microbik.ru
1
Судья Собецкая А.В.

дело № 33-4292/2012 30 мая 2012 года

г.Пермь

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда

в составе председательствующего Титовца А.А.,

судей: Лапухиной Е.А., Чулатаевой С.Г.,

при секретаре Новгородцевой А.В.,

с участием прокурора Кузнецовой С.Н.,

рассмотрела 30 мая 2012 года в открытом судебном заседании в городе Перми дело по апелляционной жалобе ответчиков - Отдела МВД России по Лысьвенскому району Пермского края, Министерства финансов РФ, Управления Федерального казначейства по Пермскому краю на решение Лысьвенского городского суда Пермского края от 22 марта 2012 года, которым постановлено:

«Взыскать за счет казны Российской Федерации в пользу Олина в возмещение морального вреда 5 000 (пять тысяч) рублей.

Исполнение решения возложить на Министерство финансов Российской Федерации».

Исследовав материалы дела, заслушав доклад судьи Чулатаевой С.Г., заключение прокурора полагающей доводы жалобы необоснованными, судебная коллегия,
установила:

Олин обратился с иском к Отделу МВД России по Лысьвенскому муниципальному району Пермского края о возмещении морального вреда в сумме 60 000 рублей.

В обоснование требования указал, что 25.04.2009 года он был помещен в камеру № 7 изолятора временного содержания Отдела МВД России по Лысьвенскому муниципальному району Пермского края, затем в течение года в период выполнения следственных действий несколько раз вновь помещался в изолятор. Считает, что во время нахождения в ИВС он содержался в ненадлежащих условиях, унижающих его честь и достоинство. В том числе указал на то, что камера небольшой площади, отсутствует вентиляция, плохое освещение, нет естественного освещения, отсутствовало отопление, в помещении сырость и влажный воздух, что для него недопустимо по состоянию здоровья. Указал на то, что содержание в указанных условиях унижало его честь и достоинство, оказывало на него моральное и психическое давление.
Определением суда к участию в деле в качестве соответчиков привлечены Министерство внутренних дел РФ, Главное управление внутренних дел по Пермскому краю, Министерство финансов РФ, Главное управление федерального казначейства РФ.
Истец в судебном заседании не участвовал, ходатайствовал о рассмотрении дела без его участия.

Представитель ответчика - Отдела МВД России по Лысьвенскому муниципальному району Пермского края, пояснила, что Олин в 2009 году периодически содержался в ИВС ОВД по Лысьвенскому району, срок нахождения в ИВС не превышал 10 дней в каждом календарном месяце. Полагает иск необоснованным, так как Олин поступил в ИВС с заболеванием – туберкулез в связи с чем был помещен в камеру для инфекционных больных, условия содержания соответствовали установленным требованиям, в период нахождения в ИВС жалоб на состояние здоровья от истца не поступало. Полагает, что истцом не доказано как причинение ему морального вреда, так и наличие причинно-следственной связи между указанными им переживаниями и нахождением в камере ИВС, также ссылается на необоснованность требований в связи с тем, что иск подан по истечении длительного периода со времени нахождения в ИВС.

Представители ответчиков Министерства финансов РФ, Главного управления федерального казначейства РФ в суд не явились, ходатайствовали о рассмотрении дела без их участия, В отзыве указали, что размер компенсации подлежит определению судом в зависимости от характера причиненных физических и нравственных страданий. Поскольку доказательств, подтверждающих, что истец испытал физические и нравственные страдания в связи с неудовлетворительными условиями содержания в ИВС он не представил, иск не подлежит удовлетворению.

Представители ответчика - Главного управления внутренних дел по Пермскому краю в суд не явился, о рассмотрении дела извещен.

Участвующий в деле прокурор полагал заявленные требования обоснованными в части.
Судом постановлено указанное решение, с которым не согласны ответчики - Министерство финансов РФ, Главное управление федерального казначейства РФ, Отдел МВД России по Лысьвенскому району Пермского края, в апелляционных жалобах просят решение отменить, принять новое решение, которым в удовлетворении заявленных требований отказать в полном объеме.

