microbik.ru
1 2 ... 19 20








ОДОБРЕНО УТВЕРЖДЕНО
На заседании ЦК ЮД Председатель Методического

Совета

___________________________ ____________________________

Председатель И.П.Мамулова Г.Г. Лосева
«____»______________200 «_____»_________________200

Составитель: И.П.Мамулова
Данный сборник содержит материалы, которые помогут студентам самостоятельно познакомиться с римским частным правом.

Материалы собраны и располагаются в сборнике в соответствии с Рабочей программой и являются сопровождающим материалом для выполнения работ в Рабочей тетради по Римскому праву.

Раздел: Общее учение о римском праве
Тема: Понятие римского частного права. Источники права.

  1. Материал к аудиторной работе


ЗАКОНЫ ХП ТАБЛИЦ (LEGES DUODECEM TABULARIM)

(Извлечения)

ТАБЛИЦА I

1. Если вызывают (кого-нибудь) на судоговорение, пусть (выз­ванный) идет. Если (он) не идет, пусть (тот, кто вызвал) подтвердил (свой вызов) при свидетелях, а потом ведет его насильно.

  1. Если (вызванный) измышляет отговорки (для неявки или пытается скрыться, пусть (тот, кто его вызвал) наложит на него руку.

  2. Если препятствием (для явки вызванного на судоговорение) будет его болезнь или старость, пусть (сделавший вызов)
    даст ему вьючное животное... Повозки, если не захочет, пре­доставлять не обязан.

  3. Пусть поручителем (на судоговорении) за живущего своим хозяйством будет (только) тот, кто имеет свое хозяйство.
    За бесхозяйственного гражданина поручителем будет тот, кто пожелает.

  1. На чем договорятся, о том пусть (истец) и просит (на судоговорении).

  2. Если (тяжущиеся стороны) не приходят к соглашению, пусть (они) до полудня сойдутся для тяжбы на Форуме или
    на Комициуме. Пусть обе присутствующие стороны по очере­ди защищают (свое дело).

  3. После полудня (магистрат) утвердит требование той сто­роны, которая присутствует (при судоговорении).

  4. Если (на судоговорении) присутствуют обе стороны, пусть заход солнца будет крайним сроком (судоговорения).

ТАБЛИЦА II

1. (Гай. Институции. IV. 14). По искам в 1000 и более ассов взыскивался (в кассу понтификов) судебный залог (в сумме
500 ассов), по искам на меньшую сумму — 50 ассов, так было установлено Законом XII таблиц. Если спор шел о свободе
какого-нибудь человека, то, хотя бы его цена была наивысшей, однако тем же законом предписывалось, чтобы тяжба
шла о залоге (за человека, свобода которого оспаривалась) всего лишь (в размере 50 ассов).

  1. Если одна из таких причин, как... тяжкая болезнь или (совпадение дня судебного разбирательства) с днем, положен­ным для обвинения (кого-либо) в измене, (будет препятство­вать) судье, третейскому посреднику или тяжущейся стороне
    (явиться на судебное разбирательство), то (таковое) должнобыть перенесено на другой день.

  2. Пусть (тяжущийся), которому недостает свидетельских показаний, идет к воротам дома (не явившегося на разбирательство свидетеля) и в течение трех дней во всеуслышание взывает (к нему).


ТАБЛИЦА III

1. Пусть будут (даны должнику) 30 льготных дней после признания (им) долга или после постановления (против него) судебного решения.

2. (По истечении указанного срока) пусть (истец) наложим руку (на должника). Пусть ведет его на судоговорение (для исполнения решениям

  1. Если (должник) не выполнил (добровольно) судебного решения и никто не освободил его от ответственности при судоговорении, пусть (истец) уведет его к себе и наложит на его колодки или оковы весом не менее, а, если пожелает, то и более 15 фунтов.

  2. (Во время пребывания в заточении должник), если хочет, пусть кормится за свой собственный счет. Если же он не
    находится на своем содержании, то пусть (тот, кто держит его в заточении), выдает ему по фунту муки в день, а при
    желании может давать и больше.

  3. (Авл Геллий. Аттические ночи. XX. 1. 46). Тем временем (т. е. пока должник находился в заточении), он имел право
    помириться (с истцом), но если (стороны) не мирились, то (такие должники) оставались в заточении 60 дней. В течение этого срока их три раза подряд в базарные дни приводили к претору на Комициум и (при этом) объявлялась присужденная с них сумма денег. В третий базарный день они предавались смертной казни или поступали в продажу за границу, за Тибр.

