microbik.ru
1 2 3 4

Нуреев Р.М.

БОРЬБА ВЛАСТИ И СОБСТВЕННОСТИ

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ



Взаимоотношения власти и бизнеса никогда не были простыми в России и вызывали массу проблем. Их пыталось решить не одно поколение реформаторов. Вот и сейчас реформы проводятся, но рыночная экономика по-прежнему буксует. Движение вперед вроде бы началось, но качество его никого не устраивает. Свои рецепты предлагают и левые, и правые партии. Администрация Президента В.В. Путина видит путь решения возникших проблем в попытке централизации государственной власти. Однако какой она должна быть? И что означает централизация в современной России: ускорение или замедление развития? И в более общем плане: усиление государственного регулирования - это шаг к рынку, или шаг назад, к командной экономике?

В рыночной экономике, с точки зрения ортодоксальных экономистов-неоклассиков, роль государства производна от рынка. Однако рыночная экономика как система сложилась лишь на довольно поздней стадии развития, а в доиндустриальную эпоху играла явно подчинённую роль. Власть в этот период играла заметно большую роль в обществе, а чисто экономические факторы заметно меньшую, будучи включены в социальную систему.

Поскольку в настоящее время формирование классических институтов рыночной экономики далеко не завершено, мы попытаеся подойти к вопросу исторически, показав роль различных факторов, повлиявших на борьбу власти и собственности в нашей стране. Среди них важное место занимает такой своеобразный институт восточного деспотизма как власть-собственность. Первую комплексную институциональную трактовку этого явления попытался дать ещё в середине XX века К-А. Виттфогель 1. Термин «власть-собственность» позднее предложил Л.С. Васильев2, а организационную структуру управления как пирамидально-сегментарную охарактеризовал Ю.И. Семенов3.

Впервые в отечественной литературе аналогию между восточным деспотизмом (азиатским способом производства) и социализмом ещё в середине 70-х годов провел автор4. Она стала еще более явной после широкого распространения в 1980-е годы (опубликованных ранее за рубежом) социально-политических работ М. Джиласа5 и М. Восленского6, анализировавших вопросы стратификации советского общества. Однако, до 1990 года детального анализа российского государственного социализма как наследника азиатского способа производства в отечественной литературе не было. Лишь в 1990-е годы появляются работы, где анализируются азиатские черты российской системы собственности7 и его социальной структуры8.

Однако, все они исследовали приватизацию прежде всего с точки зрения критериев, выработанных в западных обществах и анализируют ситуацию, сложившуюся в конце XX века, и не учитывают как исторические традиции, так и тенденции, наметившиеся в последние годы. Между тем, новые тенденции характеризуют современный этап не только как этап, разрывающий с прошлым, но и как имеющий с ним общие черты, черты преемственности. В этих условиях проблема зависимости от траектории предшествующего развития становится чрезвычайно актуальной и позволяет понять возможные пути развития России в первые десятилетия XXI века.

Поэтому сначала мы исследуем институт власти-собственности, а потом проанализируем борьбу власти и собственности в постсоветской России.

  1. Власть-собственность как экономический институт


Власть-собственность возникает в условиях, когда происходит монополизация должностных функций в общественном разделении труда, когда власть и господство основываются не на частной собственности как таковой, а на высоком положении в государственной иерархии и престиже9.

Формы монополизации функций в общественном разделении труда как основы присвоения могут быть различны:

  • монополизация функций распределения совместно произведенного продукта или его части;

  • монополизация сферы обмена в условиях, когда общество постоянно нуждается в отсутствующих или недостающих факторах производства или средствах существования;

  • монополизация условий производства (инфраструктура, накопленный производственный опыт, знания, защита от внешней агрессии и т. п.);

  • монополизация функций контроля и управления общественным производством или отдельными его отраслями10.

В дальнейшем монополизация функций в общественном разделении труда могла дополняться и укрепляться собственностью на ресурсы или на важнейшие жизненные средства.

Собственники факторов производства и бюрократическая и военная машина образуют в этом обществе нерасчлененное целое. Не экономическая сфера определяет политическую, а политическая экономическую11. Такая ситуация не является уникальной для России. Она была во многом типичной для многих добуржуазных обществ, о чём писали многие экономисты и социологи12. Однако в России в силу целого ряда причин она просуществовала дольше и приобрела новое качество.

Уже в средневековой России рента в виде налога платилась не частным собственникам, а государству, которое распределяло его между бюрократическим аппаратом и армией. Экономической основой присвоения ренты-налога служила верховная государственная собственность на землю.