Отдел МВД России по Лысьвенскому району Пермского края в жалобе указывает на то, что истец не доказал в установленном порядке факт причинения вреда, причинно-следственную связь между бездействием ответчика и заявленным вредом, полагает, что факт нахождения в ненадлежащих условиях сам по себе не свидетельствует о причинении нравственных страданий, наличие реальных негативных последствий для истца не установлено. Указывает, что одного факта противоправных действий недостаточно для взыскания компенсации морального вреда.

Представитель Министерства финансов РФ, Главного управления федерального казначейства РФ, в жалобе ссылается на то, что вывод суда о том, что истец испытывал страдания и переживания в связи с содержанием в ИВС в условиях, не соответствующих требованиям, установленным международными договорами Российской Федерации, основан на неприемлемых и не достоверных доказательствах. Полагают, что в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ суд руководствовался положениями ч.2 ст. 61 ГПК РФ, поскольку счел установленным факт содержания истца в условиях не соответствующих принятым нормам, руководствуясь при этом выводами, изложенными в решении Свердловского районного суда г. Перми от 01.07.2010 года, которое преюдициального значения не имеет. Указывают на то, что надлежащих доказательств реального причинения морального вреда, в том числе заключения специалистов в области медицины и психологии истец не представил.
Проверив законность решения суда первой инстанции в пределах доводов апелляционных жалоб, судебная коллегия оснований для отмены решения не находит.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд также учитывает степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.
Согласно ст. 1 ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» № 103-ФЗ от 15.07.1995 г., настоящий Федеральный закон регулирует порядок и определяет условия содержания под стражей, гарантии прав и законных интересов лиц, которые в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ задержаны по подозрению в совершении преступления, а также лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, в отношении которых в соответствии с УПК РФ избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

В силу ст. 4 указанного Закона, содержание под стражей осуществляется в соответствии с принципами законности, справедливости, презумпции невиновности, равенства всех граждан перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства, в соответствии с Конституцией РФ, принципами и нормами международного права, а также международными договорами РФ и не должны сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей.

Как установлено ст. 7 Закона № 103-ФЗ от 15.07.1995 г., местом содержания под стражей являются изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел. В силу ст. 9 указанного Закона изоляторы временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел предназначены для содержания под стражей, задержанных по подозрению в совершении преступлений.

В изоляторах временного содержания в случаях, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, могут временно содержаться подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу.

Изоляторы временного содержания органов внутренних дел являются подразделениями милиции общественной безопасности (местной милиции) и финансируются за счет средств федерального бюджета по смете Министерства внутренних дел Российской Федерации.
В соответствии со ст. 13 Федерального Закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ подозреваемые и обвиняемые, содержащиеся в следственных изоляторах, могут переводиться в изоляторы временного содержания в случаях, когда это необходимо для выполнения следственных действий, судебного рассмотрения дел за пределами населенных пунктов, где находятся следственные изоляторы, из которых ежедневная доставка их невозможна, на время выполнения указанных действий и судебного процесса, но не более чем на десять суток в течение месяца.

Основанием для такого перевода является постановление прокурора, следователя или лица, производящего дознание, либо решение суда.
Судом установлено, что Олин содержался в ИВС ОВД по Лысьвенскому муниципальному району в периоды с 25.04.2009 г. по 06.05.2009 г., с 29.07.2009 г. по 04.08.2009 г., с 20.10.2009 г. по 28.10.2009 г.

Принимая решение о частичном удовлетворении заявленных Олиным требований, суд исходил из того, что условия, в которых находился истец в ИВС ОВД по Лысьвенскому муниципальному району, не соответствуют установленным законодательством нормам. Суд обоснованно принял во внимание, что материалами служебной проверки 19.08.2008 года, актом санитарно-эпидемиологического обследования ИВС ОВД по ЛМР, составленным ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Пермском крае» 23.06.2010 года, установлены факты нарушений содержания обвиняемых и подозреваемых в ИВС ОВД по Лысьвенскому муниципальному району.

