microbik.ru
1 2 3 4
Обзор судебной практики по делам о применении принудительных мер медицинского характера

Настоящий обзор проведен в соответствии с планом работы Новосибирского областного суда на второе полугодие 2009 года.

Целью обзора является изучение практики судов Новосибирской области по применению принудительных мер медицинского характера, а также кассационной практики Новосибирского областного суда по таким делам, выявление ошибок и нарушений закона, допускаемых судами, и выработка необходимых рекомендаций по спорным и неясным вопросам применения данной судебной процедуры.

Ранее обзоры судебной практики по делам этой категории Новосибирским областным судом не проводились.

Законодательное регулирование производства о применении принудительных мер медицинского характера

Производство о применении принудительных мер медицинского характера регулируется главой 15 Уголовного кодекса РФ, главой 51 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

В связи с тем, что данный вопрос Пленумом Верховного Суда Российской Федерации не рассматривался, а Постановление Пленума Верховного Суда СССР № 4 от 26 апреля 1984 года «О судебной практике по применению, изменению и отмене принудительных мер медицинского характера» не признано не действующим, при проведении обобщения использовались рекомендации данного постановления с учетом внесенных в его текст изменений Постановлением Пленума от 1 ноября 1985 года, а также с учетом Постановления Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2007 года № 13-П.

Общие сведения

На обобщение из 39-ти судов области поступило 221 дело о применении принудительных мер медицинского характера в отношении 225 лиц, рассмотренных судами в 2008 году и 1-м полугодии 2009 года.

В том числе, районными судами города – 51 дело, судами области – 170 дел.

Наибольшее количество дел о применении принудительных мер медицинского характера рассмотрено в исследуемый период районными судами Купинским (18 дел), Новосибирским (15 дел), Искитимским, Черепановским (по 13 дел), Мошковским (10 дел), Болотнинским, Ленинским, Октябрьским (по 9 дел), Каргатским, Сузунским, Тогучинским, Железнодорожным (по 8 дел).

Не представил на обобщение дела данной категории Заельцовский районный суд.

Согласно статистическим данным, за указанный период в суды области поступило 207 уголовных дел с постановлениями органов предварительного следствия о применении принудительных мер медицинского характера и 14 дел с обвинительным заключением.

Применены принудительные меры медицинского характера в отношении 215 лиц, из них в отношении 62-х женщин, 24-х несовершеннолетних, в отношении 10 лиц – отказано в их применении.

Наибольшее количество общественно опасных деяний, совершенных указанными лицами, носило корыстный характер – более кражи, реже грабежи, разбои (122 дела), направлено против личности – убийство, причинение вреда здоровью, против половой неприкосновенности (60 дел), связанные с незаконным оборотом наркотических средств (25 дел).

Судебной коллегией по уголовным делам Новосибирского областного суда в кассационном порядке рассмотрено 11 дел.

Инициаторами кассационного обжалования явились:

прокурор – по 3 делам;

лицо, в отношении которого ведется производство о применении принудительных мер медицинского характера – по 1 делу;

его законный представитель, защитник – по 7 делам.

Все представления прокурора были удовлетворены, жалобы оставлены без удовлетворения.

Цели и основания применения принудительных мер медицинского характера, виды принудительных мер медицинского характера

Цели применения принудительных мер медицинского характера изложены в статье 98 Уголовного кодекса Российской Федерации. К ним относятся:

-излечение лиц, совершивших деяния в состоянии невменяемости или лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания; лиц, совершивших преступление и страдающих психическими расстройствами, не исключающими вменяемости, которое означает полное выздоровление лица в результате применения в отношении него принудительных мер медицинского характера;

-улучшение их психического состояния – оно предполагает частичное исчезновение синдромов психического заболевания или расстройства после применения принудительных мер медицинского характера;

-предупреждение совершения ими новых деяний, которое означает, что в результате применения этих мер лицо по своему психическому состоянию перестает представлять опасность для себя и для окружающих.

