microbik.ru
  1 2 3 4

Решение суда.

Главой 16 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации закреплен порядок принятия решения суда, его структура и иные процессуальные вопросы. В частности, в части 1 статьи 198 ГПК РФ указано, что решение суда состоит из вводной, описательной, мотивировочной и резолютивной частей.

С учетом характера спорных правоотношений необходимо правильно излагать мотивировочную часть решения. В нарушение требований ч. 4 ст. 198 ГПК РФ судами проводится неполный анализ представленных в материалах дела доказательств, отсутствуют ссылки на листы дела, либо они ошибочны, не указаны нормативные акты, применяемые к спорным правоотношениям в совокупности с установленными по делу обстоятельствами.
Так, решением Гусь-Хрустального городского суда от 26 февраля 2008 года удовлетворены исковые требования М. о включении в специальный стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности периода работы 1) в должности помощника эпидемиолога отдела дезинфекции - без какого-либо указания на то, что работа в данной должности предусмотрена соответствующими Списками; 2) периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком до полутора лет в связи с тем, что в это время истица работала в должности, включенной судом в специальный стаж - ссылка на норму права, регулирующую порядок включения в специальный стаж данного периода вообще отсутствует; 3) работа в должности заведующего отделом очаговой инфекции судом поименована как работа в должности помощника эпидемиолога, которая подлежит включению в специальный стаж в связи с тем, что вышеуказанный период уже определен судом как подлежащий включению в специальный стаж.

Иногда судами, несмотря на большое количество нормативных документов, указанных в качестве обоснования законности требований истца по данной категории дел, не указывается соответствие фактически выполняемой работы той, которая поименована в Списках. Однако законодатель связывает право на досрочное назначение пенсии со спецификой и характером труда лиц, работающих в одних и тех же учреждениях, но на должностях с различными функциональными обязанностями. Соответствующие Списки должностей и учреждений составляются не произвольно, а в зависимости от степени неблагоприятного воздействия различного рода факторов, повышенной физической и психоэмоциональной нагрузкой, обусловленных именно спецификой и характером конкретного труда. Таким образом, то обстоятельство, что в спорный период трудовые и функциональные обязанности работника соответствовали требованиям должности, обозначенной в соответствующем Списке, само по себе не является основанием для удовлетворения требований о признании права на досрочное назначение пенсии по старости.

Так, в решениях Муромского городского суда по искам Л. и Б. к УПФ в округе Муром и Муромском районе в мотивировочной части решения не указано, с какой работой, в какой должности и учреждении, поименованных в Списках, следует связывать право истцов на досрочное пенсионное обеспечение.
В мотивировочной части решения необходимо указывать специальный стаж истца (количество лет), который ответчик не оспаривает, и стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии, который, по мнению суда, подлежит включению в специальный стаж по всем спорным периодам с указанием количества лет по каждому периоду. И только в соответствии с вышеуказанным подсчетом можно сделать вывод о наличии или отсутствии специального стажа, поскольку именно с определенным количеством лет, отработанных в той или иной должности, выполнения той или иной работы, обусловлено право на досрочную пенсию

Суды при рассмотрении дел данной категории всего лишь делают вывод о наличии специального стажа свыше 25 лет или 30 лет без реального подсчета специального стажа, что является неправильным. Около 50% дел содержат абстрактную формулировку: «на момент обращения (рассмотрения дела) у истца имеется необходимый стаж более 25 (30) лет». При этом из материалов дела и из решений пенсионного органа невозможно определить порядок подсчета стажа.
Несоответствие резолютивной части решения суда

пенсионному законодательству.

В соответствии со ст. 198 ГПК РФ резолютивная часть решения суда должна содержать выводы суда об удовлетворении иска либо об отказе в удовлетворении иска полностью или в части.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2003 года № 23 «О судебном решении» судам следует иметь в виду, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, и его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств. В связи с этим в ней должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд.

Дополнительно к общим правилам, регулирующим содержание резолютивной части судебного решения, постановления Пленума Верховного Суда РФ по отдельным категориям гражданско-правовых споров регламентируют особенности содержания резолютивной части судебного решения применительно к отдельным категориям гражданских дел, обусловленных характером спорного материального правоотношения.