Частное землевладение развивается главным образом сверху: центральное правительство предоставляло право сбора налогов тем или иным представителям господствующего класса. Подобные пожалования чаще всего были временными и условными. Государство нередко перераспределяло их или просто заменяло одно владение другим. И хотя государственная собственность никогда не охватывала 100 процентов, влияние ее всегда было доминирующим. Дело в том, что номинальное право государственной собственности часто становилось вполне реальным благодаря монополии на отправление верховных административно-хозяйственных функций, присвоению значительной части производимого продукта, контролю за владениями православной церкви, регулированию хозяйственной жизни и т. д. В этих условиях частные хозяйства имели подчиненный характер и не могли сколько-нибудь существенно подорвать верховную собственность государства на землю. Перед бюрократическим аппаратом пресмыкались и раболепствовали не только нижние чины, но даже экономически самостоятельные люди. Это общество не знало свободной личности. Здесь не существовало надежной гарантии частной собственности. Обожествленная государственная власть стремилась подавить всякое проявление инициативы, малейшие признаки любой самостоятельности. В России эти процессы особенно усилились с Ивана Грозного.

Обращает на себя внимание высокая централизация большинства хозяйственных функций управления, прежде всего распределения земель, податей и сбора недоимок. В то же время для системы управления была характерна нерасчлененность экономических и политических функций, неразделенность законодательной власти и исполнительной, военной и гражданской, религиозной и светской, административной и судебной. Нередко военачальники становились гражданскими чиновниками, а государственные чиновники начинали выполнять функции военных. В этих условиях главным было не разделение на военные и гражданские функции, а степень приближения к центральной власти.

Благополучие отдельных представителей господствующего класса всецело зависело от их места в иерархии государственной власти, от той должности, которую им удалось получить, продвигаясь по служебной лестнице.

В обществе, в котором не существовало надежной гарантии частной собственности, чиновники занимали особое место. Представители государственной власти имели прямые и косвенные доходы от выполняемых ими должностных функций. Многие должности превращались в своеобразную синекуру, обеспечивавшую безбедное и беззаботное существование. В условиях разросшегося бюрократического аппарата, отсутствия надежного контроля над деятельностью каждого чиновника и нерасчлененности их функций неизбежны были коррупция и злоупотребление властью.

Характерно, что понятия частного пользования, владения и собственности складывались на базе государственной собственности и противопоставления ей13. Как правило, расширение частной собственности за счет государственной осуществлялось в периоды ослабления центральной власти. Наоборот, в ходе нового усиления централизации нередко происходило поглощение частных владений государственной собственностью.

Должностное владение могло перейти по наследству лишь в случае назначения сына на соответствующую должность. Естественно, что многие стремились превратить свои должностные владения, которыми они нередко пользовались из поколения в поколение, в собственность. Однако это удавалось далеко не всегда14. Это не могло не отразиться на национальной ментальности.

Анализ власти-собственности был бы не полным, если бы мы не показали процесс ее воспроизводства, закрепления и развития в системе экономических отношений. Соответственно движению ренты-налога воспроизводство может быть рассмотрено: 1) на уровне патриархальной семьи и общины, 2) па уровне административной единицы, 3) на уровне государства в целом (рис. 1).

В руках местных чиновников постепенно концентрировались финансовые и военные ресурсы данной административной единицы. Такая область самостоятельно воспроизводилась, и в рамках государства она удерживалась лишь силой оружия правящего монарха. Всякое ослабление его армии усиливало центробежные тенденции.



Рис. 1. Движение ренты-налога в системе власти-собственности

Последний и главный уровень, которого достигала рента-налог, — это уровень государства в целом. В условиях замкнутой экономики России возможности обмена гигантского произведенного продукта, собранного в натуральной форме, были крайне ограничены. И не потребленные господствующим классом, избыточные (с его точки зрения) запасы продовольствия и ресурсов используются для производства предметов роскоши, строительства дворцов, храмов и крепостей.
Таблица 1.

Сравнительная характеристика систем собственности: власть-собственность и частная собственность

Признаки сравнения

Власть-собственность

Индивидуализированная частная собственность

1. Форма собственности

Общественно-служебная собственность

Частная собственность (индивидуальная или коллективная)

2. Субъекты прав собственности

Государственные чиновники – обладатели власти

Владельцы ресурсов, домохозяйства – владельцы собственности

3. Тип правомочий собственности

Властные общественно-служебные правомочия (полномочия) чиновников в рамках иерархической системы государственного управления

Индивидуализированные правомочия владения, пользования, распоряжения и др.