  4. В третий базарный день пусть разрубят должника на части. Если отсекут больше или меньше, то пусть это не будет вменено им в вину.

  5. Пусть сохраняет свою силу навеки иск против изменника.




  1. Материал к заданиям 3, 4, 5, 6, 7 в Рабочей тетради по римскому частному праву.


(Раздел лекции преподавателя Мамуловой И.П.)
Источники Римского частного права

Римские юристы определяли словом «источник» то, что дает начало чему-нибудь, откуда исходит что-нибудь. Соответственно под источником римского права понималось то начало, от которого идет развитие римского права. Римский историк Тит Ливий именовал источник права как fons (родник, корень) из которого вырастает могучее дерево римского права. В юридической литературе различных народов по римскому праву, накопившейся за две тысячи лет (а равно в литературе по современному праву), выражение “источник права” употребляется в различных смыслах:

1) как источник содержания правовых норм;

2) как источник познания права.

3)как способ, форма образования (возникновения) норм права;

Конечным источником содержания права являются материальные условия жизни общества.

Это обстоятельство необходимо иметь в виду, в частности, и при изучении права рабовладельческого общества. В соответствии с состоянием производительных сил основой производственных отношений при рабовладельческом строе является собственность рабовладельца на средства производства и на работников производства (раба). И в этих условиях жизни римского рабовладельческого общества - источник содержания норм римского права.

Выражение “источники римского права” употребляется также в смысле источников познания римского права. Сюда относятся юридические памятники, например кодификация императора Юстиниана; произведения римских юристов и т.д.; в особенности произведения римских историков: Тита Ливия (конец I в. до н.э.- начало I в. н.э.), Тацита (I-II вв. н.э.), Авла Геллия (вторая половина II в. н.э.), Аммиана Марцеллина (IV в. н.э.); римских антикваров (“грамматиков”); Варрона (II -I вв. до н.э.), Феста (I в. н.э.); римских ораторов (в особенности Цицерона, I в. до н.э.); римских писателей: Плавта и Теренция, в комедиях, которых немало указаний на состояние права; лириков и сатириков (Катулла, Горация, Ювенала и др.); философа Сенеки и др.

Важным источником познания римского права являются дошедшие до нас надписи на дереве, камне, бронзе (например, “Гераклейская таблица”, бронзовая доска, на которой был изложен закон о муниципальном устройстве), на стенах построек (например, надписи, найденные при раскопках г. Помпеи, засыпанного лавой при извержении Везувия в 79 г. н.э.) и т.д. В новое время (начиная со второй половины XIX в.) надписи стали опубликовывать в специальном издании Corpus inscriptionum latinarum (Свод латинских надписей); над этим издании особенно много поработали историки Моммзен, Дессау, Гюбнер, Гиршфельд и др. Наиболее важные с правовой стороны надписи даются в 7 изд. (1909 г.) книги Брунса “Источники римского права” (Bruns. Fontes iuris romani). Изучению надписей посвящена специальная отрасль исторической науки - эпиграфика.

Ценным источником познания римского права являются папирусы, изучению которых посвящена специальная отрасль исторической науки - папирология. Для римского гражданского (частного) права папирусы важны, во-первых, тем, что они позволяют судить о том, как нормы права преломлялись в действительной жизни (поскольку в папирусах мы имеем изложение различных договоров между определенными лицами, а также иных юридических актов и т.д.); во-вторых, папирусы содержат богатый материал для познания местных особенностей в праве отдельных провинций Римского государства. Есть папирусы, содержащие и документы общеимперского значения; например, на папирусе сохранился эдикт Антонина Каракаллы (212 г. н.э., так называемая Constitutio Antonina) о предоставлении прав римского гражданства провинциалам.

Другое значение, в котором употребляется в юридической литературе выражение “источник права”, отвечает на вопрос, какими путями, по каким каналам возникает, образуется та или иная норма права, т.е. речь идет о формах выражения права или иначе о формах правообразования.

В римском праве на протяжении его истории формами правообразования служили: 1) обычное право; 2) закон (в республиканский период - постановления народного собрания; в эпоху принципата - сенатусконсульты, постановления сената, которыми вуалировалась воля принцепса; в период абсолютной монархии — императорские конституции); 3) эдикты магистратов; 4) деятельность юристов (юриспруденция).