Пленум Верховного Суда РФ в пункте 23 Постановления от 20 декабря 2005 года № 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии» обращает внимание судов на необходимость четкого и ясного изложения резолютивной части решения, с тем чтобы оно не вызывало вопросов при его исполнении. В этих целях в резолютивной части решения, которым требования истца удовлетворены, должно быть, в частности, указано, какие требования подлежат удовлетворению и какая обязанность возлагается на ответчика в целях восстановления нарушенного права истца (например, о возложении обязанности на ответчика включить определенный период работы истца в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение истцу пенсии по старости, о взыскании с ответчика недоплаченной суммы пенсии), а также указано, с какого времени ответчик обязан назначить истцу пенсию, если суд придет к выводу, что пенсионный орган необоснованно отказал истцу в назначении пенсии.

При этом необходимо иметь в виду, что, если истец в установленном законом порядке обращался в пенсионный орган за назначением пенсии, однако в этом ему было необоснованно отказано, суд вправе обязать пенсионный орган назначить истцу пенсию со дня обращения с заявлением в пенсионный орган, либо с более раннего срока, если это установлено Федеральным законом «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» (статья 19 Федерального закона №173-ФЗ).

Обобщение показало, что в основном резолютивная часть по делам о назначении досрочной трудовой пенсии по старости соответствует положениям действующего законодательства. Вместе с тем, сложившаяся практика рассмотрения споров по досрочному назначению пенсии свидетельствует о неоднозначном подходе судей, в том числе и работающих в одном районе, к изложению резолютивной части решения: некоторые указывают на включение в специальный стаж определенных периодов со ссылкой на норму Федерального закона РФ «О трудовых пенсиях в РФ» от 17 декабря 2001 года №173-ФЗ, отдельными судьями указываются периоды, подлежащие включению без указания занимаемых должностей и места работы.

В качестве положительного примера следует указать правильную формулировку резолютивной части решения по делам данной категории.

«…решил: обязать ГУ УПФ РФ по г. Владимиру Владимирской области включить Н. в специальный стаж, дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости, периоды работы:

- с 01 ноября 1999 года по 31 декабря 2001 года в календарном исчислении (02 года 01 месяц 30 дней) в должности участкового педиатра поликлиники № 1 во Владимирской городской детской больнице скорой помощи;

- с 08 сентября 2005 года по 19 февраля 2006 года в льготном исчислении – один год работы как один год и три месяца в должности врача-инфекциониста в инфекционном отделении в Юрьевецкой участковой больнице (Городской больнице №6).

Обязать ГУ УПФ РФ в г. Владимире Владимирской области назначить Н. досрочную трудовую пенсию по старости с момента возникновения права, то есть с 24 марта 2006 года».
Право вынесения судами частных определений.

Пунктом 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 года № 25 обращено внимание судов, с учетом того, что право на социальное обеспечение по возрасту относится к числу основных прав человека и гражданина, гарантированных Конституцией Российской Федерации (часть 1 статьи 39), и главной целью пенсионного обеспечения является предоставление человеку средств к существованию, на предоставленное им статьей 226 ГПК РФ право вынесения частных определений при выявлении  в ходе рассмотрения пенсионных дел случаев нарушения законности при назначении и выплате гражданам трудовых пенсий.

Статья 226 ГПК РФ устанавливает, что при выявлении случаев нарушения законности суд вправе вынести частное определение и направить его в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах.

Анализ проведенного обобщения показал, что в 2008 году и первом полугодии 2009 года суды первой инстанции отказали в удовлетворении исковых требований об оспаривании действий Пенсионного фонда лишь по 3 делам, что составляет  1 % от числа изученных дел; удовлетворили исковые требования по 226 делам, то есть судебными инстанциями установлены нарушения законности при назначении и выплате гражданам пенсий.

Вместе с тем в представленных на обобщение делах не зафиксировано ни одного случая вынесения частного определения в адрес органов, полномочных осуществлять указанные действия.

Учитывая разъяснение Постановления Верховного Суда РФ и требования гражданского процессуального законодательства РФ, судам следует в каждом конкретном случае обсудить вопрос о возможности вынесения частных определений при выявлении  в ходе рассмотрения пенсионных дел, случаев нарушения законности при назначении и выплате гражданам трудовых пенсий, с целью дальнейшего недопущения указанных нарушений.

ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА.
1. Прекращение производства по делу.

Статья 220 ГПК РФ предусматривает основания прекращения производства по делу.

