microbik.ru
1 2 ... 5 6

Периодическое издание “Обществознание большинства” Выпуск 1

Интернациональный университет трудящихся и

эксплуатируемых (РАБОЧИЙ УНИВЕРСИТЕТ)

=====================================================================================================================================

Обществознание

большинства


1.

Ракитский

Борис Васильевич1
ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ БОЛЬШИНСТВА
(о задаче формирования и развития

фундаментального классового обществоведения)2
ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ
Культура трудящихся эксплуатируемых классов предполагает, несомненно, и такую важную составную часть, как общественно-научные исследования.

Научные исследования - познавательная часть практики класса, столь же важная, как и образовательная (просветительская) часть классовой практики. Исследования и образование - мало схожие виды интеллектуальной (умственной) работы, хотя этими профессионально разными видами деятельности по нехорошей традиции занимается множество одних и тех же специалистов.

При развитии Университета класса, борющегося за освобождение от эксплуатации, главная задача состоит, конечно же, не в том, чтобы резко разделить, отделить, оторвать исследовательскую работу от преподавательской или преподавательскую от исследовательской. Главная задача - не принять преподавательскую комментаторскую работу за исследования и из-за такого недосмотра не оставить класс без собственных (на собственной идеологии базирующихся) фундаментальных и глубоких прикладных исследований.

Есть и будут люди, занятые одновременно (или попеременно) преподаванием, практикой и исследованиями. Выдающиеся идеологи и теоретики движения, несомненно, будут заняты и практикой, и преподаванием, и исследованиями. Но более или менее массовая (много-численная) часть специалистов (преподавателей и исследователей) и практиков-профессионалов, обслуживающих движение, не может действовать эффективно, не специализируясь по преимуществу либо на исследованиях, либо на преподавании, либо на практической организационной и политической работе.

К чему я веду? Конечно же, не к тому, что научные обществоведческие исследования классового предназначения должны развиться как кастово обособленная деятельность. Мне кажется важным с самого начала подчеркнуть совсем другое: должная познавательная мощь научных обществоведческих исследований классового предназначения обеспечивается в решающей мере не тем, что время от времени попишут практики или преподаватели (или что они родят в дискуссиях), а профессиональной исследовательской деятельностью.

Отсюда и магистральная постановка проблемы: как нам организовать нашу классовую общественную науку?
КЛАССОВОЕ ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ - НЕ ОТДЕЛЁННОЕ ОТ ОБЩЕСТВЕННОЙ НАУКИ, А ВЫДЕЛЕННОЕ (ОТЛИЧНОЕ) В НЕЙ
Рабочие, крестьяне, все наёмные и ненаёмные эксплуатируемые трудящиеся не отделяются от гражданского общества, не уходят из него, а осознают себя в нём как социальные группы, самоорганизуются для гражданского действия в своих социально-групповых (классовых) интересах. Соответственно с этим и классовое научное познание не рвёт с общественным процессом познания закономерностей развития общества, а находит своё место в этом процессе, выполняет социальный заказ своего класса (своих классов, своего движения).

В общественных науках нет ничего внеклассового и надклассового (кроме, может быть, ряда самых общих и общеизвестных, азбучных истин). Общество структурно, состоит из социальных групп, классов, каст, общностей, слоёв. Соответственно с этим и знания об обществе формируются и используются в “классовой расфасовке”. Первичные добытчики знаний об общественных явлениях не обязательно обременены отчётливой классовой принадлежностью, классовым видением и чётким следованием классовым интересам. Первично добытые знания (измерения социальных процессов, фиксирование фактов, интерпретации, оценки, догадки, даже гипотезы и теории, даже методы исследования) представляют собой большой массив сведений, предположений, объяснений, постановок вопросов, суждений и т.п. Однако общественно организованные социально-групповые, классовые действия (практические действия) опираются не на этот большой массив первичных сведений, а на ту или иную их систематизацию, научные (теоретические) системы. Классовые основания в относительно малой мере свойственны добыванию первичных сведений (хотя сама предметная направленность внимания, не просто созерцающего, а всматривающегося в окружающий мир, испытывает, конечно, культурное, а тем самым и классовое влияние) . Зато научная систематизация знаний об обществе основана в решающей мере на классовом интересе, на классовом подходе, на классовом видении мира.

