microbik.ru
1
ПРАВО НА СМЕРТЬ КАК ЕСТЕСТВЕННОЕ ПРАВО ЧЕЛОВЕКА

Коробова А. А., студентка,

Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина

Научный руководитель - Захаров А. В., к.ю.н., доцент



Право на смерть известно давно, с глубокой древности. Некоторые первобытные племена имели обычай, согласно которому старики, ставшие обузой для семейства, выбирали смерть, уходя из племени. Самостоятельный уход из жизни поощрялся в Спарте, Древней Греции, допускался в Древнем Риме.

Эволюция данного права по своей направленности практически противоположна эволюции права на жизнь, которому удалось проделать долгий путь к абсолютному признанию и безусловному закреплению во всем мире.

В то время, когда право на жизнь провозглашалось в международных актах и конституциях различных государств, право на смерть фактически ушло «в тень», утратив признание и закрепление. На сегодняшний день право на смерть, как в России, так и в большинстве зарубежных стран, фактически ограничено законодательством. Данное ограничение выражается в следующем: - при допущении возможности самостоятельного ухода из жизни (фактически ни в одном государстве не сохранилось законодательных запретов суицида), закон фактически исключает возможность подобного ухода при помощи других лиц. Речь идет о законодательном запрете эвтаназии.

Личные права современного человека закреплены на сегодняшний день множеством международных и внутригосударственных нормативных актов. Всесторонне закреплены и гарантированы такие права как право на жизнь, достоинство личности, право на личную свободу и неприкосновенность, право на судебную защиту и другие. Сегодня никто не ставит под сомнение неотъемлемость этих прав, забывая, что даже самое неоспоримое право – право на жизнь было законодательно закреплено на международном уровне относительно недавно – в 1948 году Всеобщей декларацией прав человека — первом универсальном международном акте, в котором государства мирового сообщества согласовали, систематизировали и провозгласили основные права и свободы, которые должны быть предоставлены каждому человеку на земле.[1; ст.3]

Несмотря на то, что ответственность за лишение жизни присутствовала в законодательстве нашей страны со времен Русской правды, сама формулировка права на жизнь была сформулирована законодательно в России Декларацией прав и свобод человека и гражданина в 1991г [3; ст.1865]. Позже данное право нашло свое закрепление в

Конституции РФ 1993 года. На смену идеи приоритета государственных интересов перед интересами личности пришла новая концепция — “человек, его права и свободы — высшая ценность”, возведенная в правовой абсолют ст. 2 Конституции РФ. [2; ст.2]

В России данное право закреплено ст. 20 Конституции РФ. Основным законом страны установлено право человека на жизнь, которое относится к естественным, личным правам человека. [2; ст.20]

К сожалению, ни один нормативный акт, включая Конституцию, не содержит развернутого определения данного права, что в свою очередь порождает множество вопросов. Подразумевает ли право человека на жизнь возможность распоряжаться ею? Может ли человек отказаться от этого права? Отсутствие четкого определения не дает ответов на этот вопрос и не позволяет однозначно раскрыть содержание этого права – права на жизнь.

Начнем с того, что на наш взгляд сама по себе формулировка - "право на жизнь" – несколько неточна, т.е. не соответствует той смысловой нагрузке, которую несет его определение. Ведь по-сути право на жизнь означает возможность прожить человеком биологически отпущенный человеку срок и умереть по его истечении. Исходя из норм международного и национального права, право на жизнь следует назвать "правом на естественную (ненасильственную) смерть", и сформулировать следующим образом: "Каждый имеет право умереть в силу естественных причин, не связанных с насильственными и иными деструктивными явлениями". От этого права также можно отказаться, например, предпочтя добровольный уход из жизни с помощью врача, в случае неизлечимой и мучительной болезни (На наш взгляд нелогично гарантировать право на жизнь, когда рано или поздно человек умрет).

Похожей позиции придерживаются и российские правоведы, например В.Д. Карпович в постатейном комментарии к Конституции Российской Федерации указывает, что «наличие у человека права на жизнь не означает, что у него есть и юридическое право на смерть».

Похожую позицию занимают и иные российские толкователи основного закона страны, такие как О.Е. Кутафин и В.В.Лазарев. Например, в комментариях к Конституции РФ Кутафин О.Е. просто констатирует, что «признавая право каждого на жизнь, Конституция РФ не признает право на уход из жизни (право на смерть)» Однако на основании каких положений конституции можно сделать такой вывод автор не указывает.[4; с.48]

Все вышеуказанные авторы, делают заключение о запрете конституцией права на смерть не на основании норм самой Конституции, а на основании действующих нормативно-правовых актов, что выглядит как сужающее толкование основного закона страны на основании отраслевых норм. Следует отметить, что Конституция РФ не содержит ни прямых запретов права на смерть, ни отсылок к нормативным актам, содержащим подобный запрет.

На основании приведенных примеров, можно сделать вывод, что законодатель, в том числе и российский, устанавливая право на жизнь, фактически сам его и ограничивает. Норма о праве на жизнь рассматривается в отрыве от других конституционных положений, регламентирующих физическую целостность и морально-этическое благополучие человека. Ведь "право на жизнь" без "права на смерть" - "обязанность жить". Право остается правом только до тех пор, пока сохраняется возможность отказа от реализации данного права. Право всегда должно давать выбор.