Суд прекращает производство по делу в случае, если: дело не подлежит рассмотрению и разрешению в суде в порядке гражданского судопроизводства по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части первой статьи 134 настоящего Кодекса.

11 декабря 2008 года Юрьев-Польским районным судом по иску С. к Управлению Пенсионного Фонда Российской Федерации (государственное учреждение) в Юрьев-Польском районе было вынесено решение о включении периодов работы в специальный стаж, дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости.

Судебная коллегия по гражданским делам Владимирского областного суда отменила вышеуказанное решение суда в связи с отсутствием предмета и основания спора.

Как видно из искового заявления С., в обоснование своих требований истец ссылается на необоснованный, по его мнению, отказ УПФ РФ в Юрьев-Польском районе о включении в льготный стаж, дающий право на назначение ему досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности, некоторых периодов его работы. По этой причине истец просит суд обязать ответчика зачесть спорные периоды работы в его специальный стаж, дающий право на досрочную трудовую пенсию по старости.

Вместе с тем истец не указывает на нарушение и восстановление его пенсионного права, поскольку такое право у него не возникло, независимо от заявленных требований, в силу отсутствия основного условия для назначения трудовой пенсии по старости досрочно – наличия 25-летнего стажа осуществления педагогической деятельности.

В силу ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

В соответствии с требованиями п. 4, п.5 ч.2 ст. 131 ГПК РФ истец обязан указать в заявлении, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или его законных интересов, то есть указать правовое основание иска. Кроме того, истец обязан указать обстоятельства, на которых он основывает свои требования.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ истец также обязан представить суду доказательства в обоснование своих требований.

Исходя из указанных выше норм, исковые требования вытекают из нарушения субъективных гражданских прав.

Суд, рассматривая дело по существу, обязан определить обстоятельства, имеющие значение для дела, исследовать представленные доказательства, применить закон, подлежащий применению, и сделать вывод о наличии либо отсутствии нарушения прав, свобод и законных интересов заявителя, и указать способ его восстановления.

Мнение истца о наличии у него права на обращение в суд за защитой отсутствующего на данный момент права на назначение трудовой пенсии, являлось ошибочным, поскольку субъективное право его на пенсию не возникло и не нарушено. В связи с чем, разрешение заявленных требований о включении или не включении определенных периодов работы истца в специальный стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности по данному делу, являлось, по мнению судебной коллегии, преждевременным.
Так, решением Муромского городского суда на УПФ в округе Муром и Муромском районе возложена обязанность включить Б. в специальный стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью, периода работы в должности воспитателя и периодов нахождения в отпусках по уходу за детьми. При этом суд вообще не исследовал вопрос, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав истца, для чего необходимо включить спорный период в специальный стаж, имеет ли Б. с учетом включения спорного периода в специальный стаж 25 лет педагогической деятельности, необходимый для назначения досрочной трудовой пенсии, тогда как предметом данного спора, возможно, являлось назначение пенсии. Кроме того, после вступления  вышеуказанного решения суда в законную силу, возможно, УПФ в округе Муром и Муромском районе Б. будет назначена  пенсия, но не с момента подачи документов, а со дня вступления решения суда в законную силу. Таким образом, у Б. возникнут новые основания для обращения в суд.
2. Анализ судебной практики показывает, что у судов области при оценке правильности позиции органов пенсионного обеспечения по зачету (отказу в зачете) периодов работы граждан в специальный стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение, в целом не вызывали сомнений вопросы относительно периодов простоя, периодов начального профессионального обучения или переобучения (без отрыва от производства), периодов получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности.

При рассмотрении дел данной категории суды области удовлетворяли требования истцов, оспаривающих отказ в зачете в специальный трудовой стаж граждан периодов прохождения ими курсов повышения квалификации и нахождение в ученических отпусках. Такая позиция судов представляется правильной.
а) Курсы повышения квалификации.

Деятельность, осуществляемая гражданами в период прохождения курсов повышения квалификации по своему характеру (объему, интенсивности) в полной мере не идентична работе в особых условиях, дающей право на досрочное назначение пенсии.

Но вместе с тем, по смыслу ч. 1 ст. 196 Трудового Кодекса РФ работодатель самостоятельно определяет необходимость профессиональной подготовки и переподготовки кадров для собственных нужд. Для отдельных категорий работников в силу специальных нормативных актов повышение квалификации является обязательным условием выполнения работы.