Эти цели сформулированы в зависимости от характера психического расстройства – острая форма, хроническое заболевание или врожденная патология, а потому назначение принудительной меры медицинского характера не может быть связано с обязательным достижением одной из них.

Так, Коченевский районный суд, освободив от уголовной ответственности С. А.С., Х. Г.В., совершивших в состоянии невменяемости деяния, запрещенные Уголовным кодексом РФ, применил к ним принудительную меру медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре до выздоровления. Принимая во внимание, что оба эти лица страдают врожденным умственным недоразвитием, достижение указанной судом цели представляется затруднительным.

Согласно статье 97 Уголовного кодекса Российской Федерации принудительные меры медицинского характера могут назначаться только:

-лицам, совершившим в состоянии невменяемости деяния, предусмотренные Особенной частью Уголовного кодекса РФ, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 ст. 443 УПК РФ;

-лицам, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение или исполнение наказания;

-лицам, совершившим преступление и страдающим психическими расстройствами, не исключающими вменяемости,

и только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или для других лиц.

Вопрос о применении принудительных мер медицинского характера не может быть решен без исследования психического состояния лица, в отношении которого ведется данное производство. В соответствии с пунктом 3 статьи 196 Уголовно-процессуального кодекса РФ проведение судебно-психиатрических экспертиз в этом случае является обязательным.

Организация и производство судебно-психиатрических экспертиз в отделениях судебно-психиатрической экспертизы государственных психиатрических учреждений регулируется УПК РФ, ГПК РФ, Федеральным Законом от 31 мая 2001 года № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», Инструкцией «Об организации производства судебно-психиатрических экспертиз в отделениях судебно-психиатрической экспертизы государственных психиатрических учреждений» от 30 мая 2005 года № 370.

Государственные психиатрические учреждения должны иметь лицензию на занятие данным видом экспертной деятельности и производят экспертизы для органов дознания, предварительного следствия и суда на основании соответствующего постановления или определения о назначении экспертизы (амбулаторной или стационарной).

При назначении стационарной экспертизы помещение в психиатрический стационар (стационарное отделение) подозреваемого или обвиняемого, не содержащегося под стражей, допускается только на основании судебного решения, принимаемого в порядке ст. 165 УПК РФ. При этом, суд должен учитывать правовую позицию, высказанную в Определении Конституционного Суда РФ от 8 июня 2004 года № 194-О, о том, что суд не вправе принимать окончательное решение по ходатайству следователя о помещении подозреваемого, обвиняемого в психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы без предоставления этому лицу и (или) его защитнику возможности ознакомиться с таким ходатайством и изложить свою позицию по этому вопросу.

Сроки пребывания лица, направленного на экспертизу, в психиатрическом стационаре (стационарном отделении) определяются, а продление этих сроков производится в соответствии со статьей 30 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" (до 30 дней с возможностью последующего продления). Общий срок пребывания лица, направленного на экспертизу, в психиатрическом стационаре (стационарном отделении) при производстве одной экспертизы не может превышать 90 дней.

В заключении судебно-психиатрической экспертизы должны содержаться выводы:

- о наличии (отсутствии) у лица какого-либо психического заболевания, степени его выраженности;

- возможности (невозможности) в период правонарушения осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими;

- о связи психического расстройства с возможностью причинения лицом иного существенного вреда, либо с опасностью для себя или других лиц;

- о нуждаемости (не нуждаемости) в применении принудительных мер медицинского характера, о виде принудительной меры.

Отсутствие суждений хотя бы в отношении одного из выводов влечет за собой необходимость назначения дополнительного экспертного исследования.

Так, Центральным районным судом была назначена дополнительная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении Г.Н.П., совершившей в состоянии невменяемости общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 1 ст.105 УК РФ, поскольку первоначальное заключение экспертов не содержало вывода об общественной опасности лица, признанного невменяемым, а, следовательно, отсутствовало основание для применения к Горбуновой Н.П. принудительной меры медицинского характера.