Право на жизнь в данном случае выступает как абсолютное право. И это право не может запретить реализовывать самое себя. Никто не может запретить субъекту права отказаться от права.

На сегодняшний день сложилось несколько подходов к пониманию права на смерть.

Первый подход: право на смерть есть реализация человеком права на жизнь. (В.И. Акопов, М.Н. Малеина, С. Тасаков и др.) [5; с.5-6] Примером такого подхода может служить точка зрения В.И. Акопова, считающего, что права на смерть как такового не существует, оно лишь аспект права на жизнь. Он считает, что «каждому человеку принадлежит неотъемлемое право на жизнь, один из аспектов которого предполагает возможность самостоятельно распоряжаться ею, решать вопрос о прекращении жизни». [8; с.18]

Второй подход: право на достойную смерть. Данный подход базируется на том, что право на смерть, вытекает из права человека на достойную жизнь. Данной позиции придерживаются Ф. Фут, Ю. А. Дмитриев и Е. В. Шленева.

Данное право прямо не фигурирует в тексте Конституции РФ, но косвенно закреплено в статье 7, декларирующей обязанность государства обеспечить достойную жизнь и свободное развитие человека.

Третий подход сформирован теоретиком и сторонником легализации права на смерть Николаем Храмовым, председателем Координационного комитета российских радикалов. Его точка зрения является промежуточной (смешанной) и объединяет в себе признаки как первого так и второго подхода в понимании права на смерть.

Николай Храмов считает, что «право на жизнь неотделимо от права на смерть, от права умереть достойно». Эта позиция объединяет в себе все три правомочия: право жить, право прекратить жизнь, и право сделать это достойно. Данная позиция носит скорее декларативный нежели юридический характер.

Из приведенных примеров видно, что несмотря на то, что во все времена государственная власть не признавала, а порой и запрещала право граждан на уход из жизни, в случаях когда реализация данного права совпадает с государственными интересами, официальные властные органы не только «закрывали глаза», но и во многих случаях поощряли подобные действия. Ярким примером могут служить японские камикадзе времен второй мировой войны, которые добровольно шли на смерть по идеологическим причинам. В то время в Японии усиленно действовала государственная пропаганда подобного способа ведения войны, в умы тысяч людей внедрялась мысль о том, что человек, добровольно принесший свою жизнь в жертву ради победы – герой. В тот же период времени практически тоже самое пропагандировалось в Советском Союзе. Имя Александра Матросова, закрывшего грудью вражеский дзот стало на долгое время символом величайшего героизма. Подобные случаи были во время войны далеко не редки, достаточно вспомнить летчиков-истребителей идущих на таран, добровольцев, отправляющихся на задание, заранее зная, что не вернутся живыми.

Объективно все эти действия можно рассматривать как акт добровольного распоряжения жизнью. Отличия от суицида лишь в одном: в первом случае причины суицида, как правило, глубоко эгоистичны и носят в большинстве своем психологический характер, а во втором - причиной ухода из жизни служат, как правило, интересы общества или государства. Но и те, и другие действия, по сути, сводятся к одному – самостоятельному уходу из жизни, добровольной смерти, а если быть более точным – самостоятельным определением момента смерти, т.к. абсолютно бессмертных существ нет, смерть в любом случае является безусловным финалом любой жизни, и в вышеуказанных случаях, действия людей могут быть расценены как определение момента наступления этого финала.

В результате проделанной работы целесообразно сделать следующие выводы.

Процедура признания и законодательного закрепления права на смерть находится лишь на первом подготовительном этапе. В настоящее время ни в российском, ни в международном праве вопрос о законности права на отказ от жизни (права на смерть) не нашел практического разрешения, поскольку он тесно связан с закрепленным в приведенных источниках правом на жизнь. Это связано с тем, что право на смерть ошибочно представляется антагонизмом по отношению к праву на жизнь, неоднозначностью в понимании самого права на смерть, отсутствием единого правового подхода к определению права на смерть и составляющего его правомочий. Одной из исторически сложившихся причин нерешенности проблемы является традиционно смешенный подход к пониманию права на смерть, когда данное право подвергается анализу одновременно с точки зрения этики, философии, медицины и других наук, что в свою очередь порождает неустранимые противоречия.

Список использованных источников

1.Всеобщая Декларация прав человека. (Принята 10.12.1948 Генеральной Ассамблеей ООН) // Российская газета от 05.04.1995.; Международный пакт «О гражданских и политических правах» от 16.12.1966 // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1994. – № 12. и др.

2.Конституция РФ. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. (с изм. от 25.07.2003) // РГ от 25.12.1993 № 237, СЗ РФ от 28.07.2003, № 30, ст. 3051.

3.Постановление ВС РСФСР от 22 ноября 1991 г. N 1920-I "О Декларации прав и свобод человека и гражданина" // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации от 26.12.1991 г. - N 52, ст. 186

4.Постатейный научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / под рук. О.Е.Кутафина. – М.: ЗАО "Библиотечка "Российской газеты". - 2003 г.

5.Акопов В.И., А.А. Бова. Сборник докладов первой международной конференции "Общество, медицина, закон". - Кисловодск. 1999. - С.5-6;

6. Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве. - М., 1995;

7. Тасаков С. Запрет эвтаназии унижает человеческое достоинство //Российская юстиция. - 2003. №2

8.Акопов В.И. Этические, правовые и медицинские проблемы эвтаназии // Медицинская этика и право. – 2000. № 1.