4. Характер распределения правомочий между субъектами (степень индивидуализированности) и степень исключительности

Правомочия размыты между всеми хозяйствующими субъектами и не принадлежат в полной мере никому. Реализация правомочий имеет форму службы

Отдельные пучки правомочий принадлежат независимым от власти и государства частным собственникам

5. Целевая функция субъектов

Максимизация разницы между полученными «раздачами» и произведенными «сдачами»

Максимизация приведенной текущей стоимости активов частного предприятия или дивидендов по акциям (долям в предприятии)

6. Система стимулов

Административное принуждение и контроль

Индивидуальные стимулы к повышению личного благосостояния

7. Механизмы и инструменты передачи прав собственности

Реципрокный обмен (пожалования и конфискации) и редистрибутивный обмен («сдачи» и «раздачи»)

Свободный рыночный обмен (контракты между независимыми участниками

8. Субъекты-гаранты прав собственности

Специальные административно-карательные подразделения центральной и региональной власти

Суды, правоохранительные органы

9. Механизмы гарантий прав собственности

Административные жалобы

Исковые заявления против нарушителей контрактных обязательств

10. Структура и состав трансакционных издержек
а) Спецификация (установление) прав собственности


б) передача и перераспределение

в) Защита


а) Права собственности намерено размываются чиновниками в целях извлечения ренты и как база для коррупции.

б) Высокие издержки влияния в рамках иерархических структур;

в) Защита прав производится государственными чиновниками «в индивидуальном порядке»

а) Права собственности четко специфицированы с помощью легальных процедур;

б) Издержки заключения и выполнения контрактов;

в) Государство защищает в рамках установленных законом процедур права индивидуальных собственников

Таблица составлена А.Б. Руновым
Подобная система воспроизводства на базе паразитического потребления ренты-налога затормозила дальнейшее развитие восточных обществ, зациклила ее поступательное движение. Общество, у которого создаваемый продукт идет не на развитие индивидов, а отбирается в виде ренты-налога и паразитически потребляется царем, его армией и бюрократическим аппаратом, застойно, ему закрыты все стимулы для дальнейшего развития, его ожидает в будущем лишь распад, так как хозяйственное развитие его отдельных областей и их управление стереотипны.

Однако с ослаблением государства, возрастает активность покоренных народов и зависимого населения, стремящегося сбросить ненавистное иго, растут междоусобицы, учащаются набеги соседних государств или кочевников, и снова те же причины вызывают усиление централизации.

Принципиальные различия между системой власти-собственности и системой частной собственности могут быть сведены к следующим основным элементам. (табл. 1). Мы видим, что власть-собственность и частная собственность существенно отличаются друг от друга и по субъектам, и по типу и характеру распределения правомочий, и по системе стимулов, и механизмом гарантий прав собственности. Всё это накладывает существенный отпечаток на структуру и состав транзакционных издержек.

Если в системе власти-собственности доминирует общественно-служебная собственность15, то в системе частной индивидуальная. Если в системе власти-собственности основными субъектами основными субъектами прав собственности являются чиновники, то в системе частной собственности владельцы факторов производства. Поэтому, если в первой доминирует редистрибуция и реципрокность16, или, выражаясь терминами О. Бессоновой, «сдачи-раздачи», то во второй контракты, на основе добровольности и взаимовыгодности. При этом каждому типу обмена свойственны специфические виды трансакционных издержек, их уровень также различается. Так в случае неизбирательного обмена выше издержки по мотивации и принуждению к обмену, а также издержки на предотвращение постконтрактного оппортунистического поведения. В случае же избирательного обмена выше издержки по защите прав частных собственников от посягательств третьих лиц.

Это не означает, что институты власти-собственности и частной собственности мирно уживались друг с другом. Россия находясь между Западом и Востоком постоянно испытывала на себе влияние и того, и другого (см. Табл.2).

Таблица 2

Власть-собственность vs частная собственность




ВЛАСТЬ-СОБСТВЕННОСТЬ

ЧАСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

Влияние

Византии, Золотой Орды

и Оттоманской Империи

Литвы и Речи Посполитой

Тенденция

К централизации

К децентрализации

Усиление

Бюрократии

Выборных органов

Политическая рента

Поиск

Ограничение

Церковь

Укрепление

Ослабление позиций

Частная собственность

Ослабление (необеспеченность)

Укрепление (создание гарантий)

Обмен

Персонифицированный

Неперсонифицированный

Рынок

Регулирование (Контроль над ценами)

Дерегулирование

Налогообложение

Усиление

Ослабление


Вывод из анализа института власти- собственности напрашивается сам собой. Он заключается в необходимости учёта зависимости от траектории предшествующего развития;

  • Рынок не возникает из самого себя. Необходимы экономические, социальные, политические и культурные предпосылки;

  • К сожалению, отечественные реформаторы и западные консультанты не в полной мере были знакомы с традициями власти-собственности;

  • Их макроэкономические рекомендации опирались, главным образом, на западный опыт регулирования, основанный на переходе от одной формы частной собственности к другой;

  • В России же должен был осуществиться переход от власти-собственности к частной собственности.




следующая страница >>