Согласно ст. 187 ТК РФ в случае направления работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от производства за ним сохраняется место работы и средняя заработная плата.

Повышение квалификации работников направлено на совершенствование их профессионального уровня, включает в себя не только обновление теоретических, но и практических знаний, их закрепление на практике в производственных условиях, в том числе аналогичных тем условиям, в которых осуществлялась основная трудовая деятельность работника. Периоды нахождения  на курсах повышения квалификации являются периодами трудовой деятельности с сохранением средней заработной платы, с которой работодатель должен производить отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, следовательно, данные периоды подлежат включению в стаж дающий право на досрочное пенсионное обеспечение. 

Решением Судогодского районного суда от 18 марта 2008 года удовлетворен иск М. к ГУ Управление Пенсионного фонда РФ в Судогодском районе, Владимирской области о признании права на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности, при этом в льготный стаж истца включены периоды нахождения ее на курсах повышения квалификации с 18 октября 2004 года по 23 октября 2004 года, с 31 января 2005 года по 05 февраля 2005 года и с 04 апреля 2005 года по 09 апреля 2005 года и возложена обязанность на ответчика назначить досрочную трудовую пенсию по старости с 21 августа 2007 года.

При этом суд первой инстанции правильно указал, что в силу п. 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии оплаты за периоды страховых взносов в Пенсионный фонд РФ. Поэтому период нахождения на курсах повышения квалификации является периодом работы с сохранение средней заработной платы, с которой работодатель должен производить отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд РФ, следовательно, данный период подлежит включению в стаж, дающий право на досрочное пенсионное обеспечение.
б) Ученические отпуска.

Период нахождения в отпуске в связи с обучением с сохранением заработной платы подлежит включению в общий трудовой стаж работника, поскольку в п. 1 ст. 10 Закона о трудовых пенсиях определено, что в страховой стаж включаются периоды работы и (или) иной деятельности при условии, что за эти периоды уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд РФ. Однако законодательных норм в отношении включения (не включения) в специальный стаж периодов учебных отпусков с сохранением заработной платы не имеется. Правилами исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со ст. 27 Закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» № 173-ФЗ от 17 декабря 2001 года, предусмотрены определенные периоды, как подлежащие, так и не подлежащие включению в специальный стаж. Например, п. 5 Правил определено, что периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных основного и дополнительных оплачиваемых отпусков включаются в специальный стаж. В числе же периодов, не включаемых в специальный стаж, в п. 9 Правил указываются, в частности, периоды простоя, как по вине работодателя, так и по вине работника. Однако, в Правилах вообще не упоминаются периоды отпуска в связи с обучением с сохранением заработной платы, то есть отсутствуют указания на включение либо невключение этих периодов в специальный стаж.

Кроме того, в соответствии с п. 21 Рекомендаций Международной организации труда № 148 от 24 июня 1974 года «Об оплачиваемых отпусках» период оплачиваемого учебного отпуска должен приравниваться к периоду фактической работы в целях установления прав на социальные пособия и других вытекающих из трудовых отношений прав на основе национального законодательства или правил коллективных договоров, арбитражных решений или таких других положений, которые соответствуют национальной практике.

Данное обоснование соответствует положениям ч. 1 ст. 11 ГПК РФ, согласно которой суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции РФ, международных договоров РФ, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента РФ, нормативных правовых актов Правительства РФ, федеральных органов государственной власти, конституций (уставов), законов, иных нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов РФ, нормативных правовых актов органов местного самоуправления. Нормативное регулирование ситуаций с включением (невключением) в специальный стаж периодов учебных отпусков является недостаточно определенным. В подобных ситуациях суды должны руководствоваться ч. 3 ст. 11 ГПК РФ, согласно которой в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права). В данном случае, можно приравнять к осуществлению педагогической деятельности периоды учебных отпусков с сохранением заработной платы, обосновав свое решение, в том числе п. 21 Рекомендации МОТ № 148, разрешив спор по аналогии права, так как при отсутствии норм права РФ, регулирующих данное спорное отношение, применяя рекомендательную норму МОТ, членом которой является РФ, исходить из общих начал и смысла законодательства РФ, которое основывается на положениях Конституции РФ, в том числе на том, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы РФ (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).