При наличии в материалах дела нескольких заключений судебно-психиатрических экспертиз, содержащих противоположные выводы, суды назначали исследование психического состояния лица в ведущем экспертном учреждении РФ в сфере судебной психиатрии – Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского, руководствуясь в принятии решения по делам заключением указанного учреждения.

В Ленинский районный суд с обвинительным заключением поступило уголовное дело по обвинению У.А.А. в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ. В ходе предварительного следствия обвиняемому была проведена амбулаторная комплексная судебно-психиатрическая экспертиза с привлечением экспертов Новосибирского городского психоневрологического диспансера, которые пришли к выводу о том, что в момент совершения правонарушения обвиняемый не обнаруживал какого-либо психического расстройства, лишавшего его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Однако, в ходе судебного следствия суду стали известны обстоятельства, касающиеся психического состояния подсудимого, требующие дополнительного исследования, в связи с чем по делу была назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, рекомендовавшая для уточнения диагноза подсудимого направить его в Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского. На основании заключения указанного учреждения о наличии у У.А.А. в момент совершения деяния признаков острого полиморфного психотического расстройства, лишавшего его способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, и о его нуждаемости в применении принудительных мер медицинского характера, У.А.А. был освобожден от уголовной ответственности за совершение деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК РФ, с направлением на принудительное лечение в психиатрический стационар общего типа.

Вместе с тем, судами допускались и ошибки.

В Каргатский районный суд с обвинительным заключением поступило уголовное дело по обвинению И.С.В. в совершении преступлений, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ. В материалах дела имелось заключение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, проведенной обвиняемому на стадии предварительного следствия комиссией экспертов ОГУЗ «Новосибирская областная психиатрическая больница № 6», согласно выводам которой И.С.В. обнаруживает врожденное умственное недоразвитие в форме легкой умственной отсталости. Однако, по заключению экспертов, степень указанных нарушений не столь выражена и не лишала его возможности в период совершения преступлений осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, нуждающимся в принудительном лечении обвиняемый не был признан. По ходатайству защитника судом в отношении И.С.В. вновь была назначена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза в том же учреждении и по тем же вопросам. При этом, оценка имеющемуся в материалах дела заключению СПЭ, которое в судебном заседании исследовалось, судом не была дана. Согласно выводам судебно-психиатрической экспертизы, проведенной на основании определения суда, И.С.В. в момент совершения противоправных деяний не мог осознавать характер своих действий и руководить ими, нуждается в применении принудительных мер медицинского характера. На основании данного заключения суд постановлением от 24 февраля 2009 года освободил И.С.В. от уголовной ответственности за совершение им общественно-опасных деяний и применил к нему принудительную меру медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа.

Таким образом, суд построил свои выводы в отношении лица, привлекаемого к уголовной ответственности, на основании прямо противоречащих друг другу заключений экспертов. Кроме того, суд не учел, что ранее И.С.В. неоднократно привлекался к уголовной ответственности, был осужден и отбывал наказание в виде лишения свободы, совершил запрещенные уголовным законом деяния в период непогашенной судимости. При таких данных, суду для решения диагностических и экспертных вопросов следовало назначить повторную стационарную судебно-психиатрическую экспертизу.

Аналогичное нарушение допущено Дзержинским районным судом по делу Щ. С.А., когда в материалах дела имеются две судебно-психиатрические экспертизы, противоречащие друг другу в части рекомендованного вида принудительной меры медицинского характера.

В соответствии со статьей 99 Уголовного кодекса РФ суд может назначить следующие виды принудительных мер медицинского характера:

-амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;

-принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа;

-принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;

-принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

При выборе для применения того или иного вида принудительной меры медицинского характера имеет значение общественная опасность больного, определяемая по его психическому состоянию и характеру совершенного общественно опасного деяния, а также принцип необходимости и достаточности меры для предупреждения новых опасных действий с его стороны, проведения показанных ему лечебно-реабилитационных мероприятий.