Идеологии (социально-групповые, классовые мировоззрения) выступают классово ориентирующими факторами для систематизации научных знаний и для выбора в качестве основы систематизации той или иной научной методологии (культуры научного мышления). В научном обществознании, таким образом, одновременно сосуществуют (в состоянии идейной борьбы) несколько классовых научных систем и несколько научных методологий. В развитом демократическом обществе ситуация всегда именно такая, а в обществе с подавленной демократией и в диктаторских обществах ряд научных систем может быть подвергнут утеснениям и даже запрету. В тоталитарных (фашистских) обществах научное обществознание фактически приостанавливается или упраздняется в фазе становления фашистского режима (в СССР это были 30-40-е годы) и допускается в жалком деформированном виде в период загнивания и разложения фашизма (в СССР это 60-80-е годы).

Множественность идеологий, методологий и научных систем в обществоведении - исключительно важная общественная ценность. Это свидетельство гражданских свобод и реальных возможностей для каждого класса формировать, укреплять, культивировать своё классовое обществознание как составную часть классовой культуры (общественного пространства жизни класса).

Властвующий класс стремится к доминированию и обычно доминирует во всех сферах общественной жизни, включая и сферу научного сознания. В эксплуататорских обществах властвующий класс составляет обычно меньшинство населения, а эксплуатируемые классы - большинство. Эксплуатируемое большинство считает систему эксплуатации несправедливой, считает систему эксплуатации несправедливым основанием общественного устройства. Идеология эксплуататорских классов и соответствующие ей научные системы знаний об обществе призваны либо обосновать справедливость, прогрессивность, незаменимость, вечность эксплуатации, либо увести проблемы эксплуатации из сферы научного познания. И с таким социальным заказом классовое обществоведение эксплуататоров должно завоевать и удерживать доминирование в сфере научного знания об обществе. Естественно, столь сложная и в принципе нерешаемая задача порождает множество тактических схем - научных на вид, но крайне зыбких, малосодержательных и недолговечных.

Чаще всего эти схемы объявляются внеклассовыми, надклассовыми, деидеологизированными, совершенно беспристрастными и т.п. На самом деле они выполняют свою классовую функцию. И выполняют её прежде всего тем, что заполняют собою всё общественное пространство научного сознания, вытесняют из него как “немодные”, “устаревшие” научные системы, отражающие интересы эксплуатируемых классов.

Задача классового обществознания эксплуатируемых классов - не заглохнуть в зарослях буржуазных научных схем, систем, новинок, сенсаций в области знаний об обществе, а консолидироваться, устоять, развиваться и быть пригодным движениям, организациям, партиям, профсоюзам, ведущим классовую политическую работу в интересах трудящихся и эксплуатируемых.

Нашему классовому обществознанию не надо отделяться от первичного массива знаний об общественных процессах. Надо черпать из него факты, измерения, оценки, объяснения и т.п. и вносить в этот массив свои наработки.

Нашему классовому обществознанию целесообразно быть в курсе обществоведческих разработок, обслуживающих интересы эксплуататорских классов и групп. Однако ни в коем случае ни ознакомление с этими разработками, ни критика этих разработок с наших классовых позиций не должны становиться центральной задачей для нашего классового обществознания. Опровержение чужих ошибок и уловок, разоблачение классового умысла, обнажение классовой идеологической сути постановок и принципиальных решений - всё это неплохо и нелишне, но не это формирует собственную идеологию и собственное классовое обществознание.
ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ БОЛЬШИНСТВА -

ТАКОВА НАША ЛИДЕРСКАЯ УСТАНОВКА
Главная созидательная задача в области научных исследований в классовых интересах трудящихся и эксплуатируемых - собрать воедино, сконцентрировать, развить, оформить в современную научную систему знания об обществе и о человеке в обществе, отвечающие собственному мировоззрению (собственной идеологии) трудящихся и эксплуатируемых, то есть собственной идеологии большинства населения. Классовое обществознание такого типа можно и для краткости, и для обозначения сути называть “обществознанием большинства”. Это будет и претензией (целевой установкой), и обязательством, и мерой ответственности одновременно.

Установка на создание и развитие обществознания большинства есть с самого начала лидерская установка. Ею подчёркивается, что в современном обществоведении обозначает себя существенный самостоятельный сектор, отражающий собственную идеологию многочисленных социальных групп (классов) и общностей трудящихся и эксплуатируемых.

Обществознание большинства начинается не с нуля и не заново. Оно наследует достижения развитой освободительной и особенно социалистической мысли, начиная с Томаса Мора (16 век).