Так, удовлетворяя требования С. к УПФ РФ (государственного учреждения) в округе Муром и Муромском районе о включении в специальный стаж периодов нахождения в ученических отпусках с 15 февраля 1999 года по 26 марта 1999 года, с 29 ноября 1999 года по 8 декабря 1999 года, с 14 февраля 2000 года по 1 марта 2000 года, с 17 апреля 2000 года по 10 июня 2000 года, судья Муромского городского суда Владимирской области исходил из того, что в силу положений статей 196 и 198 КЗоТ РСФСР студентам вечерних и заочных высших учебных заведений в связи с обучением предоставлялись оплачиваемые отпуска и гарантировалось сохранение заработной платы, то есть в указанные периоды такие лица являлись застрахованными. Таким образом, периоды нахождения истца в учебных отпусках являются периодами работы с сохранением средней заработной платы, с которой работодатель производил отчисления страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.
в) Отпуск по уходу за ребенком.

Суды правильно включали в специальный стаж отпуск по уходу за ребенком, если он имел место до 06.10.1992 года (времени вступления в силу Закона РФ «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РФ» от 25 сентября 1992 года № 3543-1, с принятием которого названный период перестал включаться в специальный стаж работы в случае назначения пенсии на льготных условиях), в соответствии со ст.167 КЗоТ РФ в редакции, действовавшей до 01.10.1992 года, независимо от времени обращения за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости, а также правильно исчисляли в льготном порядке отпуск по уходу за ребенком в связи с лечебной деятельностью.

Согласно письму Минздрава и соцразвития РФ от 04 июня 2004 года № МЗ-637 исчисление стажа, в том числе и специального, может проводиться по нормам действовавшего на 31 декабря 2001 года правового регулирования (независимо от продолжительности трудового стажа на указанную дату).

Кроме того, следует принять во внимание и то обстоятельство, что в соответствии с п. 2 Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 года N 677 "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей", с 1 декабря 1989 года повсеместно продолжительность дополнительного отпуска по уходу за ребенком без сохранения заработной платы увеличивалась до достижения им возраста трех лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Следует отметить, что в соответствии с разъяснением государственного комитета по труду и социальным вопросам от 29 ноября 1989 года № 23/24-11 при исчислении общего, непрерывного стажа работы и стажа работы по специальности время частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет учитывается в том же порядке, как работа, в период которой предоставлены указанные отпуска.

Оснований для ограничения зачета времени нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком ни в законе, ни в подзаконных нормативных актах не установлено, в связи с чем время такого отпуска полностью должно учитываться в стаж для назначения пенсии, причем в льготном, при наличии к тому оснований, исчислении. Позиция о кратном зачете времени нахождения в отпуске по уходу за ребенком в стаж для назначения пенсии основана на том, что это время по правовым последствиям приравнено законодателем к времени основной работы женщины, поэтому при кратном зачете времени работы для пенсионных целей и время нахождения в отпуске по уходу за ребенком должно засчитываться в льготном (кратном) исчислении (Определение ВС РФ от 24 ноября 2006 года № 4-В06-42).

Так, судьей Фрунзенского районного суда города Владимира были удовлетворены требования И. к ГУ УПФ РФ г. Владимира в части включения в специальный стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости, периода нахождения её в отпуске по беременности и родам с 24 марта 1989 года по 28 июля 1989 года, а также периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 29 июля 1989 года по 31 января 1992 года.

Судом было установлено, что в отпуске по беременности и родам и в отпуске по уходу за ребенком И. находилась в период своей работы по должности, которая зачтена в специальный стаж в льготном (полуторном) исчислении.

Учитывая, что статьи 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции РФ по своему смыслу предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, период нахождения И. в отпуске по беременности и родам с 24 марта 1989 года по 28 июля 1989 года, а также периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 29 июля 1989 года по 31 января 1992 года, суд первой инстанции правильно включил в стаж работы по специальности при досрочном назначении пенсии по старости в льготном исчислении - один год работы как 1 год 6 месяцев.

Иное толкование и применение пенсионного законодательства повлекло бы ограничение конституционного права на социальное обеспечение, которое не может быть оправдано указанными в части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации целями, ради достижения которых допускается ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина.

В нарушение данного порядка решением Фрунзенского районного суда города Владимира от 13 августа 2008 года Н. период нахождения в отпуске по уходу за ребенком, включен в специальный стаж в календарном исчислении.


<< предыдущая страница   следующая страница >>