Судом установлено, что условия содержания истца в ИВС не соответствовали требованиям Федерального закона РФ № 103 «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», в том числе камера, в которую помещался в период его нахождения в ИВС истец, не имеет естественного освещения, система искусственного освещения не обеспечивает необходимого уровня освещения, в камере отсутствует система отопления, в камере отсутствует санузел. Также судом было установлено, что в камере, площадь которой составляет 5,4 кв.м., в отдельные периоды нахождения в ней истца содержалось несколько человек без учета установленной нормы площади.

То, что истец во время содержания в ИВС ОВД Лысьвенского муниципального района находился в условиях исключающих соблюдение требований личной гигиены, с учетом состояния его здоровья и имеющегося заболевания, а также того, что иные условия содержания также не соответствовали установленному уровню требований, нашло свое подтверждение в судебном заседании. Указанные обстоятельства являются достаточным основанием для удовлетворения заявленного требования о возмещении морального вреда. Принимая решение, суд также учитывал, что отсутствие достаточного количества ресурсов для достойного содержания заключенных не может являться оправданием нарушения их человеческих прав.

Разрешая иск Олина о возмещении морального вреда, суд обоснованно исходил из того, что истец подтвердил факт нарушения его личных неимущественных прав, в связи с чем пришел к правомерному выводу о необходимости частичного удовлетворения исковых требование.

Таким образом, не могут быть приняты во внимание и отклоняются, как несостоятельные, доводы жалоб о недоказанности причинения истцу морального вреда, поскольку судом были установлены обстоятельства, которые объективно не могут не обусловливать физические и нравственные страдания человека находящегося в условиях ограничения свободы.
Вывод суда об определении денежной компенсации причиненного истцу морального вреда судом должным образом мотивирован, все обстоятельства дела, имеющие значение для разрешения этого вопроса, судом учтены. При определении размера денежной компенсации морального вреда, суд обоснованно исходил из характера и степени, понесенных истцом физических и нравственных страданий, продолжительности периода содержания истца в ИВС, учитывая при этом требования разумности и справедливости. Оснований для иной оценки обстоятельств, учтенных судом при определении размера денежной компенсации морального вреда, судебная коллегия не усматривает. Взысканная судом в пользу истца компенсация морального вреда в размере 5000 рублей является разумной и справедливой.
Согласно ч.2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Как следует из материалов дела, все доказательства, которым судом дана оценка в решении были установлены в судебном заседании. Ссылка на то, что решением Свердловского районного суда г. Перми от 01.07.2010 года установлен факт нарушения ФЗ РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» в изоляторе временного содержания ОВД Лысьвенского муниципального района признается коллегией достаточно обоснованной, поскольку указанное решение вынесено по иску прокурора в интересах неопределенного круга лиц и установленные данным решением юридические факты, касающиеся состояния помещений ИВС в определенный период времени, имеют преюдициальное значение. При указанных обстоятельствах, довод жалобы о нарушениях допущенным судом при оценке доказательств по делу коллегия полагает безосновательным.
Указанный в жалобе довод ответчика о том, что иск не подлежит удовлетворению, поскольку с момента нахождения истца в ИВС прошло значительное время, обосновано не был принят во внимание судом, поскольку давность событий, с которыми истец связывает перенесенные им нравственные переживания, не имеет правового значения.
Иных доводов жалобы не содержат, нарушений требований статей 330 ГПК РФ, судебной коллегией не установлено.

Руководствуясь ст. ст. 199, 328 ГПК РФ, судебная коллегия
определила:

Решение Лысьвенского городского суда Пермского края от 22 марта 2012 года по доводам жалоб Отдела МВД России по Лысьвенскому району Пермского края, Министерства финансов Российской Федерации, Управления Федерального казначейства по Пермскому краю оставить без изменения, жалобу без удовлетворения.


Председательствующий: /подпись/
Судьи:/подписи/


Копия верна. Судья С.Г. Чулатаева

Судья – Войтко Н.Р.

Дело № 33 –4385 30.05.2012г.
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ.
Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе

председательствующего Змеевой Ю.А.,

судей Горбуновой О.А., Варовой Л.Н.,

с участием прокурора Кузнецовой С.Н.,

при секретаре Бородкиной Ю.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании в г.Перми30 мая 2012 года дело по апелляционной жалобе Отдела Министерства внутренних дел России по Лысьвенскому району нарешениеЛысьвенскогогородского суда Пермского края от 23 марта 2012 года, которым постановлено:
«Иск Кузьмина В.Р. удовлетворить.