Определение необходимого вида лечения входит в компетенцию врачей-психиатров и при назначении вида принудительных мер медицинского характера суды четко руководствуются рекомендациями, изложенными в заключении экспертов. Иного вида лечения, чем указано в заключении, судами области не назначалось. При этом, подавляющее большинство лиц направлено на лечение в стационары различных типов - 211, и лишь в отношении 4 лиц применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра по месту жительства.

Применение принудительных мер медицинского характера к лицам, совершившим деяния, предусмотренные Особенной частью Уголовного кодекса РФ, в состоянии невменяемости

Понятие невменяемости дано в статье 21 УК РФ. Законом установлено, что не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики.

Таким образом, при установлении невменяемости лица следует исходить их двух критериев – медицинского и юридического.

Медицинский критерий определяет психическое состояние лица в сравнении с биологической нормой, поэтому оно может признаваться невменяемым только, если его психическое состояние характеризуется какой-либо патологией. Медицинский критерий указывает на различные формы болезненного расстройства психической деятельности и определяется наличием одного из следующих признаков:

1)хронического психического расстройства, то есть психического заболевания, которое носит длительный характер и имеет тенденции к прогрессированию (шизофрения, эпилепсия, маниакально-депрессивный психоз и т.д.);

2)временного психического расстройства (белая горячка, патологическое опьянение, патологический аффект, реактивный психоз и т.д.);

3)слабоумия – стойкого врожденного недоразвития умственных способностей или такого же стойкого необратимого снижения интеллекта в результате деструктивных изменений в мозгу после травм, инфекционных и других заболеваний;

4)иного болезненного состояния психики (тяжелые формы психопатии, психические расстройства, вызванные соматическими заболеваниями и т.д.).

Определение клиники психического расстройства относится к компетенции экспертов-психиатров.

Юридический критерий характеризует состояние психики лица в момент совершения запрещенного уголовным законом деяния, уровень и состояние его интеллекта, волевую сторону психики. Юридический критерий определяет суд, когда дает оценку лицу, совершившему общественно опасное деяние, как неспособному осознавать характер своих действий, равно как и руководить ими.

В этом случае лица, совершившие деяния, предусмотренные Особенной частью Уголовного кодекса РФ, в состоянии невменяемости, освобождаются от уголовной ответственности и к ним применяются принудительные меры медицинского характера.

При этом, часть 2 статьи 97 Уголовного кодекса РФ устанавливает, что принудительные меры медицинского характера назначаются лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости только в случаях, когда психические расстройства связаны с возможность причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц.

За 2008 год и 1-е полугодие 2009 года судами области освобождены от уголовной ответственности на основании ст. 21 УК РФ с применением к ним принудительных мер медицинского характера 209 лиц.

Из них совершили общественно опасные деяния, запрещенные уголовным законом, в состоянии невменяемости:

-69 лиц, страдающих хроническими психическими расстройствами;

-130 лиц, страдающих слабоумием;

-13 лиц в состоянии временного психического расстройства, в том числе в состоянии алкогольных и наркотических психозов;

-5 лиц при ином болезненном состоянии психики.

Решение вопроса о невменяемости и применении принудительной меры медицинского характера относится к компетенции судов. Поэтому заключение экспертов-психиатров подлежит тщательной оценке в совокупности со всеми материалами дела.

