом триместре беременности отмечается снижение количества CD3+ Т-лимфоцитов (за счет низкого содержания CD4+ Т-хелперов) и ЕКК-клеток на фоне повышения В-лимфоцитов;

  • третьем триместре беременности: снижение В-клеток и повышение ЕКК-клеток. В течение беременности меняется соотношение CD4/CD8 клеток.

В клинической практике данные показатели используются для прогнозирования невынашивания беременности (характерна обратная картина).

  1. Функциональная активность (в частности, митоген-индуцированный ответ) иммунокомпетентных клеток снижена. Обусловлено супрессирующим влиянием плазмы крови беременных (функциональная активность лимфоцитов не страдает).

  2. Гуморальный иммунитет также зависит от сроков беременности. Предполагается, что стимуляция гуморального иммунного ответа в ранние сроки является одним из механизмов компенсации угнетения в это время клеточного иммунитета и направлена на защиту матери от инфекционных антигенов. Отмечено увеличение изотипа IgGl, с которым связывают защиту плодных антигенов от материнских эффекторных клеток и специфическую индукцию роста и дифференцировки плодных клеток и тканей по типу гормон — IgG-рецептор — антигены ГКГС плода.

  3. Со стороны фагоцитарного звена отмечается резкое увеличение количества, поглотительной и метаболической активности фагоцитарных клеток.

  4. Репертуар молекул ГКГС при беременности:

  1. отсутствие классических молекул I и II классов ГКГС на трофобласте;

  2. экспрессия молекул ГКГС-G, С, Е.

Молекула ГКГС-G (открыта в 80-е годы группой американцев и англичан) экспрессируется только плацентой, не имеет межиндивидуальных различий и иммунологически не проявляет некоторых своих участков.

С молекулой ГКГС-G связывают следующие эффекты:

  • блокаду киллерной активности ЕКК в отношении плаценты (предупреждение иммунологических реакций);

  • регуляцию активности материнских Т-лимфоцитов (через связывание распознающих рецепторов);

  • активацию продукции цитокинов, способствующих росту плода.

  1. Цитокиновый профиль при беременности. В настоящее время доминирует мнение о том, что цитокиновый профиль Тх2 типа (ИЛ-4, ИЛ-5, ИЛ-10) работает на поддержание беременности, а Тх1 типа (ИФН-γ, ФНО-α, ИЛ-2) — на отторжение зародыша. При нормальном течении беременности наблюдается динамическое равновесие цитокиновых профилей (с временным преобладанием в зависимости от сроков беременности).

В клинической практике эти данные используются для прогнозирования беременности: увеличение продукции ФНО-α и ИФН-γ на фоне снижения ИЛ-4 характерно для угрозы прерывания беременности.

Роль других цитокинов (например, ИЛ-12 и ИЛ-18) активно изучается.

  1. Роль апоптоза при беременности. Ограничение материнского иммунного ответа достигается связыванием пептида FasL, находящегося на поверхности клеток трофобласта, с рецепторами Fas на активированных лимфоцитах матери, что приводит к апоптозу последних.

Следует особо отметить, что мать и плод не пассивны в плане взаимной регуляции иммунных отношений (см. стр. 7 трансплацентарная передача материнских антител).

Основные меры профилактики во время беременности
Основные меры профилактики во время беременности:

  1. Бережное отношение к беременной женщине с минимальным медикаментозным вмешательством только по жизненным показаниям.

  2. Охрана беременной женщины от контактов с инфекционными агентами и агрессивными факторами внешней среды.

  3. Качественное и полноценное (прежде всего, белковое) питание с достаточным количеством витаминов и микроэлементов, особенно селена и цинка (во время беременности постоянно идет требующая полноценного энерго-пластического обеспечения перестройка основных компонентов иммунной системы).

  4. Контроль качества вакцинопрофилактики с определением иммунограммы и титра защитных антител у женщин, которые планируют ребенка.

  5. Во время беременности противопоказано применение иммунотропных препаратов, активирующих те или иные звенья иммунной системы.


ЛИТЕРАТУРа


  1. Белозеров, Е. С. Болезни иммунной системы / Е. С. Белозеров, Ю. И. Буланьков,
    Ю. А. Митин. Элиста : Джангар, 2005. т. 2. 272 с.

  2. Борисов, Л. Б. Медицинская микробиология, вирусология, иммунология / Л. Б. Борисов. М. : Медицинское информационное агентство. 2001. 736 с.

  3. Бобова, Л. П. Гистофизиология крови и органов кроветворения и иммуногенеза : учеб. пособие / Л. П. Бобова, С. Л. Кузнецов, В. П. Сапрыкин. М. : Изд-во Новая Волна. 2003. 157 с.

  4. Титов, Л. П. Иммунология : терм. словарь / Л. П. Титов. 2-е изд. Минск : БГМУ. 2004. 213 с.

  5. Корнев, М. А. Развитие и возрастные изменения органов иммунной системы человека : учеб.-метод. пособие / М. А. Корнев, Т. Б. Петрова. СПб. : Издание ГПМА. 2000. 20 с.

  6. Сапин, М. Р. Иммунная система, стресс и иммунодефицит / М. Р. Сапин, Д. Б. Никитюк. М. : Джангар. 2000. 184 с.

  7. Стефани, Д. В. Клиническая иммунология и иммунопатология детского возраста : рук. для врачей / Д. В. Стефани, Ю. Е. Вельтищев. М. : Медицина, 1996. 384 с.

  8. HLA-G expression in early embryos is a fundamental prerequisite for the obtainment of pregnancy / B. Fuzzi [et al.] // Eur. J. Immunol. 2002; 32 (2). Р. 311–315.

  9. Maternal Infection, Fetal Inflammatory Response, and Brain Damage in Very Low Birth Weight Infants / A. Leviton [et al.] // Pediatric Research 45 (5). 1999.

  10. The Production of Pro- and Anti-Inflammatory Cytokines in Neonates Assessed by Stimulated Whole Cord Blood Culture and by Plasma Levels at Birth // M.-C. Seghaye [et al.] // Biology of the Neonate 73 (4). 1998. Р. 220–227.


Приложение 1


<< предыдущая страница   следующая страница >>