Взыскать за счет казны Российской Федерации в пользу Кузьмина в возмещение морального вреда 5000 (пять тысяч) рублей.

Исполнение решения возложить на Министерство финансов Российской Федерации».

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Горбуновой О.А., заключение прокурора Кузнецовой С.Н., полагавшей оставить апелляционную жалобу без удовлетворения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Кузьмин обратился в суд с иском к Отделу МВД России по Лысьвенскому району, Министерству внутренних дел Российской Федерации о взыскании компенсации морального вреда в сумме 5000 рублей и материального ущерба в размере 6500 рублей, ссылаясь на ненадлежащие условия содержания в ИВС Отдела МВД РФ по Лысьвенскому району, а также пропажу его личных вещей из ячейки в ИВС.

В дальнейшем истец отказался от иска в части взыскания материального ущерба в размере 6500 рублей, отказ от иска принят судом, производство по делу в этой части прекращено.

Судом к участию в деле в качестве соответчиков привлечены Главное управление внутренних дел по Пермскому краю, Министерство финансов Российской Федерации, Управление Федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации по Пермскому краю.

В судебном заседании истец настаивал на удовлетворении требований. Представитель ответчика Отдела МВД России по Лысьвенскому району иск не признал. Представитель ответчиков Министерства финансов Российской Федерации и Управления Федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации по Пермскому краю представил отзыв, в котором иск не признал. Представитель ответчика Главного управления внутренних дел по Пермскому краю в суд не явился. Судом постановлено приведенное выше решение.

Ответчик Отдел МВД России по Лысьвенскому району, не согласившись с решением, в апелляционной жалобе просит его отменить.Ответчик считает недоказанным со стороны истца факт причинения ему физических и нравственных страданий по вине ответчика в результате незаконного бездействия последнего или его должностных лиц, а также причинно-следственную связь между таким бездействием и наступлением вреда. Утверждения истца о перенесенных им переживаниях носят декларативный и общий характер. Сам факт нахождения в ненадлежащих условиях не свидетельствует о причинении нравственных страданий. Истцом не представлено доказательств возникновения неблагоприятных последствий для его жизни и здоровья, какие-либо физические страдания ему не были причинены.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность решения суда, исходя из доводов апелляционной жалобы, не находит оснований для его отмены.

Как следует из материалов дела, суд правильно определил характер правоотношений сторон и закон, подлежащий применению при рассмотрении дела, на основании которого верно установил круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела по существу.

Представленные сторонами доказательства оценены судом в соответствии с принципами относимости, допустимости доказательств, на основе состязательности и равноправия сторон (статьи 12, 59 и 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В соответствии с нормами, изложенными в частях 2 и 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации, основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения, а их осуществление не должно нарушать права и свободы других граждан. В соответствии со статьей 21 Конституции Российской Федерации достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В силу части 3 статьи 9 Федерального закона № 103-ФЗ от 15 июля 1995 года «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» изоляторы временного содержания органов внутренних дел являются подразделениями полиции и финансируются за счет средств федерального бюджета по смете федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере внутренних дел.

Как было установлено судом и следует из материалов дела, Кузьмин В.Р. содержался в ИВС Лысьвенского ОВД с 14 декабря 2011 года по 02 марта 2012 года. Здание, в котором размещен изолятор временного содержания, 1904 года постройки, в камерах предусмотрено только искусственное освещение, которое не соответствует санитарным нормам. Электрические лампы искусственного освещения располагаются в нишах над дверными проемами, что не обеспечивает необходимый уровень освещенности. В камерах нет кроватей по причине крайне ограниченной полезной площади камер на фоне регулярной переполняемости камер свыше лимита мест, вместо них имеются широкие деревянные нары. В камерах отсутствуют умывальники, столы, скамьи и шкафы для личных вещей лиц, содержащихся в ИВС. Во всех камерах имеются окна размерами 60х110 см при норме 90х120 см. На оконных проемах камер кроме решеток установлены металлические жалюзи, поэтому уровень поступления в камеры естественного освещения является недостаточным. Уровень искусственной освещенности во всех камерах ИВС ниже допустимого до 7 раз.