Так, Черепановский районный суд отказал в применении принудительных мер медицинского характера в отношении М.О.Н., совершившего в состоянии невменяемости общественно опасное деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконно приобрел наркотическое средство марихуана в особо крупном размере путем сбора верхушечных частей дикорастущих растений). Несмотря на заключение судебно-психиатрической экспертизы о том, что имеющееся у М. О.Н. психическое расстройство связано с возможностью причинения им иного существенного вреда, вследствие чего он нуждается в применении принудительных мер медицинского характера, суд, отказывая в применении к М.О.Н. принудительной меры медицинского характера, указал, что он впервые совершил общественно опасное деяние, его действия не представляют повышенной общественной опасности, характеризуется он положительно, агрессивные тенденции в его поведении отсутствуют. На основании этих данных суд пришел к выводу о том, что психическое расстройство М. О.Н. не связано с возможностью причинения им иного существенного вреда или опасностью для других лиц.

Суды, в основном, правильно применяли уголовный закон. Вместе с тем, допускались и ошибки.

Так, Железнодорожный районный суд, освободив от уголовной ответственности М.С.А. за совершение в состоянии невменяемости общественно-опасных деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 228.1, ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 228.1 УК РФ, и назначив в отношении нее принудительную меру медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа, производство по делу прекратил. При этом, основание прекращения производства по делу не указал.

Приведенное судебное решение не основано на законе.

Основания прекращения производства по делу о применении принудительных мер медицинского характера предусмотрены статьей 443 Уголовно-процессуального кодекса РФ. В соответствии с частью 2 данной статьи, если лицо не представляет опасности по своему психическому состоянию либо им совершено деяние небольшой тяжести, то суд выносит постановление о прекращении уголовного дела и об отказе в применении принудительной меры медицинского характера. Часть 3 указанной статьи предусматривает обязанность суда при наличии оснований, предусмотренных статьями 24-28 настоящего Кодекса, вынести постановление о прекращении уголовного дела независимо от наличия и характера заболевания лица. В данном случае предусмотренных законом оснований для прекращения уголовного дела не имелось.

Иное толкование закона лишало бы в дальнейшем суд возможности принимать какие-либо решения в отношении лица, к которому применены принудительные меры медицинского характера (продлить, изменить или прекратить применение принудительной меры медицинского характера, решить вопрос о назначении наказания лицу, к которому эта мера применена на основании ч. 1 ст. 81 УК РФ).

Такие же ошибки допущены Железнодорожным районным судом по делам в отношении Б. Ю.Н., Ш. О.И., П. Н.Н., Д.И.А., Д. С.А.; Сузунским районным судом по делу А. В.А.; Тогучинским районным судом по делу Е. В.В., по делу Ф. М.Н.; Черепановским районным судом по делу Я.А.А.

Тем не менее, по некоторым делам, производство по которым было прекращено постановлениями о применении принудительных мер медицинского характера, эти меры судами продлевались, изменялись либо прекращались.

По некоторым делам вопрос об освобождении от уголовной ответственности лица, совершившего в состоянии невменяемости запрещенное уголовным законом деяние, судами в нарушение требований закона не решался.

Так, Чановский районный суд, установив, что П.С.Ю. совершил в состоянии невменяемости общественно опасные деяния, запрещенные Уголовным кодексом РФ, применил к нему принудительную меру медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре общего типа. Вопрос об освобождении П.С.Ю. от уголовной ответственности в постановлении не решен.

Аналогичные ошибки допущены Тогучинский районным судом по делу Ш. В.Я., Искитимским районным судом по делу Б. П.А.

В соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона в резолютивной части постановления по делам данной категории должны быть указаны пункт, часть и статья Уголовного кодекса РФ, предусматривающие ответственность за деяние, совершенное лицом в состоянии невменяемости. Данное требование вытекает из положений статьи 97 Уголовного кодекса РФ о возможности назначения принудительных мер медицинского характера только лицам, совершившим в состоянии невменяемости деяния, предусмотренные статьями Особенной части Кодекса.

Так, в нарушение данных требований закона, Купинский районный суд по делу К.С.В. в резолютивной части постановления не указал, за совершение каких общественно опасных деяний он освобожден от уголовной ответственности с применением принудительной меры медицинского характера. Аналогичные ошибки допущены Купинским районным судом почти по всем рассмотренным делам данной категории.


следующая страница >>