Добротный фундамент обществоведения большинства уже имеется. В течение почти 500 лет общественная мысль Европы пыталась систематически и притом научно осмыслить социальные процессы, социальные результаты и социальные перспективы развития не вообще, а с позиций интересов большинства и представлений большинства о Справедливости и Несправедливости. Невозможно датировать начало этого осмысления. Только условно можно обозначить явную веху - появление системы представлений о справедливом обществе, созданном не богами, а усилиями самого общества. Эта веха - книга Т.Мора “Золотая книга столь же полезная, как забавная, о наилучшем устройстве государства и о новом острове “Утопии” (1516).

Социалистическая мысль как поприще, на котором обозначена начальная веха - “Утопия” Т.Мора, выбирается нами не случайно. Социалистическая идеология была и навсегда останется собственной классовой идеологией трудящихся и эксплуатируемых.

Руководящие идеи исторических выступлений угнетённых и эксплуатируемых (от бунтов и восстаний до крестьянских и национально-освободительных движений и войн, до антифеодальных, антиимпериалистических, антитоталитарных движений, народных фронтов и революций); системы социалистов-утопистов; марксизм; идеологии социалистических революций; идеологии социал-реформизма; идеологии народнических, демократических и правозащитных движений; идеологии анархо-синди-калистов и анархо-коммунистов - всё это наше наследство, всё это ценный материал, ценные фрагменты, ценные корни, ценные соки для создания обществоведения большинства. Водоразделы, отделяющие ценное наследие от зрящного, от уводящих в тупик направлений мысли, имеются. Главных из них два:

1) Для обществоведения большинства неприемлемы (как разъедающие его основополагающие идеи и принципы) любые идеи, теории и идеологии, направленные на стратегический компромисс с эксплуататорской системой, на стратегическое социальное партнёрство, на отказ от желательности и необходимости революционного переустройства мира на социалистических основаниях. Социализм при этом служит критерием соответствия интересам трудящихся и эксплуатируемых и понимается не вкривь и вкось, а ортодоксально: социализм есть создание жизнеспособной (способной к устойчивому самовоспроизведению на собственных основах) общественной системы без эксплуатации и на этой основе уничтожение эксплуатации как общественной системы. При этом - что первостепенно важно - социализм и социалистическое переустройство общества есть процесс и результат самоосвобождения трудящихся и эксплуатируемых, вырастающий из их массовой классовой самоорганизации. Не бог, не царь, не герой, не спонсор, не социальный партнёр избавляют от эксплуатации как общественной системы. От неё эксплуатируемые освобождаются сами, но не каждый сам по себе (сиё нереально для подавляющего большинства), а сами как класс, то есть сами, действующие классово (политически).

Такой водораздел отделяет собственное обществоведение большинства от любых религий и организуемых церковью общественных движений, от любых буржуазно-либеральных и социал-партнёрских утопий и “соци-ализмов”.

2) Для обществоведения большинства решительно неприемлемы, чужды и крайне опасны любые течения мысли, идеи, идеологии и теории, подстрекающие к действиям массы в качестве толпы, а не в качестве политически самоорганизованной классовой силы. Корень неприемлемости и опасности - в допущении (и даже желательности для враждебных нам идеологий и теорий) превращения массы в слепое орудие исторических действий в руках вождей, фюреров, “руководящих и направляющих” авангардных партий. Признаком, позволяющим различать эти опасные идеи, идеологии и теории, является трактовка ими реальной роли, реальных дел трудящейся массы.

Среди неприемлемых можно назвать любые тоталитарные идеологии и практики (сталинизм, гитлеризм, маоизм, пол-потовщина и др.), троцкизм, любые виды идеологий и практик, основанных на религиозном или ином фанатизме. Неприемлемыми и настораживающими являются компоненты антиглобалистских движений, культивирующие разрушительные, погромные действия и методы действий, свойственные толпе (“чёрный легион”, погромы макдональдсов, бовизм вообще, штурм стенок и баррикад, специально для этого выстроенных властями).