В камере № 2 в период содержания в ней истца содержалось до 6 человек (только 04 февраля 2012 года – 3 человека, а 5-6 и 10-12 февраля 2012 года – 4 человека), тогда как с учетом санитарной площади камеры, установленной законом, в камере могло находиться одновременно не более 4 человек. Кроме того, накануне помещения истца в камеру № 2 ИВС (30 января 2012 года) в камере проводился ремонт окна и покраска решетки, в связи с чем форточка была открыта, температура в камере не превышала 16 градусов, лицам, содержащимся в камере, была выдана верхняя одежда. Из-за недостаточности финансирования ИВС не хватает постельных принадлежностей, в связи с чем в некоторых случаях лица, содержащиеся под стражей, спят по двое на одном матрасе, не хватает подушек и постельного белья.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что условия содержания Кузьмина В.Р. в ИВС не соответствуют установленным законодательством нормам (Федеральному закону № 103-ФЗ от 15 июля 1995 года «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», Правилам внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, утвержденным Приказом МВД России № 950 от 22 ноября 2005 года, СП 12-95 МВД России «Инструкции по проектированию объектов органов внутренних дел (милиции) МВД России»).

Тот факт, что истцу пришлось в течение периодов содержания в ИВС находиться в условиях, не соответствующих установленным нормам: при отсутствии нормального освещения, индивидуального спального места, с температурой воздуха, не соответствующей санитарным правилам, сам по себе является достаточным для того, чтобы причинить страдания или переживания в степени, превышающей неизбежный уровень страданий, присущий ограничению свободы, и вызвать у истца чувство страдания и унижения, которые могли оскорбить и унизить его, тем более, что в момент помещения в камеру с температурой воздуха не выше 16 градусов, Кузьмин В.Р. был болен.

Судебная коллегия считает данный вывод суда правильным.

Факт того, что в указанный истцом период времени, когда он содержался в ИВС, условия содержания были ненадлежащими, ответчиком в апелляционной жалобе не оспаривается.

Тот факт, что истцу пришлось в течение периодов содержания в ИВС ОВД Лысьвенского района находиться в условиях, исключающих соблюдение требований гигиены, не отвечающих требованиям санитарных норм и правил, правомерно признан судом основанием для вывода о причинении истцу страданий и переживаний, обусловливающих причинение морального вреда.

Доводы апелляционной жалобы о том, что истцом не доказан факт причинения ему физических и нравственных страданий, а также об отсутствии причинно-следственной связи между незаконными действиями должностных лиц органа МВД России и перенесенными физическими и нравственными страданиями истца обоснованными не являются, поскольку судом были установлены обстоятельства, которые объективно не могут не причинять физические и нравственные страдания человеку, находящемуся в условиях ограничения свободы.

Довод апелляционной жалобы о том, что с момента возникновения оснований для предъявления иска прошло более двух лет, судебная коллегия отклоняет, поскольку данное обстоятельство само по себе не исключает наличия физических и нравственных страданий, степень которых суд учитывал при определении размера компенсации морального вреда. Законодатель не определил в качестве критерия определения степени физических и нравственных страданий период времени, прошедший со времени причинения вреда, предусмотрев при этом, что к требованиям о возмещении морального вреда срок исковой давности не применяется.

Вывод суда об определении денежной компенсации причиненного истцу морального вреда судом должным образом мотивирован, все обстоятельства дела, имеющие значение для разрешения этого вопроса, судом учтены, размер компенсации определен в соответствии с требованиями статей 150-151, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации. При определении размера денежной компенсации морального вреда, суд обоснованно исходил из характера и степени, понесенных истцом физических и нравственных страданий, продолжительности периода содержания истца в ИВС, учитывая при этом требования разумности и справедливости. Оснований для переоценки выводов суда судебная коллегия не усматривает.
Руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия
о п р е д е л и л а :

Решение Лысьвенского городского суда Пермского края от 23марта 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Отдела МВД России по Лысьвенскому району – без удовлетворения.
Председательствующий:

Судьи: