microbik.ru
1

НЕЛЬЗЯ УЧИТЬСЯ В ШКОЛЕ С ПЯТИ ЛЕТ

Марина АРОМШТАМ, кандидат педагогических наук





Лидеры современного образования хотели бы "привести отечественную школу в соответствие с мировыми стандартами", то есть видеть ее двенадцатилеткой - как в большинстве развитых стран. Однако возможный верхний этаж - в виде логичного и "понятного" по значению года подготовки абитуриентов - упирается в неотменимость военного призыва для юношей, достигших 18 лет. Раз сверху не получается, решено школу не достраивать, а подстраивать снизу - за счет "предшкольного", или "нулевого" класса. То есть за счет снижения возраста детей, поступающих в школу.

Инициаторы реформы аргументируют возможное появление нулевых классов необходимостью обеспечить детям из разных социальных слоев равные стартовые условия обучения. Детские сады будто бы с этой задачей не справляются, потому что обслуживают сегодня 43-45% детей. Все потому, что дошкольная образовательная ступень не является обязательной: хочу - вожу своего ребенка в детский сад, хочу - не вожу. Что касается опасений медиков и психологов относительно возможных последствий снижения планки обучения, они не учитывают глобальных изменений в мире детства: современные дети от рождения знакомы с пультом управления телевизора, и их младенческие годы озарены светом монитора.

В подобной аргументации просматривается некоторое лукавство: приведенная статистика отражает картину посещаемости детских садов в целом, а не конкретную картину, связанную с посещением этих садов детьми предшкольного возраста. К пяти годам практически всех малышей, растущих "при свете монитора", как правило, отдают в детский сад - чтобы они приобрели опыт общения со сверстниками, адаптировались к детским инфекциям и научились "учиться" в группе. При этом широкий кругозор и умение пользоваться мышью не отменяют основных законов психического развития: пятилетний ребенок был и остается ребенком дошкольного возраста.

Дети же, которые к моменту поступления в школу не могут отличить букву от цифры, в большинстве своем или из очень бедных семей, или из семей группы риска. Для их родителей даже расходы на детскую одежду "для выхода" являются непосильными. Проблема подобных расходов не решается путем замены дошкольного образования на школьное. К тому же детям из семей группы риска явно не хватит одного предшкольного года, чтобы обрести не просто "равные", а хоть какие-нибудь стартовые возможности для обучения.

Но в ближайшем будущем возможности по отношению к детским садам могут измениться для значительной части населения: дошкольное образование из необязательного превратится в малодоступное. Если в соответствии с новым законом "Об образовании" финансовые полномочия, касающиеся школ, передаются региональным властям вместе с некоторой суммой денег из федерального бюджета, то на дотирование детских садов не выделено ни копейки. Пока региональные власти еще декларируют свою готовность сохранить систему дошкольных учреждений как важную форму социальной услуги населению. Но плата за содержание ребенка в детском саду через некоторое время неизбежно и ощутимо поползет вверх. Следовательно, будет сокращаться число семей, дети которых могут посещать детский сад. В качестве "компенсации" предлагается раннее бесплатное обучение ребенка в школе.

Пока вопрос решается на принципиальном уровне, до обсуждения возможных вариантов обучения пятилеток дело не доходит. Самым простым и неудачным является вариант с "подготовительными к школе курсами". Однако курсы не были призваны решать проблемы жизнеобеспечения ребенка в течение рабочего дня родителей. А проблема эта - при всем желании инициаторов реформы на ней не сосредоточиваться - обязательно встанет. Пятилетки могут демонстрировать стремление "к знаниям" не более полутора часов. При специальных усилиях одаренных педагогов - часа два. Потом они хотят есть, спать и играть. Обычный режим "продленки" таким маленьким детям не подходит.

В самой идее включения пятилеток в орбиту обязательного образования нет ничего плохого. Плохое и очень плохое связано со способами реализации идеи. Эксперименты с обучением шестилеток в восьмидесятых годах, о результатах которых сейчас не хотят вспоминать, это ярко продемонстрировали.