Всё идейное, идеологическое, теоретическое наследство, от которого мы не отказываемся, следовало бы научно-исторически обозреть, сделать массово доступным для современных трудящихся и эксплуатируемых, вовлечь в культурный оборот (в культурный обиход) нашего класса. Это во-первых. А, во-вторых, хорошо было бы тщательно осмыслить и выявить, как в тех или иных практических исторических ситуациях подмена собственной идеологии трудящихся и эксплуатируемых чуждыми идеологиями приводила к утрате завоёванного, к поражениям, к перерождениям. Для России особенно актуально научно изучить, как были потеряны завоевания Октябрьской революции, как произошла сталинская контрреволюция, как получилось, что несколько поколений людей в нашей стране искренне были уверены (и до сих пор уверены), что жили при социализме, строили социализм, тогда как жили при тоталитаризме, жестоко эксплуатировались тоталитарным режимом, не различая фашистской сути общественных процессов за социалистической фразеологией.
ОСНОВНЫЕ И ПЕРВООЧЕРЕДНЫЕ ЗАДАЧИ РАБОЧЕГО УНИВЕРСИТЕТА НА ПОПРИЩЕ СТАНОВЛЕНИЯ И КУЛЬТИВИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВОЗНАНИЯ БОЛЬШИНСТВА
Уясняя основные и первоочередные задачи становления и культивирования обществознания большинства и самоопределяясь в этом контексте, Интернациональный университет трудящихся и эксплуатируемых, по сути дела, вырабатывает как общую программу фундаментальных классовых исследований, так и свою “учрежден-ческую” программу участия в таких исследованиях.

С самого начала мы видим возможности и необходимость координации исследований. В полной мере согласованная работа Университета уже сейчас возможна и ведётся с Институтом перспектив и проблем страны Российской академии естественных наук, с Квебекским институтом международных исследований и обучения, со Школой трудовой демократии (Россия), со Школой трудовой демократии Украины, с Комитетом содействия рабочему движению и самоуправления трудящихся (Комитет “Содействие”). Сотрудничество по ряду направлений и по отдельным исследовательским темам намечается с некоторыми другими исследовательскими центрами и структурами, а также с некоторыми отдельными исследователями.

Две исследовательские задачи являются ныне и фундаментально глубокими, и масштабными, и, без преувеличения, основополагающими. Их невозможно обозначить как первую и вторую. Они обе первые и совершенно синхронно решаемые, то есть две ипостаси фактически единой задачи. Это:

- систематизация нашего классового обществознания на основе возрождения целостно обществоведческой методологии и обновления собственной идеологии демократического движения за самоосвобождение от эксплуатации;

- возрождение целостно обществоведческой методологии и обновление собственной идеологии демократического движения за самоосвобождение от эксплуатации в ходе и на основе содержательной систематизации классового обществознания трудящихся и эксплуатируемых.

Огромное 500-летнее идейное и научное наследство, опыт общественных и классовых движений и битв, опыт поражений, неудачи практических попыток по-социалисти-чески переустроить жизнь людей и народов, опыт столкновения с яростной антисоциалистической пропагандой, опыт социального партнёрства (сколь прагматически выигрышный, столь же стратегически ущербный), идеологические и теоретические разработки выдающихся учёных и социальных мыслителей, правозащитная борьба, профсоюзная работа, акции солидарного действия... Разве этого мало для глубоких обобщений, для обновления теорий и идеологии?

История социалистической и коммунистической мысли демонстрирует нам её известную непоследовательность. Основополагающие лидерские идеи оказываются использованными не в полную меру, а иной раз - отодвинутыми на второй-третий планы. Из-за этого происходило и происходит “заболачивание” нашего классового обществознания, река нашей классовой истины перестаёт быть проточной, теряются лидерские позиции.

Лидерские идеи нашего классового обществознания - это идея свободного развития каждого как условие свободного развития всех и идея единства-целостности (по-старинному - материальности) общества. Именно возрождение приоритетности этих идей как системообразующих для собственной идеологии нашего класса и для систематизации нашего классового обществознания является магистральной исследовательской задачей. Её успешное решение обещает (именно обещает, а не сулит), во-первых, преодоление вульгарно-материалистического подхода к обществу (с его односторонними детерминизмами - экономическим материализмом, демографическим детерминизмом, научно-техническим детерминизмом и т.п.). Во-вторых, оно обещает развить до должной степени гуманизм нашей классовой идеологии и нашего классового обществознания и поставить в них на должное место знания о человеке в обществе (в противовес тлетворной буржуазной доктрине “человеческого капитала”).

Под эгидой обозначенной магистральной исследовательской установки может и должна быть проделана масштабная и разнообразная научная работа. Не стремясь очертить полный круг дел, обозначим лишь некоторые их типы, которые можно и нужно начинать (или продолжать) прямо сейчас, работая и порознь, и коллективно, и в координации.


следующая страница >>