Если использовать иные основания классификации, то с хронологической точки зрения источники римского можно подразделить на доюстиниановские и юстиниановские. По кругу субъектов, в которых распространялось римское право, можно выделить источники цивильного права и источники преторского права.
Обычное право

В Институциях Юстиниана проводится различие между правом писаным (ius scriptum) и неписаным (ius non scriptum). Писаное право — это закон и другие нормы, исходящие от органов власти и зафиксированные ими в определенной редакции. Неписаное право — это нормы, складывающиеся в самой практике. Если такие сложившиеся в практике правила поведения людей не получают признания и защиты от государственной власти, они остаются простыми обычаями (так называемыми бытовыми); если обычаи признаются и защищаются государством, они становятся юридическими обычаями, составляют обычное право, а иногда даже воспринимаются государственной властью, придающей им форму закона.

Обычное право представляет собой древнейшую форму образования и выражения римского права (священное право – fas), в основе которого лежали обычаи (mores).

Нормы обычного права обозначаются в римском праве терминами: mores maiorum (обычаи предков), usus (обычная практика); сюда же надо отнести: commentarii pontificum (обычаи, сложившиеся в практике жрецов); commentarii magistratuum (обычаи, сложившиеся в практике магистратов) и пр., в императорский период применяется термин consuetude (обычай).

Обычаи, или правила поведения, сложившиеся исторически в силу постоянной повторяемости в течение длительного времени, были распространены еще до образования государства. Однако их соблюдение не связывалось с государственным принуждением. Лишь с появлением государства эти правила поведения санкционируются государством, и их исполнение стало поддерживаться принудительной силой государственных органов

Юлиан давал два признака обычаев: давнее примене­ние и молчаливое согласие общества на это примене­ние. Обычаи признавались источником права в том случае, если отсутствовали конкретные требования, выраженные в других формах: "В тех делах, в которых мы не пользуемся писаными законами, нужно соблюдать то, что указано нравами и обычаями". Однако не всякий обычай мог признаваться имеющим правовую силу. Обычай не должен был противоречить закону, подразумевая, что он его дополняет и своего рода "оживляет"; безусловным считалось, что обычай не в силах отменять указания закона. Для своего признания в качестве правового требования, то есть дающего основание на защиту судом, обычай должен отвечать некоторым дополнительным критериям:

  1. он должен выражать продолжительную правовую практику, во всяком случае, в пределах жизни одного поколения;

  2. он должен выражать однообразную практику, – причем безразлично, действия или бездействия;

  3. он должен воплощать неотложную и разумную потребность в правовом именно регулировании ситуации.

Нормы обычного права обозначались в римском праве терминами:

«mores maijoum» - обычаи предков;

«usus» - обычная практика;

«commentari magistratuum» - обычаи, сложившиеся в практике магистров;

« consuetude» - обычай – применялся в императорский период.

Специфику правового применения обычая составляло то, что ссылающийся на обычай должен сам доказать факт его наличия, обычай не презюмировался в суде доказывался.

Важную особенность римского правового обычая составила неразрывность понимания обычая с нравами. Предписание обычая – это "молчаливое согласие народа, подтвержденное древними нравами". В силу этого обычай носил черты религиозного правила, опирающегося на авторитет жреческого толкования.

В классический и постклассический периоды обычаи большой роли уже не играли. По мере укрепления и расширения государства неписаное обычное право становится неудовлетворительной формой ввиду неопределенности, медлительности образования и вообще затруднительности регулировать в этой правовой форме возрастающий оборот.

По мере укрепления и расширения государства неписаное право становится неудовлетворительной формой ввиду неопределенности, медлительности образования и вообще затруднительности регулировать в этой правовой форме возрастающий оборот. Обычное право уступает дорогу закону и другим правообразованиям. В императорский период обычное право встречает недружелюбное отношение еще и потому, что образование единого обычного права на огромной территории немыслимо, а местное обычное право не соответствовало централистским устремлениям императорской власти. Фактически, тем не менее, местное обычное право имело немалое значение. “Какая разница, - пишет юрист, - выражает ли народ свою волю голосованием или же делами и фактами?” Но императоры вели решительную борьбу с обычаями, устранявшими действие закона, когда говорили, что закон in desuetudinem abiit (перестал применяться); примером такой desuetudо является факт утраты значения нормы XII таблиц о штрафе за личную обиду (iniuria).

Авторитет обычая в силу его долговременного применения (говорится в одном императорском законе) значителен, но он не должен быть сильнее закона, и в начале домината в законодательном порядке было закреплено, что действие обычаев, которые противо­речили законам, запрещено.

Говоря об обычном праве, нельзя не сказать о самом древнем памятнике обычного права – Законах ХII таблиц - Leges duodecim tabularum. Этот древнейший из сохранившихся сборников римских законов, который по существу своему представлял кодификацию обычаев с некоторыми заимствованиями у греческого права.. Восстановлен по цитатам и пересказам более поздних античных авторов особой коллегией децемвиров (decem viri – десять мужей), которая была создана по решению Сената в 451 г до н. э. Однако, согласно Ливию (3. 31. 8), еще ранее была отправлена делега­ция в составе трех человек (Спурий Постумий Альба, Авл Манлий, Публий Сульпиций Камерон) в Афины для знакомства и изучения опыта греков в систематизации и фиксации существующих норм.

Безусловно, делегация римлян - это не только свидетельство их уникаль­ного прагматизма и стремления патрициев максимально усложнить и замед­лить данный процесс. Здесь, конечно, присутствует и психологический барьер, страх перед приданием праву фиксированной формы. Пожалуй, римляне ин­туитивно чувствовали, что происходит процесс отделения права от морали, и как следствие возник страх пред возможными ошибками и отсутствием воз­можности на снисхождение.

Спустя год после возвращения послов в Рим была избрана комиссия де­цемвиров. Децемвирами же были избраны Аппий Клавдий, Тит Генуций, Публий Сестий, Луций Ветурий, Гай Юлий, Авл Манлий, Публий Сульпиций, Публий Куриаций, Тит Ромилий, Спурий Постумий. Клавдий и Генуций по­лучили звание в обмен на консульское, ведь на этот год они были избраны консулами, а с ними и Сестий - консул прошлого года, за то, что против воли товарища защищал в сенате новый образ правления. Затем - в награду за дальность путешествия, а также как люди, сведущие в чужеземных законах, что было сочтено полезным для создания нового законодательства, - звания децемвиров были удостоены три посла, побывавших в Афинах".

Децемвиры трудились над составлением законов и в ответ на ожида­ние народа выставив десять таблиц, они призвали людей прийти на собрание и прочитать законы, предлагаемые ради благоденствия Рима, собственно­го их благополучия и счастья их детей. Они сказали, что уравняли в правах всех - и лучших и худших, но предусмотрели лишь то, что позволяли способ­ности десяти человек, а ведь многие люди сообща могут сделать больше. Пусть, мол, каждый сам обдумает каждую статью, потом вместе обсудят и, наконец, сведут воедино, чего в какой статье с избытком, а чего недостает. Тогда у римского народа будут законы, принятые с общего согласия, а не одоб­ренные по приказу. Когда в соответствии с замечаниями, высказанными по каждой главе, свод законов стал казаться вполне выправленным, законы де­сяти таблиц, которые и сегодня, несмотря на целую гору нагроможденных друг на друга законов, остаются истоком всего публичного и частного права, передали для голосования по центуриям.

В 449 г. до н.э. десять таблиц законов были дополнены еще двумя. Они были записаны на 12 медных таблицах и выставлены на Форуме. До нас Зако­ны не дошли. Существующий текст - результат научной реконструкции на ос­нове произведений различных авторов: Цицерон, Гай, Дионисий Галикарнасский и др.

Архаичность языка и характер отраженных в памятнике социальных отношений подтверждает эту датировку. Для источниковедческой характеристики XII таблиц необходимо учесть зафиксированные в них пережитки первобытности, а также нормы, восходящие к законодательству рексов1, что может быть определено только с помощью сопоставлений с сообщениями античных писателей. Так, предание смерти за нарушение верности клиентских отношений (VIII, 21), как и разрешение убивать детей-уродцев (IV, I), определяется Дионисием Галикарнасским как установления Ромула. Почетное положение жриц Весты (V, I), согласно Плутарху, учреждено Нумой. Закон об эмансипации сына после трехкратной продажи его отцом (IV, 2) Дионисий относит к незапамятным временам, т.е. к началу царской эпохи. Необходимая квота в пять свидетелей (VI, I; 5б) упоминается Дионисием применительно ко времени Ромула. Свое название Законы XII таблиц получили от того, что были начертаны на 12 деревян­ных досках-таблицах, выставленных для всеобщего обозрения на главной площади Рима, его политическом центре-Форуме.

Тит Ливий назвал Законы XII таблиц «источником всего публичного и частного права» - «fons omnis publice privatique … iuris»



следующая страница >>